Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Игры Юмор Литература Нетекстовые материалы


А. и И.Бадьины

Час Кадомцева

Научно-фантастический роман

МГУ

Глава I.
Последствия одной пьянки

...Пиратский звездолет "Физфак МГУ" стартовал и теперь несся в черных, синих, зеленых и прочих раскрашенных неуемной фантазией авторов просторах космоса. Собственно, корабль, хоть и назывался "Физфак", являлся вотчиной кафедры математики. Формально главой там был некто Атчаянно Грозный Свешников, но "во имя безопасности нашего дорогого, бесценного и незаменимого главы" он был посажен в каюту под названием "аудитория Н-4", в которой его стерегла банда математиков, до зубов вооруженных криволинейными интегралами, гамильтоновым формализмом, общим решением уравнения Шредингера и прочими кошмарами, и не мог никуда двинуться без особого соизволения настоящего главы "Физфака". Им был наводящий на всю МГУшную галактику дикий непреодолимый ужас знаменитый космический пират по кличке "СБК-КАД", долгое время скрывавшийся под скромной личиной преподавателя математики С.Б.Кадомцева и терпеливо ждавший своего часа.

И Вот Этот Час Настал!!! Гип-гип-ура!

Все остальные кафедры влачили жалкое существование пленников под железной пятой СБК-КАДа. Более-менее сносно к ним относилась лишь ГСП - Группа Сочувствия Посторонним, которую организовал и возглавил до этого бывший и продолжавший оставаться незаметным скромным туповатым студентом знаменитый Фродо Сумкинс, более известный на физфаке как Андрей Бадьин, и его друзья и соратники Ильюша Марчевский и Шурик Матвеев.

Тяжелее всех переносила засилье математиков несчастная по определению рыжая Наташа, она же Сфинкс, названная так потому, что со сфинксом у нее было столько же общего, сколько у Тамилы Ниияфской с морковкой. Она (Наташа) страдала просто ужасно, ибо везде были математики и ни одного самого завалящего поклонника БГ, ибо он являлся и считался здесь предателем и развоплощенцем. А самое ужасное - здесь не было мудрого и прекрасного, таинственного и единственного О*, вовремя смывшегося с физфака (тогда еще без кавычек...) Но тссс! Не будем больше об этом.

Тамиле было на все наплевать. Обнаружив, что она в плену, она сказала "традэс чавалэ!" и вот уже который день изводила несчастных математиков громогласными гаданиями, результат которых сводился к тому, что только экспериментаторы - стоящие ученые, а никак не теоретики и уж ни в коем случае не математики! И вообще математика не наука!!! Ура ядреной физике!!!!! (которая является одной из самых математизированных областей физики)


Короче, ей жилось неплохо. А вот СБК-КАД и его ближайшие приспешники, в том числе столь мрачная личность, как Этот Грандиозный Позняк, на своей груди вскормивший эту змею СБК-КАДа и теперь превращенный им в своего Первого Заместителя, взвыли уже и не знали, что с ней делать: отпустить, что ли... Ну да! Как бы не так! Перед СБК-КАДом стояли высокие цели, и он не собирался проявлять малодушие перед лицом столь ничтожного препятствия. (Правда, препятствие было далеко не ничтожным: как минимум сто килограмм живого веса!)

Патрульный крейсер "Аликвота" засек корабль с черной эмблемой на борту. Он понял (точнее, его экипаж), что дело пахнет интегралом, и быстро нырнул в подпространство. чтобы его не заметили, и чтобы спокойно добраться до Содружества. Его и не заметили.

Точнее, не опознали. Ибо на "Физфаке" был тип, который кожей чувствовал завихрения гравитационного поля. Это был небезызвестный Киндер, расписавшийся как-то собственноручно в том, что он является горлумом, и вообще самый мерзкий тип на "Физфаке", мерзее даже Махора, мерзкого и гнусного по определению. Формально он был пленником, но Киндер всегда умел втереться в доверие к власть имущим. И вот он-то и заметил, что из района курса следования звездолета испарился в подпространство крохотный кораблик. Но он, конечно, не знал, что это был за кораблик.

А зря. Ибо "Аликвотой" управлял всего один человек, но человек очень вредный по меркам космических пиратов. В свое время немало кредов, мираклей, галактических рублей, бутылок с "таракановкой" и прочей межзвездной валюты двавли на черном рынке за голову Ирис, она же Рада, она же Поглощенная Доза Радиации, она же Маргарита, она же Галадриэль, она же Гадюка, она же Х/ДД, она же... и многое другое. По документам она была просто Ира Емельянова, но Галактика знала ее под именем Сюзанны Лидинской.

Формально простой штурман рейсовых кораблей, она была доверенным лицом многих и членов Содружества, и космических рыцарей плаща и кинжала. И не зря ее звали "первая дама Галактики" и "королева космоса". Ей это льстило.

Итак, она полетела в Содружество. Как ей это удалось, будет описано потом. А в это время знаменитый пират СБК-КАД сидел в каюте и испытывал творческий кризис. Проще говоря, он не знал, что ему грабить. Золото? Это банально. Драгоценные камни? Давно синтезировали в лабораториях. На "Физфаке" их уже центнеры накопились, валяются никому не нужные. Рабов? Полон корабль, тридцать кафедр рабов и все умеют с эвээмами обращаться. Словом, слава есть, богатство есть, все боятся и даже корабль есть - хоть на пенсию иди, мак выращивай!

Вошел Киндер, доверенное лицо КАДа, точнее влетел.

- Шеф, мы...

- Отстань! Ты что, не видишь, у меня творческий кризис?

- Но, шеф, мы не знаем, куда нам лететь!

- Если б я знал это сам... - КАД процитировал БГ, что являлось стрррашным преступлением, но СБК-КАДу можно все.

- Кризис с информацией... - вздохнул Киндер.

И вот тут ослепительный свет полыхнул перед глазами КАДа.

- Ты гений, мой мальчик! - взвыл он.

- Я всегда это знал, - скромно заявил Киндер. - Но в чем дело, шеф?

- Собирай совещание кафедры математики! - прозвучал холодный приказ. Киндер со вздохом отправился к своему научному руководителю Гольцову. Он понял, что и на этот раз ему не удалось добиться никаких льгот для своей родной кафедры теоретической физики, сотрудники которой использовались в качестве механиков при ГРАВИТАЦИОНННЫХ двигателях корабля.

Так в Галактике появился новый, давно назревший вид грабежа. Корабль КАДа внезапно появлялся перед самым носом громадных грузовиков, перевозивших информационные матрицы, блоки и контейнеры с учебниками. Неизвестное поле парализовывало автоматические системы управления. СБК вовсю использовал секретное оружие, втайне разработанную на кафедре математики теорию знаков, позволявшую в аналитическом виде решить любую ( ) задачу звездной навигации и теории Управления.

Однажды "Физфак" спер контейнер с корабля, шедшего без всякой защиты. Нападение было рядовым, корабль - тоже, так что в контейнере не ожидалось ничего нового, и он был сдан в архив. И никто об этом не пожалел. (Кроме рыжей Наташи, которая вот уже пятый грабеж не получала новых записей БГ.)

На следующий день КАД был весьма ошарашен, ибо крохотный кораблик без опознавательных знаков вот уже четвертый час сидел у него на звосте. После ночной попойки все сотрудники кафедры математики стонали с похмелья по своим каютам, так что уводить "Физфак" в оверфлай было некому. КАД попробовал не обращать внимания, но его самолюбие было задето. Нахал раздражал его, как Сидней Жванецкого.

КАД совсем уже собрался идти будить первого специалиста по полетам в оверфлае А.Бадьина, впервые набравшегося этой ночью (Позняк совратил), но в этот момент по каналу внешней связи прозвучал женский голос:

- Прошу внимания! Патрульный крейсер "Аликвота" вызывает пиратский корабль "Физфак МГУ"!

КАД остолбенел от такой наглости.

- Чего-чего?

- Чего слышите. Я вас уже пятый раз вызываю. Вы что там, все пьяные, что ли?

- Да, - растерянно ответил Кадомцев.

- Где ж вы в космосе столько водки-то набрали? Слушайте, как вас там...

Тут к Кадомцеву вернулось самообладание.

- А ты кто такой? - спросил он.

- Не такой, а такая, совсем упились, что ли? Я - командир патрульного крейсера "Аликвота", штурман рейсовых кораблей и незаинтересованное лицо Сюзанна Лидинская.

- Чего-чего?

- Да ничего. Я с вами договориться хочу, по- хорошему, а вы в стельку, что толку с вами разговаривать?

Кадомцев медленно, но верно трезвел.

- Алло, ну так будем разговаривать или нет? Вы - КАД, я о вас слышала. О роде вашей деятельности я также осведомлена, но поскольку я - лицо незаинтересованное, мне на нее, в общем, плевать. Я хотела бы, чтобы вы облили себе голову холодной водой, а то мне недосуг вас в космосе опять разыскивать.

Кадомцев был ошарашен.

- Поверьте, я... вполне в состоянии вас выслушать...

- Да? Ну прекрасно. Так вот, вы тут на днях один контейнер сперли, с корабля номер гамма-семьдесят восемь/дробь пять-Луна Главная-Актан-три, а я им интересуюсь.

Вот тут Кадомцев окончательно пришел в себя. В конце концов, какая-то девчонка так разговаривает с ним, с самим КАДом! С космическими пиратами так не обращаются!

- Мало ли чем вы интересуетесь! - взревел он. - Я, может, вопросом о смысле бытия интересуюсь!

- Ну, это неинтересно так разговаривать, - ответили там. - Я с вами о деле, как пират с пиратом, а вы мне о смысле бытия...

- Послушайте, так вы пират или патруль?

Раздался смех.

- Я - лицо незаинтересованное. Работаю на того, на кого мне интересно и кто мне нравится и не скрываю это. Когда я патруль, я патрулирую, а когда мне интересно, я общаюсь.

- Сударыня, - произнес Кадомцев, в это время в его голове мелькнуло "Абсурд", - а идите вы туда-то и туда-то.

- Ну, Кадомцев, я вам этого не забуду, - ответила Лидинская. - Интересно, что вы с ней сделали, с этой информацией? Наверняка сдали в архив, а то, если бы хоть обратили внимание, так сейчас не пьянствовали бы, а разбирались в ней... Я вам сотрудничество на ее почве предложить хотела, а вы...

Кадомцев повторил свое предложение.

Ни слова не говоря, кораблик испарился.

- Ничего себе кроха! - пробормотал вконец ошалевший КАД. - В оверфлай уходит, как в свою кровать.

Влетел непьющий Киндер.

- Шеф, кто здесь был?

- Бог ее знает, нахалка какая-то. Лидинской назвалась.

- Шеф, я ее знаю, она ужасно противная, но умная! Она нас уже однажды выследила, я помню, я гравзавихрения узнал!

- Она сотрудничать предлагала.

Киндер выпучил глаза.

- Чего ей надо?

- Какой-то заурядный контейнер из архивов.

- Шеф, Лидинская зря не скажет! Вы ей что-нибудь обещали?

- Я ее послал.

- А характеристику контейнера она сказала?

- Да. Корабль гамма-семьдесят восемь-дробь пять-Луна Главная-Актан-три.

- Вот это здорово! Надо посмотреть, что там.

- Пойди посмотри.

Киндер вернулся с выпученными глазами (почти на лбу).

- Шеф, там такое...

Когда математики протрезвели и смогли соображать, кафедра математики в полном составе принялась рассматривать таинственный контейнер. И ахнула кафедра.

Глава II.
Битва не на равных

К сожалению, чтобы объяснить, почему ахнула кафедра математики, просто необходимо напомнить некоторые совершенно тривиальные вещи, такие, как СТО Эйнштейна.

Известно, что если корабль движется быстрее света, то его вполне можно использовать как машину времени. Но путешествие по времени приводит к парадоксам: можно полететь в прошлое и убить там своего дедушку до того, как он познакомился с бабушкой. Но по понятным причинам как раз это-то и невозможно.

С точки зрения математики, это означает, что решение уравнений движения корабля становится многозначным, то есть в классическом смысле его попросту нет. Но даже самый ленивый студент кафедры математики знает о Локальных Теоремах Существования. На коротком промежутке времени решение должно быть. Какое нам дело СЕЙЧАС до того, что в далеком будущем корабль отправится в прошлое? Можно поставить еще один риторический вопрос: так в чем же дело?

А дело в том, что в этой ситуации правая часть уравнений движения оказывается не функцией, а оператором от траектории, причем оператором упреждающим: силы, действующие на корабль СЕЙЧАС, могут зависеть от его же поведения в далеком будущем. Такие уравнения тоже могут иметь решение. Но не всегда.

И будущее в этих решениях определяет настоящее наравне с прошлым. Никто не убьет в прошлом дедушку, потому что его личное настоящее задается как раз тем личным будущим, в котором дедушку оставили в покое. Благодаря вышесказанному существует вся сверхсветовая астронавигация.

Однако здесь открытия в этой области не исчерпываются. Новый шаг совершил молодой математик С.Б.Кадомцев, который тогда еще не был грозным СБК-КАДом. В задачах на сверхсветовое движение приходится исследовать решение "в целом", даже когда хочешь получить "локальные" результаты. Кадомцев был аспирантом у Этого Грандиозного Позняка, который занимался геометрией "в целом", и был сыт подобными исследованиями по горло. Вот он и придумал совершенно новый математический аппарат, который позволял СЕЙЧАС описать воздействие БУДУЩЕГО. Нет ничего удивительного в том, что этот объект оказался просто новой формализацией понятия "ИНФОРМАЦИЯ". Так было открыто, что информация может воздействовать на физический мир без посредства всяких частиц и полей.

Открывалась эра Математической Магии.

К сожалению, дальше начальных понятий дело так и не пошло. Современный математический аппарат был слишком слаб.

В контейнере с корабля гамма-семьдесят восемь-дробь пять-Луна Главная-Актан-три Кадомцев - теперь СБК-КАД - нашел сведения, которые позволяли реализовать его юношеские мечты. Полное, строгое и доступное изложение основ матмагии с приложениями, учитывавшее интегральные и дифференциальные, ковариантные и инфинитезимальные особенности каждой точки четырехмерной Метавселенной; готовые к употреблению заклинания, амулеты и алгоритмы прогнозов такого качества, что жалкие интуитивные потуги Машки казались и были по сравнению с ними жалким детским лепетом. И многое, многое другое...

Правда, чтобы все это применять, математику знать было все-таки нужно, но КАДа ли упрекать в ее незнании???

...Прошло энное время...

Вся кафедра сидела и занималась глобальными исследованиями в области изучения матмагии. В конце концов Кадомцев сказал:

- Гениально!

И велел переделывать математическое обеспечение компьютеров "Физфака", поскольку решил, что матмагия будет крайне полезна в каждодневной гнусной пиратской жизнедеятельности боевого корабля. Но поскольку он был мужчина с размахом (вспомним историю со смыслом бытия), то начал он сразу с Главного Компьютера "Физфака", купленного за бешеные деньги у представителей цивилизации имени Трурля и Клапауциуса совсем недавно. Раньше навигация осуществлялась при помощи старой вешалки ЕС- 1011, но КАД решил, что пираты могут позволить себе купить приличный компьютер. Сей электронный псевдомозг работал на новейших суперэффективных алгоритмах и был проще в обращении, чем даже знаменитая система "МИСС". Кроме того, он понимал голос, а в критические моменты... Впрочем, хватит. Все равно КАД предусмотрительно сделал так, что всем этим мог пользоваться лишь обладатель секретного шифра, а остальные работали с бешено сложной и феноменально тупой ОС "Краб" и жутко матерились, проклиная компьютероманство КАДа. Ему было плевать. Шифр знали КАД и А.Бадьин, который терпеть не мог компьютеров, но разработал всю теорию полетов в оверфлае. Под тем же секретным шифром хранились старые программы, с помощью которых "Физфак" летал раньше, в ЕС-1011, БЭСМ-6 и ЕС- 1045, а Киндеру, который их вводил и отлаживал, биофизики во главе с мерзким и гнусным Махором шифр из памяти вычистили.

Увы, все глюк-романы страдают одним недостатком: в них очень много описаний. Сначала описывают действующих героев, потом действующие компьютеры. Короче, пока кафедра математики занималась переделкой Главного компьютера (естественно, он в это время простаивал, и "Физфак" летел в свободном дрейфе по серо-буро-малиновому в крапинках космосу), откуда-то из оверфлайных глубин (или из параллельного пространства, или из пространства метрики N-1, или черт его знает откуда) выскочил корабль с явным намерением напасть на "Физфак". Это намерение было на нем написано крупными буквами, а вот его марка, происхождение, порт приписки и т.д. оставались делом темным.

- Уходим в оверфлай! - приказал Кадомцев (извините, КАД!)

- Но шеф, вы сами...

- Ччч-черт! - возопил КАД, все вспомнив.

Как известно из фундаментального труда, именуемого ныне в просторечии "Бадьин-Позняк", космические баталии в сверхсветовой области отличаются тем, что интуитивно, по методу "Ща как дам", в них и шагу не сделаешь. Каждое движение, не говоря уже о каждом ударе, описывается бешеным математическим аппаратом. Бой превращается в логическую игру, которую ведут два человека в паре с двумя компьютерами. Но космический бой очень мало походит на решение задачки по математическому практикуму, тут некогда набивать программу, отлаживать (ох!), компилировать, линковать и посылать на счет. Пилот напрямую подсоединяет свою нервную систему к электронному мозгу. Его психические процессы ускоряются в десятки раз. Он живет в мире математических абстракций, его сознание блуждает в формализмах. В том-то и было главное секретное преимущество нового компьютера, что он мог работать при этом в особом режиме и управляться биотоками пилота. И вот - надо уходить в оверфлай, а Главный компьютер (расположенный в бывшем буфете) отключен!.. Есть от чего взвыть.

КАД бросился в дисплейный класс на первом этаже. ЕС биотоков не понимала, но летать в оверфлае с горем пополам было можно.

КАД открыл дверь комнаты.

Заняв весь пол цыганской цветной юбкой с розами, посреди класса сидела Тамила Ниияфская. Все дисплеи были включены и показывали разное: каббалистические символы, кодированные заклятья, бинарные гаданья, созвездия на графическом дисплее. Тамила составляла долгосрочный машинный прогноз будущей сессии, и вышибить ее оттуда можно было только чем-нибудь вроде хорошего аннигиляционного заряда. КАД и перед этим бы не остановился, но тогда погибнет сама ЕС!

- Трататататататататамать! - шептал на весь "Физфак" КАД, мчась на второй этаж.

Пират ворвался в класс машины 112740.

На всех дисплеях - разноцветных графических и унылых моноцветных - таинственно мерцала одна и та же надпись:

МЫ ВИСИМ ДРУЖНЕЕ ВСЕХ!

КАД испустил ругательство покрепче. Принтер рухнул на пол, но это не помогло. Как раскаленный метеор, КАД ворвался в дисплягу от 11523, но этого делать не следовало, так как этот класс славится непреклонными лаборантками. КАД и тут не добился толку, хотя и обещал всех повесить. Лаборантка была как скала: раз фамилии КАДа нет в сетке - иди вон! Запишитесь на 2 недели вперед!

КАД испустил совсем уж нецензурщину. Надо было что-то делать. БЭСМ-6 и ЕС-1045 работают только в пакетном режиме.

Над КАДом нависла жуткая угроза сдачи корабля.

Он инстинктивно полез в карман за сигаретами. И, роясь в поисках пачки (в связи с перестройкой и переходом к рынку, который продолжался в Советском Союзе уже не один век, табачные изделия были в Галактике дефицитом. Машкина мафия межзвездных наркоманов поставляла КАДу сигареты с анашой. Но он их не курил. Ибо наркоманом не был) он наткнулся рукой на что-то твердое. Это была старая изотовская дискета.

И тут КАД вспомнил.

Самая первая, несовершенная, со скрипом и треском в безусловных переходах, оверфлайная программа была набита когда-то тайком, второпях, на вшивой старой советской персоналке.

Вот на этой самой дискете.

"Физфак" тогда был еще физфаком и мирно стоял на Ленинских Горах, около ГЗ, напротив химфака. А Кадомцев уже вынашивал свои черные планы.

Где достать персоналку? Черт, советскую, старую! Где? Везде уже IBM стоят! Ага, кажется... Когда еще Кадомцев был студентом, он на чем-то таком считал физпрак...

Впрочем, та персоналка, где он считал, давно развалилась...

Кадомцев несся по четвертому этажу.

В большинстве лабораторий не было персоналок, в некоторых - людей, чаще - и того и другого. В одной он наткнулся на IBM. И взвыл от досады. Ну надо же!..

В лаборатории 4-73 определенно кто-то был.

- Именем КАДа, откройте! - сказал Кадомцев и добавил свежеразученное матмагическое заклинание. Ему открыли. И Кадомцев увидел ЕЕ. Допотопную "Электронику" сладострастно насиловал А.Куренной. Он ставил очередной рекорд в СП.

- Вон!!! - заорал Кадомцев. Куренной, бормоча какие-то извинения, попытался встать, но идти явно не мог. Впрочем, это уже не играло никакой роли: клавиатура и дисковод были свободны.

Глава III
Таинственный контейнер

"Это конец, - подумал Штирлиц. -
А где же револьвер?"

К счастью, персоналка имела выход на систему управления. (Через большие ЕС; КАД и думать забыл о возможности противного.) Конечно, разбить чужой корабль с этой старой вешалкой не удалось, но хоть удрать сумели. Кадомцев судорожно огляделся.

Он сидел на А.Куренном. А.Куренной крепко спал. Рыжая Наташа робко тянула его из-под КАДа. В дальнем углу сидел Махор. Кадомцев подумал, что фотография рыжей Наташи ему знакома, и стал судорожно вспоминать, где он ее видел. Вспомнил, что еще когда он вел матан в группе 210, там училась эта Наташа, но ее познания в математике были таковы, что КАД мог не беспокоиться. Мертвецки пьяного Куренного можно было не принимать во внимание. (Вот чертовы рабы, - подумал Кад, - тут дело идет о жизни и смерти, а им можно напиваться, заниматься любовью, играть в СП... Поневоле позавидуешь!) Оставался Махор. Только Кадомцев не знал, что это был Махор. Ибо Махор был не он, а она. КАД подумал, что это - молодая вдова в трауре, ибо на ней было темно-серое платье с черным поясом. То, что черный пояс уж слишком сильно для траура подчеркивал формы вдовы, Кадомцев не заметил. Поэтому он не понял, когда Махор выстрелил в него очаровывающим взглядом. Его волновало одно: достаточно ли компетентна "вдова", чтобы понять, ЧТО тут только что произошло. Догадаются еще, дискету отнимут... Свои братцы-пираты, они такие... В темном коридоре компанией поймают... Кадомцев не знал, что он нанес Махору смертельную обиду. И Махор решил отомстить. С этой целью он (Махор) решил, что ему необходимо выучить математику, и собрался к А.Бадьину.

Кадомцев встал и пошел доламывать (извините, допеределывать) Главный компьютер.

По дороге ему пришла в голову мысль: видимо, эта зараза Лидинская доложила-таки о нем в Содружество... "Пиратка", транспонировать ее матрицу!

А корабль был и в самом деле из Содружества. Лидинская, правда, наводчицей не была. Ей было кое-что известно о качестве содержания контейнера, но сейчас она моталась в районе Паскуды и расследовала дело о противозаконных воскрешениях покойников.

Кадомцев дал приказ сматываться, и "Физфак" из района боя убрался. КАД успокоился, переделал компьютер, и тут ему в голову начали приходить философские вопросы. (А раньше они ему туда не приходили потому, что, как человек, искренне увлеченный математикой, имея на руках ТАКОЕ, он совершенно не мог думать о низменных практических философских вопросах.) Вопросы заключались в следующем: откуда и куда шел этот самый грузовик гамма- семьдесят восемь-и так далее? Какой организации принадлежали эти контейнеры? И, наконец, главное: откуда вообще в современной Галактике могли взяться подобные сведения? (Учитывая сегодняшнее плачевное состояние математики и засилье истории КПСС, закона божьего, программазма и прочей гуманитарщины). И еще вопрос малый, но животрепещущий: есть ли где-то еще в радиусе досягаемости оверфлая копия добытой информации (а может и не копия, а что-то посильнее...) И причем здесь, черт возьми, Сюзанна Лидинская, и кто она вообще такая? (КАД был пират и математик, а значит, слабо искушен в политике.)

Кадомцев, как легко догадаться, был не дурак. (Этого в данном повествовании не видно, но это так.) Поэтому он быстро додумался, что массу полезных сведений можно получить из бортжурнала и прочей документальности грузовика. А кроме того, на грузовике была масса других контейнеров.

Кстати, почему грузовик шел без охраны?

Может, потому, что информация эта среди тех, кто в законе, всем уже известна и никого не волнует? Ну да! Тогда из "Физфака" давно бы уже плазменную котлету сделали. Да и судя по словам Лидинской, это не так. Остается предположить, что охраны не было потому, что не хотели привлекать внимание. Так-так-так... Ну-ну. Знать бы хоть, кто и кому этот кладезь мудрости послал.

КАДу не пришло в голову, что охраны не могло быть по более простой причине: никто не подумал, что грузовик надо охранять. Так как космической войны в том районе не было, а все пираты, как и КАД, давно пресытились богатством, а так как они не такие умные и до грабежа информации не додумались, они и ушли на пенсию. Как видим, самомнение КАДа порой приводило его в заблуждение.

Так вот, КАД сам пошел в архив и взял там документацию. Грузовик шел на Актан через Луну Главную, ну это Кадомцев и сам знал. Только его насторожило сообщение о том, что груз скоропортящийся. Как это скоропортящаяся информация? Кадомцев полез в первый попавшийся грузовой контейнер. В нос ему ударила такая вонь, что даже бывалому пирату поплохело. Там лежали скисшие торты...

И тухлые яйца... Какие-то странные, от экзотической птицы. (Кадомцев, как деловой человек, послал их на анализ Г.Н.Зацепиной с кафедры биофизики.)

И заплесневелый хлеб.

И тараканов.

И мышей.

И прочую дрянь нашел там Кадомцев, но ни одного информконтейнера на корабле больше не было.

Любой нормальный Кадомцев, обнаружив такое, вызвал бы заведующего архивами и спросил бы: "Слушай, дорогой, ты что хранишь?" и так далее. КАД не был исключением, и Киндер долго обижался потом на жестокое обращение математиков с юным дарованием. Впрочем, на это он мастер.

КАД был не первый день в космосе и догадался проверить адреса отправителя и адресата. Заказчик оказался компанией "АРНИКА", на Актане они открыли свой филиал, и Госкомторт - отправитель всего груза.

Кадомцев почесал рукой в затылке. Он знал аппетит Милицкого (это главный в АРНИКЕ) и хорошо понимал, что пожертвовать тонной тортов ради тонны информации Милицкий никак не мог. Особенно если учесть, сколько раз сдавал он комиссию по диффурам. (Точно известно, что > или = 6.)

Кадомцев уже хотел закончить осмотр груза. Он перебирал сопроводительные бумаги, когда на глаза ему попалось совершенно возмутительное утверждение: "В работе С.Б.Кадомцева фактически нет доказательства существования решения показанного в ней дифференциального уравнения..."

"Это как же так нет??? - мысленно взвился Кадомцев. - Там же ясно указана схема доказательства, а также приведена ссылка на другую мою работу, в которой формально доказано..." Тут до Кадомцева дошла неуместность подобного высказывания в контексте гнилых тортов. Тем не менее успокоиться он все еще не мог и подумал, что надо разобраться, кто же это такую чушь пишет. И тут до него дошло, что читает он отрывок из статьи известного математика И.Х.Сабитова. Он обнаружил, что в наличии имелся весь текст статьи, аккуратно распечатанный на лазерном принтере, и валялся он между отчетом о свежести тортов и квитанцией об оплате.

Кадомцева прошиб холодный пот. Он понял, какой организации встал поперек дороги. А с ЭТОЙ организацией Кадомцев предпочитал не связываться. Любого, кто хоть что-то слышал об МГУ, упоминание ее (организации) приводило в священный трепет. Кадомцева тоже.

Он знал, где работал Сабитов.

Он знал, что кончал Этот Грандиозный Позняк.

Он знал, где могут оччень хорошо понять содержимое таинственного контейнера.

Он знал, где водятся математики, способные забыть оттиск научной статьи среди накладных на торты.

Кадомцев последним усилием заставил себя признать ужасную истину.

Он подумал:

"Это - МЕХМАТ."

Глава IV
Сквозь черную дыру

В глубине души Кадомцев сознавал, что он неоригинален. За два года до того, как в расцвеченные бредом авторов просторы космоса унесся пиратский "Физфак", случилось событие, взволновавшее всю Землю. Загрохотали мощные взрывы. Загудели застоявшиеся двигатели. Огромная махина ГЗ взвилась над планетой и ушла в открытый космос, став тем, чем ГЗ было на деле - огромным, мощным, суперсовременным сверхсветовым звездолетом.

Впрочем, об этом догадывались давно. Гордую сущность звездолета под личиной здания не скроешь. И еще Сюзанна Лидинская, поглядывая на ГЗ, частенько со вкусом произносила: "У, звездолетина!.."

Так вот, ГЗ стало звездолетом. Этот звездолет был в законе и являлся государственным учреждением. А Кадомцеву всегда претило иметь дело с упомянутыми учреждениями.

Как легко догадаться, хозяином в "ГЗ" стал мехмат. Оба геофака и ректорат к чертям собачьим выкинули, чтоб не мешались. Ректорат поселили в столовой номер 10 - пусть понюхают, что студенты едят! Геофаки для большей романтики разместили в трехспальном корпусе. (Правда, как они там поместились - вопрос весьма нетривиальный... Помогли химики с кафедры физики и химии высоких давлений.)

Так. "Хорошо, - подумал Кадомцев, - ясно, что сведения придумали не на мехмате. Не доросли, право. А где? Где они их, черт возьми, взяли?

Обратиться в Галактический поиск? Правда, это что-то смахивает на Галактический розыск. Черт с ним. Если информация оттуда - хорошо. Но мехмат и сам с усам. Может, они ее сами нашли? Совсем плохо.

И вот еще вопрос: зачем Милицкому на Актане эта самая матмагия? Тридцать раз он ее заказывал. А в его бешеной компании вряд ли есть кто-то с образованием выше кафедры биофизики. Остается предположить, что мехмат воспользовался заказом Милицкого, чтобы пропихнуть свой груз по своим каналам.

На этом у авторов заело. (на 1/2 года.) А потом они подумали: у нас математическая магия или нет? А поскольку Кадомцев был не глупее авторов, то по здравому размышлению он заперся в своей командирской каюте, чтобы с помощью математического колдовства установить истину.

Тем временем обида Махора не проходила. И он даже дошел до каюты А.Бадьина. (Это в бывшем кабинете истории и методологии физики.) Надо сказать, что кровная обида - единственное, что может заставить Махора заняться изучением математики. А.Бадьин был мрачен; как всегда, у него Л2 не лезло в Е4; и тут в дверь очень сильно заколотили. Дверь задрожала. Л2 испугалось и влезло. И тут раздался робкий голос: "Откройте, это Махор!" А.Бадьин открыл дверь и очень удивился (почти как попав на необитаемый остров). Дальше он удивился еще больше, т.к. услышал фразу: "Фродо, научи меня, пожалуйста, математике". "Всей сразу?" - спросил Бадьин, совершенно ошалев. "А что, там много?" - невинно спросил Махор. "Ну в общем да," - выдавил Бадьин, делая потуги быть ироничным. "Ну, если сегодня не уложимся, то тогда еще завтра..." И тут А.Бадьин понял, что это серьезно. А убедился он в этом, когда к концу дня Махор действительно заинтересовался дифференцированием сложной функции. При этом занятия протекали так: А.Бадьин отчаянно путался в вычислениях и, как нарочно, путал знаки ровно в четном числе мест, а Махор никак не мог понять: если все математики такие тупые, то почему там столько наворочено, и как Бадьин все это помнит?

Процесс затянулся всерьез и надолго - настолько, что по дороге А.Бадьин даже научился умножать -1 на -1, не путая знака, а у Махора возникли подозрения, что математическая логика для чего-то нужна.

Кадомцев сидел в своем кабинете за с олом. Перед ним росла стопка исписанной бумаги. Страшные призраки информационных демонов вставали в возздухе. Время от времени он начинал читать "Успехи математических наук", что заменяло ему сон черного лотоса. Если бы какой-нибудь простой смертный заглянул в это время в кабинет, он бы тут же сошел с ума от ужаса и до конца жизни не мог бы произнести ничего, кроме: (*)

_______________________________
* Желающим узнать, что именно произносили бы те несчастные, я могу это показать. - E.I.
_______________________________

Но колдовство, даже математическое, имеет свои традиции, поэтому напротив стола пылал камин, и, глядя на пляшущие языки пламени, Кадомцев проницал сумрак неизвестности, провидя в математических символах формулу истины.

В операторской главного компьютера около привилегированного дисплея сидели: Наумкин, Марчевский и Юра Плетнер и резались в DRAW POKER с Киндером. (Который надеялся, когда они оторвутся от покера, всучить им уравнение, которое на него повесил шеф. Но дело было явно безнадежное.)

Внезапно распахнулась дверь.

На пороге стоял Кадомцев. С волос его слетали молнии, по бороде пробегали сполохи, глаза сверкали грозным огнем ярче Сердца Аримана. Подобно грому, обрушился поток цифр. "Ну?" - спросил Марчевский. "Это координаты," - спокойно пояснил Кадомцев.

Звездолет мчался с бешеной скоростью по бледно- зеленому в цветочках космосу к указанной Кадомцевым точке.

Физики-теоретики работали как негры около ходовых гравигенераторов. Было это в подвале, в убежище, около учебного пункта - того самого, в котором буква "Ч" отсутствовала.

А.Бадьин объяснял Махору что такое тензор. Заинтересованный Махор кипел жаждой мести.

В радопрактикуме А.Куренной в семнадцатый раз готовился к комиссии по диффурам. Это выражалось в том, что он в восемнадцатый раз рассказывал рыжей Наташе, как он закидывался на Ленинском проспекте. Наташа слушала с почтением.

Киндер потерял надежду спихнуть уравнение, потому что все математики решали очередную задачу, извергнутую Кадомцевым, хотя смысла ее совершенно не понимали.

Андрей Мазка покидал Гольцов, обозвав его дураком.

И так далее, ет сетера, ет сетера. Будни пиратского корабля...

В это время в четырехмерном псевдоримановом слабо искривленном пространстве - сиречь в обычном космосе - функционировала одна гнусная морда. Впрочем, на вид морда была не очень гнусной, но Киндер бы с этим не согласился. Короче, Сюзанна Лидинская искала "Физфак".

Дело было вот в чем. (Дальше излагается часть того, что увидел Кадомцев в пламени камина.) Лидинская пользовалась определенным доверием в Галактическом судружестве и его центре - Общегалактическом совете. Иногда она исполняла функции частного сыщика (это когда дело щекотливое и Галактический розыск впутывать не хочется). Вот она, заметив, что в Центре обеспокоены пропажей грузовика - что-то очень быстро обеспокоились - с головой влезла в это дело, по своим каналам (радоиостанция ОБС все знает!) узнала номер контейнера, сообразила, что здесь явное пиратство, а так как все космические пираты, кроме КАДа, давно на пенсии, догадалась, чьи тут длинные уши торчат, вышла на "Физфак"... и почему-то применила тактику "в лоб". Что из этого вышло - описано выше. Лидинская была частницей, индивидуалисткой и обидчивой женщиной, поэтому она не могла не "испариться" (см. главу I). Но она была королевой космоса и оставить вшивого пиратишку в покое не могла.

На самом деле экипаж "Аликвоты" состоял из 2 живых существ. От одиночества способна взвыть даже Лидинская. Вторым существом была киса Сильма - Первая Киса Галактики (попробовали бы кисе Лидинской на Галактическом конкурсе кошек не дать первого места! Скандал бы был такой, что звезды тряслись.) На самом деле это была тривилаьная безродная европейка, но с большой степенью кошачести и жуткими желтыми глазами. Очень ласковая.

"Ну что, киса, - подумала Лидинская, - где этот "Физфак" искать? Корабль в оверфлае можно засечь только гравитационными детекторами, а их еще не придумали. То- есть придумали - а они тривилаьную черную дыру от звездолета не отличают! А... кто отличает? Киндер отличает! Он гравзавихрения кожей чувствует и по ним объект идентифицирует - еще с рамками какими-то, сам хвастался. Вот полезный пленник! Надо захватить. Да, он на "Физфаке", а где "Физфак"? Его-то и надо искать! Замкнутый круг получается..."


Кадомцев сидел в своей каюте. Влетел Киндер.

- !!!!!!!!!

- ?

- Там... там черная дыра.

- Где? (Отрешенно, не поднимая головы)

- Ну там... в координатах.

- В каких?

Даже Киндер стал медленно закипать (при всем своем почтении к начальству).

- Я хочу сказать, шеф, что там, куда вы нас направили, находится черная дыра.

- Ну и что? - так же вяло спросил Кадомцев.

- Шеф, ну... укажите поточнее, в какую точку около этой дыры направить корабль? (Ехидно). Или, может, внутрь?

- Конечно, внутрь.

- Буль-буль-буль... - поперхнулся Киндер.

Кадомцев так же вяло сказал:

- Пошел вон.

Как легко догадаться, Киндер пришел в неудачный момент. Как, может быть, еще помнит внимательный читатель (если таковой ), Кадомцев в свое время был очень близок к созданию математической магии. И поэтому его постоянно занимал один и тот же вопрос: где же он-то сошел тогда с правильного пути? Ведь он был абсолютно уверен в том, что своременная математика не позволяет продвинуться в этой области ни на шаг дальше его собственных работ. Вопрос этот изводил Кадомцева гораздо сильнее, чем лекции у 502 группы и семинары по матану на втором курсе, безопасность "Физфака" и происхождение таинственного контейнера. Кадомцев был математиком.

Медленно, но верно зрело в нем невероятное убеждение: математическая магия НЕ МОЖЕТ СУЩЕСТВОВАТЬ. Эта дикая мысль впервые возникла у Кадомцева сразу после ознакомления с содержанием контейнера. Но он сам еще не знал, как эти слова следует понимать...

"Физфак" медленно, но верно входил в черную дыру.

По этому поводу в различных углах "Физфака" произошли:

- 2 истерики (Наташа Рыжая: "Небо становится ближе!"; А.Куренной: .........! (нецензурно))

- 5 научных работ (2 на кафедре теоретической физики и 3 - на кафедре квантовой статистики и теории поля)

- 3 пьянки (в радиопрактикуме)

- 1 вопль: "Глююююююки!" (Тамила)

Пока все это происходило, черная дыра была благополучно пройдена. Киндер не верил своим глазам. Глаза его видели следующее: серо-буро-малиновый в горошек космос, разукрашенный буйной фантазией авторо, раскрасился так, что фантазия авторов оказалась бессильна. Скажем только, что он был не в клеточку и даже не в цветочек, а местами он был расписан фресками изумительной красоты. Вопрос о содержании фресок в данной работе не затрагивается.

Главный эвээмщик и по совместительству главный астронавигатор И.Марчевский на вахте долго любовался фресками. Потом фрески навели его на размышления. Итогом этих размышлений было его появление на экране в каюте Кадомцева с вопросом:

- А дальше куда?

Кадомцев неразборчиво буркнул что-то. Этот бурк на 9/10 состоял из цифр.

- Это что, координаты? - поинтересовался И.Марчевский.

- Нет. Это код программы.

- ?????

- Она уже введена в машину. И учтите, что здесь кривизна на 9% больше.

- А мы что, не в Космосе?

- А вы что, думаете, что можно, пройдя черную дыру, остаться в своем пространстве? Мы уже давно в параллельном.

Ильюше Марчевскому это было глубоко безразлично: жену он взял с собой.

Глава V
Махор без страха и упрека

"Физфак" летел. Кадомцев размышлял. Точнее, не просто размышлял - Кадомцев вкалывал.

К исходу дня (по бортовому времени) он получил строгое математическое доказательство несовместимости принципов математической магии и физических законов нашей (и всех параллельных) Вселенной.

Как, конечно же, помнит читатель (этого он забыть просто не в состоянии), математическая магии опирается на то, что "информация может воздействовать на физический мир без посредства всяких частиц и полей". Именно поэтому усилие воли может свернуть пространство, а заклинание - разрушить стену. Доказательство возможности влияния информации на физические процессы основывалось на парадоксе дедушки. (Надеемся, его жуткая судьба запомнилась читателю.) Приготовления к страшному злодеянию должны исключить возможность его свершения. К сожалению, доказательство было несколько тавтологично. По сути дела, само введение нового понятия информации было связано с ловкими определениями, а не с открытием нвоых физических закономерностей. Информация действительно влияла на ход физических процессов, но лишь постольку, поскольку это было необходимо для проведения кампании в защиту несчастного дедушки. Ее (информацию) можно было легко (в данном случае слово "легко" нужно понимать так же, как в статьсях по математике: "легко видеть, что..." и 200 страниц пропущенных расчетов) исключить и изложить всю ситуацию в привычных физических терминах. Последнее Кадомцев знал и раньше, но теперь он совершенно точно знал еще две вещи. Первая: никаких новых эффектов, кроме спасения дедушки, теория не предсказывает. Второе: запрет на математическую магию не может быть уничтожен просто путем расширения области применимости теоррии за счет снятия каких-то формиальных ограничений. Математическая магия противоречит фундаментальным законам физики.

Планета была обитаема. Более того - она была симпатична. Как и все приличные планеты в этой Вселенной, она вращалась по изящной орбите вокруг симпатичного солнца цыплячьего цвета. На "Физфаке" не сразу при... землились (?), а пять часов ощупывали планету локаторами: а вдруг там мехматяне крутятся? Но пространство было чисто.

Припланетились. Вокруг наблюдался зеленый лес. Откуда-то слышался звон мечей (Максим Борисов пришел в дикий восторг: он решил, что это планета Шляпка, и вытащил откуда-то длинную ржавую шпагу). На востоке виднелись какие-то руины. "Очень старомодно", - подумал Махор, старательно выписывая уравнения погружения.

Кадомцев вызвал к себе группу рабов с кафедры геофизики.

- Господа, - сказал он, - ваша задача заключается в первичном изучении обстановки, составлении карты района и выяснении источников опасности. Особое внимание прошу обратить на во-он те руины. В драки можете вступать по своему усмотрению, но со стариками рекомнедую не связываться: они - маги. Вопросы есть?

- Ааааа... - начал Шурик Чернышов.

- Объясняю популярно, - Кадомцев, как приличный матмаг, прочел мысли Шурика (для этого, впрочем, матмагия была необязательна), - мечи звенят не там. Но как раз с ними можете поразмяться. Ответственная за операцию Дюдина Ульяна. Все!

С экспедицией увязался Максим Борисов, который принципиально не взял с собой лазерного оружия, а взял свою шпагу.

- Да, Сережа, а что это вы там говорили насчет магов? - спросил немного погодя у Кадомцева Э.Г.Позняк.

- Видите ли, Эдуард Генрихович, - медленно произнес Кадомцев, - на этой планете, конечно, не знают математики. Но если где-нибудь во вселенной и встречаются настоящие классические маги, - так это здесь. Как ни странно, но именно отсюда мехамат получил лювиную долю своей информации.

- ?

- Да-да, Вы, конечно, правы. Если об информации можно говорить, то скорее в том смысле, что именно на этой планете мехмат нашел предмет для изучения, физически наблюдаемые чудеса и прочее в том же роде. Впрочем, кое- что они получили в виде непостредственных рецептов; - Кадомцев подошел к окну. - Это Волшебная Страна. Можно сказать, Средиземье.

- Как это возможно?

- Не знаю. Затем и прилетели.

- Сережа, но ведь сомневаться в математической магии вы стали совсем недавно, а... - начал Позняк, но тут в помещение кафедры ввалились перепуганные геофизики. Дюдя уже не выглядела такой круглой, а Шурик - таким симпатичным, как обычно. Слышались дикие визги и малосвязанные слова, а так же зубовный стук и крупная вибрация.

- Да в чем дело? - рявкнул КАД.

- А... там... дракон, - сообщил Вася.

- Да что вы говорите, молодой человек? - неожиданно заинтересовался Позняк. - И как же он выглядит?

- Корова. Зеленая и с крыльями, - пояснил Вася.

- А зеленых чертей вы еще не видели? - процедил КАД. - Знаете, таких, с хвостиками? У вас что, оружия нету, что ли?

- Есть. У Максима Борисова. Он там как раз с ним сражается.

Кадомцев быстро набрал код на клавиатуре.

- Группа захвата! ("Физфак" - пиратский корабль или что?) Срочно отправляйтесь в направлении... - и, обернувшись к геофизикам: - Координаты!

Когда группа захвата в полном вооружении во главе с Жудро приближалась к месту происшествия, им навстречу вышла странная парочка. Впереди шел Максим Борисов, задумчиво помахивая шпагой. Немного сзади передвигался (полз? шел? трудно разобрать) здоровенный зеленый дракон, совсем как на каритнках, вытянув длинную шею так, что морда находилась в непосредственной близости от уха Максима Борисова, и издавал ласковые мурлыкающие звуки.

Немного позже Максим Борисов описывал происшествие так:

- Идем. Вдруг, раз - дракон. И хвать у Дюди планшетку с картами. Я за шпагу. Потому что дракон. Ну вот, дерусь я с ним, никто не мешается, я и думаю: ни и что - дракон? А может, он жрать хочет. Я и говорю: "подожди, колбасы дам".

- Ну? - спросила Дюдя.

- Ну и дал.

- И что?

- Ну, вот...

Дракон лежал рядом и умильно поглядывал на окружающих. После короткого совещания его повели в цоколь.

Как читатель уже, наверно, догадался, остновной целью посещения Волшебной страны на планете, которую с легкой руки Максима стали называть Шляпка, было исследование руин. Так вот, драконы в этом очень помогли. Это оказались на редкость сообразительные и послушные зверюги, они не жаловались на цокольную кормежку и избавили КАДа от необходимости размонтировывать гравигенератор, потому что их зачислили на "Физфак" вьючными животными. Охрану экспедиций они обеспечивали идеально. Особенно же любили колбасу и Максима Борисова. Самый первый дракон - как выяснилось, драконенок - получил имя Номер и овладел кратким лингафонным курсом английского языка.

Надо сказать, что весь экипаж "Физфака" занимался странным делом. На чудеса КАД приказал не отвлекаться. Он потребовал, чтобы все силы были брошены на изучение руин, которые вскоре были облазены до последнего камушка.

Сам же Кадомцев каждую ночь надевал свой пиратский защитный комбинезон и исчезал в неизвестном направлении, но об этих отлучках знали немногие.

Неизвестно, как проведал Махор о ночных похождениях Кадомцева. Известно лишь, что именно в это время он, уяснив себе хитрую и очень простую идею погружения (изометрического) Л2 в Е4, счел свою математическую поготовку законченной. (А.Бадьин уже больше ничего не мог предложить). Жажда мести разгорелась в Махоре с новой силой. Прихватив с собой для надежности Карешу, Махор отправился выслеживать капитана.

Надо сказать, что это был безрассудный поступок. А безрассудные поступки не в характере Махора (он всегда сматывается в самый ответственный момент). Поэтому нельзя сказать, что у Махора был план действий. Просто ему вожжа попала под мантию. Это ненадолго.

Ветер свистел в ушах. Махор летел на некотором расстоянии и очень боялся, что Кадомцев оглянется. Внизу медленно проплыли вышеупомянутые руины, потом земля круто пошла вниз, потом вверх, и Махор обнаружил, что они уже где-то в горах. КАД приземлился на узком скалистом выступе над пропастью довольно мрачного вида. Махор оседлал скалу неподалеку. Кареши не было видно.

КАД повелительно поднял руку, и громко прозвучали какие-то чужие, непонятные слова. Скала перед Кадомцевым с грохотом расступилась, и он исчез в открывшейся расселине. Еще не успев оправиться от изумления, Махор припустил к темневшему на фоне скалы отверстию. Вы когда- нибудь пробовали бегать по скалам? В общем, когда Махор приблизился, скала уже закрылась. (Про двигатели в скафандре он забыл.)

Махору было интересно. "Черт побери, что это такое тут Кадомцев говорил?" И тут Махор понял, что он знает, ЧТО он говорил. Еще не успев удивиться собственным познаниям в математике, Махор уже выпалил тридцатидвухэтажную формулу заклинания. Ну, скала и расступилась.

Махор вошел. И тут скала с противным скрипом захлопнулась. Стало очень темно. Махор решил испугаться, но не успел, потому что появилось ОНО.

Что это было - потом Махор описать уже не мог. Светящаяся зверюга внимательно обнюхала вход, но почему- то не заметила Махора и с недовольным ворчанием удалилась. Махор очень удивился и даже обиделся: "Неужели меня так трудно заметить?" Он придирчиво оглядел себя, но было темно. Тогда он стал искать кнопку, которой включается фонарик, но на положенном месте ее не было. И тот до Махора дошло, что на нем совсем другая модель скафандра - высшего экранирования, не проницаемая для чертовой пропасти сортов и видов полей. Запоздало Махор понял, что только это позволило ему остаться незамеченным в присутствии КАДа. А вот почему этот скафандр осказался в общей раздевалке, в цоколе - так и останется загадкой.

Поняв, что он в безопасности, Махор уверенно побежал по длинному узкому коридору и в конце увидел вход в небольшую, плохо освещенную пещеру. То, что там происходило, явно представляло собой некоторый интерес, хотя начало Махор и пропустил.

В пещере находились двое: Кадомцев и старенький, седенький, с длинной бородой старикашка, чем-то напоминавший Сарумана в изгнании. Они сидели у каменного очага и тихо беседовали. Сначала Махор никак не мог понять, о чем идет речь, а потом понял, хотя как - для него так и осталось неясным. Старичок что-то монотонно напевал, а Кадомцев очень внимательно слушал и время от времени задавал вопросы.

Речь шла об истории. О древней истории - о годах и эпохах, героях и сказаниях, подвигах и изменах - как в любой истории любого мира. Постепенно монотонная речь старика заворожила Махора. Перед его глазами вставали и рушились горделивые замки, развевались знамена и холодно блистали клинки, рождались и умирали люди и государства. Медленно, но верно Махор стал все глубже постигать суть жизни этого мира. Он уже понимал мысли и чувства людей, о которых говорилось, лучше, чем они сами, и их души были для него ясны, как... Как речь животных и птиц как шум реки и шелест ветра, как полет мысли и биение сердца.

И тут, на этом уровне откровения, что-то изменилось. Какая-то диссонирующая нота проникла в сознание Махора. Как полупризрачные тени, сквозь видения истории подошли и окружили их символы какого-то логического языка. Сначала они (символы) не трогали видения, словно существуя в разных пространствах; но вот они перешли невидимый барьер и замкнули видения в кольцо, сжимавшееся все теснее и теснее...

Видения судорожно стремились разорвать это железное логическое кольцо, и Махор отчетливо видел, что ими управляет единая воля. Отчаянным усилием пытаясь вернуть себе обычное зрение, Махор понял, что это - воля седобородого старикана, а сам ог угодил в самый эпицентр поединка двух великих магов. "Хорошо, что я в скафандре высшей защиты," - подумал Махор.

Силы, которые противоборствовали в пещере, имели совершенно различную природу. Настолько различную, что, казалось, они не могут даже знать о существовании друг друга. Именно поэтому сначала видения и символы не пересекались. Стиль мышления, которым пользовался Кадомцев, основывался на стремлении понять, логических формализмах и четких выводах; магия была для него ничего не значащей, но великолепно упорядоченной структурой; Кадомцев холодно дифференцировал порывы старика, располагал их в многомерном логическом пространстве и с помощью методов логической топологии искал обходные пути в сетке его оборонительных операторов - именно так видел Кадомцев магию старика. А для старика ничего этого не было.

Его магия основывалась на Искусстве. Если Кадомцев любое ощущение уточнял и старался проникнуть в его истоки, подчиняя ощущения сознанию, то старик любое ощущение размывал, одновременно усиливая. Он переживал, а не формулировал, и для него поединок в пещере был попыткой заговорить что-то темное, вторгшееся в глубины его сознания.

Кадомцев, впрочем, не желал старику ничего плохого. Просто ему нужно было знать нечто, что старик, несомненно, знал, но чему в языке старика не было даже названия.

Старик отнюдь не был беззащитен перед КАДом, и какое-то мгновение казалось, что созданная им прекрасная и печальная музыка ощущений и видений опутала Кадомцева, парализовала его силу. Но это было только мгновение.

К Махору вернулось обычное зрение. В пещере было пусто, скала была открыта, холодный ветер гулял по коридору.

Махор летел обратно на "Физфак". Он обиделся на Кадомцева теперь еще и за старика. Пока Махор летел, в голове его созрел план, и этот план он по прилету сообщил А.Бадьину. План состоял из одной фразы:

- Надо вызвать сюда Лидинскую!

Глава VI
Мрак сгущается

"Можно заставить заговорить кого угодно."
П.Бигль

- А как это сделать? - спросил А.Бадьин.

- А я думала, ты знаешь, - сказал Махор.

- Откуда же? - без энтузиазма сказал Фродо. - Она же в той, в нашей Вселенной...

- Ну и что?

- Слушай, Махор, ты что, так ничему и не научился?

- Научился. Я умею раскрывать скалу.

- Да? А я умею заставлять кошек говорить. Только что толку?

- Как что? У Лидинской есть кошка.

- Великолепно! Только она тоже в параллельной Вселенной.

- Вот пусть там и говорит, - заключил Махор.

Спорить было не о чем, и Фродо поплелся в библиотеку - разбираться в заклинаниях, заставляющих животных говорить. Так и получилось, что Лидинская получила информацию в достаточно одиозной форме.

Махор сидел в читалке и готовился к персдаче по электроду. Вдруг рядом над его ухом прозвучало:

- Ну?

- Что ну? - спросил Махор, не поднимая головы.

- С каких это пор у меня кошки разговариваю?

Махор очухался от тензора энергии-импульса и поднял голову.

- Привет. Подожди, слушай, а тебя не засекли?

- А черт их знает. - Лидинская стояла с таким видом, будто не прилетела из параллельной Вселенной, а прибежала с химфака. - Пошли отсюда.

- Куда же я пойду? Мне электродинамику сдавать.

- Юль! Имей совесть! Как заставлять кошек говорить, так ты тут как тут, а как я прихожу, так тебе электродинамику сдавать?

- Если я не сдам, меня выкинут.

- Куда?

- В космос!

- Не боись, не выкинут.

- Между прочим, кошку Фродо заставил говорить.

- Ребята, я что-то ничего не понимаю.

- Я тоже, - сказал Махор и со злостью посмотрел на очень симметричный тензор энергии-импульса. - Ладно, где там Бадьин?

Бадьин отыскался неподалеку. Стали думать, куда пойти, и решили пойти в глюк-хауз. (На чердак физфака - позднейшее примечание И.Бадьиной.) В столь романтической обстановке Лидинской были изложены вышеописанные события. Первое, что спросила Лидинская:

- И кто победил?

- А черт его знает. КАД на физфаке, это точно.

- А что он хотел такого узнать у старика?

- Нне знаю...

- Вот это и надо первым делом выяснить.

- Знаешь, это и так понятно, - заявил Фродо, - непонятно, как...

- Ну знаете, на то, чтобы заставить кошку говорить, вашей матмагии хватило...

- Да заткнись ты со своей кошкой! Это ж надо с КАДом сражаться...

- Уважаемый Махор без страха и упрека! Вы думаете, это я пойду с ним сражаться?

- А кто же?

Лидинская вцепилась Махору в волосы. Махор сказал матмагическое заклинание, но оно не подействовало, так как Лидинская не знала математики.

- Вот я же говорю, что тебе надо с КАДом сражаться! На тебя даже заклинания не действуют.

- Подождите, подождите, - вмешался А.Бадьин, - а зачем вы собираетесь сражаться с КАДом? Что вы, собственно, имеете против КАДа?

- Я ничего, - сказала Лидинская. - Я тут вообще не при чем.

И они оба уставились на Махора.

Махор обиделся и заявил:

- А я пошла электродинамику учить. - И пошел.

Кадомцев, конечно, засек и появление Лидинской, и сговор в глюк-хаузе. "Опять эти глюки, - подумал он. - Черт с ними, пускай развлекаются. Все равно вреда от них нет, а хлопоты - только одному коменданту."

И забыл про них.

- Честно говоря, я вас искала, - сказала Лидинская Бадьину.

- Вас - это кого?

- Ну, "Физфак".

- Ааа.

- Бее. Понимаешь, КАД контейнер спер.

- Ну, знаю. Ну и что? Кому он нужен? Милицкому, что ли?

- Да нет, Галактическому содружеству.

- Ну и что? - спросил Бадьин.

- Чтоооо? Как это ну и что? Они же весь космос перетрясут!

- А тебе-то что?

- А я в каждой бочке затычка. И вообще, он мне нахамил. Я его по всему космосу ищу.

- Страшное дело. А зачем?

- Не знаю, надо подумать.

- Ну, ты пока думай, а пока пошли обедать.

По дороге Лидинская сказала:

- Но как вовремя вы меня позвали!

- А почему, собственно, вовремя?

- А потому что я сидела и думала, где вас искать. Долго бы я думала!

В цоколе они встретили Максима Борисова с Номером. Лидинская пришла в восторг от Номера и купила ему ветчины. Тогда Номер пришел в восторг от Лидинской.

Две недели подряд Кадомцев не вылезал из командирской каюты, а точнее вылезал, но только для консультаций с Этим Грандиозным Позняком. Остальное время он занимался тем, что тратил в день по тонне бумаги. Каждый день Киндер, сгибаясь, втаскивал в командирскую каюту 20 кго бумаги. Киндер был очень обижен, что его гениальный теоретический ум используют так не по назначению.

Через две недели Кадомцеву стало ясно, что абсолютно ничего не ясно. Он исходил из объединенной систему уравнений квантовой теории поля, Гильберта-Эйнштейна, для геометрии пространства и Позняка-Бен Бецалеля для топологии пространств. Из этих уравнений при использовании Поределений Кадомцева следовало, что информация влияет на физические процессы. Однако это влияние было очень узкоспециализированным. Его профессией было предотвращать трагедию с дедушкой. Больше оно не только не умело, но и не могло уметь в принципе. Математически это связано быо с тем, что оператор информационной эволюции по Кадомцеву, как и все приличные физические операторы, был самосопряженным. И никакой лазейки для математической магии не было, хоть тресни.

Однажды, когда Кадомцеву понадобилось выяснить что-то про малую коразмерность, Э.Г.Позняк отправил его консультироваться к А.Бадьину. А.Бадьин пришел с большой книжкой в яркой обложек, но которой был нарисован очень красивый звездолет. Он с ходу стал объяснять про коразмерность, но Кадомцев уже собрался терять последнюю надежду и был поэтому мрачен.

- И в который же раз персонажи этого опуса преодолевают световой барьер? - спросил он вдруг довольно невпопад.

- В первый, Сергей Борисович. Они только что открыли сверхсветовые генераторы.

- Интересно, и хорошо ли автор знает информационную квантовую механику?

- Он ее совсем не знает. Когда он жил, ее еще не придумали.

- Дааа? - заинтересовался Кадомцев. - И как же они боролись с эйнштейновским запретом?

- А они меняли законы природы... - А.Бадьин замер, потрясенный произведенным эффектом. Потрясенный Кадомцев - это что-то новое в природе, и А.Бадьин это новое увидел.

Через полчаса было собрано заседание кафедры. Кадомцев зачем-то потребовал отчетов о состоянии порабощенных кафедр, и в первую очередь - их экспериментального оборудования.

Прошло некоторое время. Однажды в Рыжский лаб пришло распоряжение: КАД вызывал к себе всю радиопракскую тусовку. Рыжая Наташа в это время выясняла отношения с Карешей, поэтому удивляться ей было некогда. Она ответила что-то не очень вежливое и совсем невразумительное. Но Приказ Капитана был подтвержден весьма неожиданно: в лаб приполз Номер и выдохнул внушительный клуб дыма, после чего по-английски обещал в случае неповиновения зажарить всех живьем.

Забегая вперед, скажем, что КАД несколько раз вызывал к себе эту тусовку и беседовал на разные темы: от вопросов по курсу ММФ до запрещенных песен Гребенцикова (см. главу I). Все это было жутко таинственно и непонятно, особенно вопросы по курсу ММФ.

Вообще последнее время разнообразные кафедры занимались странными вещами. В частности, на пытьевской кафедре писали огромные программы, про которые было известно все, кроме одного: что они умеют делать и зачем они? Собственно, не знать, чем занимаешься - дело привычное для сотрудников физфака, но обычно это знает шеф. А тут никто не знал ничего, кроме одного человека на весь "Физфак". Раньше вкалывали в основном теоретики (и чем ближе к математикам, тем больше), а экспериментаторы в основном играли в тетрис. А теперь они завидовали теоретикам, вернувшись таким образом к своему традиционному состоянию. Атмосфера таинственности сгустилась до предела.

Глава VII.
Задача решена

Около читалки назревало стихийное совещание. Там встретились А.Бадьин и С.Лидинская и трепались. Мимо шел Махор, обдумывая планы мести. Он увидел вышеназванных персонажей, подумал и привел рыжую Наташу.

На повестке дня стоял один вопрос: чего добивается Кадомцев? Оказалось, что каждый по-своему интересовался этим вопросом. Махор горел жаждой мести. Это надолго. А.Бадьин определенно что-то знал. Лидинская не знала ничего, и прежде всего - зачем ее сюда вызвали. Наташа хотела понять, зачем КАДу понадобилась радиопракская тусовка. "А тебе что, от общения с ним очень плохо?" - спросила ее Сюзанна. "Не все гады - КАДы, но все КАДы - гады," - ответила Наташа.

- Заткнись! КАД услышит, - сказал Махор.

- И пусть! - полезла в бутылку Наташа.

В это время со стороны НИИЯФа появилось нечто. Оно двигалось со скоростью звука в анизотропной среде по траектории, представляющей собой слегка увеличенную траекторию броуновской частицы. Волосы у этого нечта были, как картина "Утро в курятнике", а глаза совершали гармонические колебания. По ближайшем рассмотрении нечто оказалось В.Богомоловым (он же Богомолов-старший, он же бр.Богомолов, он же У-Богомолов).

- Что случилось, реактор взорвался? - спросила Лидинская.

- Нет! Не выполняются уравнения ОТО, - ответил бр.Богомолов.

Три девицы застыли в шоке. Оттуда их вывело не менее сенсационное заявление А.Бадьина:

- А, ну это как раз неудивительно.

- П... п... пппочемммуууу?

- Ну как, здесь вообще нарушаются законы природы.

- Слушай, что ты несешь, объясни по-человечески.

- Объясняю. Популярно. Когда я упомянул, что в фантастике иногда специально изменяют законы природы, у Кадомцева был такой вид, будто он все понял. А потом и я все понял. А потом - как вы думаете, зачем Кадомцев засадил всех экспериментаторов перемерять фундаментальные константы?

- Так зачем?

- Затем, что они здесь другие. Другие - понятно?

- Нет! Непонятно!

И тогда А.Бадьин объяснил присутствующим все вышесказанное по поводу невозможности математической магии в обычном мире. Как-никак, он был дипломником Позняка, а именно с Позняком Кадомцев обсуждал все свои сомнения. Правда, непонятно, почему Бадьин раньше не догадался, но он просто все больше об Л2 в Е4 думал, все- таки диплом на носу. Ну, а дальше просто. Матмагия невозможна в обычном мире, с обычными законами. А если с другими законами? Кадомцеву нужно было выяснить, каким закономерностям подчиняется изменение законов природы. Сделать это математическим путем было невозможно, поскольку математика позволяет извлечь информацию, содержащуюся в законах природы, а речь шла как раз о ситуации, когда они перестают работать. И Кадомцев использовал то, что под рукой у него был физфак. Но вот что интересно: место, где изменяются законы природы - планету Шляпка - Кадомцев нашел также с помощью методов математической магии (МММ! Рождение термана!), находясь в обычном привычном космосе. Значит, изменение законов природы не привязано к Шляпке, а может распространяться. Вполне возможно, что работает обратная связь: изменение законов природы делает возможным применение математической магии, а оно, в свою очередь, вызывает дальнейшее изменение законов природы.

"Физфак" гудел, как вентиляция в бункере. Ни одна фундаментальная константа не осталась фундаментальной. Особо нервные сотрудницы кафедр оптики и спектроскопии, акустики, полупроводников и низких температур упали в обморок прямо около приборов. Одну преподавательницу физического практикума пришлось даже изолировать в ауде ГО и отпаивать амитриптилином, потому что она не могла нпичего вымолвить, кроме: "как же так, я всю жизнь учила студентов, что е0 равно 8*10**(-12), а она совсем ничему не равна..." Амитриптилин помог слабо, хотя не надо думать, что бедное е0 равно нулю на Шляпке, просто оно там черт-те как меняется. В общем, шло брожение умов и революция в науке. Студенты устраивали митинги, на которых кричали, что раз все не так, на кой черт учить Ландафшица или Матвеева, и не учились, а требовали встреч с деканатом. А деканат испугался и сидел совсем тихо. Киндер был счастлив. Счастлив он был до тех пор, пока не привязался со своими биоэнергетико-гравонскими теориями к Кадомцеву. Тот с минуту послушал и послал Киндера за 30 кг бумаги.

Очухавшаяся прежде всего компания конспираторов (КОМКОН-2,5) обсуждала дальнейшие действия. Махор вспомнил, что Кадомцев что-то много сил (не своих) потратил на такие старомодные руины, что-то здесь кроется. Решено было устроить собственную экспедицию на руины. С собой взяли Номера, а за Номером увязался Максим Борисов с неизменной шпагой.

Руины были, наверно, похожи на все руины мира. Авторы не являются специалистами по археологии и поэтому не берутся подробно описывать их, а то поймают на какой- нибудь неточности. В разрушенных стенах гулял ветер, на сохранившихся крышах росли деревья. Компания осторожно ходила, оглядываясь.

- Что-то мне это напоминает, ребята, - сказал Максим Борисов.

- Ну и что тебе это напоминает?

- Не знаю. Но что-то знакомое.

- Исчерпывающе.

Руины в прошлом могли быть чем угодно - домом, складом, храмом, школой, магазином... Ну кто так изучает инопланетную цивилизацию? Должны же быть какие-то источники... Хоть бы аппаратура для радиоуглеродного метода была - датировать. Правда, Фоменко радиоуглеродный метод все равно опроверг. Может, затерроризировать Кадомцева? Нет, это уже мысль отчаяния. И вот-вот пора улетать...

- Слушайте, а может, это был университет, а? - выдал вдруг Максим Борисов.

- Ну, ты даешь, - заметили остальные. - С чего ты решил?

- Да, как-то вдруг потянуло кванты повторить...

- Ребята, идемте отсюда, - сказала Лидинская, - здешний воздух плохо действует на психику.

С этим неудачливые археологи и ушли. В этот вечер в коридоре "Физфака" произошла неожиданная встреча. С.Лидинская нос к носу столкнулась с Кадомцевым.

Правда, когда они беседовали в прошлый раз, Кадомцев был мертвецки пьян, но змеиный шип сопровождавшего его Киндера подсказал ему страшную истину: Королева Космоса и новоявленный человек на корабле - одно и то же лицо!

"Шпионов надо на рею," - подумала Лидинская. Кадомцев повернулся к Киндеру и преувеличенно громко сказал:

- А хорошо, что та ненормальная нас тогда на контейнер навела.

- Кажется, я начинаю уважать Кадомцева, - сказала Лидинская после минуты молчания.

В эту ночь "Физфак" покинул Шляпку и долго шлялся в оверфлае. "Аликвота" стояла в Ц-67, и глюки каждый день приходили кормить кису Сильму. А однажды они забыли это сделать. А может, в цоколе мяса не было. (Что, нереально?) А может, стипуху не выдали. Так или иначе, киса Сильма жалобно мяукала, и по этому мяуканью ее нашел Кадомцев.

Кадомцев был в раздумьях. Это странно для космического пирата, но Кадомцев был интеллектуальным пиратом. К тому же остальные герои этой повести раздумьям не предаются. А кому-то надо порождать умные мысли.

Как известно, с помощью матмагии КАД узнал, что на Шляпке успел побывать мехмат. Контейнер тоже вел свое происхождение от мехмата. Замечательно. Так. Теперь: кому был послан контейнер? Ответ на этот вопрос представлялся Кадомцеву принципиальным. Только для этого надо было выяснить, зачем он был послан, а именно это и должно было стать ясным через вопрос "Кому?" Черт. Замкнутый круг.

Кадомцев гладил кису Сильму. Итак, что у нас есть? Во-первых, известно, что мехматяне знают теорию математической магии. Знают они также и классическую физику - люди там образованные. Как математики, они, наверно, уже выяснили, что эти две теории друг другу противоречат. Но разрешить это противоречие они не могут (это знает сам Кадомцев), потому что для этого необходимо выяснить закономерности изменения законов физики. А при этом, хотя бы в самом начале, нужно опираться на опытные факты. Экспериментаторов же на мехмате нет, значит, развивать физико-магические аспекты математической магии там не могут, в отличие от Кадомцева. А что же они могут делать? Заниматься математико-магическими аспектами. Но это деятельность тихая и никак снаружи не проявляется: сидят себе Розендорн с Сабитовым на семинаре и беседуют. Тем не менее, мехмат действует активно, и даже слишком: контейнер послали, и вот новые данные... Вопрос: так ЧЕМ же заняты мехматяне?

Кадомцев чувствовал, что, ответив на этот вопрос, он поймет, кому предназначался контейнер. Правда, похоже, что это вопрос частный, а общий - только что упомянут. Но контейнер-то вот он... И теория матмагии тоже... И не только теория.

Извините, но в нашем космосе матмагия не действует. Не действует? Черта-с два! Но он, Кадомцев, сумел обнаружить Шляпку, применяя матмагию здесь. Значит, пространство-время нашего Космоса изменено. Сам по себе факт достаточно знаменателен. Поскольку ответов на другие вопросы не было, он решил заняться этой проблемой.

Скормив кисе Сильме бутерброд, Кадомцев отправился в читалку и заказал новейшие радиожурналы. Он выискал все недоуменные статьи на тему "а что случилось с мировыми константами" и скормил это ЕС-1011, так как на супермозг еще не полагался. И вообще дело было в оверфлае, нечего супермозг на научную работу использовать.

Проведя статистический анализ, Кадомцев обнаружил в Галактике пятно аномалий - этакий Бермудский треугольник. Пятно это с течением времени расширялось, аномалии углублялись. Само по себе это, может быть, и не было удивительным, Кадомцев знал, что каждое применение магических приемов углубляет деформацию структуры пространства. Но возникновение такого компактного и имеющего регулярную стругтуру пятна никак не могло быть делом случая. По крайней мере, это было слишком маловероятно.

Вывод был один: мехматяне, используя знания бывшей сверхцивилизации Шляпки, возбудили структуру пространства (например, привезя со Шляпки какой-нибудь волшебный амулет - что же такое амулет, как не предмет с магически возмущенной структурой!), а затем постоянным применением заклинаний стали поддерживать эволюцию пятна аномалий.

Уже очевидно, чего, собственно, добивается мехмат. Чем выше концентрация отклонений, тем быстрее они распространяются. (Это известный факт, см. 286 том Трудов С.Б.Кадомцева, изд-во МГУ, очень лохматый год.) Следовательно, создавая такое компактное пятно, мехматяне могли преследовать ТОЛЬКО ОДНУ цель: растянуть зону аномалий на всю Галактику. Мехмат решил переплюнуть математиков из рассказа Борхеса "Тлен, Укбар, Orbis Tertius": те изменяли мир психологически, а эти хотят физически. Нет, магически. Ну, в общем, понятно. А зачем? Это, правда, неважно, но все-таки, мотивация... Ну это же жутко интересно - оказаться в гораздо более интересном мире, а не в этом... (нецензурно).

В ослепительном свете решенной задачи Кадомцеву вдруг пришла в голову простая мысль: что контейнер вполне мог предназначаться ему самому, С.Б.Кадомцеву. И все неясности - и отсутствие охраны, и странный адресат, и подсказка Лидинской - становились цепью закономерных событий.

К конце концов, Кадомцев - пират или не пират? Пират. А раз так, то он решил, что вся эта заваруха, которая поднимется в связи с изменением законов природы (не может не подняться), будет ему очень нар руку. План мехмата захватил Кадомцева. Ну, и свои мысли у него были, и он решил помогать мехмату. Правда, тайком от мехмата. И в своих интересах.

Для этого Кадомцеву нужно было проникнуть к административным центрам Галактики - Галактическому Содружеству. Идея плана была проще пареной репы, но требовались громоздкие и нудные вычисления из области методов социальной психологии. Распространение аномалий скоро начнет вызывать отклонения в технологическом цикле Содружества. Вот тут-то Кадомцев и предложит свои услуги. Руководствуясь знанием социальной психологии (он математик или куда?), Кадомцев сумеет проникнуть в самые верхи административной системы Содружества.

Конечно, возможно, что действительно контейнер подсунут мехматом, а тогда все его действия предугаданы. Но знает-то он теперь больше, чем мехматяне (помните про физико-магический аспект! На сегодняшний день у Кадомцева самая полная система уравнений математической магии в Галактике), и, значит, сможет совершать действия, которые мехмат в принципе не в силах предугадать. А возможно, мехмат и не стремится к контролю. Так или иначе, так как он сейчас - самый могущественный матмаг Галактики, соперников в осуществлении своих планов ему можно не бояться. Даже если они и будут.

Но неожиданное событие перепутало все зловещие (?) планы.

Глава VIII.
Знай наших, или пофигизм Кадомцева

В глюк-хаузе горела свеча. Махор, Тамила и рыжая Наташа в черных платках сидели и колдовали.

Дело в том, что на днях Махор сдал электрод. Решив, что пора вплотную заняться личными делами, он стал думать, какие дела надо сделать. И первое, что пришло в голову - месть Кадомцеву! Недостойному Кадомцеву, не оценившему красоту Махора и обидевшему такого симпатичного старикашку.

В принципе, матмагию на "Физфаке" не засекретили. По крайней мере, в том объеме, в каком его способны понять студенты. Дело в том, что считалось, что они ее все равно не способны понять так, чтобы с ней работать: какой дурак будет работать на синхрофазотроне, не зная ядерной физики?

Такой нашелся.

Ох, не в добрый час согласился А.Бадьин учить Махора математике! Он и сам не решался применять матмагию. А вот Махор решил применить ее на практике.

На помощь он позвал вышеупомянутых девиц. Тамила - теперь полнейший аутсайдер в делах магии - взъерепенилась и настояла на антураже. Отсюда черный платок. Наташа мимо такого дела пройти не могла.

Махор сосредоточенно концентрировал энергию зла. Мощный поток этой энергии должен был поразить Кадомцева, как самое беспощадное проклятье. Во всяком случае, так себе это представлял Махор.

Луч злой энергии, подчиняясь формулам линейного приближения, вырвался на свободу. "Физфак" тряхнуло. Кажется, получилось.

Когда они вышли из темного бункера на просторы цивилизации (коридора 3-го этажа), Кадомцев ледяным голосом отчитывал кого-то... Все бегали, суетились... Махор ожидал совсем не такого эффекта.

Подошла Лидинская, посмотрела в глаза Махора и спросила:

- Это ты?

Махора нелегко застремать.

- Да, это я. А что, не видно?

- Ну не придуривайся. Ты Кадомцева шарахнула?

- А что, почувствовал-таки? - обрадованно спросил Махор.

- Ну ты и... - сказала сквозь зубы Лидинская.

- Интересно, какой мощностью ты его? - спросил подошедший А.Бадьин.

- Ну, где-то восемьсот гедов.

- Не слабо, - переглянулись С.Лидинская и А.Бадьин. - И все это теперь в Галактике.

- Как это - в Галактике?

- Как семь копеек! Ты что думаешь, у КАДа защиты нет? Я думаю, он и не то выдержит. Конечно, все отразилось, - пояснил Бадьин, а Лидинская в своей любимой манере добавила:

- Ну, ждите событий.

"Физфак" летал себе. А чего? Приятное занятие. А.Бадьин, например, любит летать. Номер, который еще на Шляпке изъявил желание стать пиратом, по ошибке чуть не съел кису Сильму. Недоразумение разъяснилось, и Ц-67 напоминало помесь космического ангара и космического зоопарка. В радиопраке пили, в ЦФА учились.

Так прошло несколько месяцев...

"Вчера (это как это - вчера в масштабах Галактики?) на базу Фомальгаут-3 не прибыл ожидавшийся вчера лайнер "Урсула ле Гуин". Причины опоздания неизвестны."

"Супертанкер "Нью-Москва" с грузом, следовавший по маршруту звезда Т-2833 (*) - Денеб, исчез в районе звезды Т-3047."

________________________
* Т - каталог Топоренского А.
________________________

Такие сообщения появились в галактических газетах. Нужно ли говорить, что судьба пропавших кораблей не прояснялась. Как стало известно позднее, в том же районе исчезло еще несколько разведывательных кораблей.

Само по себе это вполне могло вызвать широкий резонанс, но тут свершилось событие, после которого о кораблях уже не вспоминали.

Прервалось сообщение с системой звезды Пуанкаре. Срочно были задействованы сверхсветовые локаторы ближайших военных баз.

Звезды больше не существовало. О планетах и говорить не приходилось. Говорить не приходилось вообще ни о чем. На месте, где должна была быть звездная система, не было ничего. Более тонкий анализ внес поправку: была. Черная дыра.

А через некоторое время армада звездолетов, вспарывавшая нежную ткань голубого в цветочек космоса, была обнаружена уже и невоенными локаторами.

Потом оказалось, что все не так банально; ибо этаких армад насчитывалось пятнадцать штук.

- Ну, ты даешь, - сказала Лидинская Махору. - Такого масштаба я от тебя не ожидала.

- А с чего ты решила, что это я? Подумаешь, какие-то несчастные восемьсот гедов!

- Дело не в гедах, а в равновесии. Причем заметь, что кумулятивный эффект вполне мог отразиться в прошлое.

- Никто не докажет, что это я!

- Скажи спасибо.

В Галактическом Содружестве возмущались. Подготовка к успешному отражению внегалактического вторжения шла полным ходом, когда в Совете Содружества прозвучал вызов с периферии. Известный космический пират СБК-КАД нагло заявил, что по ему одному известным причинам ГС не способно самостоятельно отразить сие вторжение, и для спасения цивилизации совершенно необходимо предоставить ему, С.Б.Кадомцеву, руководство Объединенным флотом ГС и придать "Физфаку" статус флагманского корабля с неограниченными полномочиями. Администрация ГС колебалась: послать ли Кадомцева матом или гордо проигнорировать? Единственный, кто неожиданно серьезно отнесся к предложению Кадомцева, был государственный звездолет "ГЗ". Ему порекомендовали не разводить семейственность.

- Так я и думал, - буркнул Кадомцев и ушел в оверфлай.

В это время чужие армады медленно, но верно продвигались к центру Галактики.

Разумеется, ГС, руководствуясь известным, но оттого не менее верным законом Мэрфи, давно подготовилось к отражению подобных нападений. Небольшие эскадры автоматических кораблей должны были навязать противнику ряд небольших сражений. Это было сделано. Автоматы погибли, но вычислительные машины Генштаба ГС построили модель поведения противника. В соответствии с этой моделью группы быстроходных разведчиков вынуждали врага стянуть все свои силы в западню в заданном районе пространства. Это тоже было сделано, причем с подозрительной легкостью. Пришельцы демонстрировали феноменальную тупость и модель, описывающая их поведение, была не приближенной, а идеальной, как в учебнике.

"И вот нашли большое поле..." Пространство между звездами Т-897 и Т-899 было относительно свободно от космической пыли, заполнено радарными устройствами ГС и идеально подготовлено для поголовного уничтожения противника. Кадомцев любовался этой картиной и усмехался в бороду. А может, и не усмехался - за бородой не видно. "Физфак" в оверфлае ничем не выдавал своего присутствия.

Два флота в оверфлае шли навстречу друг другу. Очень трудно описывать космические сражения в оверфлае - для этого слов нету, разве что метаматематикой. Но вы ее все равно не знаете. Достаточно сказать, что модель поведения флота противника внезапно изменилась. Такого изменения не должно было происходить, потому что навязанные врагу анализирующие сражения должны были вынудить его показать все свои способности, но оно произошло.

Оружие, которым воспользовался враг, оказалось абсолютно неизвестным. Корабли просто исчезали: схлопывались, и все. И, наконец, хитроумные перемещения по слоям оверфлая, казалось, совсем не сбивали противника с толку. Короче, сражение превратилось в грандиозную бойню, только избиваемой стороной оказалась совсем не та, что планировали в ГС.

Флот Содружества был полностью рассеян, а армады противника обрушились на населенные планеты ближайшего звездного скопления. Как уж они обнаруживали населенные планеты - так и осталось непонятным.

Содружество впало сначала в панику, потом в депрессию. К тому же обострилось политическое противостояние внутри самого ГС: некоторые провинциальные звездные системы потребовали суверенитета и изъявили желание присоединиться, но пока еще не решили - к кому.

- Могучая ты женщина, Махор, - сказала С.Лидинская.

В администрации ГС высказывались уже в том смысле, что пора поднимать белый флаг и сдаваться на милость победителя. "Ну, это уж чересчур, подумаешь, одно сражение..." - говорили другие. "Только у нас после него сражаться нечем," - возражали первые.

И тогда на звездолете "ГЗ" вспомнили о СБК-КАДе. То ли мехмат не хотел сам лезть в пекло, то ли чуствовал свою некомпетентность, но только он высказал соображение, чт единственная надежда Галактики - космический пират.


Кадомцев вызвал Лидинскую. "Кажется, все-таки на рею," - подумала она, входя в 3-82.

- Мадам, - сказал Кадомцев. - Вреда от вас пока не было. Но какая-то польза от того, что вы здесь, должна же быть. Вот идите и уговорите этих тупоголовых из вашего ГСа - должны же они хоть теперь поумнеть! - дать мне возможность действовать. Вас они послушают быстрее, чем меня.

- А если все-таки не послушают?

- Тогда на рею, - ответил Кадомцев. - Или в вакуум без скафандра.

Но глаза его улыбались.

С тяжелым сердцем садилась Лидинская в свою "Аликвоту". Как-то очень хотелось жить...

Вконец ошалевшая администрация не проявила особых эмоций по поводу появления пропавшего агента. Тогда Лидинская, решив, что терять ей нечего, пошла ва-банк.

В свете ослепительных ламп сверкнула алая искра.

Администраторы переглянулись.

- А что, если...

- А почему бы и нет, что нам терять?

- Вот и математики говорили...

- Только где взять флот?

- Наскребем чего-нибудь.

- Ладно, вызывайте этого Кадомцева.

Последнее относилось к Лидинской. Секрет внезапного поумнения администрации был прост до предела: сработал магический амулет - рубиновый перстень, в кристаллической структуре которого были записаны заклинания реморализации. Лидинская уже давно попросила А.Бадьина сделать перстень амулетом, потому что боялась хотить по улицам одна.

- Господа, - сказал Кадомцев. - Я вас уже предупреждал.

- Ладно, - ответил Координатор ГС. - Мы принимаем ваши условия.

- Минутку. Вы их еще не знаете. Флагманство с неограниченными полномочиями я уж и не упоминаю - это и так ясно.

Координатор прикидывал, сколько тысячелетий потребуется для восстановления Галактической государственной казны. Все понимали, что происходит величайший в истории пиратский грабеж. И тут всех как громом поразили слова Кадомцева:

- Я требую всемерного содействия в создании Межпространственного Галактического Университета! С программой построения университета, проектом и планами вы сможете ознакомиться после окончания заседания.

"Физфак" мчался среди жалких остатков флота ГС. В арьергарде, прикрывая тылы, летет звездолет "ГЗ". Не дрогнувшая армада противника двигалась встречным курсом.

В бой вступили первые ряды. Довольно скоро они были смяты, но "Физфак" в бой не вступал. Он мчался в неком труднодоступном слое оверфлая, находясь, с точки зрения внешнего наблюдателя, в самом центре сражения. Сказать, где находилось сражение с точки зрения внутреннего наблюдателя, представлялось крайне затруднительным.

У этого слоя оверфлая было одно очень интересное свойство: чтобы в нем находиться, не требовалась постоянная работа генераторов. Это связано с обобщением условий Бора-Зоммерфельда на квантовую теорию поля. "Физфак" был погружен в темноту. Не работал ни один прибор, даже на физическом практикуме. Вся энергия вакуумных генераторов концентрировалась на Кадомцеве, который сидел за столом заведующего кафедрой в 3-82, окруженный мертвенным сиянием, и что-то писал шариковой ручкой на листе бумаги.

Пожалуй, это было впервые в истории. Заклинания черпали магическую энергию из мертвого порождения техники - вакуумных генераторов. Магические символы все плотнее покрывали лист бумаги. Посреди листа оставалось чистое место, которое становилось все меньше и меньше, и это чистое место было все жизненное пространство, оставшееся флоту противника.

Случайное попадание... С кем не бывает? Взвыли никому не нужные аварийные сирены. Раздался свист утечки воздуха. Энергия отдачи, поглощенная магическим полем, выбила "Физфак" из слоя оверфлая, в котором он находился. Но заклинание Кадомцева уже действовало.

Один за другим корабли противника вываливались в пространство Минковского. Магические силы парализовали вражескую электронику, и корабли превратились в подобие тривиальных железных ящиков.

Можно было бы ожидать на лице Кадомцева выражение напряженной воли или по крайней мере заинтересованности. Но почему-то чем больше сил вкладывал он в сражение, тем более пофигистичной становилась его физиономия. Казалась, он читает лекцию по матану: "Ну, что тут можно еще забавного сделать? Ну, перекроем вот это направление в оверфлае..."

Пофигизм Кадомцева был приговором флоту противника.

Глава IX.
Когда все стало ясно

Когда администрация Содружества познакомилась с планами Кадомцева относительно МГУ (Межпространственного Галактического Университета), она пришла в ужас. Но отступать уже было некуда.

Кадомцев в молодости много занимался математическими методами в психологии и социальной психологии, и что его всегда возмущало, так это совершенно дилетантский подход к педогогике, главествовавший во всех высших учебных заведениях Галактики. Казалось, что Министерство Галактического образования совершенно не знало математики (и это было недалеко от истины, засилье гуманитарцина и здесь сыграло свою гнусную роль). Став реальным главой кафедры математики, Кадомцев прежде всего занялся разработкой методов математического моделирования учебного процесса. Однако для построения реальной модели требовалось огромное количество самой разнообразной научной информации. В наших библиотеках достать такое легальным путем невозможно - вот почему Кадомцев вышел на большую галактическую дорогу. Мысль об информационном пиратстве была мыслью отчаяния.

В планах мехмата Кадомцев увидел реальную возможность добиться могущества, которое могло позволить ему создать свой университет, где он полностью мог реализовать свои математико-педагогические замыслы. А замыслы эти как раз и привели в ужас администрацию.

Как известно, среди учащихся всегда огромный процент тех, кто не хочет учиться, и небольшой - тех, кто не может. Так вот, методики Кадомцева заставляли выучиваться и вообще доходить до состояния, кое характеризуется словами "Homo Sapiens", и тех, и других. Процесс был так организован, что не учиться оказывалось невозможным: как бы ты не увиливал, все равно выучивался. Радиопраковскую тусовку Кадомцев использовал в качестве эталона абсолютно необучаемых студентов, поэтому и вызывал к себе, вопросы по ММФ задавал, про БГ расспрашивал.

Ну вот, собственно, и все. Осталось сказать несколько слов о судьбе персонажей этой повести.

В Межпространственном Галактическом Университете С.Б.Кадомцев занял пост ректора. Однако науку не оставил. Всю административную работу он свалил на Ксению Львовну, это был первый в истории проректор, работавший по методам математической магии.

Преобразование мира по мехмату продолжалось. Но это тема для отдельного большого романа.

А.Бадьину предложили должность декана факультета фантастики, но он отказался и попросился в аспирантуру матмагического факультета. А его заставили сдавать экзамены, так как в его компетентности в фантастике Кадомцев не сомневался, а вот в математике...

Махор получил полную амнистию и был зачислен на Ш курс того же факультета.

Киндера турнули с физфака, и он с горя поступил в магистратуру философского факультета.

Что делать с Лидинской - оставалось непонятным. Дело в том, что она неожиданно наплевала на Содружество и изъявила желание поступить на физфак. Но по здравом размышлении решила закончить химфак. По дороге она вышла замуж за А.Бадьина, и они вместе сваяли сей роман. В качестве свадебного подарка на "Аликвоте" был установлен небольшой, но мощный супермозг, приобретенный у той же электронный цивилизации. "Ты хотел иметь свой звездолет - ну и получай," - сказала Лидинская. Фродо вздохнул: он представлял себе свой звездолет гораздо более импозантным.

В радиопрактикуме по вечерам было тихо. Тусовка, на котороый отрабатывались новейшие методы интенсивного обучения, пострадала больше всего, ибо эти методы к ней больше всего подходили. Вся тусовка сидела над учебниками. Вся. Это-то и ужасно.

Максим Борисов на лето поехал в экспедицию на Шляпку. Так как "Физфак" больше не был пиратским кораблем, Номер захотел домой. На драконов методы Кадомцева не распространялись. Максим взял его с собой и отбыл, вооруженный верной шпагой. О его приключениях там он напишет сам.

Перед отлетом он спросил у Кадомцева:

- Так что же это за руины?

- Это остатки древнего университета. Университет построили великие матмаги. Давно уже ушла в небытие их цивилизация, но руины до сих пор сохраняют дух стремления к познанию.

- Так я же говорил - кванты захотелось повторить! А зачем вы его обыскивали?

- Как зачем? Вдруг там документы остались, журналы... Память древних магов еще жива в подсознании стариков со Шляпки, поэтому я и беседовал с одним из них, что так не понравилось Махору.

Рыжая Наташа поступила на исторический факультет Межпространственного Галактического Университета. А ее там заставили учить математику. Ибо в МГУ даже гуманитарные науки становились науками.

1989-1992 г.

Литература
  1. А.М.Колмогоров, С.В.Фомин. Элементы теории функций и функционального анализа. М., Наука, 1989.
  2. Э.Г.Позняк, Е.В.Шикин. Дифференциальная геометрия. Первое знакомство. Изд-во МГУ, 1990.
  3. Н.Н.Боголюбов, А.А.Логунов, А.И.Оксак, И.Т.Тодоров. Общие принципы квантовой теории поля. М., Наука, 1987.
  4. Френкель, Бархиллел. Основания теории множеств.
  5. И.Х.Сабитов. Об изометрических погружениях плоскости Лобачевского в Е4. "Сибирский Математический Журнал", 1989, 30, N5.
  6. А.и Б.Стругацкие. Понедельник начинается в субботу; Сказка о тройке. В кн.: А.и Б.Стругацкие. Избранное, т.1. "Московский рабочий", 1989.
  7. Дж.Р.Р.Толкиен. Властелин Колец. Л., Северо-Запад, 1991.
  8. Урсула ле Гуин. Волшебник Земноморья. С.-П., Северо- Запад, 1992.
  9. Роберт Говард. Час Дракона. Л., СП "СМАРТ", 1990.
  10. С.Снегов. Люди как боги.
  11. М.Борисов. Избранное. Изд-во МГУ, 2018.
  12. Б.Гребенщиков. Небо становится ближе.
  13. С.Лем. Кибериада. В кн.: С.Лем. Избранное. Кишинев, Литература Артистикэ, 1978.
  14. Глюк-компаниевские опусы, всех не упомянешь.
  15. Н.Леонова. Лемурийские рассказы, тт.1,2.
  16. Х.Л.Борхес. Проза разных лет. М,. Радуга, 1984.
  17. Дж.Р.Р.Толкиен. Сильмариллион. М., Гиль Эстель, 1992.