Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Игры Юмор Литература Нетекстовые материалы


Тайэре

Знаки зодиака

Арсон из Дома Водолея проснулся, не ощутив рядом привычной теплоты тела своей служанки. Не открывая глаз, он протянул руку и нащупал рукоять кинжала, спрятанного под подушкой. Прислушался. В комнате никого не было, но в тишине ощущалась чья-то враждебная воля. Он вскочил с низкой скамьи, составлявшей единственную мебель в его небольшой комнате с толстыми коваными решетками на окне. Дверь была приоткрыта. Арсон подошел к двери, посмотрел в узкую щель. В видимой части коридора никого не было. Он прыжком вылетел из комнаты, разворачиваясь и оглядываясь. Коридор был весь пуст.. не считая того куля тряпок и плоти, что еще недавно был молодой женщиной. Из ее спины торчал кинжал с золотой рукоятью. Венчала рукоять эмблема рогатого существа, напоминавшего козу. Арсон подошел, вытащил рывком кинжал, забрызгав светлые полотняные штаны темно-алой кровью.

Ритуальный кинжал Дома Козерога. Арсон медленно и аккуратно закатал рукав полотняной куртки на левой руке, провел кинжалом по коже. В порезе выступила кровь. Таких длинных тонких шрамов на его руке было уже более десяти. Арсон осторожно завернул кинжал в полосу ткани, которую достал из кармана штанов и вернулся в комнату. Там он быстро, но, не торопясь, переоделся в одежду цвета своего Дома - черное. Взял седельные сумки, заранее сложенные им, спрятал кинжал и ушел, хлопнув дверью. Его уход не заметил никто, кроме стражей Дома, которые отсалютовали ему своими узкими тонкими клинками. Арсон даже не взглянул в их сторону - Высокорожденному это не подобало.


"Желание убивать есть наиболее естественное в любом существе. Желание убивать за добычу, за самку, за свою жизнь. Но когда мы убиваем из мести, мы становимся людьми. Желание мстить - самое важное и достойное уважения желание человека". Скар из Дома Козерога.


Рита из Дома Козерога проснулась непривычно рано, услышав какой-то странный звук. Это напоминало звук варганчика, только если бы играл на нем сам Великий Хым. Звук кончился, но заснуть ей уже не удалось. Она надела свое будничное платье - из льняного полотна, как и у всех прочих Высокорожденных Арлана. Только серая лента из плотной ткани, облегавшая ее лоб, указывала принадлежность ее к Дому Козерога. В доме уже раздавались звуки привычной утренней суеты - стук кастрюль, визгливая перебранка служанок, стук топора и мычание скота. Рита ударила колотушкой в медную тарелку, вызывая к себе служанку. Служанка, юная девочка с усеянным родинками круглым лицом, прибежала тут же, неся гребень и тазик с теплым молоком. Рита умылась молоком, села у окна, и, пока девчонка расчесывала ее длинные, до пояса, темные с бронзовым отливом волосы, расспрашивала ее о новостях в Доме.

- Говорят, айнеу Рита, что сегодня на заре ваш брат вернулся с трофеем из дома Водолея. Его слуга разбирал его вещи, и на них была кровь..

- Да? И кто же пал очередной жертвой Скара?

- Я не знаю, айнеу. Он спит.

- После завтрака, Кийя, вели подать мне гнедую кобылу.

- Да, айнеу.

Ее отъезд, в отличие от отъезда Арсона, не остался незамеченным. Слуги ее, слуги брата, стражи Дома - многие провожали взглядом стройную фигурку, закутанную в плащ цвета иссушенной засухой степи Арлана верхом на породистой кобыле.


"Женщина - это идеальная добыча. Она заставляет наше сердце биться быстрее. Она хитра и коварна, она умеет путать след. И чем дольше погоня, тем сладостней обладание. Но берегись, чтобы добыча не стала охотником. Для этого ты не должен видеть в ней ничего, кроме игрушки". Скар из Дома Козерога.


Они встретились далеко в пыльных, поросших цикорием степях Арлана, в ничейных землях. Завидев всадницу, Арсон пришпорил своего буланого жеребца и поскакал ей навстречу. Они подъехали друг к другу вплотную. Арсон отпустил поводья и протянул руки, прижимая к себе девушку. Его объятия были грубыми и своевольными. Рита чуть подала коня назад, стараясь ускользнуть, но Арсон попросту вытащил ее из седла и посадил перед собой.

- Твой братец объявил мне вражду. - Буркнул он. - Убил служанку.

- Ты едешь драться с ним?

- Разумеется, - мрачно сказал Арсон. - А что же еще?

- Не надо, Арсон! Пожалуйста!

- Женщина, что ты в этом понимаешь? - надменно и снисходительно улыбнулся он. - Неужели я оставлю все, как есть?

- Скар убьет тебя. Или ты его. Все равно - тогда ничего не будет.

- Рита, Рита... И так ничего не будет. Ты еще не поняла? Между нашими Домами запрет на брак, и вражда ничего не изменит. Или отсутствие вражды. Да и вообще, не лезь в наши дела. Лучше обними меня покрепче. Арсон грубо и нежно одновременно потянул ее к себе, взяв за волосы. Рита попробовала оттолкнуть его, но легче было ей попытаться сдвинуть замок Дома. Арсон даже не заметил ее сопротивления. Он просто прижал ее к себе, приникнув губами к ее губам, словно умирающий от жажды к чаше воды. Его руки потянулись к шнуровке ее платья.

- Нет, Арсон...

- Не говори мне "нет", женщина. Потому что я говорю "да".

- Подожди, хотя бы выслушай меня! Подожди.

В ее голосе звенело такое странное напряжение, которое заставило остановиться даже грубого Арсона.

- Ну что еще? - нетерпеливо буркнул он, кладя руку ей на грудь. Рита прижала узкие ладони к животу и опустила голову.

- Я беременна, Арсон.

Арсон нахмурился.

- Ну? И давно?

- Три месяца. Скоро я не смогу это уже скрывать. Служанка и так уже подозревает странное.. Хотя.. - Рита покраснела алыми пятнами, портившими ее красивое личико. - я легко переношу.. это.

- Это ничего не меняет, детка. Я не пойду против запрета, ибо не желаю становиться изгнанником. И ты не пойдешь, ибо я не хочу этого. Ребенка я возьму в Дом. У Скара я выкуплю твою свободу - там посмотрим, что ты будешь делать.

- Но кем он будет? Слугой?

- А чего ты хочешь? Ты никогда не слыхала, что "приличные женщины спят со своими мужчинами только под Солнцем в Доме"?

- Арсон, я ненавижу тебя!

- Меня это не останавливает, - проворчал он, спрыгивая из седла и стаскивая Риту за собой. - И не зли меня, Рита, своими отказами. Мне злость понадобится на твоего брата. В конце концов, ты все это затеяла...


"Древние верили в то, что рождение определяет судьбу. Они заблуждались. Зачатие, вот что делает нас такими, какие мы есть. Вот почему Дома признают только зачатых в положенные сроки. Дом должен быть един". Скар из Дома Козерога.


- Скар! Выходи и ответь! - выкрикнул Арсон ритуальную форму под дверьми замка Дома Козерога. Стражи Дома с интересом разглядывали легендарного Арсона, Арсона Бессмертного, на чьем плаще древними Буквами был выписан его девиз, и девиз его Дома одновременно: "Возрождение через смерть". На груди его камзола голубым был вышит ребенок, льющий воду из кувшина - герб.

Через некоторое время появился Скар. Они были совсем разными, как подумал кто-то из стражей. Скар - невысокий, сухощавый, с пепельными жесткими волосами. Сутуловатый, угловатый на вид. Лицо обтянуто кожей, как щит у хорошего мастера. Прищуренные серые глаза. Арсон же был выше его более чем на две головы, мощный, плотный - весь как символ грубой силы. Гриву темных вьющихся волос раздувал ветер степей. Выдвинутая вперед челюсть придавала ему воинственный вид. Глаза были ярче, чем герб - как летнее небо Арлана.

Соперники посмотрели друг на друга. Арсон достал из-за пояса золотой кинжал и показал его Скару. Начался Ритуал вражды.

- Пришел ли я к хозяину этого оружия?

- Да, ты не ошибся.

- Правильно ли я понял - это вызов?

- Да, ты понял верно.

- Готов ли ты отвечать?

- Да, буркнул Скар, разрушая торжественный дуэт голосов. - Готов.

- Каких условий ты желаешь?

- Побеждаю я - ты никогда больше не приближаешься ни к одному из обитателей моего Дома. Побеждаешь ты - я плачу тебе выкуп рабами и золотом.

- Я не согласен. Мои условия: побеждаю я - ты даешь своей сестре Права. Побеждаешь ты - я выполняю твое условие. Или плачу выкуп. Как пожелаешь.

- Я приму твои условия, но тогда я выберу оружие.

- Да, Скар Козерог. Я согласен.

- Да, Арсон Водолей. Я согласен.

- Оружие - копье.

- Согласен.

- Итак, поединок через две доли.

- Да.


"Ритуал - то, что придает убийству смысл. Просто разорвать противника может и волк. Человек создает ритуалы, чтобы вкусить сполна от каждой капли удовольствия, заключенного в убийстве" Скар из Дома Козерога.


Вокруг круга, который был означен лежащей на земле тонкой пеньковой веревкой, толпились люди из Дома Козерога. Здесь была и многочисленная скаровская родня разной степени близости, и три его сводных брата и несколько сестер. Дети, внуки, племянники, всевозможные знакомые и друзья. Рита - старшая - стояла одна. Никто не подошел к ней. Даже слуги старались не смотреть в ее сторону.

Поединок был недолгим и закончился буквально через одну долю часа. Скар только выглядел слабым и неуклюжим. Он двигался со скоростью молнии. Короткое копье в его руках пело и сверкало, словно крыло сказочной птицы Ча. Арсон был силен и опытен - он и выглядел, и был грозным противником. Но он был медлителен. Его козырем был рукопашный бой. А оружие выбирал не он. И потому через недолгое время копье Скара рассекло мышцы его правой руки, лишив Арсона надежды взять реванш. Арсон упал на одно колено, зажимая глубокую рану ладонью левой руки. Он глубоко, неровно вздохнул перед тем, как сказать ритуальное:

- Я проиграл. Признаю.

И упал на землю. Бледное всегда, его лицо сейчас казалось белее снега. Госпожа Рита рванулась к нему, но Скар, мимо которого она пробежала, остановил ее звонкой пощечиной:

- Женщина, быстро на свое место!

И Рита покорно отошла назад, прижимая ладони ко рту. Волосы ее растрепались и отливали в свете полудня медью. Слуги осторожно подняли бесчувственного Арсона, понесли его вглубь замка, туда, где находились покои для гостей. Обычай требовал оказания всей необходимой помощи побежденному. Рита шла следом за слугами, но кто-то из младших братьев, обернувшись, запретил ей идти дальше. Кулак, который он показал, был достаточно увесист.


"Не давай женщине слова. Не давай ей возможности решить за себя даже какое платье надеть. Если ты дашь ей хоть что-то, она вырвет из тебя еще во сто крат большее, а ты и не заметишь. Она существует, чтобы быть твоей утехой. Помни это, Высокорожденный" Скар из Дома Козерога.


Тихая тень прокралась по коридору. Женщина, завернутая в плащ цвета пыли тихо скользнула в комнату. Арсон не спал - шаги он заслышал давно. Он лежал поверх одеял, в обычной холщовой будничной одежде. Волосы его разметались по расшитым подушкам, сам он напоминал зверя Баарс, каким его изображали на старинных сосудах. Глаза его были раскосыми и дикими, ноздри постоянно раздувались, словно он принюхивался к воздуху.

- Арсон, я пришла.

- Очень хорошо. Иди-ка сюда.

Он перекатился набок, освобождая на постели место для Риты. Похлопал по нему рукой, повторяя приказ. Рита тихонько села на краешек. Движения ее были полны задумчивой плавности, словно бы она несла на голове полную чашу воды. Она располнела, похорошела. Арсон нетерпеливо коснулся ее бедра.

- Сегодня я говорила со Скаром.

- Ну, и?

- Он хочет изгнать меня. Он не хочет позора для Дома. Я ведь старшая из женщин в нем..

- Что ж.. значит, будет так.

- Арсон! Умоляю тебя..

Девушка соскользнула с постели, встала на колени, прижала к губам руку голубоглазого Водолея. Тот ухмыльнулся, в глазах его мелькнули искорки жестокой радости.

- Ты ведь сама все затеяла, Рита. Сама преследовала меня. Вот теперь сама и думай, что с этим делать.

- Спаси меня, Арсон.

- Айнеер Арсон, Рита.

Рита вздрогнула.. по лицу ее пробежали первые серебристые дорожки слез. Называть равного себе "хозяин" - разве это не оскорбление? Она зарыдала во весь голос, вцепившись в его руку, ощущая нежной кожей виска грубую шероховатость рукава из домотканого материала. Плакала она долго. Арсон только смотрел на нее, равнодушно и терпеливо, и ждал. Как всякому мужчине Арлана, ему было все равно, плачет женщина, или смеется, хочет его или ненавидит. Она была, и она была красивой. Он хотел быть с ней. А, значит, мнение ее не интересовало никого. Арсон с меньшим удивлением спросил бы согласия покататься на нем у своего коня. Наконец, она подняла лицо, удивительно похорошевшее от слез - нежный румянец, еле заметная припухлость век, блестящие глаза.

- Слушай меня, женщина. Когда твой брат изгонит тебя, ты возьмешь все, что сочтешь нужным и придешь в мой Дом. Там посмотрим, что будет.. Но брака не жди. У меня уже есть невеста.

- Из какого Дома? - всхлипывая еще, спросила Рита.

- Скорпиона.

На лице Риты довольно явственно отразилось презрение и отвращение.

- Эти шлюхи..

Арсон молча ударил ее кулаком в скулу, не опасно, но болезненно. От его удара остался пока что белый, но быстро наливающийся багровым отпечаток.

- Сама-то ты кто? Женщины Дома Скорпиона умеют то, чего тебе никогда не понять. А шлюха здесь пока что только ты одна... Арсон устал ждать, и потянул ее прямо за косу к себе. Рита последний раз всхлипнула и покорно замерла под его ласками.


Кэт Карр закончила набивать свое донесение. Она провела рукой по коротко остриженным автопарикмахером волосам и надолго задумалась. Планета ей не нравилась. Она была пыльной и полупустой. Обширные степи простирались от горизонта до горизонта. Небо было пронзительно голубым, неприятного оттенка. Корабль экспедиции приземлился в том участке степи, который они определили, как ничей. Корабль стоял прямо на оси, соединяющей два близлежащих крупных замка, окруженных кучей мелких и уродливых построек.

Пейзаж был отвратительным. Серая степь, серая трава. Только кое-где, неожиданно, проблески голубого - на редкость хорошо прижившийся здесь земной цикорий. Солнце - и то казалось серым через пелену дымчатых облаков. Кусты колючки отливали медным блеском и казались выкованными сумасшедшим кузнецом. Возле люка корабля стоял мобиль Карр. Сейчас в нем ковырялся механик. Вездесущая пыль просто слизывала подчистую всю смазку в технике. Вдалеке показался всадник. Он ехал на довольно симпатичной, но, безусловно, непородистой лошаденке. Не доезжая до мобиля метров сто, он неистово замахал рукой. Так он махал долго, пока Карр не буркнула в спикер:

- Да возьмите же у него послание. Ему обычай не дает так близко в чужой Дом входить.

Послание взяли. Карр привычно положила сверток кожи в стерилизатор, когда тот разрешил достать предмет, вынула и развернула. Приглашение было написано буквами, напоминающими немецкий готический шрифт, но выведены были как будто детской рукой. Образчик здешней каллиграфии. Бегло просмотрев письмо, Карр поняла, что их приглашают на пир в один из Домов. Кажется, в тот замок, что слева. Тот, у которого ворота черные. Остальное было кучей архаичных уверений в своем почтении.

Карр нахмурилась еще сильнее. Подойдя к своему компьютеру, она настроила его на дальнюю связь. "Всему экипажу прибыть на базу" - полетел сигнал по Арлану. Каждое такое приглашение вызывало у нее тоску и отвращение. Она была командиром этого корабля уже восемь лет. В экспедиции летала более тридцати, пройдя все ступени, от стажера до капитана. Участвовала в Возвращении более десяти планет, чьи обитатели вели свою родословную от землян. Но первый раз ей так мучительно хотелось сменить себе пол...


"Это довольно странный обычай, построенный, очевидно, на недоразумении. Каким-то образом арланцы сделали вывод, что предки делились на двенадцать групп согласно дате рождения. Арланцы придают этому огромное различие, полагая, что дата рождения (по мнению Дж. Ганова - зачатия) играет основополагающую роль в судьбе каждого человека". Кэтрин Карр, капитан "Танаиса". Из донесения.


Скар уныло ковырял старинной двузубой вилкой кусок мяса. В иное время он с жадностью набивал бы им живот - мясо было на столах Высокорожденных только по праздникам. Но сейчас, когда рядом с ним сидела эта баба - рядом, словно бы была мужчиной, главой Дома - аппетита не было вовсе. Он скорбно косился на сидящую рядом Карр. Впрочем, в ее манерах признаков аппетита тоже не наблюдалось. То ли ей еда казалось чересчур острой, то ли она все-таки понимала, что сидит отнюдь не на своем месте. В самом деле, сядь эта странная стриженая, в мужской одежде женщина за женский стол - во главу, разумеется - вот и было бы все хорошо. А ведь она собиралась вести с ним переговоры. Скар о таком даже подумать не мог. Накануне он долго беседовал с Арсоном - выигранная вражда примирила их, по крайней мере, на то время, пока Арсон еще не был до конца здоров. Арсон отнесся к персоне чужеземной гостьи более снисходительно. В их Доме рассказывали какие-то древние предания о Проклятых Женщинах, которых покидали их мужчины и они оставались одни, собирались в Дома и как-то жили.

Только эта никак Проклятую не напоминала. Под ее командованием было еще четверо мужчин и две женщины, должно быть, служанки. Они, к славе Двенадцати, сидели за женским столом. А мужчины.. на них Скар даже и смотреть не хотел. Кто они, если подчиняются этой остриженной - рабы? Ни один свободнорожденный слуга не стал бы такого терпеть. Арсон, напротив, поглядывал на гостью с жадным, подчеркнутым интересом. Он выразительно разглядывал ее фигуру. Разглядывать-то, по большому счету, было нечего. Высокая, широкоплечая, груди толком и нет. Глаза в сети морщинок, лицо смуглое, но в вырезе серого балахона кожа намного светлее. Лицо грубоватое, непривлекательное. Взгляд, странно сказать, надменный и неуверенный. На взгляды Арсона она отвечала понимающей, но вежливо-равнодушной улыбкой. Пир закончился. Карр подняла голову на двух соседей и сказала что-то. Звук их речи раздавался из небольшой подвески в виде матового шарика из серебристого металла, висящей на короткой цепочке. Голос был похож на ее собственный.

- Итак, мы перейдем к разговору?

- Ну, если айнеу Кэта изволит - следуйте за мной.

Арсон мимоходом подумал, способно ли странное устройство передать всю ядовитую иронию, вложенную Скаром в слово айнеу - хозяйка. Вероятно, нет. Иначе этой стоило бы покраснеть, опустить голову и уйти, как подобает, в свой летающий замок. Оставив мужской разговор мужчине.

В кабинете Скара они сели в кресло. Слуга подал высокие бокалы. От глаза Скара, известного отравителя и мастера вражды, не ускользнуло, что гостья ненадолго опустила в бокал что-то типа серебряной соломинки, которая лежала у нее в кармане. Арланцы давно забыли многое из того, что было у их предков обыденным, но смысл Скар понял ясно: проверяет, не отравлено ли. Скар внутренне удивился. Это вызывало уважение. Но она была бабой, побери ее Сатан!

- Итак, я повторю то, что говорила раньше.

Она начала разговор первой. Скар и Арсон переглянулись, и мысль у них мелькнула одна - не уйти ли? Но Карр ничего не почувствовала за положенной Высокорожденным непроницаемой надменностью лиц.

- Мы - представители той планеты, с которой когда-то улетели ваши предки. За это время произошло много разных событий - наш историк расскажет вам. Сейчас мы объединяем колонизированные планеты в один союз. Мы предлагаем его вам. Условия очень просты. Мы строим у вас на планете космодром..

- ?? - Скар недоуменно поднял брови, услышав странное слово.

... площадку для приземления летающих замков. Намного больше моего. И завод... большой дом, где будут плавить сталь, и делать различные вещи из нее. Взамен ваша планета получает все, чем владеют наши объединенные миры: знания, технику... устройства, которые работают сами... помощь врачей. Лучших специалистов по обработке земли для вас. И многое другое.

- А кто будет править этим всем?

- Те же, кто и сейчас. Я обратилась к вам, чтобы вы могли представить своему Совету мои предложения так, как им это будет более... понятно. Вы сможете отправиться в мой корабль и сами все увидеть.

- Мы подумаем, женщина. - Скар

- Не могу обещать, что у нас будет на это время. - Арсон.

Карр только чуть-чуть нахмурила брови. Но двое глав Домов заметили это и истолковали совершенно верно.


"Планета Арлан представляет собой настоящую проблему. Из-за совершенно невыносимого общественного строя, где женщина представляет собой нечто, менее уважаемое, чем говорящее животное, мое положение, как капитана экспедиции ежеминутно оказывается под сомнением. Арланцы категорически отказываются даже рассматривать выгоды от вступления в союз, который, по сути, есть бескорыстная помощь этой планете, ибо запасы руд на ней не столь уж ценны." Кэтрин Карр, капитан "Танаиса", из донесения.


- Кэп Карр!

- Да, Ганова?

- В степи мы нашли женщину. Она без сознания. Она беременна.

Распоряжения, кэп?

- Джереми, разумеется, везите ее сюда.

Карр уронила голову на руки. Еще и какая-то аборигенка. Очередная бессловесная скотина, которую таскают за волосы и заваливают на ближайшую плоскость, а она смотрит на все это покорными коровьими глазами. Из-за таких вот любительниц сильных мужчин третью неделю экспедиция занимается форменной ерундой. Этнограф и геологоразведчик в восторге, зато остальные спят или купаются в ближайшем озере. Ни один из двенадцати глав Домов.. сараев, черт их побери, не согласился пожаловать на корабль, и отказался просмотреть информацию на переносном проекторе. Ее учили, что в обществе все решает женщина. Именно от женщины зависит, будет ли общество агрессивным или спокойным, будет ли в нем равноправие и покой, или это будет общество, построенное на насилии и угнетении. А здесь..

Люк едва заметно прошелестел. Карр вышла из рубки. На руках у Гановы была женщина, малорослая, как все аборигенки, с головы до пят завернутая в потрепанный плащ. Волосы ее были темно-рыжими. Ганова, врач экспедиции (и по совместительству роботехник и связист) понес ее в медотсек. На руках у здоровенного мулата женщина казалась трогательно маленькой. Ганова раздел ее и положил внутрь медикапсулы. Она была худой, плечи в синяках. Выпирал большой живот. Присоски и датчики капсулы потянулись к ней, обвивая ее паутиной шлангов и проводов. Капсула скромно потемнела, оставив прозрачной только часть над лицом. На мониторе высветились ряды непонятных цифр и символов.

- Переведи, Джереми.

- Состояние удовлетворительное. Легкое обезвоживание, гипотермия, нервное истощение, токсикоз, механические повреждения, брадикардия.. так.. легкое нарушение функции почек и печени.

- Это у вас считается удовлетворительным? - хмыкнула Карр.

- Кэп, пройдитесь по степи с тридцать километров на седьмом месяце беременности - что покажет ваш датчик?

Кэт хмыкнула еще раз. Земляне давно уже отличались отменным здоровьем - результат жесточайшего генетического контроля.

- В ее положении я лазила по горам Кэриана. И в его же болотах.

- Вы думаете, Кэт, они знают о ГенКо? Посмотрите на их слуг - я видел более пятнадцати признаков генетических болезней. А инфекции.. а травмы. Ох, из всех миров, где мы были - этот один из самых отсталых.

- Интересно, что с ней случилось? Она из этих их высокорожденных, это видно.

- Узнаем, когда она очнется.

- Поставь ей гипнообучение. Я не хочу, чтобы она очнулась и тут же закатила истерику.

- Уже. Но она очнется не ранее, чем через двое суток.

- И хорошо.


"Доброта есть слабость. Сильному не нужно быть добрым. Он и так сможет постоять за себя. Не уважай тех, кто добр к тебе - он просто боится твоей силы. Не допускай доброты к себе - это значит, что тебя считают слабым". Скар из Дома Водолея.


С первого взгляда Кэт решила, что это женщина. Со второго - что стоящий перед ней мужчина в яркой, фиолетово-красной одежде относится к геям, что ее весьма обрадовало, ибо это давало надежду на переговоры без привычного тут меряния перед ней мужской спесью. С третьего взгляда Кэт поняла, что и то и другое не имеет никакого отношения к реальности. Реальность стояла перед ней в виде высокого, стройного, даже скорее тонкого молодого мужчины, поигрывавшего явно золотой цепочкой. У него было яркое лицо с чересчур женственными чертами, пышные темно-каштановые волосы (и на редкость чистые, удивилась Кэт) и необычно алые губы. Порок, вспомнила Кэт слово, почти вышедшее из обихода землян, и вспомнила еще более архаичный оборот - воплощение порока. Только взгляд светло-карих, почти желтых глаз противоречил этому облику. Он был бесстрастным и усталым.. как будто ему бесконечно приходилось решать судьбы миров. А вовсе не.. пресыщенным, вспомнила, наконец, Карр редкое словечко из лексикона поэтов.

Вообще, он заставлял ее вспоминать самые древние обороты и эпитеты. С другими так не было, но этот арланец был до невозможности архаичен. И все же, после утомительного общения со Скаром и Арсоном (которых Кэт, вопреки всем инструкциям, возненавидела всей душой) этот был почему-то глотком свежего воздуха. Он принес с собой запах ветра и арланской пыли, запах цикория и еще чего-то, еле уловимого, должно быть свежести и одиночества. Карр поймала себя на том, что ее мысли уплыли в направлении художественной литературы, в то время как она и гость стоят друг напротив друга молча и разглядывают друг друга уже не одну минуту.

- Кэт Карр. - Протянула она руку. - Командир экспедиции.

И слегка поморщилась от того, что лингв сделал с ее словами. Перевод на арланский звучал как "хозяйка путешествий". Айнеу дорогар.

- Рой из Дома Скорпиона.

Он не назвал себя главой Дома, но это было ясно по гербу, вышитому на груди его камзола. Скорпион был шикарный. Казалось, что сейчас золотистая тварь сбежит с ткани и цапнет за ногу. Кэт улыбнулась. В отличие от большинства космобиологов - это было второй ее специализацией - она любила насекомых, хотя они и были наиболее опасными для высаживающихся на новых планетах.

Он коснулся ее пальцев. Арланцы не знали рукопожатия.. Кэт мысленно одернула себя за забывчивость, но этот был чертовски сообразителен. Его прикосновение ударило ее, словно током. Этот неумытый (впрочем, этот-то как раз на диво умытый, еще раз отметила Карр) абориген владеет биотоками. И довольно неплохо. Только он использует это знание отнюдь не в надлежащих целях - импульс был не лечебным, как привыкла Карр, а четко сексуальным. Ну, хорошо, подумала она. Померяемся талантами. Может быть, это пойдет на пользу общению.

Кэт задержала свою руку. Пальцы их переплелись. Она подействовала на его руку всей гаммой излучения, которую мог четко воспринять вот такой вот дикарь, не обучавшийся этому так, как она. Тепло. Покалывание. Жар. Ощущение нестерпимого зуда, нервное возбуждение, вынуждающее отнять руку. Сильнее. Еще сильнее. Но Рой руку удержал. А с его пальцев полилась такая тягучая, томная, липкая ласка, что Кэт едва удержалась от стона удовольствия. Ситуация была совершенно, по ее мнению, дурацкой. Она его едва ли обыграет начисто, это стало ясно. Вероятно, дикий талант. Или потомок первооткрывателей биотоков. Но нельзя показывать поражения, иначе он возомнит о себе невесть что. Значит.. Карр отбросила все мысли и перестала что-то подавать на руку аборигена. "Пусть будет просто приятно. Пусть он постарается. А я подожду."

Когда она открыла глаза, арланец стоял прямо перед ней. Глаза их были на одном уровне. Рука его - с длинными ногтями, узкая и маленькая, как у женщины, лежала у нее на плече. Арланец чуть улыбался - словно бы знал что- то такое, что не знает больше никто. Кэт спокойно отшагнула от него и села в кресло, оказавшееся прямо сзади нее. Жестом она предложила ему сесть. Рой спокойно сел в непривычное гнутое и местами мягкое, местами жесткое корабельное кресло - последнее слово эргономики. Закинул ногу на ногу. Он чувствовал себя здесь так, словно это его кресло и его корабль. И он дома, а вовсе не в гостях на чужом, странном и страшном корабле.

- Итак, - негромко сказала Карр, - какова цель вашего визита. Желаете просмотреть материалы?

- Непременно желаю. Обязательно. Но - непременно в вашем обществе, Кэта. Вы мне ведь все объясните?

- Наш специалист сделает это намного лучше меня. - Она уже положила руку на клавиши, чтобы вызвать Селену Петров, культуролога и этнографа экспедиции. Но Рой прервал ее движение, перегнувшись через стол и останавливая ее руку. Прикосновение опять было бьющим током и приятным.

"Что, это у него не контролируется, что ли?" - подумала Карр.

- Нет, айнеу Кэта, я желаю делать это только в вашем обществе. Ну что ж, подумала Карр, значит, придется тебе побыть в моем обществе. Со всеми вытекающими последствиями.


"Не запрещается входить в близкие отношения с обитателями тех планет, которые доказанно являются потомками земной расы. Однако следует помнить, что такое действие может как и облегчить контакт и способствовать установлению взаимопонимания, так и сделать общение невозможным. В любом случае, комиссия рассматривает подобный поступок и все его последствия наравне с любым другим действием или приказом члена экспедиции" Из "Инструкции по контактам для экспедиций Возвращения".


Кэт Карр включила первый из фильмов, которые входили в пакет, подготовленный программой Возвращения. Он начинался с изображения земли из космоса.. потом зритель словно бы спускался вниз на невидимых крыльях, плавно паря вниз, навстречу сказочно зеленым просторам. Кэт покосилась на Роя. Этот встречающийся только на одной планете во Вселенной оттенок зеленого будил генную память в любом потомке человеческой расы, сколь удален он от нее не был. Через поколения предков, через ставшие привычными фиолетовые небеса и красные травы прорывалось неумолимое - "Вот моя истинная Родина!". Собственно, на это впечатление неизвестный создатель фильма и рассчитывал.

Но глава Дома Скорпиона был на диво спокоен. Ему было не так уж и интересно. И наплевать ему было на зеленые просторы. В первый раз он оживился, лишь когда увидел на экране кадры, коротко пересказывающие историю Великой Войны - войны, после которой связь с колониями прервалась на многие сотни лет, а Земля была отброшена далеко в варварство. Глядя, как стартуют смертоносные ракеты, как рушатся под невидимыми лучами здания, распадаются на атомы человеческие тела, он забыл про всю свою надменность и едва удерживался, чтобы не подбежать вплотную к экрану. Эпизод кончился. Пошел рассказ о восстановлении и том, чего добились земляне после войны. Сказочно прекрасные дома. Звездные корабли. Тонкие ажурные силуэты мостов. Переливающиеся ткани одежд.. Красивые лица, сильные развитые тела... Кэт смотрела наизусть уже выученный фильм - и не могла скрыть гордости за свою планету. А Рой явно заскучал. Он уныло смотрел на экран, поняв, что больше сцен войн не будет, и ковырял заусенец на пальце.

- Айнеу Кета, вы ездите верхом?

- Что? - Кэт вздрогнула от неожиданности.

- Верхом, на лошади.

- Да.. да, конечно.

- Не желаете прокатиться?

- Пожалуй, соглашусь.

Быть может, подумала Кэт, это даст какое-то взаимопонимание? Быть может, эта планета не станет первой, с которой она улетела, не достигнув цели? Степь была пыльной и серой, как всегда. Рой был отличным наездником, но и Карр ему едва ли уступала. Только с лошадью она обращалась куда бережнее. Они ехали до самого горизонта, поднимая облака пыли. Вдруг Рой остановил коня. Он пристально взглянул Карр в глаза:

- Я предлагаю вам сделку, айнеу. Выгодную сделку.

Взгляд его был совершенно сумасшедшим - беспечность, наивная детская радость, любопытство...

- Я слушаю.

- Вы строите свой пресловутый замок на моих землях. Но взамен вы, айнеу Кета, или кто-то из ваших служанок, родите мне ребенка.

- Вы хорошо себя чувствуете, айнеер Рой?

- Я прошу невозможного? Это запрещает ваш закон?

Кэт задумалась. Закон ничего подобного, естественно, не запрещал. Инструкции тоже. Да и все равно ведь, через десяток лет эта планета будет полностью ассимилирована.. а смешанные браки начнутся, едва ли не через год после постройки космодрома. Она здоровая и сильная женщина, у нее уже трое здоровых детей. Этот арланец ей не противен. И если он пройдет генный контроль.. Почему бы и нет?

- Это возможно. При условии, что.. Что это одобрит наш.. целитель. Понимаете?

- Да.

Кэт помедлила.

- Скажите, айнеер.. А зачем вам это?

- Мне нравится ваша кровь. Она нужна нам. Я знаю, вы придете сюда, и будет много общих детей.. но это еще не скоро. К тому времени мой сын станет уже взрослым. Он возьмет многое от вас.

- Оставить вам ребенка?! Нет. Здесь будет наше поселение. И интернат... дом для воспитания детей.

- Нет, айнеу. Он будет расти в моем доме. Учиться у вас - сколько угодно. Но он будет расти в моем Доме.

- А вы так уверены, что это будет мальчик?

Рой неожиданно больно схватил ее за руку и стиснул ей запястье. У него были сильные пальцы, и они умели причинять неприятные ощущения.

- Не считайте меня дураком, айнеу. Я знаю, что вам доступно сделать это.

Кэт вздрогнула. Кто, кто рассказал этому дикарю, что они умеют программировать пол потомства? Это было знание отнюдь не для планеты с подобным варварским социальным устройством. Но врать ей не хотелось.

- Хорошо, Рой. Если наша кровь совместима - так будет. Итак, я даю распоряжение начать закладку космодрома и заводов?

- Мои земли - твои, айнеу. Все равно это только бесплодные степи...— он неожиданно горько усмехнулся, и в нем мелькнуло что-то понятно человеческое. Впервые за весь день.

Рой Скорпион был совершенно сумасшедшим. Но Кэтрин было не дано понять это, ибо сумасшествие его ловко мешалось с бесконечным гедонизмом и внешней сдержанностью. Но если бы Карр могла прочитать его мысли, она бежала бы в ужасе и смятении. А она - улыбнулась, торжествующе и гордо.


"Не шути с вопросами крови. Выбирай матерей своим наследникам. Кровь определяет все. Будь мудрым в этом. Выбирай свое потомство еще до его рождения". Скар из Дома Козерога.


- Кэт, вам следует это послушать.

Доктор Ганова нетерпеливо потянул ее за рукав. Он привел ее в каюту, которую выделили его ненаглядной спасенной арланке. Та сидела, забившись в угол постели и укрывшись по плечи тонким одеялом из яркого синтетика. При виде Кэт она собралась вставать, чтобы поклониться. Та еле успела ее остановить. Девушка, сестра Скара, которого Кэт до сих пор вспоминала с отвращением, была на диво хороша собой.

- Рита, расскажи то, что ты говорила мне, еще раз. Почему Арсон не мог жениться на тебе?

- Между нашими Домами Запрет на брак.

- Что это такое?

- Каждые сто лет на совете Домов определяют запреты на брак для Домов между собой. Запрет держится сто лет. Наш Дом сейчас имеет запрет с шестью другими и благословение с пятью остальными. Через двадцать лет это сменится, будет запрет на эти пять.. или на большую часть из них. Нарушителей изгоняют.

- Зачем это нужно?

- Рождаются больные дети.. мы ведь становимся родственниками.

- Кэт, вы, кажется, говорили, что они не знают о генетическом контроле?

Ганова торжествующе улыбнулся. С тех пор, как он нашел Риту в степи, он все время посвящал обнаружению новых действительных и мнимых доказательств высокого уровня культуры арланцев. Кэт кивнула.

- Выйдем, доктор.

В рубке она остановила его.

- Джереми, что вы намерены с ней делать?

- Забрать с собой и жениться. Имею на это право.

- Вы знаете, что детей у вас не будет. Она не пройдет ГенКо.

Джереми усмехнулся, обнажая в улыбке все тридцать два белых зуба на черном лице.

- А разве вы не знаете, что его не прошел я? Я стерилен, Кэт. Волей нашего мудрого ГенКо.

Кэт смутилась. Положив ладонь на его плечо, она негромко сказала:

- Простите, Джереми, я не знала...

- Да полно вам переживать, Кэт! Я не печалюсь об этом. Все равно с моим образом жизни нельзя воспитывать детей дома.. А с Ритой я чувствую себя счастливым. А вы?

- Ну, доктор.. Я не жалуюсь, скажем, так. Вы знаете, что это сделка. Но я не чувствую себя недовольной.

В самом деле, условия сделки не вызывали у Карр протеста. Куда как с большим отвращением она вспоминала свою миссию на одной из болотистых планет, где ей пришлось преодолеть континент из конца в конец пешком и только с тем вооружением и снаряжением, которое она изготовила своими руками и из местных материалов - ритуальное испытание на совершеннолетие. Пять месяцев одинокого пути по болотам и зарослям - это было истинным наказанием. Но она ведь прошла. А тут - ребенок для Арлана. Благое дело. Ребенок двух культур, он будет посредником между ними. Ведь именно это - основное дело для любой женщины, даже если она командир корабля: дать жизнь сильному потомству на благо своей планеты.


"Выигрывает не тот, кто соблюдает все правила и дожидается своей победы. Выигрывает тот, кто берет свою победу, невзирая на правила и законы. Выигрывает тот, кто выигрывает". Скар из Дома Козерога.


Была проведена уже основная часть работ: была подготовлена и выравнена площадка необходимого размера, укреплен грунт, залиты подземные пустоты. И вдруг, как снег на голову, на Карр свалилось очередное недоразумение. В на редкость вежливых выражениях Рой попросил ее прервать работы и начать само строительство не ранее, чем Солнце войдет в знак их Дома. Сверившись с календарем, Кэт впала в ярость. До этого срока было чуть менее семи месяцев. "Так требует обычай нашего мира" - был вежливый ответ. "Иначе мы отказываемся от любого сотрудничества. Если вы не уважаете наши обычаи, мы не уважаем ваши желания". Кэт вызвала к себе культуролога.

- Что вы мне можете сказать, Селена, по поводу пресловутого обычая?

- Насколько я понимаю, это имеет для них решающее значение. Мы знаем, что они вступают в половые контакты со своими женами только в эту двенадцатую часть года, чтобы Высокорожденные дети рождались под определенным знаком. Можно заключить, что это действительно важно для них.

- Нельзя ли как-нибудь обойти этот обычай?

- Я считаю это невозможным, кэп.

Кэтрин надолго задумалась. Это было более чем неприятно. Принять это условие означало задержаться на несчастной планете на лишних три-четыре месяца. Кэт хотела этого меньше всего. Они уже получили данные, что соседняя планета так же принадлежит к заселенным потомками землян. Планета была яркой и красивой, похожей на Землю. С холодными пустошами Арлана ее не хотелось даже сравнивать.

- Нет! Я не соглашусь.

Взгляд ее скрестился со взглядом Гановы.

- Кэт, вы отдаете себе отчет в том, что срываете это Возвращение с первого до последнего дня, с редкостным старанием?

- Что? Объяснитесь, доктор Ганова!

- Вы нарушаете на этой планете все обычаи. С первого до последнего. Вы, специалист по контактам! Сначала вы отказались передать видимость управления любому из мужчин. Теперь вы собираетесь нарушить основной обычай. Вам не кажется, что вы теряете компетентность? Я поставлю этот вопрос перед Комиссией.

Кэт устало уронила голову на руки. Сил спорить с такими аргументами у нее не было.

- Хорошо, Джереми. Скажите, вы верите в предчувствия?

- Мы, врачи, считаем, что предчувствие - внесознательная обработка информации. Иногда самая тонкая...

- Так вот, Джереми, у меня такое чувство, что мы совершаем самую большую ошибку, идя у них на поводу.


"Умение обмануть, опередить, сломать противника - вот чем следует гордиться мужчине. Но более этих умений ему следует гордиться умением избегать расставленных на него капканов" Скар из Дома Козерога.


- Скажи мне, айнеер Джер.. Разве ты не любишь меня?

- Рита! Что за глупые мысли приходят тебе в голову?

Маленькая арланка лежала в своей комнате, грустно отвернувшись к стене. Даже спина ее выдавала владеющую ей тоску.

- Но почему ты никогда не руководишь мной? Ты никогда не скажешь мне, что делать. Я делаю ошибки - а ты меня не поправляешь...

- Рита, ты свободный человек. Ты должна учиться на своих поступках. Сама решать за себя.

- Значит, ты не любишь меня, Джер.

- Но почему, о, дыры черные?!

- Если бы ты любил меня - ты никогда не сказал бы, что я свободный человек...

Джереми закатил глаза, блеснув синими белками, и гигантскими шагами покинул комнатку Риты. Это был уже не первый вариант разговора. И каждый раз они расставались в полном недоумении о том, что же идет не так. Селена Петров, культуролог, давала Джереми советы.. только все эти советы казались ему неприемлемыми.

- Док, поймите. Если вы просто стукнете ее по руке за какую-то ошибку, ей будет легче принять это. Легче, чем знать, что она не права, а вы ей не указали.

- Я не стану бить женщину. Это варварство!

- Док, не все исправляется просто по нашему желанию. Вашей подруге еще долго придется привыкать к свободе. А сейчас у нее от этой свободы нервный срыв. Потому что вы поставили ее в невозможные для нее условия...

- Я не буду таким, как эти дикари...

И все шло по-прежнему. Только глаза Риты, качавшей на руках пухлого младенца, становились все грустнее и грустнее. И все реже слышалось ее пение из ее комнаты. Но заметить это было некому. Только Карр, которой предстояло рожать на следующей неделе, была помимо них на корабле. Прочие члены экспедиции находились кто где.. в самых разных точках планеты. А капитану было вовсе не до выражения глаз прекрасной аборигенки. И в положенный срок ребенок появился на свет. По условию, его тут же забирал отец. Была приготовлена - и тщательно обследована - кормилица из его Дома. Роды прошли легко. Небольшой сеанс гипноза помог Кэт преодолеть тоску по ребенку, которого ей предстояло видеть издалека и изредка в течение еще долгого времени.

Наконец-то настал заветный день начала работ на космодроме. Это был праздник. Кэт и Джереми отметили его, выпив по бокалу вина - алкоголь был под запретом только во время перелетов, но не на поверхности планеты. Вечер был долгим и приятным - воспоминания, смех, долгая беседа...


"Неожиданность - вот наше оружие. Неожиданность. Наша сдержанность. Наши непроницаемые лица. Те, кто поверит нашим словам, падут под нашими мечами. Нам не нужны эти слабые чужаки. Они не ровня нам - они ни на что не годны: они верят нам" Арсон из Дома Водолея.


Вдруг, в один день и час погасли зеленые огоньки, отражавшие на мониторе состояние здоровья членов экспедиции. Кэт вбежала в рубку по зову доктора. Открытая панорамная стена показывала приближающуюся фигуру всадника. Входя в шлюз, Кэт столкнулась с Ритой. Она была одета в свое старое платье, вещи были увязаны в узел. Ребенок был привязан к спине.

- Ты куда?

- Я ухожу... - сказала Рита, не поднимая глаз и еле слышно. - Совсем.

Кэт было некогда думать о подобных проблемах. Сердце ее колотилось, как набат. Датчики погасли - значит, они мертвы. И тут же приезжает этот всадник. Эти события взаимосвязаны, понятно и дураку. Что это значит - не ясно никому. Она только крикнула:

- Джереми!

И нырнула в люк шлюза.

- Рита! Что ты делаешь?!

- Я ухожу, айнеу Джер. Прощай.

- Куда?

- К Арсону. Я была нужна ему. А тебе я не нужна.

- Рита, я люблю тебя!

- Нет, не любишь. - Первый раз в голосе вечно запуганной арланки слышалась такая сила. - Ты не умеешь. Я ухожу к тому, кого люблю я. Уйди с дороги, чужак. Я не уважаю тебя. Ты не мужчина. Джереми словно бы отбросило невидимой ударной волной. Но сказать или сделать он не мог ничего. Он все еще уважал выбор женщины. Даже если она не понимала этого.

А потом он услышал женский крик и, забыв про все, выбежал наружу.


Гонец, простолюдин в одеждах Дома Скорпиона, кинул Кэт какой-то сверток, аккуратно упакованный в ткань. Внутри было нечто шарообразное. Он подал ей письмо. Кэт поняла, что на ней нет прибора, переводящего речь. Поэтому она первым делом развернула письмо. Там были только две строчки. Сверху "Я передумал". И чуть пониже и крупнее "Убирайтесь из нашего мира, чужаки!". Кэт быстро, но без особого любопытства развернула сверток. И безумный крик вырвался из ее груди... Содержимое свертка - детская голова - выпало в пыль арланских степей. Последнее, что сохранилось в стремительно теряющем опору разуме Кэт, была фигура удаляющегося, небрежно и неторопливо, всадника.


"В настоящее время рассматривается вопрос о стерилизации планеты Арлан и переселении туда терпящих бедствие колонистов с Теллэи. "Танаис" был эвакуирован с орбиты Арлана, куда его поднял доктор экспедиции Джереми Ганова. Врачи не теряют надежды, на то, что состояние психики экс-капитана "Танаиса" Кэтрин Карр имеет шансы на улучшение при соответственном лечении. В настоящее время она признана невменяемой. По сведениям из Лунного госпиталя психических расстройств, Карр еще не приходила в сознание после испытанного потрясения". Из "Новостей Дальнего Космоса", выпуск от 18 августа 2410 года.