Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Игры Юмор Литература Нетекстовые материалы


Мориэль

Черно-белая сказка

Дорога. В ней замкнуто море.
Анри Делуи.

"I could be bounded in a nutshell, and count myself a king of infinite space, were it not that I have bad dreams"
Hamlet
W. Shakespeare*

Лес звал меня. Сквозь грязное заплеванное стекло вагона он казался мертвым - черная земля и черные руки деревьев, словно корни, растущие вверх. И серое небо в саване облаков. Я вдруг вспомнила, каким был этот лес несколько недель назад - золотые, красные, зеленые краски - будто какой-то горе-художник так безвкусно раскрасил его. Тогда я впервой раз обратила внимание на этот лес. Так иногда бывает, годами ездишь по одной и той же ветке метро, а потом тебе вдруг открывается то, чего ты раньше просто не замечала.

Лес никогда не был одинаков. Каждый день он преображался, постепенно опадали листья, оголяя ветки, и даже вечнозеленые ели как-то потемнели и ссутулились. Небо над лесом все реже было голубым, краски меркли, словно на наго опускалась чья-то огромная тень. Самое странное, что чем мрачнее становился лес, тем сильнее меня тянуло туда. Хотелось просто пройтись там в одиночестве, вдыхая запах хвои и прикасаясь к шершавым стволам деревьев. Мне почему-то казалось, что там, в лесу очень спокойно. Сначала я старалась встать у дверей поезда, чтобы увидеть его, когда мы будем проезжать мимо, но потом это стало необязательно. Я чувствовала этот лес, словно он стал частью моей души. Закрывая глаза, я видела эти стволы и ветви, корку льда на черной земле. А потом мне стали снится сны...

***

- Марина...

- Лера, зачем ты пришла?

- Я по тебе скучаю. Как ты?

- А как ты думаешь?

Голос был бесцветным, словно в нем не осталось совсем ничего живого. Как деревья в том лесу. Как душа без огня.

- Тебе вся группа передает привет. Спрашивают, когда ты придешь.

Молчание.

Как глубоко можно уйти в себя? Чтобы совсем не чувствовать боли? Но разве не странно спасаться от боли, загордившись от всего окружающего мира, заперев себя в бетонную тюрьму однокомнатной квартиры?

- Марина, зачем ты делаешь это?

- Что?

- Окружаешь себя стенами. Жизнь продолжается. С ним или без него.

- Тебе легко говорить. У меня ничего не осталось. Я не хочу жить.

- Ты сама заперла себя. Тебе незачем ждать, что явится принц на белом коне и освободит тебя. Ты сама можешь это сделать.

- На черном...

- Что?

- На черном коне.

Падал снег... На похоронах было совсем мало народу.

Марина была из тех людей, кто не говорит, о том, что собирается сделать, а делает это. Кто-то назовет силой. Кто-то - слабостью. А кто-то просто забудет. Почти все забудут, потому что о грустном не хочется помнить. Жизнь-то продолжается. Но забывать нельзя, ни хорошее, ни плохое. И даже не для того, чтобы в последствии не совершать ошибок. Просто ради памяти.

***

После похорон ее лучшей подруги, она пошла в лес. Сегодня он совсем не звал ее, как будто нити, связывающие их, порвались. Ей просто некуда было идти. От станции метро она пошла пешком, надеясь, что выйдет прямо к нему. Наконец дома закончились и перед ней открылся небольшой овраг, спускающийся к лесу и заледеневшей реке у самой опушки. Она осторожно начала спускаться вниз по крошащемуся снегу. Здесь почему-то было холоднее, чем в городе. Как будто она вступила в другой мир. Этот мир был всего двух цветов, черного белого - черные деревья и белый снег. Черные вороны, кружащие в белом-белом небе. И черный холод в белой от слез душе.

Она вернулась домой поздно вечером. Не сказав никому не слова, просто проскользнула в свою комнату и заперлась там. И, уже лежа в темноте, с головой накрывшись одеялом, поняла, что не вернулась домой, а наоборот, ушла из дома. Ее дом остался там, где осталась ее душа.

А потом ей стали сниться сны...

***

Снег... Снег падал и падал, я бежала куда-то сквозь белый вихрь. Лапы чуть касались земли, и мне казалось, что еще мгновение, и я побегу по воздуху. Острые иголочки снежинок впивались в глаза, и я начинала Видеть. Снег падал и падал большими белыми хлопьями, а я все бежала. Не так уж сложно забыть о боли или усталости, если бег означает жизнь. Во всяком случае, для меня. Сквозь тысячи запахов я улавливала именно тот, который мне нужен - запах жизни. Теперь он был где-то совсем рядом. На земле виделись чуть запорошенные следы. Из-за снега я ничего не видела. Да это было и не нужно. Уже скоро. Поднимая тучи снега я бежала вперед, по запаху, по следам жизни. Не было ничего кроме меня и жертвы. Интересно было бы узнать, что она сейчас чувствует. Страшно ли ей. Каково это - предвкушать смерть? Теперь совсем близко... остается только прыжок.

***

Весь день в институте, а потом долгая и утомительная дорога домой, почти через весь город. Пустые лица людей, и глаза, пьющие жизнь из твоих глаз. Он сидел напротив нее в вагоне метро. Поезд мягко покачивало и тянуло в сон. Их глаза встретились. Улыбка. Несколько слов. Они вышли вместе. Оказавшись на улице, в холодом снежном полумраке она внезапно поняла, что делает то, о чем раньше даже подумать боялась - идет куда-то вместе с абсолютно незнакомым человеком. Мелькнула и тут же пропала мысль о том, что это может быть опасным. В последнее время страх куда-то исчез из ее души. Появилось другое - то, что она могла бы назвать инстинктом. А сейчас инстинкт влек ее к этому мужчине. В ней новое, удивительное чувство - страстное желание обладать этим чужим человеком. Как будто в ней исчезло все человеческое, и заговорило что-то древнее, животное. Она никогда раньше не была такой, как в эту ночь. На его спине остались длинные, алые полосы от ее ногтей.

Она ушла еще до того, как рассвело, не позаботившись даже разбудить его. Ей не хотелось ждать, когда он сам выгонит ее из своей квартиры. Ей не хотелось ни видеть его, ни слышать его голос. Она взяла от этого человека все, что могла.

Утро было холодным и серым. Казалось, во всем мире была только она. Туман волшебным покрывалом лежал на городе. Она не о чем не думала, просто смотрела на мир, скрытый туманом. И ей показалось, что в какой-то миг ее душа отсоединилась от нее и осталась стоять на том месте, откуда она только что ушла. Она хотела вернуться, но поняла, что туман сгладил все углы, и ей больше не найти того самого места. Единственное, что успокаивало - что когда теряешь что-то, что-то непременно приобретаешь. Только что? Вечную грусть? Пустоту?

Потом она поняла. Изменилась не она. Изменился весь мир. Он стал черно-белым. Таким, каким видит его зверь.

***

Мне нравилось приходить сюда. Небольшой холм, теперь весь укутанный снегом, и замерзший ручей, словно осколок стекла на белой бумаге. Я часами могла лежать, глядя туда, где сквозь стволы деревьев угадывалось человеческое жилье. Мне ни разу не захотелось взглянуть на него поближе, даже когда пищи совсем не оставалось; но в темноте эти разноцветные, яркие огоньки смотрелись красиво. Как будто звезды, только очень крупные и близкие. Но на звезды можно лишь смотреть. Из нельзя потрогать или съесть. Их красота в том, что они далеко.

Я положила голову на лапы, не обращая внимания на падающий снег. Это было даже красиво, как будто шерсть из темно-серой превратилась в серебристую, и слабо мерцала. Небо темнело очень быстро, как обычно бывает зимой. Из серого оно превратилось в какое-то мутно синее, а потом - в ослепительно-черное и очень холодное. Как будто и там, наверху наступила зима. Я смотрела на него, подняв голову, пока в темноте не проступили звезды, тоже холодные и острые, режущие глаза, как снежинки. Иногда темные облака закрывали их, и он пропадали, и мне казалось, что они никогда больше не появятся. И тогда я выла. А снег все падал и падал...

Моя душа вновь вернулась ко мне... И я почти ощущала свободу. А потом мне стали снится сны...

***

Черно-белый мир. Что это - выбор или смерть души? Полет или падение? Возвращение к животному состоянию или возвышение, рождение чего-то нового, переход на более высокий уровень развития? Вы живете, постоянно оглядываясь назад, но мыслями убегаете куда-то вперед, в то, что еще не родилось. Мы живем поодиночке, не глядя вперед и не оглядываясь через плечо. Мы живем настоящим. Я не знаю, какой путь верен. Я не хочу никому указывать дорогу или служить указателем. Я просто иду по своему пути.

__________

* Я мог бы быть запертым в скорлупу ореха и чувствовать себя королем бесконечного пространства, если бы мне не снились дурные сны.

"Гамлет" У. Шекспир

21 декабря 1999