Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Игры Юмор Литература Нетекстовые материалы


Лев Лобарев

ИСКРЕННОСТЬ

Одним движением широкого лезвия - сверху вниз - я вспарываю футляр и отбрасываю в сторону скорлупные половинки. Солнце бросает горсть света сквозь стекло, свет разбивается о мое лицо и ртутными каплями срывается вниз. Я улыбаюсь.

Ты хотела искренности.

Я медленно распрямляюсь - колени, поясница, локти, плечи, шея. Я поднимаю лицо и солнце торопливо соскальзывает вбок, за штору.

Я смеюсь.

Пружинящим шагом я вырываюсь на улицу. Не обратив внимания на светофор, ступаю на шоссе. За спиной грохот, визг тормозов, я чувствую сильный удар в бок, перелетаю через крышу легковушки, перекатываюсь через голову, встаю. За спиной гремит взрыв, но я не о борачиваюсь. Я иду дальше.

Ты хотела искренности.

Я улыбаюсь и прохожие торопятся пройти мимо.

Ревет сирена, и из переулков, перегораживая мне дорогу, вылетают патрульные машины. Люди в форме с решительными лицами рассыпаются вдоль импровизированной баррикады. Щелкают затворы, кто-то поднимает мегафон - на его лице отчаянье.

Я не жду, пока он начнет говорить. Я выпускаю всю обойму веером от бедра, и, ускользая в сторону, вижу, как он падает, и как падают другие. На ходу переставляю магазин и, обернувшись, опустошаю и его. Отбрасываю ненужный автомат, выдергиваю из-под мышки " беретту". Никакого движения уже нет, и я выпускаю три пули по машинам. Грохот, щека чувствует волну жара. Я отворачиваюсь.

Ты хотела искренности.

Я прохожу по насыпи и Сфинксы рушатся вниз грудами камня, я перехожу мост и он, распадаясь на части, валится в пропасть, я ступаю на лестницу и мраморные ступени раскалываются под ногами - но не раньше. чем я перейду на следующую.

Ты хотела искренности.

Друг заступает мне дорогу. В его глазах обида и страх. Я выдергиваю из стойки клинок. Он поднимает свой.

Все кончается быстро. Я перешагиваю через бессильно лежащую руку и прохожу в зал.

Там стоят остальные. Сгрудились у дальней двери плечом к плечу. Ясные лезвия бликуют на бледных лицах.

Они ждут.

Я ухмыляюсь и отбрасываю меч.

В их глазах появляется надежда.

Я сбрасываю с плеча пулемет.

Ты хотела искренности.

Эхо погребает под собой тела. Я огибаю их и ухожу в коридор.

Псы, рыча, медленно пятятся передо мной, не смея развернуться и удрать. Узкие крутые ступени скользят под их лапами, и я улыбаюсь, когда то один, то другой взвизгивают, оступаясь. Открывается боковой ход, и псы торопливо исчезают там. Я прохожу мимо, я знаю, что они не нападут со спины.

Твоего последнего стража я убиваю именно в спину. Он даже не успевает понять, что это уже смерть.

Ты хотела искренности.

Ты стоишь, не шевелясь и молчишь, но я подхожу к тебе вплотную. Рывком сдергиваю с плеч платье и опрокидываю на кровать. Бросаю взгляд за спину и свечи в комнате гаснут. Повожу плечами и доспех с грохотом осыпается на пол.

Ты хотела искренности.

Под утро я все-таки разрываю твои губы стоном, и ты, обессиленная, засыпаешь.

* * *

Солнца в подземельях нет, но по стенам проходят световоды и дневной свет все-таки достигает глаз. Ты просыпаешься.

Я лежу ничком по правую руку от тебя. Если бы я мог слышать, я бы услышал, что мое сердце не бьется.

И если бы я мог улыбаться, я бы улыбнулся.

Я искренен.


27.11.97