Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Игры Юмор Литература Нетекстовые материалы


Гарет

Дневник Серого Сказочника

Меня называют Серым Сказочником. Меня называют Слугой Бездны, Посланцем Пустоты, Великим Равнодушным и еще тысячью разных имен. Так ли уж важно, каким именем люди называют то, чего не могут понять?

Моя пища - Сказки и Чудо, я поглощаю их, как люди поглощают плоть животных. Я прихожу в мир, исполненный волшебства и красоты, и ухожу, оставив за спиной пустую оболочку - серых, правильных людей, потерявших способность к фантазии, строгие мертвенно-симметричные города, сухую расчетливость слов и мыслей. В мирах, которые я посетил, баллады и сонеты сменяются хрониками и справочниками, картины - схемами и чертежами, любовь и ненависть - бездушной арифметикой выгод и убытков.

Меня порою ненавидят. Реже восхваляют. И то и другое оставляет меня равнодушным. Я вообще не умею испытывать чувства, кроме, разве что, чувства голода, что гонит меня из мира в мир.


Мир Земля. IV от основания Рима.

Мне достался вкусный мир, мир, прямо-таки бурлящий от незримых токов Чудесного. Даже в своих злодействах, даже в своем неверии люди этого мира были велики. Герои и полубоги, мудрецы и воители щедро дарили себя миру. В укромных уголках земли жили удивительные существа - единороги и химеры, грифоны и баньши, - странный каприз создателя этого мира.

Первыми исчезли именно они. Я просто убил их, алая и густо-зеленая кровь стекали с моих пальцев. Из близкого чуда волшебные существа быстро стали сказкой, а потом и бледной тенью былой сказки, пустой фантазией.

Потом пришло время людей. Я нашептывал на ухо королей новые законы, я стоял за плечом у владык - серый, неприметный человечек. И на месте былой вольницы рождались Империи. Империи не нужны герои, им нужны лишь покорные исполнители и герои, перстав быть чудом, превратились в опасных вольнодумцев, в пустую сказку, в бледную тень ушедшего чуда.

Мой труд близок к завершению. Еще несколько веков и я покину этот мир...


Мир Земля. XX век новой эры.

Неведомый творец этого мира насмеялся надо мной. Он дал мне почти что до конца уничтожить сказку в мире, а потом явил Чудо, разом перечеркнувшее все мои труды.

Я долго не обращал внимания на проповедника из Назарета. Люди этого мира уже научились бояться необычного. Они убили назаретского пророка, как убивали многих до него, но он сумел вернуться к своим ученикам, перешагнув грань смерти.

Империя вскоре заметила подозрительных вольнодумцев. Но чем яростнее она обрушивалась на последователей Назарянина, тем сильнее была их вера. Они умирали тысячами, но своими смертями они писали свою Сказку. И тогда я познал, что такое Ненависть...

Я обрушил на эту сказку все, что умел. Я разрушал ее основы циничной насмешкой, я размывал ее в бесчисленных кривых отражениях, я отравлял ее сухой рассудочностью - но несмотря на все мои старания Сказка росла. И тогда я познал, что такое Страх...

А потом я обнаружил, что Чудо вошло в плоть и кровь этого мира. Даже те, кто восставал против Чуда Назарянина творили свои сказки. Даже лучшее из моих творений - Серую Цитадель они сделали частью своих сказок, называя ее то Алым Зданием, то Белым Городом, то Серым Домом. И тогда я познал Ужас...

Этот мир оказался ловушкой. Он изменил меня, я стал почти человеком... Лестно было бы думать, что ловушка была расставлена на меня, но я все же не человек. Я вижу - этот мир просто не заметил меня...


Сказка о Сером Доме

Никто не знает - что такое Серый Дом. Никто не знает где он. Никто не знает, когда и кем он был построен...

Немногие решаются переступить порог Серого Дома. Лишь те, кому больше нечего терять, кто оставил за спиной последнюю надежду решаются на это... Нет, их не встретят кровожадные чудовища или безжалостные убийцы, яд или кинжал не коснутся гостя. Навстречу ему выйдут вежливые, спокойные люди с незапоминающимися лицами. Они будут говорить и слова их, спокойные и разумные, касаются самых глубин души. И люди опустошенными покидают Серый Дом, лишившись веры, надежды и любви. Бесстрастные, равнодушные, они шагают по миру, оставляя за спиной разбитые судьбы. И ища исцеления или мести приходят в Серый Дом новые люди...

Но если перешагнет порог Серого Дома тот, чья вера тверда, а любовь истинна, тот кто не даст фальшиво-правильным речам слуг Серого Дома проникнуть в свое сердце, то Дом разрушится, чтобы вернуться в ином виде многие годы спустя, когда любовь охладевает, надежда умирает, а вера становится привычкой... И вновь рушится, бессильный перед чистым сердцем.



СЕРЫЙ СКАЗОЧНИК

Залит запад закатными красками,
День уходит, от шума устав.
Мир, напуганный черными сказками,
В сказки верить давно перестал.
Сядет солнце за старыми вязами,
Я махну уходящему дню.
Я смешаю цветные фантазии,
Что-нибудь для тебя сочиню.
Тра-ля-ля, тра-ля-ля,
Сказкой душу веселя
Про прекрасную принцессу
И дебила-короля.
Там по сказочным законам
Храбрый рыцарь Ланселот
Злого подлого дракона
Обязательно убьет.

Спите, добрые, смелые, гордые.
В этой серой беззвездной ночи
Серый Сказочник ходит по городу
И к дверям подбирает ключи.
Злобным шепотом, серым туманом,
Ядом в кубке является он,
Разлучивший Изольду с Тристаном,
Как бесстрастный природный закон.
Тра-ля-ля, тра-ля-ля,
Так и вертится земля.
Серым пеплом засыпает
Земляничные поля.
Нам все ясно без подсказок,
Мы не Ваньки-дурачки:
У детей от серых сказок
Пусто-серые зрачки.

И посланником серого мира,
На пути не встречая преград,
Он заходит сквозь стены в квартиры,
Где, обнявшись, влюбленные спят.
И беду им во сне напророчит,
Серый страх поселяя в сердца.
Ты увидишь, проснувшись средь ночи -
Рядом серая тень без лица.
Тра-ля-ля, тра-ля-ля,
Быть им вместе не велят,
И теперь сердца пустые
Никогда не заболят.
А кого не испугает -
Головы им не сносить.
Если звезды зажигают -
Значит, есть кому гасить.

Он заходит в твой дом без опаски,
Он вползает туманом в окно.
Шепчет на ухо серые сказки,
И спастись от него не дано.
Но не гаснет надежда прекрасная,
Что у сказки счастливый финал.
Знать бы мне, мое солнышко ясное,
Что тебе этот гад нашептал!
Тра-ля-ля, тра-ля-ля,
На двоих - одна петля.
Ты дразнись иль казнись,
Только утром проснись,
Проснись самим собой!

                  Лориэль, Владивосток