Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Игры Юмор Литература Нетекстовые материалы


Ингвалл (Народный рапсод и сказитель)

Сказка о крылатом чудовище

Лошадь захрапела, привстала на дыбы и попятилась. Не потому, что спуск здесь становился круче, ездили и не по таким. Что-то напугало животное, какой-то необычный звук или запах. Рыцарь повёл носом; сморщился - и правда, потянуло вонью, сладковатой и густой, это налетевший ветерок принёс ему, шелестя светло-бурой хвоей словно века назад вымерших сосен, привет от того, кто ждал на другом конце тропы.

- Боишься, а? - рука в перчатке из грубой замши потрепала гнедого по шее, успокаивая. Рыцарь спешился и намотал поводья коня на ветку ближайшей сосны. - Ну, жди меня здесь, если боишься. Я и пешком доберусь.

Корни древних высохших сосен, росших по краям тропы выступали из глинисто-рассыпчатой почвы вкусного, как поджаристая корочка, цвета, тянулись через тропу, как окаменевшие щупальца. Всё здесь было такое - жёлто-рыже-бурое, начиная с выделанной кожи сапог рыцаря и его рыжей бороды и заканчивая янтарными, тронутыми закатным солнышком облаками.

Придерживая меч, при каждом шаге колотившийся о бедро, рыцарь начал спускаться, перепрыгивая через корни и вздымая небольшие облачка желтовато-серой пыли.

Ему не пришлось долго идти. Ржавые стволы сосен и рыжая глина уступили место нагромождению серых валунов, между которыми и терялась тропа. Где-то впереди, среди горбатых каменных спин, виднелся вход в подземелье - узкий, косой чёрный провал. Что-то как будто шевельнулось в груди у рыцаря; обычно это называют "сердце ёкнуло". И почти одновременно с этим что-то как будто шевельнулось в животе. Это обычно называют страхом.

Дракон почти что сливался с камнями - такой же серый, бугристый и шероховатый. Он внимательно смотрел на рыцаря.

- Ты пришёл пешком. - приятным баском проговорил дракон.

- Конь испугался. - указав большим пальцем за плечо, объяснил человек. - Ты извини, но запах...

- Что ты, что ты! - замахал лапой дракон. - Не извиняйся. Это не я так пахну, это всё они. Мне самому неприятно, но закапывать объедки как-то... не в моих привычках, что ли. Повоняют с недельку и перестанут.

- А-а... - рыцарь близоруко сощурился, вглядываясь в то, что можно было с некоторым трудом различить между камнями, - понятно.

- Ты садись - дракон дёрнул чешуйчатой головой и сам уселся поудобнее. - вон тебе камушек.

- Благодарствуй. - обмахнув указанный валун замшевой перчаткой, рыцарь сел, поправив меч. - Ты на редкость гостеприимен. Должен признаться, что не ожидал от тебя такого.

- Нет, - сказал дракон - это ты - совершенно необыкновеный рыцарь. Опиши мне меня, окажи такую любезность.

- Описать тебе тебя?

- Ну да, да. Что тут непонятного? Посмотри на меня и скажи, что ты видишь перед собой.

- Дракона. Что мне ещё прикажешь видеть?

- Дракон - это "кто", а не "что". А вот что из себя представляет дракон, которого ты имеешь сомнительное удовольствие перед собой лицезреть? Цвет, размер, общее впечатление. Расскажи мне, будь любезен, утоли моё любопытство.

- Ну хорошо, если уж тебе так хочется. - рыцарь пожал плечами и подтянул чуть съехавший наруч. - Описываю. Размером ты где-то с очень большую собаку. Наверное, будешь и с осла. Цвета по большей части серого, кое-где чёрного и бурого. Чешуйчатый, чешуя кое-где выступает буграми. Лапы передние маленькие, короче человеческих рук раза в два, хотя пальцы длинные, с когтями. А если ты на задние лапы встанешь и хвостом обопрёшься, то будешь где-то с меня ростом. Что ещё тебе сказать? Задние лапы длинные, на вид мощные, с когтями. Хвост тоже длинный и толстый. Голова похожа на голову ящерицы, но есть что-то неуловимое и от птицы. Ты доволен?

- Доволен. - кивнул дракон. - Скажи, тебя ничего не удивляет в моём облике?

Рыцарь задумался.

- Знаешь, пожалуй, ничего. Правда, ты не похож на то, каким обычно рисуют или описывают дракона, но знаешь, я столько раз обнаруживал в своей жизни, что вещи не таковы, какими кажутся, что смешно было бы удивляться чему-то подобному.

- Я же говорил, - дракон аккуратно почесал плечо одним когтем, - что ты совершенно необыкновенный рыцарь. Все вот эти, - ящер указал туда, где между камней что-то тускло поблескивало - когда явились сюда, увидели ровно то, что собирались увидеть. Огромное, крылатое, огнедышащее чудовище. Радужный блеск развёрнутых крыльев, вопреки всем законам строения живых существ, прицепленных к телу вдобавок к четырём лапам; алмазное сверкание чешуи; оскаленная пасть с зубами в локоть длиною, и так далее, и тому подобное. Ты не возражаешь, если я закурю?

- Кури. - пожал плечами рыцарь. - тебя из-за этого считают огнедышащим?

- Нет, - ответил дракон, извлекая откуда-то из-за камня трубку, кисет и спички, - просто дурная человеческая привычка. Перенял. Любопытная штука этот табак, хочется его курить и курить постоянно. Ты куришь? - неожиданно ловкими движениями когтистых пальцев дракон набил трубку и чиркнул спичкой.

- Не курю. Попробовал однажды - не понравилось. Так ты говорил?..

- Извини - трубка драконья была снабжена кожаной полукруглой нахлобучкой, чтобы было удобно затягиваться безгубым ртом, что ящер немедленно и проделал. - так вот, они приехали и увидели совсем не то, что видишь ты. - синеватый дым со свистом вырвался из зубастой пасти - Поэтому с ними было очень легко справиться. Когда человек закрывает щитом голову и машет мечом, пытаясь достать что-то высоко над собой, к нему очень легко подскочить сбоку, сзади или под брюхо лошади, и... - дракон лениво лягнул воздух когтистой задней лапой - ну, ты понимаешь. А ты видишь меня таким, какой я есть. С тобой будет сложнее. Не объяснишь, почему?

Рыцарь снова пожал плечами.

- Да, пожалуй, сложнее. Когти у тебя здоровенные. Пробивают кольчугу?

- Не всякую - посетовал ящер. - Железную могу разорвать, а вот стальную уже не получается. Но обычно хватает просто силы удара. Тем более, - он скосил один глаз - что ты без кольчуги.

- Это чтобы ловчей двигаться - объяснил человек. - У тебя, конечно, скорость и резкость движений как у змеи или ящерицы, и ты меня раза в два сильнее, но гибкости в тебе, по-моему, не особенно... - его рука нашарила рукоять меча и рассеянно погладила. - Ну что, начнём, что ли?

- Подожди, - дракон снова затянулся трубкой и закашлялся. - ты не ответил на мой вопрос. Почему ты не видишь меня крылатым и огнедышащим?

- Я точно не знаю, - сказал рыцарь, поднимаясь с камня и потирая затёкшие ягодицы, - а что, все драконы такие, как ты?

- Все. Казаться страшнее и больше, чем мы есть - умение, помогшее нам выжить среди теплокровных. Нас и так осталось мало, а если люди перестанут верить в летучих ящеров, то мы будем принуждены скрыться от людей. Отказываться от жертв и подношений не хочется. Именно поэтому я хочу знать, почему на этот раз моя маскировка не подействовала.

- Наверное, знаешь, - рыцарь вытащил меч, крутанул им в воздухе, перебросил из одной руки в другую, перехватил поудобнее - потому что те, кто приезжал до меня, ехали воевать с чудовищем. Совершать подвиг. А я к совершению подвигов не рвусь. Мне просто нужна девушка, которую ты утащил. Поэтому, знаешь, мне по большому счёту всё равно, как ты выглядишь.

- Ты что, не боялся меня, когда сюда ехал?

- Я? Не знаю точно. Страшно мне было, очень страшно, но наверное, я не тебя боялся. Я же тебя не видел и не знал, что меня ожидает. Боялся неизвестности, а не тебя.

- И не рисовал себе жутких картин того, что ждёт тебя впереди? Не представлял себе, как выглядит неизвестность?

- А какой от этого толк? - рыцарь усмехнулся и со свистом взмахнул мечом перед собой. - Ну, представлял, конечно. Только я же знал, что это только моё воображение, а в действительности всё будет по-другому. И вот, видишь, не ошибся - всегда полезно быть готовым ко всему, а не к чему-то воображаемому. Ну? Ты уже докурил? А то солнце садится.

- Тебе нужна эта девушка? Кстати, а как тебя зовут, необыкновенный рыцарь? - дракон встал с камня, где сидел до того, выстучал о камень трубку и спрятал её обратно. - Не Аремуром ли?

- Аремур гелл Равард. К твоим услугам, дракон. Я жду.

- Аремур... я так и думал. Она звала тебя на помощь, когда я её уносил.

- Хорошо, что ты мне это сказал, дракон, - Аремур нехорошо улыбнулся. - Хорошо, что ты мне это сказал. А как тебя зовут, кстати?

- Меня зовут Хаграхарга. Хаграхарга, дракон из Долины. Не убивай меня, Аремур гелл Равард.

- Почему? - продолжая поигрывать мечом, осведомился рыцарь. - Ты отдашь мне девушку без боя? Это было бы учтиво и благородно с твоей стороны. Мы так славно побеседовали.

- Не отдам, Аремур. Ты же её любишь, правда?

- Люблю. Поэтому мне придётся тебя убить, Хаграхарга, если ты не отдашь мне её.

- Если бы на твоём месте оказался любой из этих, которые приезжали, и ему удалось бы меня убить - иногда драконоборцы убивают драконов; чаще всего случайно, лошадь копытом стукнет, или мечом заденут - то он вернул бы девушку отцу, не заботился бы о её дальнейшей судьбе, и всё было бы в порядке. А тебе моя смерть не поможет, Аремур гелл Равард

- Почему это, дракон из Долины? Объясни.

- Присядем, необыкновенный рыцарь. Продолжим нашу беседу.

Аремур гелл Равард уселся обратно на свой камень. Дракон заметно успокоился, и тоже сел, закинул ногу за ногу.

- Дело в том, - произнёс он, - что... ты хотел что-то сказать? - заметил он открывшего было рот рыцаря. - Говори, я подожду.

- Послушай, Харгахагра...

- Хаграхарга.

- Извини. Хаграхарга. Зачем тебе это? Зачем драконы вообще похищают знатных девиц?

- Очень просто, Аремур. Мы заботимся о том, чтобы в местах, где мы живём, не было политической стабильности. Чтобы храбрые молодые рыцари не служили своим королям, не защищали свои земли от диких зверей и разбойников, а гибли, спасая похищенных драконами принцесс и других знатных девиц. Чем хуже обстановка в стране, тем спокойнее живётся драконам - людям становится не до того, чтобы осваивать незанятые земли. А один дракон с Ирбока поступил так - дождался, пока король не объявит наградой за него полкоролевства и принцессу в жёны, а потом подгадал, когда придёт попытать счастья мужик-деревенщина, да и притворился, что и впрямь убит. Немытый мужик получил полкоролевства, его через пару недель отравили, а королевство-то уже расколото. Итог - пятьдесят лет междоусобных войн и почти полностью обезлюдевший Ирбок. Там теперь драконам раздолье.

- Скажи мне, дракон, а почему всё-таки твоя смерть мне не поможет? - меча Аремур не убрал и длинное, узкое лезвие лежало поперёк его колен. Дракон неодобрительно косился на оружие.

- Дело в том, Аремур, - сказал он, отрывая взгляд от меча, - дело в том, что воображаемого дракона нельзя убить. Убить можно меня - неказистого серого ящера размером, как ты мне щедро отмерил, с осла. Тот, кто увидит мой труп, примет меня разве что за драконьего уродца-детёныша. А драконам, как ты знаешь из сказок, свойственно улетать и снова возвращаться. В горах Северного Форкланда жители уже четыреста лет приносят жертвы дракону, хотя наших там сменилось уже, наверное, ящеров шесть, иногда с перерывами лет по восемьдесят, а двоих или троих из них действительно убили драконоборцы.

- Давай поскорее, дракон, а то солнце скоро зайдёт, а ночью ты видишь не лучше меня - это по твоим глазам заметно. Правда, станет похолоднее, а вот это уже на руку мне, а не тебе. К чему ты мне всё это рассказываешь?

- К тому - сказал он, - что она видит во мне крылатое чудовище. Гигантского ящера с длинной шеей и головой размерами с телегу. А я убедил её, что всё равно за ней прилечу, даже если ей удастся сбежать. Прилечу через год, два, десять - и тогда сожру её саму и перебью всех, кого найду вокруг неё.

Так вот, рыцарь Аремур. Она никогда не увидит смерти крылатого чудовища. Она никогда не поверит в то, что дракон - это ящерица полутораста фунтов веса, даже если ты продемонстрируешь ей мою отрубленную голову. Она будет всю жизнь бояться за свою и твою жизнь, а если ты будешь убеждать и уговаривать её, что этот серый заморыш и был дракон, а ты его убил, - Хаграхарга прикрыл глаза и его голос прозвучал особенно довольно - она будет всю жизнь считать тебя глупцом, лжецом и трусом! Ну? Убей же меня, я видел, как ты держишь меч, мне с тобой не справиться. Почему же ты меня не убиваешь?

- Скажи мне вот что, дракон, а если она сама увидит, что ты есть такое, тогда что?

- Тогда не знаю. Но этого не произойдёт, говорю тебе точно. Вам, людям, нравится бояться нас - посмотри, вы везде изображаете величественных крылатых зверей. Быть пленницей воображаемого дракона куда прекрасней и возвышенней, чем пленницей грязноватого ящера величиной, как ты точно выразился, с осла. Она никогда не увидит правды.

Аремур гелл Равард ничего не ответил. Наклонившись, он поднял с земли плоский камешек и с противным скрежетом провёл им по краю меча. Лицо его сделалось задумчивым.

- Ну что же ты, рыцарь! - зашипел Хаграхарга. - Что же ты, рыцарь!

- Не кричи на меня. - холодно произнёс человек. - Ты мне мешаешь.

Взошла луна и осветила их. Аремур гелл Равард сидел, не спеша точил свой меч и изредка взглядывал на дракона испытующе и лукаво. Хаграхарга сидел напротив него на своём камне, сидел неподвижно, и не мигая смотрел на рыцаря, но кончик чешуйчатого хвоста постоянно подёргивался из стороны в сторону - должно быть, дракон нервничал.