Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Игры Юмор Литература Нетекстовые материалы


Арандиль

Сказка про каштан


"Это история про Айрика, мальчика с Внутренних Островов, который ясным июньским вечером сбежал из дома. Он отвязал у причала лодку своего дяди и оттолкнулся веслом от берега, стараясь не наделать много шума. На дне лодки валялась кожаная сумка с хлебом и фляжка, и меч Айриковского отца в потертых ножнах..."


- Ты, братик, лучше бы спал. Завтра все пройдет. По крайней мере, легче станет.

- Не могу я спать... Кажется, у меня все кости переломаны. Роберт... Даже дышать больно. Дай попить!..

- Все у тебя цело, - старший брат наклонился к постели, придерживая стакан. Аллен попил, стуча зубами о стеклянный край. Ему и впрямь было очень плохо. Три часа назад он влип в собственном подъезде в жуткую драку и был здорово бит. Врач сказал, что все кости у него - чудом - остались целы, но Аллену пока в это верилось с трудом.

- Ну что мне с тобой сделать хорошего? - старший брат горестно присел на край постели и посмотрел на разбитое зеленоватое лицо больного с той тяжелой хмуростью, которая заменяла у него выражение боли сердечной. - Добить тебя, что ли, чтоб не мучился?

Аллен слабо улыбнулся на шутку. Эта идея, кажется, его всерьез вдохновила. Он попытался поваернуться удобнее - но так и скривился от боли. Да, спать ночью ему и впрямь не придется, несмотря на все влитое в него обезболивающее, с тоской понял Роберт, поправляя свесившиеся с подушки длинные братские волосы. Некогда весьма ухоженные, сейчас они торчали спутанными прядками, кое-где на концах засохла кровь.

- Давай я тебе что-нибудь расскажу. Хочешь, про Первый Крестовый Поход, про отважного Годефрея? Он, кстати, один из трех Праведнейших Мужей Христианских...Он тоже бывал ранен, и покрепче, чем некоторые, однако не падал духом...

- Не надо. Я чего-то плохо соображаю... Просто посиди, ладно?..

- Эх, братик...Ну хочешь, сказку какую-нибудь? Я, правда, сказок мало знаю...

- Сказку давай, - Аллен сделал попытку покивать, но не смог. Сама идея о Роберте, рассказывающем, как добрая нянюшка, вечернюю сказку, его очень радовала. Всякое проявление мягкости и тепла в рыцарственном брате было столь редким, что согревало любую самую замороженную душу.

- Ну, в некие стародавние времена жили-были два брата...Да ты, наверно, эту сказку знаешь? Ее все знают...

- Не... Кажется, нет. Ты рассказывай, - один глаз совсем заплыл. Синяк на нем намечался к утру преизряднейший. Аллен хотел потрогать опухшее веко, но рукой двигать было больно, и он просто закрыл глаза.


- Жили-были два брата, и были они близнецы. Звали их Айрик и Эйрик, и они были принцы, сыновья самого эарла Халльгера. Ну, это сказка такая, всем известно, что у Халльгера таких сыновей не было, а его потомком был Халлен Завоеватель, который потом всех крестил; но будем считать, что это просто эарл с таким же именем. Жили они на Внутренних Островах, тех самых, что остались после затопления земли фэйри. Раньше то была здоровенная земля, целый полуостров, но когда эарл Халльгер Победитель Фэйри изгнал оттуда волшебный народец, они своими чарами эту местность затопили. Осталось только то, что было холмами и горами до затопления. Назывался этот сказочный край, кстати, Лионессе или Лионнс, или еще есть всякие варианты... От него осталось только три больших острова - Внутренние, да штук десять маленьких - вокруг них, как кольцо астероидов. Островки эти назывались Внешними, и на них жили оставшиеся фэйри. Люди на них селиться боялись, и правильно боялись, кроме того, им и Внутренних Островов хватало - на такую мелочь они и не зарились... Люди тогда могли жить в мире с Волшебным Народцем - слишком они были молоды, чтобы их совсем изгнать, вот и жили по соседству в состоянии такого...как бы бдительного мира. Вот вам, фэйри, ваши земли, а вот это пусть будут наши; мы к вам больше приставать не будем, только, пожалуйста, и вы нас не трогайте: а то нас все-таки больше...Впрочем, я не о том рассказываю. Речь о двух братьях-близнецах. Старшим из них был Эйрик, по прозвищу Смелый; а у Айрика было прозвище Добрый. Он был тихий и мягкий характером, а вот дрался не очень хорошо. Но вдвоем они составляли отличную пару, друг друга просто-таки дополняя. Тем более что они совсем никогда не разлучались: где один, там и другой... Матушки у них не было - почему-то в сказках часто не бывает матушек; предположим, что она заболела и умерла, когда они были совсем маленькие. А отец у них был эарл Внутренних Островов, и ты сам понимаешь, что не очень-то много времени он тратил на своих сыновей...С отцами это часто бывает, хотя они далеко не все - эарлы, но тем не менее... Так что братья воспитывались сами собой и отчасти воспитывали друг друга. В итоге выросли они очень славными юношами, настоящими принцами телом и душой...


"...Лодка толкнулась о прибрежный валун. Айрик развернул ее боком и ловко - многолетняя практика рыбацкого сына! - выпрыгнул на берег. Сход к воде с этой стороны островка был достаточно пологим, а в нескольких шагах поднималась высокая и острая серая скала в пятнах цветного мха. Айрик втащил лодку на плоский каменный скат, достал из нее пожитки. Он с глубоким, даже трепетным почтением вытянул меч из ножен, подержал его в руке, ловя лезвием солнечные блики. Любой дружинник эарла расхохотался бы при виде того, как он держит оружие; но на этом острове Айрик был совершенно один. Погладив холодный клинок рукой, мальчик вздохнул и убрал его в ножны. Потом приладил его себе на пояс - с правой стороны. Торбу с хлебом он перекинул через плечо, оглянулся на лодку. Несколько минут он созерцал ее, похожую на остов огромной рыбы, и в голове его боролись две мысли: перевернуть ее и оставить здесь, на подветренном берегу, или столкнуть прочь в открытое море? Как знак того, что возвращения не будет... Он чуть-чуть помечтал, со сладостной злостью представляя, как пустуб лодку прибьет к причалу и как тетка будет убиваться над ней, и как дядя, этот недостойный младший брат его отца, преисполнится запоздалого раскаяния о загубленном старшем сыне...Как будет звать его по имени, прижимать к сердцу его поношенную рубашку и смотреть в морскую безнадежную даль... Хорошо бы еще положить в лодку письмо для родственников - мол, "дорогой дядюшка, я получил от тебя смертельное оскорбление и не могу более оставаться в твоем доме..." Нет, лучше - "пользоваться твоим гостеприимством". Здесь еще намек на то, что дом на самом деле принадлежит - принадлежал - Айрикскому отцу. Дядя со своим семейством переселился туда после того, как... Короче, после отцовской героической смерти. В том, что смерть отца была героической, Айрик никогда и не сомневался.

Значит, как там? "Пользоваться твоим гостеприимством. Будь ты воином, я смыл бы оскорбление кровью, но ты - простой рыбак низкого происхождения, и я..." Нет, не годится. Он же брат отца, какое там низкое происхождение? "Но я не могу поднять руку на родича", вот как он бы написал. Это был бы настоящий укор совести. Дядя-то смог! Дядя-то поднял руку на родича, да еще на сына старшего брата, которого по всем законам надлежит почитать более своих родных детей, а приняв в семью, назвать старшим сыном и своим наследником! Наследником... Ничего мне от них не надо! И письмо надо бы закончить так: "Прощай же, мы более не встретимся, ибо лучше жить или умереть среди жестоких фэйри, чем быть униженным в собственном доме. Возвращаю тебе твою лодку, ибо не хочу от тебя ничего - и забираю лишь свое наследство: меч своего отца...Надеюсь, Господин Людей Христос будет к тебе милосерден, и волны пригонят твою лодку к причалу." А подписаться просто - Айрик, сын Хенрика. Просто и благородно. Он должен быть благороден даже с неблагородными людьми. Даже перед смертью...


Это жестокое видение было настолько ярким, что Айрик потряс головой, прогоняя его прочь. Нечего обольщаться. Понятно же, что никто не раскается и не будет долго рыдать о его загубленной жизни. Скорее всего, дядя вздохнет с облегчением, поняв, что наконец избавился от нелюбимого нахлебника - и от законного владельца дома...Да и за что ему, собственно говоря, любить Айрика, все эти два года смотревшего на него волком, как на подлого захватчика?.. Тем более что и с братом у них были не самые лучшие отношения - иначе почему бы при жизни отца дядя всего пару раз на Айриковской памяти заходил к ним в дом, да и то по хозяйственным каким-то делам - занять денег, попросить лодку...

Лодку.


Айрик посмотрел на лодку долгим задумчивым взглядом и принялся подтаскивать ее на ровное место, чтобы перевернуть. Нет, конечно же, он не собирался возвращаться. Он приплыл на один из запретных Внешних Островов, островов, на которые нельзя ступать после заката (это вам скажет любая нянька, любой двухлетний младенец) - чтобы остаться здесь навсегда. Уйти к фэйри или умереть, потому что жизнь его среди людей стала уж совсем невыносима. Но при этом какой-то крохотный уголок сознания оставался комнатой с запертой дверцей, и человечек, живший в этой комнате, всегда оставлял за собой путь к отступлению. А почему бы и нет?.. Ну, не сейчас, а через недельку, просто чтобы их всех проучить... Вернуться обратно, как ни в чем ни бывало, небрежным жестом отодвинуть бросившуюся на шею тетку и сказать: "Я тут подумал обо всем... Я прощаю вас. Я все-таки вернулся..."


Или, если фэйри окажутся совсем уж невыносимо страшными...


Но нет, об этом думать нельзя. Из перевернутой лодки вытекла пара струек воды, едва не замочив Айрику сапоги. Айрик распрямился и повел плечами. Под этим вечерним ясным солнцем, золотившим его светлые волосы, он не боялся почти никого. Но вот когда оно зайдет... Впрочем, он знал, на что шел. Кроме того, при резких движениях он еще чувствовал слабые отголоски боли, оставшейся после жестокой порки. Его оскорбили. На него подняли руку - впервые в его жизни. Этого довольно, чтобы сын Хенрика, дружинника самого эарла, и думать не смел о возвращении.


Отец, отец - подумал Айрик с острой сердечной болью, не оставлявшей его все эти два года, - ты мертв, ты погиб со славою, а твой сын терпит несправедливость. Но он с честью пройдет эти испытания. Ради тебя, отец.


...И Айрик, оставив лодку на берегу, принялся карабкаться по изломам серой скалы. Мягкие сапоги сдирали с уступов клочья мягкого зеленого мха, с жесткий серый только сухо трещал под ногами. Остров был изумительно красив, и потрясающим было кружево белой камнеломки, качавшейся у мальчика перед самым лицом. Наверно, здесь поблизости есть пресная вода. Это хорошо, а то у Айрика с собой только маленькая фляжка.

Меч неудобно волочился рядом и мешал лезть, но недолго. А теперь - в лес, надо найти ручей, пока не стемнело. Какие здесь красивые травы, и вот эти сиреневые цветы - такие не растут на Внутренних Островах, и нтересно, как они называются?.. А солнечный свет уже стал красноватым (как расплавленное золото), и просветил насквозь свесившиеся на глаза волосы мальчика, когда он нагнулся рассмотреть цветы поближе...

Христос Господин Людей, пусть эти фэйри окажутся не очень злыми."


- На Внешние Острова было нельзя плавать. Особенно после заката, потому что ночь - это же время фэйри. Это и няньки детишкам рассказывали - не ступай на землю Маленьких Островов после заката, а то не вернешься...Мимо них ночью было страшно даже просто плавать - там в ветях и прямо из камней огоньки горели, а еще на берег выходили черные высокие фигуры и стояли молча...Говорили, если они позовут - то ты не сможешь не пристать к берегу, и тогда...А еще в скальных берегах открывались потайные двери, входы в гавань, и если людская лодка туда заплывала - скала смыкалась за ней, и снова стояла глухой стеной...В общем, неспокойное это было место - Внешние Острова, и лишний раз на них плавать не стоило...

- А зачем же принцы поплыли?

- А я разве сказал, что поплыли?...Ну, поплыли, конечно... Иначе о чем бы была эта сказка? Но ты лежи себе и не перебивай, а то даже и рассказывать не хочется... раз ты все уже знаешь заранее.

- Нет, я молчу... Ты рассказывай, Роберт. Пожалуйста.

- Непонятно, зачем этих принцев туда понесло. Кажется, им подвигов захотелось, вроде отцовских: он изгнал фэйри с Внутренних Островов, а они чем хуже? А не завоевать ли какой-нибудь Внешний остров, тем более что нас двое, и мы вполне способны на подвиги?.. Ну, и с отцом они повздорили. Айрик какого-то слугу спас от наказания, того, кажется, повесить хотели за дезертирство. С кем-то эарл воевал, кто взбунтовался на соседнем острове, а этот слуга - или дружинник - бежал с поля боя. Принцы за него вступились, но отец разгневался на них и сказал: "Что это вы, сыновья, на моих землях как на своих распоряжаетесь? Я их у волшебного народца отвоевал, мне здесь и править, я - эарл, а вы пока никто, так что подождите, пока я состарюсь и умру, а пока, если хотите править, так завоюйте себе сами земли, не маленькие уже..." Он это не всерьез, конечно, сказал; а они подумали - раз так, завоюем себе хоть маленький остров, зато он будет наш! Было им тогда лет по шестнадцать. Так вот поссорившись с отцом, взяли они свои мечи - мечи у них были одинаковые, очень красивые - еще бы нет!, сели в лодку и поплыли на закате на один из Внешних Островов...

- А что было с тем... дезертиром-то? Повесил его Халльгер или нет?

- Вот уж не знаю. Больше про него в этой сказке не говорится, она все же только про братьев. Да, я думаю, повесил - эарлы в те времена были суровы... Хотя, если это сказочная история, может, все и обошлось. Считай, как тебе нравится, только не перебивай больше, ладно?..

- Ну, извини...Так вот, сели они в лодку и поплыли на закате...


"...Айрик вышел на поляну. Ручеек, стекавший по камням, пересекал ее со слабым журчанием. Мальчик постоял за деревом, чувствуя себя очень смелым искателем приключений. Внутри у него что-то тихо и тревожно звенело, но это было скорее приятно. Такой легкий, бодрящий привкус страха, который обостряет восприятие и делает краски более яркими. Вся эта земля была пронзительно чужая, красивая до щекотки в груди, но она молчала, словно затаившись, и Айрик ощущал себя Завоевателем. Холодное железо, подумал он и обнажил меч - очень неловко вытянул его из ножен. Я - как герой легенды, и я совсем один. Мне четырнадцать лет. Я как человек из легенды, Халльгер Победитель Фэйри, я воин с холодным железом в руках. Эти земли будут мои.

- Трепещите, фэйри, - сказал он негромко, испытывая сильное желание оглянуться, и вышел из-за деревьев. Воздел меч так, что на него падал луч солнца. - Я - Халльгер Великий, эарл этих земель. Кто из вас осмелится бросить мне вызов?

Он сказал и тут же пожалел об этом. Какое-то мгновение стояла такая тишина, что Айрику показалось - сейчас на него что-то бросится. Может, ручей или вон тот цветущий куст. Но уже через секунду эту тишину разбил голос. Голос был высокий и очень молодой.


- Я осмелюсь. Я, принц фэйри этого острова.


Айрик дернулся, даже подпрыгнул от неожиданности. Впоследствии он более всего хвалил себя за одну-единственную вещь: что он умудрился не закричать. Из-за большого серого камня, густо оплетенного крупнолистым плющом, вышел светловолосый юноша в венке и отсалютовал Айрику мечом.


Айрик умудрился не спятить от страха в первое мгновение.Поэтому во второе он уже смог увидеть вещи так, как есть. Это был человек, мальчик, его ровесник, и он играл. Так же играл, как и сам Айрик, вызывающий все силы фэйри на великий бой. Одет мальчик был невнятно - в какую-то кожаную жилетку поверх рубахи, как мог принарядиться и знатный парень, и рыбацкий сынок. Волосы у него были длиннее, чем обычно стригут подростков, и лежали, блестящие, по плечам.

- Ну что, несчастный смертный, - сказал длинноволосый, улыбаясь так открыто, что Айрик невольно тоже заулыбался ему в ответ. - Будешь сражаться, или сразу принесешь принцу фэйри вассальную присягу?

- Да вот еще, - отвечал Айрик радостно, как будто ему предложили меда отведать, и тоже отсалютовал мечом - вернее, попытался отсалютовать, повторяя жест противника так, как оно получилось.


...Длинноволосый победил очень быстро. Несколькими ловкими движениями он попросту выбил отцовский меч из рук сына Хенрика. Тот даже не заметил, как именно это произошло - просто вдруг в некий момент оружие само вылетело у него из руки и ускакало куда-то в траву, а он сам остался стоять с растерянной улыбкой.

- Ну что, смертный, сдаешься? - радостно спросил принц фэйри, опуская свой клинок, и Айрик успел заметить, что их оружие и сравнить нельзя - так ярко сверкало его лезвие, и рукоять была какая-то особенная...

- Вот еще, глупый фэйри, - ответствовал он столь же радостно, чуть ли не лопаясь от нахлынувшего веселого азарта, - мы, владыки людей, не сдаемся никогда. Умираем, но не сдаемся!


С этими словами он внезапно прыгнул на противника и ловкой подножкой уложил его в траву. Тот, хоть и оказался отличным фехтовальщиком, в искусстве деревенской драки Айрику явно уступал. Худой и маленький сын Хенрика был жилистым и на редкость ловким; покатавшись по цветочному ковру минуты две, поединщики наконец утвердились в некоем положении - длинноволосый внизу, а Айрик - прижимая его за плечи к земле. Он знал куда более сокрушительную позицию - когда прижимаешь противника грудью к земле и выламываешь ему руку назад; но все дело было в том, что Айрик очень не хотел причинять этому "принцу фэйри" хоть какую-нибудь боль.

Тот лежал на земле, тяжело дыша и отдуваясь; светлые прядки налипли ему на лоб. При этом глаза его все равно улыбались, серо-зеленые, как вода, радостные глаза. Если у Айрика и оставались хоть какие-нибудь подозрения об эльфийском происхождении нового знакомца, то теперь они испарились полностью. Это был человек, и притом очень славный. Пожалуй, самый славный и хороший на земле.

- Ты здорово дерешься, - как ни в чем ни бывало сказал он и приподнялся под Айриковскими руками. Тот быстро отпустил его и плюхнулся в траву рядом с ним. Сам он тоже изрядно взмок за краткое время сражения, и теперь вытирал разгоряченное лицо рукавом.

- А ты здорово сражаешься мечом, - не остался он в долгу. Длинноволосый только рукой махнул:

- А-а, разве же это здорово... Вот отец, например - тот сражается, а я - так...Учусь только. Зато скажи - правда же, ты здорово перепугался, когда я вышел и ответил на твой вызов? Ты, небось, думал, ты один тут такой!

- Думал и перепугался, - без малейшего укола стыда согласился Айрик. Ему было как-то необыкновенно легко, будто этого парня он знал всю свою жизнь. Ему даже совершенно не хотелось ничего спрашивать. Будто любое лишнее знание - кто ты? Откуда? Кто твои родители? - могло нарушить эту абсолютную связь, радостное взаимопонимание, пришедшее ниоткуда и не зависящее ни от чего на свете. Однако же один вопрос надо было задать, один-единственный, самый главный.

- Как тебя зовут?

- Эйрик.

- А я - Айрик... вот это да!

Несколько секунд они изумленно смотрели друг на друга; то, что у них даже имя оказалось общее, еще сильнее упрочило их радостную связь.

- Вот это здорово! Неудивительно, что мы с тобой... такие.

- Какие? - спросил Айрик тихонько. Ему было горячо, как будто сама кожа его изливала некий живой жар. Солнце уже заходило, каждое дерево окружала яркая серебристо-синяя аура, но Айрик этого не замечал.

- Ты что, не понял? Это, наверно, из-за волос... У меня они длиннее, - Эйрик подобрал было свои прядки, прикрывая их ладонями, но, видя, что Айрик все равно не понимает, только изумленно распахнул глаза:

- Вот бестолковый! Ты что, давно в зеркало не смотрелся? Да мы же с тобой похожи, как... Как братья!


...В зеркало Айрик и впрямь не смотрелся давно. Ну не были зеркала распространенной частью рыбацкого быта; более того, деревенский священник считал, что смотреться в зеркало - это изрядный грех. Увидеть себя в зеркале для мужчин считалось дурной приметой; женщины, правда, пользовались всякими металлическими крышками для любования собственной красотой, но делали это тайком от своих мужей. У дядиной жены была такая начищенная штука, и Айрик не раз заставал тетку с нею в руках - когда завел привычку ходить по дому тихо-претихо... Но сам он этой женской ерундой не пользовался, и только иногда случайно видел себя в воде, когда низко к ней наклонялся. Потому о внешности своей мальчик имел представление весьма смутное, зная наверняка только то, что у него светлые волосы. Признаться, этот вопрос его не очень-то и тревожил. До сегодняшнего дня.


-Эйрик, это...точно?

- Ну да. Я когда тебя увидел, сразу подумал: кого-то он мне напоминает. Где-то я его видел. А потом, когда ты меня повалил, я вдруг понял - кого...

- Тогда...- (тогда это очень здорово, вот что хотел Айрик сказать, но не смог. Не смог, и все тут. Людям очень трудно говорить о своей любви, особенно тем, кто к любви не очень-то привык. Но это не оттого, что они плохие, - просто они очень боятся ее потерять.)

Айрик неловко молчал. Ему вдруг стало тяжело и грустно, и мир, который отступил от двух играющих детей, вернулся, как только прервалась игра. Мир вернулся, и он был полон опасного и подозрительного. Там, за ветвями, красное солнце коснулось горизонта. Айрик встал и подобрал свой меч.

- Слушай, Эйрик...А что ты, вообще-то, здесь делаешь? Как ты тут оказался?

- Приплыл. На лодке.

- Ясно, что не прилетел. А зачем? Здесь же... опасно.

(Хотя тому, кто смотрится в зеркало, даже это может быть неизвестно, мелькнула быстрая, обидная мысль. Ясно, что Эйрик не из простых людей. Наверное, он из ноблей. Рыбачьи сыновья так не сражаются... и у них нет таких мечей. Глупый нобельский сынок, не знающий ничего о Маленьких Островах!)

- Да я знаю, что опасно, - Эйрик отвечал так же спокойно и радостно, хотя тени и удлиннялись с каждым мигом. Он бережно и неторопливо вытер меч полой одежды и убрал его в ножны, куда светлый клинок вошел с легким шелестом. Интересно, есть ли в мире хоть что-нибудь, способное этого парня огорчить или напугать?

- Я знаю, что опасно. Просто я поспорил, что... проведу ночь на одном из Внешних Островов.

- Поспорил?! С кем?!!

- С отцом. То есть, мы... не совсем поспорили, просто он сказал мне, что мне на это не хватит отваги. И я решил доказать. Не ему, а... вообще. Себе. Что отваги хватит. Как хватало ее разным... людям, завоевавшим Внутренние Острова.

- Это Халльгеру, что ли? Халльгер был герой. И эарл.

- Ну... да, - Эйрик поднял голову и как-то смущенно улыбнулся. Его желание перевести разговор на что-нибудь другое было так велико, что даже ощущалось физически. - Да хватит про меня... На самом деле я рад, что тебя встретил. Теперь мне отваги точно хватит... на всю ночь. - Он вдруг словно спохватился: - А ты-то? Чего тебя сюда понесло?.. Тоже, что ли, обет дал - или просто храбрость испытываешь?

- А я из дома ушел, - неожиданно откровенно признался Айрик. Он сам от себя не ожидал, что так быстро признается хоть кому-нибудь во всех своих несчастьях, но тут его вдруг понесло. То ли сгущавшаяся темнота тому была виной, то ли еще что - но он сел в траву, обхватив колени, и убитым голосом, едва не плача от жалости к себе, выложил Эйрику длинную и сбивчивую повесть о том, как плоха и бесполезна вдруг оказалась жизнь. Он говорил обо всем - как погиб его отец, как его дом стал внезапно чьим-то еще, и Айрику там не осталось места... Он говорил о сестренках, дядиных дочках - белобрысых ябедах, о кличках бездельника и нахлебника, о том, как он ненавидит целыми днями чистить противную дохлую рыбу... Эйрик не перебивал его ни единым словом, и это было очень хорошо. Он просто сидел рядом в густой траве, подогнув под себя длинные ноги, и глаза его чуть поблескивали в сумерках. Начали раскрываться какие-то ночные цветы, с огромными желтыми чашечками, и их острый аромат щекотал дыхание. Единым духом, непонятно как и зачем, Айрик рассказал о своем позоре, о том, как его первый раз в жизни выдрали, как вайкингского беглого раба, и как это было несправедливо. И лучше теперь ему совсем умереть среди фэйри, чем вернуться в дом, где случается так...

Айрик умолк. Эйрик ничего не говорил, не утешал его, не давал никаких советов. Внезапно он встал - так резко, что у него хрустнули суставы.

- Слушай... Пойдем отсюда. Нас здесь... не хотят. Я чувствую. Пойдем поближе к воде, на берег куда-нибудь.

(Ага, вот и тебе стало не по себе, со внезапным злорадством подумал Айрик. На самом деле он вдруг понял, что этот самоуверенный нобельский сынок последние минут десять слушал не его, а что-то, происходящее вокруг. Обидно же, честное слово!)

Он уже открыл было рот, чтобы сказать что-нибудь обидное, но - не смог. Деревья словно вытянулись вверх и сомкнулись; за ними стоял волокнистый туман. Потянуло холодом. Айрику стало очень страшно.

- Пошли, - согласился он шепотом и невольно оглянулся. От этого стало еще страшнее. Эйрик двинулся вперед, рукой раздвигая взявшиеся откуда-то колючие ветви. Сын Хенрика, отважный завоеватель, пошел за ним, и ему отчетливо казалось, что за ним следят. Просто смотрят со всех сторон, и смотрят недобро. Кто-то, кажется, даже... стоит у них за спиной. Внезапно Айрик чуть не вскрикнул от облегчения: лодка! У него на берегу оставалась лодка! В нее можно сесть им вдвоем, и остаться на воде... До самого утра.

Словно в ответ на его мысли, Эйрик резко остановился и обернул бледное, как луна, лицо.

- Я когда приплыл сюда, - тихо сказал он безо всякого выражения, - оттолкнул свою лодку в море. Чтобы со страху не нарушить свой обет... Не сбежать.

Айрик шумно перевел дыхание..."


- Когда принцы приплыли, они, значит, привязали лодочку и дали друг другу обет - ни за что не уходить с этого острова до рассвета. А потом они обнажили мечи и плечо к плечу отправились в лес...Эй, братик, ты слушаешь - или спишь?..

- Я слушаю, - Аллен разлепил глаза и умоляюще заморгал. - Я просто на минутку...отключился. Я их даже увидел, двух братьев - маленькие такие, светлые... они куда-то шли по ночному лесу.

- Вот и видно, что слушаешь невнимательно! Тоже мне, маленьких нашел - шестнадцать лет тогда было как сейчас двадцать! Два здоровых таких воина были эти Халльгерские дети. Может, тебе... лучше спать?

- Нет, Роберт. Ты говори, пожалуйста. Я, может, лучше засну под твой голос... А можно мне еще анальгин?..

- Нельзя. Вот выпей водички, хватит уже лекарств. Ладно, слушай дальше - и постарайся все-таки спать...

Ну вот, в лесу наступила ночь. Эйрик пару раз повызывал лорда здешних фэйри на поединок, но никто к ним не вышел, конечно же. А все потому, что у Волшебного Народа со-овсем другие понятия о чести, чем у человеческих рыцарей... Вскоре братья совсем потеряли дорогу и шли как придется. И вышли они к озеру великой красоты, в котором плавали белые кувшинки - и пахли так, что голова кружилась. А вокруг озера росли каштаны, и цвели они яркими белыми свечками. Свечки в самом деле светились, и все было видно ясно, почти как днем. Близнецы поняли, что вошли во что-то вроде эльфийской тронной залы, в самое сердце этого острова...

И младший из них, Айрик, захотел пить. Как его старший ни предупреждал, он все-таки пошел к воде - вот урок всем упрямцам, Аллен! - и попил из эльфийского озера. И в тот же миг поднялась из воды маленькая Дева Озера и зачаровала Айрика так, что пошел он в воду на ее зов, не слыша более ничего на свете, и входил все глубже и глубже, по колено, по пояс, по грудь... И напрасно Эйрик звал его с берега и всеми на свете святыми именами заклинал вернуться - тот был будто слеп и глух, и только медленно шел в воду, глядя перед собою... Хорошо хоть, у Эйрика - слава старшим братьям! - хватило ума не касаться зачарованной воды! Поняв, что с братом говорить бесполезно, он обратился к Деве Озера и просил ее ради Христа отпустить Айрика и не губить его душу. Ведь считается, что человек, которого фэйри забрали к себе, губят они его или оставляют с собою - теряет бессмертную душу и обретает жизнь лишь в пределах мира.

Дева же ему отвечала - и совершенно верно отвечала! - что не будет она ничего ради Христа делать, потому что не знает, кто это такой. Но вот за выкуп, сказала хитрая дева, она, пожалуй, может вернуть пленника, хотя по праву он теперь принадлежит ей, ибо он пил воду из чужого озера без спроса и без платы. Эйрик сказал, что может заплптить за брата, и стал ей всякие разные сокровища предлагать... Про это стихи есть. Кажется, так:

Эйрик сказал:

"Отдам тебе я свой верный меч,
Свой добрый меч, свой могучий меч,
Он светлой стали, и выбит цветок,
Цветок на лезвии у него.
Верни мне брата, отдам я меч,
Похож на лунный луч мой клинок,
Но мне за брата не жаль мой меч,
Не жаль потерять ничего."

Фея сказала:

"Не нужен мне твой железный меч,
Твой грубый меч, некрасивый меч:
Я лилий много взрастила живых,
И лунных лучей не счесть.
Отец мой имеет из света меч,
Клинок из лучей и бликов ночных,
И пленника я не верну за меч,
Быть может, дар лучший есть?"

Эйрик сказал:

"Отдам тебе я свой теплый плащ,
Свой светлый плащ, свой расшитый плащ:
Он вышивкой тонкой цветной покрыт,
Завязки шелковые у него.
Верни мне брата, отдам я плащ,
Он легок и нов, серебром расшит,
Но мне за брата не жаль и плащ,
Не жаль мне отдать ничего".

Фея сказала:

"Не нужен мне твой тяжелый плащ,
Твой жесткий плащ, небогатый плащ:
На волнах моих серебрится свет,
Узоров в воде не счесть.
Сестра моя носит из пены плащ,
Нежнее его и роскошней нет,
И пленника я не верну за плащ,
Быть может, дар лучший есть?"

Эйрик сказал:

"Отдам тебе я свое кольцо,
С алмазом кольцо, золотое кольцо:
На нем королевского рода знак,
И нет ни древней, ни дороже его.
Верни мне брата, отдам я кольцо,
Похож его камень на феникса зрак,
Но мне за брата не жаль и кольцо,
Не жаль за него ничего".

Ну, а привиредливая фея, конечно, сказала:

"Не нужно мне, смертный, твое кольцо,
Людское кольцо, из металла кольцо:
Песок мой золотом звездным горит,
И гальки блестящей не счесть.
Ношу я сама из воды кольцо,
Из мягкой струи, что ладонь серебрит;
И пленника я не верну за кольцо,
А что у тебя еще есть?"


Вот так примерно они разговаривали, только гораздо дольше. Я до конца не помню... Эйрик ей предлагал и злато, и все свои вещи по очереди - а она ни на что не соглашалась, ничего для нее не имело цены. А надо сказать, что Айрик все это время стоял по горлышко в ледяной воде. Эйрик уж совсем было отчаялся, и спросил - а чего бы она сама предложила? Он был готов чуть ли не на службу к ней идти, лишь бы своего близнеца спасти. Наверно, если бы она предложила ему на место Айрика встать - он бы и на это согласился...Самому как-то легче пропадать, все время кажется, что никто не может причинить тебе зла... Аллен! Ты чего? Почему дернулся?..

- Я...Я не знаю, - ответил брат рассказчика, пытаясь ввинтиться глубже под одеяло. Его почему-то начал трясти озноб. Это было как... deja vu, только наоборот. Будто он увидел что-то, не то, что уже было прежде, но то, что только должно было случиться... - Ничего, наверное, - криво улыбнулся он, пока Роберт накрывал его пледом поверх одеяла. - Спасибо... Ты рассказывай. Я тебя слушаю очень внимательно.

- Ну так вот, эта Дева Озера поступила лучше, чем Эйрик от нее ожидал. Она попросила всего-навсего...

Фея сказала:

"А дай мне локон своих волос,
Живых волос, золотых волос:
Они красивы, как струи вод,
Хочу я прядку одну.
Верну тебе брата за прядь волос,
Похожих на луч, что в воде течет;
Даруй мне, смертный, своих волос,
И пленника я верну".

Эйрик ей отвечал:

"Возьми же, дева, прядку волос,
Тебе я срежу светлых волос;
Не знаю, зачем тебе эта прядь,
Но локон срезан, возьми его.
Верни же брата за прядь волос,
И больше бы дал я, чтоб брата обнять,
И больше, чем прядку светлых волос,
За брата бы дал своего!"


Ну, и отрезал он прядку, и бросил ее в озеро. Тогда Айрик освободился от заклятия и вышел из воды, и Эйрик обнял его очень радостно, хотя тот и был изрядно мокр. Но дева-фэйри это все затеяла неспроста: она свернула из волос принца колечко и надела его на палец, а потом нырнула в воду - и след ее простыл. И в этот миг понял Эйрик, что нет ему более жизни без этой прекрасной эльфийской девы - а была она и впрямь прекрасна, как и все эльфы - и что он попался и совсем пропал. В общем, воспылал он к ней такой любовью, что хотел только видеть ее вновь, а больше ничего. Даже вновь обретенный брат его не радовал. Так сел он у воды и сидел, горестно стеная, и Айрик никакими силами, никакими уговорами не мог его уговорить уйти оттуда. А уже приближался рассвет, и Айрик только надеялся, что с рассветом действие чар иссякнет.

Но все оказалось куда хуже! Потому что как только рассветный луч коснулся верхушек деревьев, Эйрик горько заплакал, как ребенок, и хотел броситься в озеро. Тогда Айрик сделал последнее, что ему оставалось - он обнажил меч и преградил брату дорогу. И они стали сражаться, потому что старший брат был совсем безумен, а младший не мог допустить, чтобы он утопился. Они дрались у большого дерева, каштана с белыми свечками, и ранили друг друга, и кровь их упала на землю. Да, вот когда кровь их упала на землю, Эйрик пришел в себя и понял, что он чуть не зарубил своего брата, и они обнялись и поцеловались...Да, в те времена люди были более порывистые, чем мы - они то и дело плакали и обнимались...А потом принцы подняли глаза на каштан - и увидели, что кровь их, упавшая в землю, не ушла в никуда: у каштана, росшего из этой земли, цветы из белых окрасились в алые...Вот ты, Аллен, видел когда-нибудь алый каштан?..


"- Эйрик, пожалуйста. Я тебя прошу. Уже скоро рассвет.

- Это неважно, - голос Эйрика был холодным и безучастным. - Я оттолкнул лодку в море. Я буду сидеть тут и ждать. Оставь меня в покое.

- У меня есть лодка! - Айрик опустился рядом с другом, схватил его за плечо. - Мы поплывем на ней вдвоем. Тебя там ждут... Родители, ну я не знаю кто...

Сейчас ему было даже плевать на то, что его самого никто нигде не ждет. Разве что отец на том свете. Главное было - увести отсюда Эйрика, Эйрика с пустым и холодным взглядом, Эйрика, который за эту ночь стал ему дороже всех на свете.

Тот поднял глаза, вяло посмотрел на друга. Кажется, он его не видел. Во взгляде его появилась какая-то поволока, полупрозрачная пленка, и там стояла она. Девушка, обернутая плащом прозрачно-белых, прямых, как дождь, волос; с личиком острым, худым и нечеловеческим, с мимикой маленького зверя - ласочки какой-нибудь.Черные глаза, сплошные, без радужки и зрачка.

- Эйрик! Ты заколдован! Это все не на самом деле! - что было сил заорал сын Хенрика, мокрый, как мышь, дрожа от холода и от отчаяния. Крик его разнесся над водой насмешливым отзвуком и канул в утренний туман. Воздух из темно-синего стал голубым. Светало.

- Эйрик, я... не знаю, что я сейчас сделаю. Я...я тебя сейчас убью, если ты не опомнишься. - Айрик встал, с бешено колотящимся сердцем потянул из ножен меч. За эту ночь он узнал много нового, например, что ножнам место у левого бедра. Клинок Эйрика валялся рядом с ним на росной траве - с той минуты, как он предлагал его в выкуп за друга. С той минуты, как отрезал им светлые волосы.

- Ты же человек. Так ты хоть умрешь человеком. - (А потом - себя, пронеслось у него в голове, но эта мысль была как метеор, стремительно канувший во мрак. Он не хотел, более всего на свете боялся убивать.) - Ну же, очнись! Дерись со мной, наконец!

Эйрик поднял голову. Губы его были плотно сомкнуты в линию, светлые брови сведены. В нем боролись два яростных зова, и по лицу пробежала судорога пробуждения. Айрик, зажмурившись, как от боли, быстро подумал: "Христос Господин, ох, помоги, помоги мне, помоги" - и ударил друга куда-то в плечо, изо всех сил надеясь, что удар не пройдет. Мелькнула быстрая картинка - трава, цветы по пояс, солнечный блеск клинка. Эйрик выбивает у него меч легко, играючи, и улыбается ему в лицо.

Но удар прошел.


Айрик бил неумело и слабо, и поэтому только слегка разрубил другу мышцу на плече. Эйрик дернулся от боли, глаза его снова стали яркими. Он схватился рукой за рану, и кровь побежала из-под его пальцев.

- Ох, Айрик... Что... ты сделал? Зачем?..

- Прости, прости, - Айрик смотрел на пробудившегося со смешанной радостью и болью. Это был Эйрик, тот же, что и прежде, но ему было больно, и он не понимал - за что.

- Я должен был... Чтобы тебя вернуть. Я не хотел, но... прости меня... Вот, смотри! - внезапным порывом искупления он полоснул клинком себя по руке, по сгибу. Боли почти не было, но кровь полила обильно и сразу, пачкая рассеченный рукав рубашки, сапоги, прибрежную длинную траву. Солнечные лучи осияли верхушки дерев, отразились в зеркальном озере, когда Эйрик, ругаясь на чем свет стоит, подскочил к своему безмозглому товарищу, чтобы взглянуть, глубока ли рана.

- Зато я тебя вернул, - прошептал тот, хлопая ресницами, и желание хорошенько дать дураку в нос потеряло последнюю возможность воплотиться на деле.


...Они перевязали друг друга, вернее, Эйрик перевязал себя и Айрика, отодрав длинные полосы от подола своей рубашки. Как выяснилось, тот сам себя поранил куда сильнее, чем товарища, но кровью они оба изрядно запятнали землю и корни высокого раскидистого дерева. Когда они уже развернулись, чтобы уходить, солнце освещало ветви этого каштана с белыми свечками цветов, и Айрик внезапно указал на него с радостным возгласом. Теперь стало видно, что цветы у каштана не вовсе белые, а с красноватыми прожилками, звездообразно расходившимися от сердцевины. Как будто в белых лепестках вены наполнились живой кровью.

- Смотри...Это он от крови покраснел! От нашей...с тобою...

- Я думаю, он такой и был, - с сомнением протянул Эйрик, но лицо его осветила та же просветленная задумчивость, что бывает у людей, стоящих на мессе или читающих стихи. Каштан, заалевшийся от их общей крови, был символом, трагичным и сказочным, стражем и свидетелем таинственной связи, даже если весь его символический смысл и был случайным совпадением. Эйрик серьезно посмотрел на товарища.

- Знаешь что... А ведь ты меня спас. Спасибо.


- Ты меня тоже, - так же серьезно ответил Айрик, придерживая больную руку здоровой. - Так что мы в расчете.


Неожиданно глаза нобельского сына тронула улыбка. Потом, медленно разливаясь из глаз по всему лицу, она коснулась и губ и вырвалась наружу радостным смехом.

- Ну, мы и дураки все-таки!.. Принц фэйри... и ... Халльгер Великий!.. Вы посмотрите только на них!.. Принц фэйри, вот оно как!..


... - Послушай-ка, а что бы ты делал, если бы не я? Ну, у тебя же нет больше лодки. Как бы ты отсюда выбирался?..

- Я сказал одному... слуге, куда я поплыл. Если я не вернусь к полудню, отец поплывет меня искать. Этот островок - самый близкий от нашего дома. Отец успел бы до вечера.

Слово "слуга" насторожило Айрика, но не настолько, чтобы прервать трапезу. Печальные предположения касательно богатого нобельского сынка оправдывались, но об этом Айрик думать пока не хотел. Это могло встать между ними, встать неодолимой стеной, но пока они еще были двумя равными, товарищами, спасшими друг другу жизнь, соединившимися в сказочном месте, где не властны законы людей. Они сидели бок о бок на перевернутой лодке и дружно уничтожали Айриковы хлебные припасы, подкрепляясь перед водной дорогой. То, что Эйрик возвращался домой, а Айрику вернуться было некуда, пока значения не имело.

С рассветом Внешний Островок перестал быть страшным, оставшись зато потрясающе красивым. Айрик неторопливо жевал хлеб, всей кожей впитывая теплое солнце и теплую дружбу, исходившую от сидящего рядом с ним. Он не хотел будущего. Даже на час вперед он заглядывать не смел.


Если бы до этого дня Айрика, сына Хенрика, спросили, не одинок ли он, он бы удивился вопросу. Что такое одиночество, не ведомо тому, кто никогда не бывал ни с кем вместе. Но теперь, когда он впервые узнал этот теплый огонь, он понял, что без него умрет. Просто замерзнет насмерть. И зная, что это скорее всего случится, бездомный мальчик не хотел отравлять себе раздумьями последние минутки жизни, которые у него оставались.


Эйрик встал, стряхнул с колен хлебные крошки. Айрик покорно встал следом за ним. Они перевернули лодку и дружно столкнули ее на воду; деревянное брюхо громко проскребло по камням, но сами друзья оставались безмолвны. Эйрик сошел в лодку первый и сел на весла; Айрику с его раной оставался руль. Эйрик оттолкнулся веслом, и лодка, дернувшись, закачалась на сверкающей воде. На море было полное безветрие.

- Слушай... - окликнул он товарища, к которому сидел спиной, мерными взмахами погружая весла в колеблющуюся гладь. Айрик откликнулся неопределенным звуком, глядя, как блестят его длинные, слишком длинные для мальчишки волосы, рассыпанные по плечам. На одном плече белела повязка.

- Слушай, Айрик, а ты куда сам-то пойдешь?

- Не знаю, - безразлично отозвался тот, свешивая руку через борт, чтобы коснуться воды.

- А может... пойдем ко мне? Ну, хотя бы на время...Пока не решишь.

Сердце Айрика дернулось и замерло. Он спросил, и голос его был слегка хриплым.

- А к тебе - это... куда?..

- В поместье эарла. Я его сын.


И мир обрушился на Айрика.


- Это потому, что я - принц?.. Да? - Эйрик бросил весла, развернулся и теперь смотрел на товариша прямо, стальным взглядом. Да, настоящий принц, подумал Айрик, отрешенно в своем смятении: вот почему он держится так, как будто он - любимый сын судьбы, и весь мир принадлежит ему. В какой-то степени это ведь так и есть.

- Отвечай же! Айрик! Это потому, что я принц?.. А если бы я был сын простого рыбака, ты бы согласился?..

Айрик не ответил. Нечего ему было сказать, и все тут. Он смотрел на блестящее море и жалел, что он родился на этот прекрасный свет.

- А если бы... - Эйрик переступил через скамью и, не боясь перевернуть лодку, шагнул на корму. - А если бы я был твой брат? Что тогда?..

Сын Хенрика удивленно вскинул глаза, и ответ написался в его недоуменном взгляде.

- Тогда пусть это будет так...если ты хочешь, - шепотом закончил Эйрик и затеребил зубами кровавую повязку на левом плече. Растревоженная греблей, раа опять начала кровоточить, но сейчас это было хорошо. Это было очень хорошо.

Айрик с минуту безучастно смотрел, не в силах понять, что это он делает; потом радость, больше, чем он заслужил за всю свою жизнь, накрыла его приливной волной, и он, улыбаясь, как сумасшедший, рванул тряпицу со сгиба своей руки.


...Так они побратались кровью, смешав ее над бездной морской, неподалеку от одного из Маленьких Островов, и вот почему принц Эйрик, вводя рыбацкого мальчишку за руку в каминный зал своего отца, сказал просто и радостно, как он делал все на свете:

- Отец, это Айрик, мой кровный брат. Мы встретились на Островке, на котором я все-таки переночевал. Он пока будет жить у нас. Ладно?.."


- А потом случилось несчастье... Эйрик заболел, а чем - непонятно. Он лежал в постели, и подниматься ему было все труднее. Доктора - монахи разные - от него просто не отходили, но сказать могли только одно - что это, наверное, злое колдовство. Сглаз, одним словом.

Айрик тоже жутко страдал: в его брате силы таяли прямо на глазах. За какие-то несколько месяцев Эйрик Смелый превратился в собственную тень, и отчасти по его вине... Сам он говорил брату, что каждую ночь ему снится ОНА - девушка в плаще собственных прозрачно-белых волос, с черными глазами без белка и радужки... То она его звала к себе, то целовала, то просто смотрела неотступно и манила рукой... Эйрик хотел сесть в лодку и к ней поплыть, потому что без нее совсем уже не мог, хоть и понимал, что это его погубит... Но христианское его сердце не давало ему этого сделать, так как он отлично знал, что душа дороже жизни, а ушедший к фэйри душу потеряет... Ты ведь знаешь, братик, насчет фэйри - что они почти бессмертны в пределах мира, по крайней мере, весьма долговечны; но вот с душой у них плохо, она настолько соответствует телу, что прирастает к нему и в случае чего умирает вместе с ним... Так что Эйрику того вовсе не хотелось, а уж эарлу, его отцу - и тем более. Поэтому больного принца возили по разным монастырям и святым местам...

- Стоп, Роберт, но ведь Халльгер Великий был язычником? Разве нет?

- Д-да, кажется, но... это не совсем тот Халльгер. Это же сказка. Не перебивай, а то я забуду, на чем остановился...

- На святых местах. По которым Халльгер его возил. И здорово растрясал по дороге, так что бедняге принцу от этого делалось только хуже - да?.. Вот тебе и "белая магия"...

- Вроде того... А второй бедняга принц, Айрик, места себе не находил. Наконец он не выдержал, и однажды осенним вечером, ничего не сказав брату, взял лодку, взял свой верный меч, налил святой воды в бутылочку - и поплыл на Маленький Остров...


"... А ведь все было так хорошо, так ослепительно хорошо. Произошло только одно, одно-единственное несчастье - и теперь Айрик засмеялся бы, вспомнив о том, каким огромным и непоправимым оно ему тогда показалось. Засмеялся бы, если бы ему не было так больно.

Это случилось в первый же день, как он прибыл в поместье эарла Хальреда из рода Халльгера. До этого деревенскому мальчишке не приходилось бывать в таких домах, и ничего более красивого и необыкновенного он еще не видел. Во-первых, дом был каменный, в нем было множество окон, высоких окон - и стекло в некоторых из них было цветным! Во-вторых, было в нем целых три этажа и высокая квадратная смотровая башня, в которую вела витая лестница. В-третьих... да что уж там, это был настоящий замок вроде тех высоких цитаделей, в которых проживают в раю воины Христовы, беспрестанно сражающиеся на веселых турнирах, где, однако же, убить никого нельзя... Так рассказывала некогда бабушка, и отец, хмурясь, называл эти ее россказни вайкингскими предрассудками, однако Айрику эти истории запали в душу. В самом деле, рай с веселыми турнирами вызывал в нем куда больше доверия, чем тот, о котором говорил деревенский священник: "И не будут праведные иметь тел, только бесплотные души их будут радоваться там, непрестанно распевая: о, свят ты, свят, Господин наш и Творец!" Петь Айрик не умел. И не любил...

Эйрик после перевязки ран и быстрого обеда, который мальчикам подали в малой трапезной, удалился говорить с отцом. "Ну, пошел я... на виселицу", - заговорщицки шепнул он побратиму, направляясь к дверям вслед за молчаливым слугой. И, когда Айрик тревожно вскинулся, вспомнив тяжелый взгляд седого эарла, которым тот поприветствовал своего наследника на входе в залу, - открыто рассмеялся.

- Да не волнуйся ты... Отец все всегда понимает правильно. Он же лучше и добрей всех на свете!

Айрик позволил себе молчаливо усомниться. Вид властительного Хальреда внушил ему глубокое почтение напополам со страхом. Но, с другой стороны, Эйрику все же лучше знать! Тем более что, уходя, брат дал ему свое принцевское разрешение облазить вдоль и поперек весь замок и все внимательно рассмотреть.

- А всем, кто спросит, что ты тут делаешь, покажи язык и скажи, что я тебе позволил, - предложил он на прощание, и дверь наконец закрылась за ним. Идеей насчет языка Айрик заранее решил пренебречь, а вот остальное принял с удовольствием.


...Лазать по незнакомым местам - дело опасное. А останавливаться у незнакомых дверей и вовсе нехорошо. Айрик нипочем и не остановился бы, если бы не услышал отчетливое - нет, так ошибиться невозможно - имя своего отца.

... - Хенрик, дружинник, говоришь?..

- Да, отец. Кажется, так. Айрик сказал, тот погиб в битве против мятежников... На Рыбачьем острове, кажется. Это было позапрошлым летом, правильно?..

- Да, сынок... Значит, это Хенрик Рыжий. Родом с Княжеского, верно?

- Не знаю точно, - голос Эйрика напрягся, словно он увидел что-то - что-то, может быть, в лице эарла - что его насторожило. Что-то опасное.


Теперь Айрик бы не смог уйти, даже собрав всю свою силу воли.


- Тогда это весьма скверно. Да, не ожидал, что тебе придет в голову побрататься с сыном Хенрика Рыжего! Кто бы мог подумать, Христос Господин Людей!..

- А что...

Но ответ последовал раньше, чем был задан вопрос. И боль от этого ответа была так велика, что Айрик осел на землю, глотая воздух открытым ртом, будто от удушья.

- Повешен за дезертирство. Показательно, при всей дружине. Странно, что посыльный не сообщил его семье. Он должен был сообщить и вернуть опозоренный Хенриком меч.


Посыльный, посыльный, милый Эдерик, друг отца. О, дядя Эдерик, ты нас не спас, подумал Айрик и залился слезами. Весь мир его мгновенно перевернулся с ног на голову, и он чувствовал себя, свою некую основополагающую штуку - честь, наверное - болтающейся на веревке, с высунутым синим языком. "Я пошел на виселицу", сказал смеющийся Эйрик, вставая из-за стола. "Меч твоего отца, дружок... постарайся стать его достоин" - сказал дядя Эдерик, протягивая длинное, завернутое в тряпицу... Дядя Эдерик, ты ж его друг. Зачем ты так?.. "Стать его достойным".

Самое страшненькое было в том, что Айрик всегда любил отца - а мертвого и вдвое сильнее - за отвагу. И - за геройскую смерть, Темный побери. А теперь он плакал - и ему казалось, что из глаз течет не вода, а кровь, - от любви к отцу, но эта любовь была сродни стыду. Айрик еще такого чувства не знал - но это была жалость. Знаете, это и в самом деле очень больно - плакать от жалости к собственному отцу.

Хорошо еще, ему хватало ума делать это беззвучно.


- Отец... Я надеюсь, ты не станешь исправлять этой ошибки? - вот что сказал Эйрик, и голос его был одновременно холодным и умоляющим. То был одновременно принц, говорящий с эарлом, и сын, просящий отца. - То, что не сказал посыльный по своему милосердию... Ты ведь не скажешь теперь?.. Ему и... другим...

- Да нет, зачем бы мне? - эарл, должно быть, пожал плечами. - В конце концов, ты смешал с этим мальчиком кровь, и он, как ты говоришь, спас тебе жизнь.

- Отец, ты хочешь сказать...

- Я ничего не хочу сказать, помимо того, что говорю, сын. Имей терпение дослушать меня.

Невидимый Эйрик за дверью опустил всклокоченную светлую голову.

- Лжешь ты мне или нет - это твое дело. Дети трусов не всегда похожи на своих отцов, и я вполне допускаю, что он мог тебя спасти. Гнать его прочь не в моей власти - он пришел не ко мне, но к тебе, а ты тоже хозяин в этом доме. Просто я хочу, чтобы ты знал, с кем ты побратался.

- Теперь я знаю, отец. Это все?

- Нет, еще не все. Объясни мне, с какой именно опасностью ты столкнулся на Островке, что тебе понадобился спаситель?.. Говори же, ты, потомок Халльгера Великого, - от этого зависит, сколько дней тебе сидеть под домашним арестом!..


Конца беседы Айрик не дослушал. Он забился в самый темный уголок замка, под винтовую лестницу, и со вкусом предавался там отчаянию, пока его не отыскал порядком взволнованный побратим. С первого взгляда умный Эйрик понял, что все неладно, и даже не стал говорить, что подслушивать нехорошо. Он просто забрался под лестницу и сам и крепко-крепко обнял сына дезертира, так что у того даже отозвалось в раненой руке. Так они и сидели долго, до самой ночи, а потом вылезли, до смерти напугав какого-то дружинника, шедшего в дозор на смотровую башню, и отправились спать. С этого часа Айрик начал сживаться с новой для него мыслью - о том, что у него есть брат, который его любит просто так. Именно его и совсем ни за что, и по-хорошему ничего и не имеет значения, кромме того, что было между ними. Как тогда, на перевернутой лодке, в теплый утренний час - весь остальной мир ничему не мог помешать.


Эарла Хальреда Айрик боялся все время, не переставая. Когда тот подошел к нему на широком дворе, и, глядя сверху вниз сощуренными глазами, предложил послать гонца к родственникам, чтобы те не волновались, Айрик едва не помер от страха.

- Или ты желаешь съездить сам? - спросил эарл таким голосом, что Айрик чуть язык не проглотил, боясь ответить и "да", и "нет". Спас его, конечно же, Эйрик, который подошел сзади, тяжело дыша (мальчики в этот час тренировались с оружием, вернее, Эйрик тренировался со своим учителем, а Айрик в это время выписывал мечом незамысловатые восьмерки - постигая этот доселе неведомый ему вид искусства с азов).

- Знаешь, отец, ты лучше пошли гонца. Ну, мальчика какого-нибудь, на коне он до вечера управится. А то, мне кажется, Айрику пока своего дядю видеть особенно не хочется, правда же, Айрик?

Тот кивнул так экспрессивно, что у него чуть голова не оторвалась. Эарл чуть усмехнулся и ушел, а Айрик остался истолковывать эту усмешку - ненавидит его правитель Внутренних Островов или просто презирает от всей души?..

- Брось ты, отец к тебе нормально относится. Он просто все время удивляется, как мы похожи, - Эйрик дружески хлопнул его по плечу. - Да что ты встал столбом? Крути меч дальше, развивай кисть! Это упражнение понемногу делать просто бессмысленно...

И Айрик, мрачно вздохнув, вновь принялся за дело... Мрачно вздохнув, Господи, какой идиот. Ведь все было так хорошо. Так ослепительно хорошо.


... Тогда он еще не знал, что такое - счастье. Теперь - знал. Это когда твой брат жив.

Мысль о смерти Эйрика накрывала все подворье эарла такой глубокой тенью, что никто не заметил в этой тени худенькой фигурки мальчика, который на закате ушел прочь. Он поспешил к княжескому причалу, провожаемый безразличным взглядом привратного стражника, и отвязал лодку - ту самую, дядину, некрашеную, с широкими веслами. Ее никто не потрудился вернуть владельцу, которого, впрочем, вполне удовлетворил мешочек золотых монет - подарок от принца Эйрика. "Племянника отдали в услужение. В кои-то веки от бездельника доход семье. Интересно, а будет он еще претендовать на отцовское наследство?.. Или - к чему такому ва-ажному господину рыбацкий домик да две старых козы?.."

...Айрик отвязал лодку, бросил на дно узелок с едой и меч в потертых кожаных ножнах. Меч был тот, отцовский - "Постарайся стать достойным его". Я постараюсь, дядя Эдерик.

Сначала он хотел взять родовой меч побратима. Но потом передумал. Это же был Эйриковский меч.


Он начал грести сильными, глубокими гребками. Как никогда не умел избалованный Эйрик. У него и мозоли на руках в других местах, это тренировочные мозоли - между большим и указательным пальцами - от меча...

Теперь Айрик просил судьбу только об одном - чтобы брат не умер до его возвращения. Самое страшное - если он приплывет, а уже... все.


... То, как лежали Эйриковы руки поверх одеяла - это было невыносимо. Так у живых людей руки не лежат. И щеки у живых так не западают. И вокруг глаз не бывает таких глубоких теней.

Больной Эйрик выглядел почему-то старше своих лет, и Айрик, сидя у постели неподвижного брата, внезапно увидел, каким тот станет лет через десять. Если станет. Последние сутки он в себя уже не приходил.


Мы же его теряем, хотел заорать Айрик, сделайте же что-нибудь!.. И не заорал, конечно. На такое лицо нельзя было смотреть и не плакать, но плакать было не должно, а молиться он не умел. Оставалось только одно - встать, взять свой меч, висящий рядом с братским на стене... Может, стоит взять Эйриков? Он все-таки лучше... Нет, надо свой. "Опозоренный Хенриком". Больше ни на какой он не имеет права - да это и неважно... теперь. Еще Айрик прихватил с собою фляжку воды - кажется, из очередного святого источника, которой пользовали "порченого" Эйрика. Взял низачем, просто так.


Солнечный свет из золотого сделался оранжевым, когда впереди выросли поросшие разноцветным мхом высокие утесы... Утесы Маленького Острова."


- Это было полнолуние, когда Айрик приплыл и добрался до озера. Он спустился к воде и стал выкликать деву-фэйри, но она не являлась. Тогда он плеснул святой воды в озеро, и озеро забурлило вокруг струйки, запенилось - а фея как миленькая выскочила из-под своих кувшинок и начала ругаться. "А ну-ка, перестань немедленно, а то я тебя сейчас убью, утоплю, а тако же позову своих братьев и сестер - они тебе покажут!" - так и кипятилась она. Но Айрика так просто было не напугать, хоть его и звали Айриком Добрым; он потребовал, чтобы она его научила его, как спасти брата. Иначе он сейчас же крестит зто озеро водою, и все фэйри, живущие в нем, прямо-таки всплывут, как дохлые рыбы...

- Ох, Роберт. Разве можно так с фэйри?.. Они же такие... прекрасные...

- Интересно ты рассуждаешшь. Тут у человека брат умирает от их колдовства! Не до вежливости ему было. На самом деле был он в ярости и готов был бросить вызов всем фэйри этого острова, сколько бы их ни было, и всех порубить своим железным мечом... Фэйри, они железа не любят, ты же знаешь.

- Ничего бы у него не получилось...

- Не получилось бы, конечно. Но его, наверно, это тогда мало волновало...

Так вот, фея озера испугалась и стала его просить этого не делать. Уж очень ее жгла святая вода, влившаяся в озеро, как некий яд. Она сказала, что заколдовала Эйрика по одной-единственной причине - она влюбилась в принца и хотела забрать его к себе, но теперь видит, что он все равно достанется смерти, а не ей, так что пусть Айрик его спасает, коли хочет... Тогда Айрик заставил ее поклясться, что та расскажет правду - всю, которую знает. Дело в том, что фэйри не умеют нарушать клятв - они физически не могут этого делать, наверное, потому, что у них слишком сильно срослись души и тела... Сам же он поцеловал крест (в рукояти меча, наверное - нательных крестов тогда еще не было), обещая, что если Эйрик останется жив, никто из них не причинит фэйри никакого вреда. Тогда девушка успокоилась и рассказала ему, что есть один-единственный путь спасти умирающего, хотя он и очень тяжел...

А нужно для этого обогнать его душу на дороге до того серого замка, серого замка в середине мира, где собираются, умерев, христианские воины - ожидать, когда их призовут на суд. Там проводят они время в турнирах, на которых, однако же, могут умереть только самые неправедные - которые после этого отправляются во тьму внешнюю... Там может мальчишка победить великана и слабый - одолеть сильного, ибо в том замке в окончании всех путей сила тела заключена в праведности души... Но вошедший в замок уже не вернется оттуда, и для живых он пребудет мертв, а тело его - готово для погребения...

- Роберт, как у тебя стиль меняется, когда ты про все эти воинские дела говоришь! Сразу "ибо" какие-то появляются, и голос такой... значительный...

- Не перебивай, пожалуйста!.. Путь до того замка долог и горек, и каждый проходит его в одиночку. Но есть еще и другой, короткий, Путь по Пяти Землям, и подводит он к самым замковым вратам. Если поспешить по нему, то можно обогнать Эйрика, медленно идущего сейчас обычным путем, и заступить ему вход, когда он пребудет. И если согласится он вернуться в мир вместе с братом - тогда останется он живым меж людьми, а если нет - значит, такова будет ваша судьба...

Так сказала дева-фэйри, на вопрос же, где начало того пути через Пять Земель, отвечала, что эльфам про то не ведомо. Никогда не ходил им никто из фей, и даже из людей одолевали его немногие... И еще меньше народу после этого вернулось в мир живых. После этого опустилась она в свое озеро и оставила Айрика одного на берегу, и стоял он там, как дурак, не зная, что ему дальше делать. И тогда с ним заговорил каштан.

Заговорил каштан, цветший и осенью алыми цветами, и сказал он примерно так:

"Айрик, Айрик, крепись и не плачь.
Брат твой Эйрик пока еще жив..."

Айрик, конечно же, немало удивился, но дерево его успокоило. Каштан сказал ему, что некогда они с братом окропили его корни своей кровью, и позтому теперь он им тоже вроде как побратим, и оттого все чувствует, что с ними случается. Если кто из них умрет, то и он увянет, сказал каштан, а потому он и сам несколько... лично заинтересован, чтобы все остались живы. И готов он рассказать, как ступить на Путь по Пяти Землям - деревьям, им же очень многое ведомо, только ни у кого не хватает ума их спрашивать... А встать на начало этого пути можно откуда угодно, хоть отсюда. И сбросил каштан Айрику свой длинный лист, и зажал юноша его в кулаке, а потом прилег у корней большого дерева - и оставил там лежать свое тело...

А душа его вышла из плоти и увидела тропку, посыпанную ярко-белым светящимся песком. Вела эта тропка в полной темноте, будто бы через лес, но это был другой лес, черный, и деревья так плотно сомкнулись вдоль дороги, как будто это были стены. И Айрик пошел по белой горящей тропе, и не было в черном небе ни луны, ни звезд - одна только тьма...

"...- Он хочет спастись. Пойми же ты, рыба холоднокровная - он больше хочет спастись, чем жить!..

- А я ? - фэйри подняла свое острое личико с двумя черными дырами глаз, которые, казалось, росли и приближались к мальчику. Сейчас она стояла на мелководье, ярко белея нагой кожей, и волосы ее, концами растворяясь и сливаясь с водой, клубились сухой пеной. Внизу от них дыбились маленькие бурунчики.

Она нагнулась вперед - совершенно нечеловеческим жестом, как змейка, - и Айрик собрал всю свою силу воли, чтобы не отшатнуться. Только пальцы его крепче стиснули фляжку со святой водой.

- Ты? - он надеялся, что голос его звучит твердо и презрительно. Что голос его не дрожит. - Что ты хочешь этим сказать, ты, нелюдь?..

- Слушай меня, однодневка. Неужели вы не умеете слушать никого, кроме себя?..

Голос ее, высокий, странно картавящий, не мог исходить из человеческого горла. Но нотки, которые в нем прозвенели, Айрик узнал, как человеческие - печаль, усталость, боль. (Не поддавайся, отчаянно одернул он себя, это же эльф, нелюдь, им никогда нельзя верить... ) только один жест больно цеплял его, надрывая сердце - тоненькие пальцы ее руки все время вертели, теребили надетое на указательный мягкое колечко Эйриковских волос...


- Да, однодневка, я тоже хочу спастись.

-Чего ж тебе терять? - прошептал он, завороженно следя за трепетом пальцев крошечной, ему по плечо, девушки - жившей здесь, наверное, еще до того, как дед его деда запищал в колыбели...

- Мне? Мою душу.


...- У вас же нет души, - ляпнул Айрик пораженно - и тут же пожалел об этом. Фэйри сделала шаг назад, в воду, и из ее черных глаз изливалось такое ледяное презрение, что мальчика протрясло. С чего я взял, что она похожа на девочку? - мелькнуло у него в голове. Скорее уж на старушку...

Даже ее тело, не знающее человеческого стыда, а потому смущения и не вызывавшее, не могло обмануть. Это была девочка-старец, умное и чуждое, и очень несчастное существо, протянувшее ему руку через бездну.

- Прости, - быстро сказал Айрик, поражаясь сам себе. Мог ли он подумать, что, придя спасать брата любой ценой, будет болеть сердцем о нелюде, чьими кознями оный брат погублен?.. - Прости... фея. У вас есть душа, я знаю. То есть не знал, но... знаю теперь.

Она к тому времени уже погрузилась в воду по грудь и отвечала, не поднимая глаз:

- Мне не нужны твои извинения. Ты не можешь помочь мне.

- Но как? - вскричал Айрик, и внезапно пробудившееся эхо разнесло его горесный голос над водой. - Мой брат мог бы помочь тебе?.. Что нужно сделать?..

- Если кого-то из нас... полюбит человек, - голос феи стал совсем тихим, она говорила, низко склонив голову, и вода съедала ее слова. - Человек... Существо с краткосрочным телом и вечной душой... Тогда, дойдя до Сердца Мира... Сердца Мира, Предела Стремлений... Места, где спасенный обретает всю свою любовь... То, что он приносит с собой, обретает там бытие. Ты не поймешь этого, человек... Но это так и есть. Человек может принести с собой в Сердце Мира... и любого из нас. Только если он воистину любит... И позовет по имени - там, на Пределе Стремлений... Тогда я могла бы быть там. Ибо для спасенной души не может быть недостач. И твой брат мог бы... Но он не захотел. Не захотел, и теперь убивает свою любовь, сочтя ее темной, и мы не сможем встретиться там... Это безнадежно, безнадежно, безнадежно.

Она говорила, мягко покачиваясь, обняв себя за плечи, и странные ее волосы - длина которых всегда была ровно до глади воды - мягко пенились среди кувшиночных листьев. Голос ее иссяк, перейдя в какое-то тихое журчание, и Айрик внезапно понял, что она плачет. Прозрачные слезы катились по ее лицу, ничуть не меняя его выражения, как не бывает у людей, и жемчугом сыпались в воду, не оставляя на ней кругов.

- Я скажу ему! - крикнул Айрик, пронизанный холодом ее горя до самых костей - нет, еще глубже, до самой души. - Я скажу... Если ты рассказала мне правду про Короткий Путь, и я догоню его - то я...

Но не было уже девы над водой, она без плеска ушла в глубину, и последнее, что успел подумать Айрик, глядя на еще колеблющиеся кувшинки - это что слезы у нее, должно быть, пресные на вкус, как озерная вода...


Он сел, привалясь спиной к каштану. Я могу умереть, подумал он, я очень не хочу и боюсь, но так может случиться. И те, кто найдет меня здесь, подумают, что я покончил с собой, и похоронят меня вне церковного двора, как изгоя... И никто никогда не узнает, что так действительно было надо. Но ты же не трус, сын Хенрика, спросил его кто-то изнутри груди, и голос его был строг. Ты ведь знаешь, что так придется поступить, и неважно, что будет после этого.

Нет, я трус, беззвучно крикнул Айрик, сжимаясь на земле и презирая себя всем сердцем. Он как бы видел это со стороны - свою пресмыкающуюся в корнях фигурку и огромную, бледную луну над лесом, ее искаженное зовом лицо, обращенное в высоту... Я трус и сын труса, но я сделаю это, и будь я проклят, если остановлюсь. Я не посрамлю меч своего отца.

Мальчик обнял каштан за шершавый ствол и затрясся в рыданиях. Ему было всего четырнадцать лет, и он очень боялся. Более всего он боялся, что окажется неправ.

- Каштан, каштанушка, каштанчик... - прошептал он, чувствуя к дереву нечто вроде любви - он, как-никак, был их с Эйриком побратим. И побратим по ощущению старший, могущий защитить. Потом он вытер мокрое лицо о кору, не заботясь о том, что мог перемазаться и ободраться, и, все еще всхлипывая, потащил из ножен меч своего отца.

(Не посрами, сказал в уголке сознания дядя Эдерик, выходя на миг из тени, и снова скрываясь в тень. ...Мою душу... - напомнила девушка-фэйри, поднимая белый, как у утопленницы, худенький палец с волосяным колечком...)


...Айрик вытянул меч из ножен и, стиснув зубы, полоснул себя по сгибу руки. Там, где тянулась белая полоса прошлого шрама. Порез оказался слабым и не сразу набух кровью. Айрик застонал от безнадежности ("Крови должно вытечь не много, но и не мало, ровно столько, чтобы встать у черты, не переходя ее... Ты должен потерять сознание, но остаться в живых..."), перекрестился и полоснул еще раз. На этот раз кровь потекла обильно и такими сильными толчками, что едва не залила Айрику колени. Он лег навзничь, отстранив подальше порезанную руку, чтобы не запачкать себе всю одежду, закрыл глаза и стал считать. Сквозь теплый пульс боли он слышал свой мерный внутренний голос, вместо цифр уже называющий какие-то слова, кажется, стихотворные, кажется, какую-то балладу, которую пел менестрель на давнем пиру, когда Эйрик еще был

(жив)

здоров... Здоров!!! А не жив!!! Он жив, и он будет жив, потому что - я спасу тебя, я спасу тебя, брат...


Краткий Путь, Краткий Путь, отчаянно воззвал Айрик, когда его сознание уже погружалось в туман. Пусть, когда я очнусь и, пошатываясь, подойду к воде, чтобы попить и омыть засохшую кровь, я вернусь не один. Пожалуйста, Господи, пожалуйста. Прости меня, помоги мне, пожалуйста, если можно."


- Он шел по черной земле, и это была первая из пяти - Земля Страха. Остальные звались Землями Опустошения, Надежды, дальше - сейчас, погдои, я вспомню - а, Земля Страдания, и последняя - Одиночества. Так вот, он шел и молился, и ни один страх не мог подчинить его себе. К нему приходили разные образы из его снов, и его мертвая матушка звала его, и черный волк гнался за ним, и какие-то вражеские воины - но Айрик, не оборачиваясь и сжимая каштановый лист, все шел вперед. И дошел наконец - до глубокой борозды в земле, пересекающей дорожку, и понял, что это граница меж Первой Землей и Второй. Он стиснул в кулаке каштановый лист и воззвал:

"Эйрик, Эйрик, цветет ли каштан?"

И показалось ему, что издалека, будто бы с края земли, отзывается знакомый голос:

"Айрик, Айрик, каштан наш в цвету".

Тогда он понял, что брат его жив, и что пока он успевает в срок. Тогда он перешагнул борозду и оказался на Второй Земле, там царило вечное утро, и солнце еще не взошло, но небо уже светилось бледнвым светом... Дорожка все так же ярко блестела, но черный лес при свете стал зеленым, и то была Земля Опустошения...


"... Айрик сидел в самом начале пути, сжимая голову руками. Плакать он уже не мог, а встать и пойти не умел себя заставить. Потому что он знал, кто там ждет его за поворотом тропы, стоя поперек дороги. Тот, при виде кого он развернулся и с криком бросился бежать сколько-то - непонятно, сколько - времени назад.

Его отец, с багровым раздутым горлом, с обрывком веревки на шее. С ужасной улыбкой, которая была тем страшнее, что касалась безмерно любимого лица.

А ведь он уже был близок к границе. Даже увидел ее - тонкую полосу на земле - и успел возгордиться, что прошел-таки всю первую землю, что не боится ничего...

"Ничего?"- спросила услужливая память.

"А что ты скажешь на это?" - тут же предложила Первая Земля, и появился ОН...

Ну, встань же, Айрик, иди. Нельзя же сидеть тут вечно.

"Не могу. Там... ОН."

"Ну и что? Время идет. С каждой минутой из твоего брата уходит жизнь. Просто пройди мимо него. Если заступит путь - оттолкни."

"Но я НЕ МОГУ!" - отчаянно крикнул Айрик в темноту, но ответа ему не было.

А вдруг он что-нибудь скажет?.. Откроет мертвый рот и... Тогда у Айрика, наверное, разорвется сердце.


...Спасла его мысль, такая простая, что казалась неимоверной. Ведь это ж твой отец, дурак, сказал у Айрика в голове ясный голос, пожхожий на его собственный. Наверно, это и был он сам - та чистая часть его души, что сохранила здравый рассудок. Это твой отец, и он тебя любит, а ты любишь его. Никто из вас не причинит другому зла. Вставай, иди, не теряй время.

Вместе с тем Айрик разозлился. Он разозлился на самого себя - да так сильно, что будь это кто-нибудь другой, он бы, наверно, ему врезал. Трус несчастный! Надо брата спасать, а не в себе копаться! Пошел, щенок проклятый, - приказал Айрик своему телу, подымая его и посылая вперед. Он пошел по дорожке, все убыстряя шаг, проклиная себя за потерянное время, - и в конце он уже бежал, с тяжело колотящимся сердцем. За поворотом, где ожидал его в прошлый раз... где ожидал... за ТЕМ поворотом - Айрик чуть замедлил бег и закусил губу - но там никого не было. Только ярко блестела в нескольких шагах (и будто бы даже ближе, чем раньше?) белая полоса. Граница.

Айрик преодолел ее длинным прыжком, будто прыгал в пропасть. На миг ему показалось, что так оно и было - слишком уж затянулся его полет с зажмуренными глазами, и сердце ухнуло и куда-то провалилось - но тут, от толчка о твердую землю едва устояв на ногах, он шумно выдохнул и разомкнул веки.


Здесь не было ночи. И никакой разделительной полосы за спиной тоже не было, и не былло и в помине черного леса. Была белая тропа под ногами. Были темно-зеленые деревья, сосны и ели, встающие кое-где в траве. Трава по пояс - до самого горизонта. Изумрудно-зеленая, налитая соком. Бледное рассветное небо, а солнце еще не взошло (оно здесь и не всходит, здесь всегда - рассвет, внезапно понял Айрик.) И - безветрие, такая абсолютная тишь, что мальчик слышал, как бьется его сердце. Левая рука чуть пульсировала болью, но, взглянув на нее, Айрик не увидел ни следа пореза. Даже старый шрам исчез. Айрик осторожно провел пальцами по гладкой коже, и боль не стала сильнее. Это была и не боль, а, скорее, воспоминание о боли, оставшейся далеко-далеко, в другом мире.

Как хорошо и спокойно, подумал Айрик. Вот эдесь можно остаться навсегда. Лежать в высоченной зеленой траве и не думать ни о чем. Нет ни печали, ни боли, ничего. Только бледный рассвет, только мягких хвойный запах, только - вечный покой...


...Ну уж нет. Ему не нужен вечный покой, ему нужен брат.


Айрик, сбросив оцепенение, двинулся вперед, и тут слева, из низкого изумрудного ельника, вышел длиннолицый человек в синем плаще и приветствовал Айрика окликом.

Мальчик остановился, давая ему приблизиться, и тут узнал встречного - это был Талайсин, заезжий бард, тот самый, что пел на пиру длинную красивую балладу о деве и воине, прекрасную балладу, сценку из которой они с братом потом разыграли на замковом дворе...

- Здравствуйте, принц.

- Здравствуй, - отвечал Айрик, уже успевший привыкнуть к этому слову. Они с Эйриком все время держалисьь вместе, они звали друг друга "брат" - удивительно ли, что у гостей эарлова двора не оставалось сомнения в их родстве?..

- Вы, я вижу, тоже держите путь к замку?

- Да, я иду спасать брата.

- Понимаю, понимаю. И что вы думаете об этой части пути? Не правда ли, это испытание хуже любого страха?..

- Какое? - спросил Айрик с легким замиранием сердца. Вот чего-чего, а испытания здесь он пока не заметил, - разве что желание прилечь в траву и отдохнуть можно счесть таковым...

Но глаза барда переполняла столь глубокая боль, что не поверить ему было невозможно.

- Здесь каждый должен отказаться от своих творений. Забыть все, что он когда-либо создавал, и дальше идти пустым.


...За всю свою жизнь Айрик создал не так уж много. Пару стихотворений - одно он написал с отчаяния, после смерти отца, и помнил его весьма смутно. Кажется, там "меч" рифмовался с "днем новых встреч", и еще что-то было про "отважно погиб ты в неравном бою". Вот уж с чем не жаль было расставаться! Второе было дразнилкой для Эйрика, и единственная ценность его заключалась в том, что оно напоминало о брате. Но отдать этот пустяк ради спасения Эйрика - да что на свете может быть проще?.. Еще из своих творений Айрик смог бы назвать самостоятельно сшитые ножны для кинжала да несколько картинок - замок на горе, портрет Халльгера Великого (неудачный), некий вид страны, которая Айрику как-то раз приснилась и которую он решил наскоро запечатлеть, чтоб не забыть... Обо всех этих мелочах мальчик помнил весьма смутно, и утратить их не счел бы не то что испытанием - причиной хоть слегка огорчиться! Но у Талайсина, видно, дела обстояли иначе.

Айрик обернулся к нему, чтобы его как-то утешить, сказать, что главное, чтобы его песни были, а кто их написал - это уже мелочи; а кроме того, он может потом сложить еще много новых песен, лучше прежних... Но барда уже не было рядом, только высокая трава колыхалась там, где он стоял, и Айрик явственно понял, где тот сейчас - едва сделав шаг обратно, оказался в самом начале пути, там, у черного леса...


Мальчик вздохнул. Посмотрел в бледное небо. Зябко передернул плечами.


И - пошел дальше, а идти было легко, будто тело потеряло свой обычный вес и могло бы летать, если бы Айрик попробовал. Время не ждало, и Айрик переступил границу с Третьей Землей - белую полосу, слабо виднеющуюся среди изумрудной травы.


... В Третьей Земле стоял день. Небо было голубым и облачным, но яркое солнце светило и в разрывы быстрых перистых облаков. На поле со скошенной, высохшей под лучами травой. На маленький домик из некрашеного дерева, одинокий домик посреди поля, к крыльцу которого подводила белая тропа.

Мальчик взошел по белым невысоким ступенькам и толкнул дверь. Дверь была заперта.

Только тогда Айрик заметил золотой колокольчик над головой, колокольчик, ярко блестящий в солнечных лучах. Нужно позвонить.


Айрик протянул было руку, но коснуться колокольчика не посмел. Пальцы его замерли в сантиметре от блестящей золотом вещицы.

А что, если он не зазвонит?


Эта мысль так сильно испугала Айрика, что он отдернул руку, как от огня, и даже спрятал ее за спину. Несколько минут он стоял, собираясь с силами, потом присел на крыльцо, чтобы успокоиться и поразмыслить.

Собственно говоря, почему бы ему не зазвонить? На вид это самый настоящий колокольчик, с длинным язычком внутри. Нет никаких причин сомневаться. Колокольчики, они всегда звонят, верно ведь, дуралей? Ну, а даже если он заколдованный или просто специально такой, то нужно просто очень сильно поверить в то, что он зазвонит. Так бывает во снах, которыми ты можешь управлять по своей воле. Представь как следует, как он качается и говорить свое "динь-дон!" - вот и все.

Айрик встал, с колотящимся сердцем поднес руку к колокольчику. Рука заметно дрожала.

- Эйрик! - крикнул он громко, как боевой клич, и изо всех сил качнул колокольчик.


Он не зазвонил.


Айрик зажмурился, у него внутри словно все ооборвалось. Когда он открыл глаза, то увидел перед собою черный лес, черные небеса. И - белую светящуюся дорожку самого начала пути.


Второй раз Землю Страха он проскочил стремительно. Мысль о потерянном времени, об умирающем брате подстегивала его, когда он, не замедляя хода, пробежал через высокие травы Второй Земли и выскочил под яркий свет дня, взбежал по скрипучим ступенькам.


...Сначала им овладело такое отчаяние при виде ночных земель, что он просто опустился на землю и закрыл лицо руками. Но потом что-то задело его по локтю, он дернулся - и увидел длинную фигуру в развевающемся плаще, неразличимо-темном в темноте, и это был Талайсин, спешивший в темноту. Он скрылся за поворотом, и Айрика словно подбросила вверх некая скрытая внутри него пружина. Поэт-то смог! Смог начать заново! Да и по второму разу это уже легче...

...Запыхавшийся, откидывая со лба левой рукой мокрые от пота волосы, правой он толкнул золотой колокольчик, насмешливо блестевший над дверью. В голове его не было мыслей, совсем никаких, - кроме лишь одной: нужно продолжать путь.

"Динь-дон!" - звякнул колокольчик.

Дверь медленно открылась внутрь.

Айрик вошел.


Не было в домике ничего, только неширокий деревянный коридор меж двумя дверями, с каждой стороны - по окошку. На дощатом полу лежал солнечный квадрат. Мальчик прошел по нему, мягко ступая кожаными сапогами, и толкнул дверь - такую же, как первая, только она и вовсе не была заперта. Там, за ней, была Четвертая Земля."


- Прошел он Земли Надежды, и Земли Страдания одолел, хотя там мучила его жажда, потому что это была пустыня, а тако же то и дело там начинал идти град или дуть ужасный песчаный ветер. Там Айрик одновременно обгорел на солнце и обморозился, в горле у него жутко пересохло, и все тело болело... В общем, несладко ему пришлось в Четвертой Земле! Кроме того, она была самой большой из пяти, и Айрику казалось, что он по ней идет никак не меньше года. Но, когда казалось ему, что все безнадежно и его близнец, наверное, уже десять раз успел умереть, сжимал принц в руке каштановый лист и спрашивал: "Эйрик, Эйрик, цветет ли каштан?"

И брат каждый раз отвечал ему, словно бы издалека:

"Айрик, Айрик, каштан наш в цвету".

И принц понимал, что брат еще жив, и надежда есть, и продолжал свой путь... Так по вечерней Земле Страданий дошел он наконец до последней части своего пути...


"... Айрик, шатаясь, прошел несколько шагов и окликнул их. Никто не обернулся. Их шатры пестрели повсюду на этом широком лугу, называемом Пятой Землей, и все люди казались занятыми своим делом. Это были разные пилигримы - Айрик различал воинов во всеоружии, просто каких-то бродяг, женщин - те были в основном с детьми... Было здесь и несколько пар, одна прошла совсем близко от мальчика, занятая разговором - юноша и девушка, державшиеся за руки так крепко, словно их могли разъединить...

Он хотел попросить воды: хотя вся боль его тела, оставшаяся от Четвертой Земли, прошла, жажда оставалась. Но никто здесь не обращал на него внимания. Когда же Айрик подошел к ближайшему шатру и подергал за рукав одного из троих сидящих у костра мужчин, тот досадливо отмахнулся от него, как от мухи, и даже не повернул головы. Тогда Айрик, внезапно разозлившись, взял стоявший рядом с ним дымящийся котелок и как ни в чем не бывало принялся пить. В котелке оказалась заварена мята, и мальчик, хотя и обжигаясь, выхлебал чуть ли не половину. Ни один из трех друзей не обратил на это внимания, и он, поставив котелок, где взял, отошел от них прочь.


У всех этих разношерстных людей, собравшихся здесь, на Пятой Земле, была одна особенность: они были парами. Реже - по трое. И никто - по одному.

Айрик медленно прошел меж ними, держась на белой дорожке, прорезающей луг. Кто-то готовил еду на костерке, кто-то был занят разговором. Какие-то мужчина и дама, хихикая от нетерпения и раздеваясь на ходу, скрылись в шатре. Еще одна пара, помоложе, увлеченно целовалась, сидя прямо на белой дорожке. Айрик обошел их, стыдливо отворачиваясь. Он шел к Стене.


Стена была высокой и серой, и в ней были железные врата. Плотно сомкнутые, с кованым узором, которого издалека было не разглядеть. Стена была только с одной стороны луга и имела края, но Айрик был почему-то уверен, что если заглянуть за нее с края, то не увидишь ничего. Не то что бы тьму или ослепительный свет - просто ничего. Может, туман без цвета, а может, и того нет. Вход за стену был только через врата, и возле врат обрывалась белая тропинка.

Айрик постоял у врат, рассматривая кованые узоры. Потом поднял руку, чтобы постучать.

И тут его окликнули.


Он обернулся, как ужаленный. Его отец спешил к нему через луг, раскрыв обьятья, и рыжая борода его поблескивала в красноватом закатном свете.


- Отец! - бешено закричал Айрик, бросаясь к нему навстречу, и чуть не споткнулся о тех двух влюбленных на тропе, которые, однако же, не прервали поцелуя.

Он влетел в обьятья к Хенрику Рыжему, вдыхая знакомый, самый любимый в мире запах пота и свежескошенной травы. Запах отца.

- Папа, - прошептал мальчик, прижимаясь к его широкой груди крепко, крепко, чтобы не оторваться от нее никогда. Всплыли все беды последних лет - беды ребенка, в которых может утешить только родитель. Теперь Айрик уже не был железным воином, вышедшим в опасный поход - он снова стал маленьким мальчиком, который так любим, что ему позволительно быть слабым, - и он облегченно заплакал.

Хенрик гладил его по голове, зарываясь пятерней в лохматые светлые волосы.

- Папа... Ты же умер? - неуверенно спросил Айрик, отрывая мокрое лицо от отцовской груди. Хенрик улыбнулся в колючую бороду и потрепал сына по спине.

- Ну да, Айрик, сынок, а с кем не бывает... Теперь вот здесь поселился, пока эти ворота не раскроются... Мы тут с Эдериком обосновались, после того как его подстрелили - здесь встретились, да так расставаться не хотелось - лучший друг все-таки... Вот и решили подождать, может, всех пускать начнут. А то по одиночке - это не для меня, мы и так уже один раз расстались - думали, навеки, - да чтоб еще второй раз теряться?.. Ну уж нет! Кто его знает, что там, за воротами, а здесь мы зато вдвоем будем... Пошли-ка, сынок, - Хенрик потянул мальчика за руку, - нам еще о многом поговорить надо... Расскажешь мне, как там и чего... Со стариной Эдериком поздороваешься - во-он там наша палатка... Он ведь тоже о тебе волнуется. У нас как раз еда подоспела - рыбы наловили... Здесь рыба отлично ловится, я тебе потом покажу ручей...

- Нет, пап, подожди, - Айрик уперся и не двигался с места. - Ты мне сперва объясни... про эти ворота. Мне надо туда. По ту сторону.

- Да чего про них объяснять-то? - Хенрик досадливо махнул рукой. - Известное дело, ворота... Пускают туда только по одному. А вместе - ни в какую. Некоторые уходят. Да только за ними-то, за воротами, непонятно, встретишься со своими-то, или нет, и когда это будет... Нет, сынок, пошли со мной, здесь тоже неплохо. Правда, все время вечер, - но не ночь все-таки, жить можно...

- Пап... пожалуйста, - Айрик замотал головой. - Я тебя очень люблю, очень... Но я спешу. У меня... умирает брат. Побратим.

- Велика печаль! - отец поднял лохматые рыжие брови. - Все умирают рано или поздно, и это только поначалу страшно, а потом - ничего, привыкаешь... Да ты сам-то еще разве не... Не того?..

- Нет, я пришел через Пять Земель.

- Коротким Путем, значит? - отец уважительно покачал головой. - Молодец, сынище! Не всякий, говорят, это может. Я тобой горжусь... Недаром я тебя больше всех любил, даже с войны к тебе сбежал... Да поторопился. Эарл, собака, не простил... Да чего от них ждать, от благородных-то! - Хенрик презрительно махнул рукой. Казалось, собственная кончина теперь не сильно тревожила его, оставаясь только некоторым досадным событием прошлого, которое теперь уже не имеет большого значения.

- Ты знаешь, пап... Я пойду. Мне надо идти.

- Если ты хочешь... - отец отпустил его руку и слегка отстранился, глядя на сына с грустным недоумением. - Держать тебя не буду. Но... сынок, может, хоть не сразу? Вот рыбы поешь, расскажешь, что да как... Про побратима своего, опять же... А потом иди себе, если уж решил...

- Нет, папа, - с трудом сдерживая новые слезы, прошептал Айрик. Знание, пришедшее ниоткуда, лежало на его плечах, как непомерная тяжесть. Знание о том, что чем дольше ты здесь остаешься, тем труднее тебе будет уйти. К тому же - кто знает, сколько пройдет земного времени, времени Эйрика за тот час в безвременье, пока он будет говорить с отцом и есть жареную рыбу?..

- Нет, я сейчас пойду. Прости.

Отец пожал плечами и отступил на шаг. Глаза его были такими добрыми и всепрощающими, что Айрик чуть не закричал от тоски. Он отвернулся и словно против ветра сделал отчаянный шаг к воротам, когда отец сказал ему в спину:

- Ну, что же, иди с Богом, сынок... Может, когда и встретимся.

Это "может" было так ужасно, что Айрик не выдержал и заплакал.

- Папа, я тебя люблю! - крикнул он, глотая слезы, и побежал к воротам. Он не оборачивался, потому что знал - если он обернется, то уже никуда не пойдет. Просто бросится в объятья отца, чтобы остаться с ним навсегда... А его бедное тело умрет на траве Маленького Острова, и умрет Эйрик. Эйрик умрет.

В какой-то миг Айрику показалось, что отец идет следом за ним, тоже решившись войти во врата. Но он не обернулся и тогда, но, бледный, как смерть, ударил кулаком в железные створы.

Врата отозвались на удар громким гулом, как тысяча колоколов, и медленно распахнулись. За ними не было ничего, только яркий свет.

Айрик зажмурился и шагнул."


- Аллен! Ты спишь?

- Нет... Почти нет. Я даже чувствую себя лучше... Знаешь, он мне опять приснился. Этот... Принц. Он шел в ворота.

- Тебе дорассказать или ты совсем засыпаешь?

- И то, и другое. Я засыпаю... Но ты... Дорасскажи, пожалуйста. Спас он брата или нет?..

- Сейчас узнаешь...

Вошел Айрик в ворота и увидел широкий замковый двор, и замок, и двух стражей у его раскрытых врат. Сжал он по привычке каштановый лист (который, наверное, к тому времени совсем увял и истрепался), и спросил тихонечко:

"Эйрик, Эйрик, цветет ли каштан?"

И услышал в ответ, и голос звучал будто ближе, чем обычно:

"Айрик, Айрик, каштан наш увял".

Испугался Айрик и вскричал громко:

"Эйрик, Эйрик, жив ли ты меж людьми?"

И тут в воротах замка - с той стороны - появился Эйрик, его брат, и ответил ему громко:

"Айрик, Айрик, могила мой дом."

И понял Айрик, что он опоздал, и весь путь его был напрасным... Он ударил себя в грудь и громко зарыдал, и бросил на землю каштановый лист, и топтал его ногами. Увидел Эйрик отчаяние своего брата, лицо его из безмятежного стало горестным, и бросился он по ступенькам, и выбежал из врат, так что стражи не успели его остановить... Эйрик обнял своего брата и стал утешать, и так стояли они вместе, когда подошли к ним стражи, чтоб вернуть в замок того из них, кто истинно мертв, а второго отослать прочь.

Но братья же были близнецы! Поэтому стражи спросили их, сами не в силах разобраться, кто тут есть кто:

- Эй, ребята, кто из вас умер и должен быть в сером замке? Уж не знаем, как он смог оттуда выйти - ибо такого в мире еще не бывало, - но теперь пусть вернется, потому что всем свое место. К тому же сейчас начинается очередной турнир, а пропускать турниры не годится.

- Это я должен быть в замке, - сказал один из братьев, выходя вперед. И отгадай, что сделал второй? Конечно же, тоже ступил вперед и сказал:

- Это я должен быть в замке.

- Я мертв, а ты жив, - сказал Эйрик. - Возвращайся.

- Нет, это я мертв, а ты жив, - не сдавался Айрик. - Так что возвращайся сам, а я пойду на турнир.

- Не смей умирать ради меня! - воскликнул один из братьев, и другой не менее возмущенно отвечал:

- Это ты не смей! - и тоже не солгал, потому что, если ты помнишь, Эйрик влип во всю эту историю именно по вине младшего брата.

Так они весьма долго препирались, и стражи совсем уж не знали, что им делать. Но тут на балкон серого замка вышел герольд и возгласил:

- Приказ хозяина замка таков, чтобы они немедленно разобрались, кому из них куда идти, иначе пусть оба отправляются прочь! Условие одно - пусть возвращаются Кратким Путем по Пяти Землям, так как остальные пути ведут только в одну сторону.


Так и было, и отвели стражи двух братьев к воротам вовне, и выпустили их наружу. Прошли двое братьев через Земли Одиночества, по-честному прошли - по одному, не оглядываясь - миновали Пустыню Страдания, встретились в Землях Надежды.

Уже вдвоем прошли они Край Опустошения и ночную Землю Страха, и вернулись в...


" Лицо Эйрика было бледным, таким бледным, будто вся кровь его превратилась в воду. Он шел медленно, глядя себе под ноги, и руки его бессильно висели вдоль туловища. Айрик с криком вскочил навстречу ему, и тот дернулся, словно пробуждаясь, и поднял лицо. Длинные его волосы, слишком длинные для мальчишки, тускло блестели, словно он поседел.

- Эйрик... Эйрик. Я все-таки дождался тебя. Я сделал это. Пойдем обратно, брат.

- Зачем? - голос Эйрика был слабым и каким-то недовольным. Вспыхнувшая было в глазах радость сменилась болью и недоумением.

- Как это - зачем? - Айрик просто опешил. - Так... Жить... К отцу вернешься... Или ты не хочешь?..

- Нет, - покачал головой Эйрик. - Я пришел, значит, это мой срок. Все умрут рано или поздно. Я устал, я хочу в серый замок. Ко мне приходил вестник. Меня там ждут.

Сердце Айрика просто разрывалось. Значит, напрасно он полз через Пустыню Страдания, мучился в Лесу Страха, плакал у Железных Врат? Брат его смотрит теперь мимо него, и в серых глазах отражаются серые башни - и ничего более!..

- Брат... Эйрик... Я прошу тебя. Я шел... - голос мальчика прервался. Какой он был дурак, когда думал, что совладает с этой жуткой силой, этим неземным Зовом, который страгивает рыцарей в путь! И он еще надеялся, что, войдя во врата... Нет, настоящее испытание началось только теперь. И одолеть его Айрику не по силам.

Губы принца тронула улыбка.

- Айрик... Брат мой. Ты не горюй так... И не страшись. Там идут турниры. Я буду сражаться, и если буду сражаться хорошо, то меня представят Самому Королю. Со мной все будет прекрасно. Ведь есть еще Сердце Мира, где... Нет, об этом знать тебе пока нельзя. Ты лучше возвращайся, ведь ты-то живой. Потом мы с тобой встретимся. Непременно.

- Нельзя знать? - глаза Айрика злобно сощурились. Более всего ему хотелось дать брату по зубам, но останавливала мысль о том, что тот все-таки умер, и это нехорошо. - А я вот знаю! Отправляйся в свое идиотское Сердце Мира, сколько тебе угодно - но я знаю, кого ты тогда предашь! Ее! Которая тебя туда отправила! Понял?!! А теперь вали, куда тебе угодно, и чума тебя побери!..

Айрик отвернулся, чтобы броситься прочь, лицо его перекосилось от горя. Но твердая, неожиданно быстрая рука брата схватила его за плечо:

- Стой! Кого это - ее? Ты имеешь в виду...

Айрик обернулся. На щеках брата выступил некий румянец - лихорадочный и странный, но все лучше, чем прежняя мертвенная белизна.

- Да, ее! Девицу из фэйри! Она сказала - если бы ее полюбил человек, который пришел бы к Пределу Стремлений, он мог бы и ее принести с собой! В себе, понимаешь? Тогда у нее тоже стала бы бессмертная душа, и все такое...

- Почему же это я ее предам? - медленно спросил принц, и румянец его разгорелся еще сильнее. - Я же... люблю ее. И готов сделать это... сделать это там.

- А потому, - Айрик положил обе руки на плечи брата и заглянул ему в глаза - глубоко, так глубоко, чтобы увидеть его всего - потому, что ты не знаешь, как ее зовут. Она сказала - назвать имя на Пределе Стремлений. Тот, кто любит ее, должен назвать имя.


Краска схлынула с Эйриковских щек. Он схватил брата за руку и сильно сжал.

- Ты прав. Я не спросил ее. Я даже ни разу не приходил к ней. Я должен спросить.

- А как же турнир? - ехидно спросил Айрик, чуть не плача от облегчения. - Твой обожаемый турнир, на который ты, кажется, опазыдывал?..

- Да ну его, Господи! Я еще успею... Рано или поздно, но не сейчас! Айрик... спасибо тебе. Ты принес вести. Уведи меня отсюда... пожалуйста.


...Пропела труба. Эйрик дернулся, будто его ударили плетью. Высокая фигура в серой одежде вышла из ворот замка и приблизилась, и свиток был в ее руке.

- Это вестник, - прошептал Эйрик, опуская глаза. - Он... запретит мне.

- Принц Эйрик, сын Хальреда, вас ждут.


Эйрик затравленно глянул на брата. У того в душе запели трубы и флейты. Первый раз в жизни он был действительно отважен, и меч его отца отныне был чист.

- Я пойду вместо него.

Вестник взглянул на мальчишку, кажется, впервые замечая его. Брови Вестника удивленно изогнулись.

- Я пойду, - повторил Айрик, по детской привычке скрестив пальцы на левой руке. - Я его брат, и я тоже Айрик... Эйрик. И в нас одна кровь.

- Кто ты такой? - спросил вестник, и что-то в его голосе, какое-то маленькое изменение тона, подсказало Айрику, что он победил.

- Я - рыцарь Христианский. Я пришел сюда не в свой черед... Но Кратким Путем.

- Ты... умеешь сражаться?

- Нет, - честно ответил Айрик, вспоминая, как они с Эйриком крутили мечи на заднем дворе незапамятным летним днем. Тогда было жарко... Так жарко, что даже холод этого дня, этого двора и этого ужасного Вестника не мог заморозить его насквозь.

- Нет, я не умею. Но я попытаюсь. Думаю, у меня получится.

- Я думаю, Господин Замка позволит тебе. Жди здесь, я спрошу у него.


...- Айрик, нет... ты не должен, - голос принца был отчаянным. Сын Хенрика обнял его и так стоял эти последние минутки, оставшиеся у них.

- Ну вот еще. Ты сам говорил - мы встретимся... потом. Просто ты должен кое-что сделать, спросить. Я не могу, ты понимаешь, это ведь ты ее любишь, а не я. А потом ты придешь... или вы вместе придете... И все будет хорошо. И еще, знаешь, мне кажется, - голос Айрика понизился до шепота, - что там, ну, ты понимаешь, где... Никого не придется ждать. Там просто все окажутся... и все. Так что мне даже не будет скучно... И все будет хорошо.


Голос вестника, призывающего от ворот, прервал их. Он назвал имя и объявил, что начинается турнир. Айрик пошел туда, и ему было одновременно очень хорошо и очень страшно. У самого входа он обернулся и помахал брату рукой, при этом вспомнив то, что еще должен был сказать. О том, что еще найдет Эйрик у озера с кувшинками - и о том, что так надо было сделать... Ну да ладно. Все самое главное никогда никуда не денется.


Эйрик тоже поднял руку в прощальном жесте. Кажется, он плакал - или улыбался, было уже не разглядеть. В разрыв облаков выглянуло солнце, и Айрик отчетливо увидел лицо Вестника. Оно было добрым и красивым. Оно было теплым. Айрик двинул бровями, отвечая на его улыбку, и вошел в..."


...- В отчий дом. И там они жили долго и счастливо. И всю жизнь хранили обет - не причинять фэйри никакого зла.

Вот такая сказочка. Правда же, хорошая? Главное, кончается хорошо... Аллен?.. Ты спишь?.. Спит... Ну, вот и хорошо.

Роберт осторожно, чтобы не разбудить больного, встал с кровати и потянулся погасить ночник.


КОНЕЦ.