Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Игры Юмор Литература Нетекстовые материалы


Миримэ

Наш человек

- Ну, что, бабка... В неположенном месте стоишь, - сержант лениво ткнул в бабкину корзину, в спешке прикрытую платком, - Ну, и чем торгуешь? Пошлину на ввоз платила?

Бабка прижала к груди корзинку, явно не понимая, о чем идет речь, но намереваясь не сдаваться:

- Яблоки там, милый, и сласти карханские... Ничего такого, какая пошлина?! - зачастила она.

- Ну... Тогда плати налог сейчас, - и сержант потянул к себе корзинку уже привычным движением, не ожидая сопротивления. Сопротивления никогда не было, и в этот раз не должно было быть, и все бы обошлось - но бабка явно приехала недавно и оказалась незнакома с порядками этого города.

- Да что же это, сынок! - запричитала она, не выпуская корзинки, - Ничего не сделала, товар весь хороший, а среди бела дня!..

Редкие прохожие, до этого спешившие мимо с безразличными лицами, стали замедлять шаг и с любопытством оборачиваться. Сержант не любил зрителей.

- А ну, разойдитесь, - буркнул он любопытным, а бабке проворчал, - Слушай, старая, не до тебя сейчас. Приходи завтра к участку, часам к трем, там и разберемся.

И на прощание для порядку еще раз дернул к себе корзинку. К его удивлению, вздорная бабка рванула ее назад. Видимо, рванула от души, вложив все свои силы, так что сержант едва удержался на ногах.

- Ты сдурела, бабка?!..

Негромкий хлопок, и бабка, закатив глаза, вместе со своей злосчастной корзинкой осела на землю. Между старухиных глаз, прямо в переносице, красовалась аккуратная дырочка.

- Спятил?! - заорал сержант, оборачиваясь к стрелявшему. Тот, высокий светловолосый парень в форме рядового Охранителя, ровным голосом проинформировал сержанта:

- Закон Планеты, статья 143к, примечание 8: сопротивление Охранителю порядка.

- Драть-передрать, электроника чертова... - простонал сержант, хватаясь за голову, - Говорил же я, что ничего хорошего...


Симпатичный сероглазый блондин был искусственным человеком, присланным в участок Города позавчера. Сегодня он впервые вышел на обычное патрулирование.


- Искусственный, да? - ворчал сержант, искоса поглядывая на новоприбывшего, который тут же начал приводить в порядок компьютерные базы данных. - Вот что я вам скажу, парни - либо он будет так хорошо справляться с нашими обязанностями, что нас скоро попрут отсюда на хрен... Либо так плохо, что мы только и будем за ним подчищать. Что так, что этак...

- Я не предназначен для того, чтобы заменять человека, - неожиданно вклинился ровный голос искусственного. - Я - помощник. Согласно Конвенции (посыпался длинный перечень букв и цифр) ни одно рабочее место человека не будет занято мне подобными. Я призван облегчить вашу работу.

Все это он произнес, не отрываясь от компьютера, и движение его пальцев на клавиатуре не замедлилось ни на мгновение.

- Помощник... - скептически протянул сержант - правда, уже тоном ниже. А на следующий день взял искусственного в патрулирование.

И все было бы ничего, если бы не к месту востроглазый помощник сержанта не заметил бабку, украдкой продающую доковым рабочим сахарные сласти и сморщенные, зимние яблоки...


Сержант отступил на шаг, обернулся к своей группе и открыл было рот - впрочем, еще не зная, что именно он им скажет - как его прервали.

- Вы, сволочи. Что хотите, то и делаете? Гады... - дальнейшее было непечатно.

Сержант развернулся - разрозненные зрители перестали быть таковыми. Все прохожие - сильные, плечистые рабочие дока, что находился ниже по улице, сбились в угрожающего вида толпу. Стену. Кто-то сплюнул. Кто-то уже копался в куртке, явно пытаясь вытащить надежно спрятанное оружие (разумеется, незаконно носимое). Лица не предвещали ничего хорошего.

Сержант дураком не был. Их отряд насчитывал всего десять человек ("И одиннадцатый - искусственный идиот..."), а рабочих было где-то втрое больше ("Чертов обеденный перерыв...").

- Ребята, мы тут вообще не причем. Это этот, он вообще не человек, машина, откуда ему знать?..

Толпа молча слушала. Голос (непонятно, чей):

- Что, за дураков нас держишь, начальник? Давно вас пора...

Толпа качнулась - шаг вперед.

Серия глухих хлопков. Стоящие в первом ряду осели на землю. На этот раз аккуратных дырочек во лбу не было - очередь пришлась людям поперек груди.

- Да что же это!

Кто-то бросился на землю, прикрывая голову руками, кто-то - прочь, кто-то вытаскивал оружие, отчаянно ругаясь, кто-то кричал, и поверх всего этого - криков, стонов и ругани - сухое быстрое щелканье.

- Да ты! Стой же! - сержант повис на руке искусственного, но тот, казалось, даже не заметил этого.


Тишина.

- Все в порядке. Статьи КП номер...

- Да иди ты со своими номерами! Сколько людей положил!

- ...3.068 и 3.069 - угрозы Охранителям порядка и вооруженное сопротивление. И попытка порчи ценного имущества.

- Это какого же? - пробормотал еще не пришедший в себя сержант.

- Меня. - в деловитом голосе не было и намека на иронию.


- Вот влипли! Что теперь: погромы, беспорядки? Нас на клочки порвут!

Сержант метался по участку. Его ребята сидели вокруг стола, изобразив на лицах тотальную озабоченность, но, когда сержант отворачивался, продолжали втихую скидывать и забирать карты.

- Нас, драть-передрать, десять на весь этот город! И до сих пор хватало! А все из-за этого! - сержант драматически ткнул пальцем в искусственного, спокойно разбиравшегося с оружием. Тот поднял голову:

- Я все улажу.

- Уладит он! Герой! Да нам отсюда уже носа высунуть нельзя!

- Ко мне уже направлено несколько таких же искусственников. Мы все уладим. Они будут здесь минут через десять. Я иду их встречать на крышу. - искусственный легко поднялся, навесил на себя все разложенное на столе оружие и вышел - до безумия настоящий, живой, обычный парень... Но обычные парни не таскают на себе целый арсенал. И не убивают старух, цепляющихся за свои жалкие сласти.

- Да ну его... Он наворотил, ему и разбирать. А если его там порвут, нам же легче - в конце концов, он все это начал... - сержант махнул рукой и подсел к ребятам за стол.


Приемник сладко пел какую-то чепуху, кондиционер исправно урчал, доставляя людям очищенный, свежий воздух. Время от времени то один, то другой человек отрывался от карт, чтобы бросить взгляд за окно - но с пятисотметровой высоты стеклянной коробки Участка, прозванного самими Охранителями Скворечником, было видно то же, что вчера: пелена поднимавшегося снизу сизого дыма. Изредка сквозь черно-синее пробивались алые язычки - какое-то еще не догоревшее здание продолжало поставлять свою порцию удушливой гари.

Ребята сосредоточенно рассматривали свои карты. Сержант крякнул, вздохнул, коснулся одной из карт в руке, помедлил. Вытащил другую, бросил на стол. Белокурая Королева Звезд накрыла бледного темноглазого Пажа Роз, одарила всех ослепительной улыбкой и подмигнула ("Походный набор, прекрасное качество за умеренную цену, и эту улыбку вы еще увидите во сне!" - реклама колоды в еженедельном листочке... А на колодах подороже Королевы и прочие карты танцевали и выделывали всякие штуки - но на такой набор сержантской зарплаты не хватало.)

- Ха. - молоденький Охранитель, самый юный в отряде, выложил Короля Кораблей.

- Везет тебе, парень... - покачал головой сержант, - но ты погоди...

Игра шла своим чередом, неспешно, с положенными восклицаниями радости и крепкими словечками, и люди уже почти не отрывались от карт. Только молоденький парнишка, глянув в заоконный чад, передернул плечами и пробормотал:

- Город... Город жалко все-таки...

- Ну что тебе этот город? - вскинул глаза сержант. - Город - новый отрастет. А этот, - и сержант кивнул в сторону искусственного, печатавшего какой-то отчет с такой скоростью, что пальцы сливались, а стук клавиш звучал единой очередью, и в голосе стража порядка прозвучало невольное уважение, - этот - наш человек.

сентябрь 2001
Яна Тимкова (Лисица, Миримэ)