Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Игры Юмор Литература Нетекстовые материалы


Иаран

Они в городе

Замечание первое - прошу простить меня за банальность темы, обглоданной писателями-фантастами до последней косточки. Но я до сих пор убеждена, что НАШЕСТВИЕ - это реальность, а не глюк сдвинутого на компьютерах программиста.

Замечание второе - все описываемое произошло довольно давно, когда наш закрытый институт не был еще скопищем торговых фирм, и даже (с трудом верится!) - у нас была настоящая работа. Произошло, но вряд ли закончилось, я, во всяком случае, не уверена в этом.

Замечание третье - аллюзии с другими авторами считаю неуместными, ибо, как я уже говорила, история давняя, а все толковые книги начали выходить значительно позднее.


Итак, обычный вечер в закрытой конторе. Чем мы там занимались - не важно, важно, что у меня была программа, и она, как всегда, не желала работать правильно. Коллеги потихоньку расползались по домам, искоса поглядывая на начальство и друг на друга и прикидывая, сколько минут можно приписать к своему гибкому графику. Наконец, ура-ура, можно выключить опостылевший радиоприемник, долдонящий целыми днями одну и ту же ерунду. Его, конечно, и так никто не слушает, но вырубить начальство не позволяет - вдруг объявят об очередном совещании. Хотя после пяти вечера…

Мне спешить некуда. Дома - только родители, ни друзей, ни знакомых. Со своим молодым человеком разругалась месяц назад: он обозвал меня ведьмой, я его - вампиром. Взаимная вежливость! Да и ехать надо через весь город, а потом еще нудно трястись в электричке.

- Ты домой или как?

- Да тут есть одна идея… - отвечаю достаточно хмуро.

- А у меня есть другая. Как покончишь со своей, подсаживайся сюда - мне "Цивилизацию", наконец, принесли.

- Да она же английская!

- А словарь на что? Я, может, вовсе французский изучал!

Некоторое время молчим.

- Как твоя идея, сдохла?

- Частично. Компьютер пашет, как наш шеф после годового отчета.

Коллега хмыкает. Я делаю последнюю попытку справиться с капризной программой и выключаю свой компьютер.

- Гм, принц Эндрю. У тебя что, мания величия?

- Погоди, я вот сейчас изобрету Демократию…

- А почему не Gunpowder? Кстати, что это такое?

- Мюллер на принтере. А потом устрою революцию. Говорят, с этого деньги появятся…

Наконец, бросаю взгляд на часы.

- Что, опять дома потеряли?

- Тебе хорошо говорить! Алло, мам, ты? Я тут несколько задержалась. Может, мне лучше к бабушке поехать? Да, знаю, что в санатории, но ключ у меня… Если не доберусь к одиннадцати, значит, там и зависла. Ладно, пока.

- Уходишь?

- А твои демократы все бунтуют?

- Ничего, вот пригоню катапульту, тогда посмотрим… Ладно, до завтра.


Выхожу на улицу - темно, тихо и пустынно. В метро пассажиров тоже куда меньше обычного. Сую бабке-контролерше проездной и прохожу мимо. Она в каком-то ужасе отпрянывает назад. Странно…

Сажусь в поезд, направляющийся в сторону дома. Народу немного. Никто ни с кем не разговаривает и даже, похоже, все пытаются держаться как можно дальше от остальных. И на лицах - страх. Исключение составляет, пожалуй, только парень с немецкой овчаркой на поводке. Как его пустили в метро - непонятно, ведь собака даже без намордника. Правда, сразу видно - обученная.

- Сидеть, Джек! - и пес мигом замирает у ног хозяина.

На остановке в вагон входят милиционеры не милиционеры, в-общем, какие-то крепкие ребята в форме, вероятно, недавно созданный ОМОН, и начинают что-то требовать у пассажиров с дальнего конца вагона.

- Предъявите!

- Те молча что-то показывают. Наконец, молодцы добираются и до меня.

- Предъявите!

- Что, паспорт? - Не понимаю я. - А пропуск вас не устроит? Я с работы еду.

Возникшая заминка вызывает что-то вроде электрической искры. На другом конце вагона раздается истерический вопль:

- Она из НИХ!

Первым успевает среагировать парень. Схватив одной рукой меня, другой поводок, он выпрыгивает наружу. Овчарка, разумеется, за ним. Двери вагона закрываются аккурат перед крепкими молодцами.

- Ты чего? - Недоумеваю я, оказавшись с незнакомцем на пустой платформе.

- Стоять, Джек! Вот тебе и попили молочка из дежурного магазинчика! В нашем-то углу уже с час, как все закрыто. Ты не очень спешишь домой?

- Я? А что?

- Только то, что эти будут ждать нас на следующей станции. А у тебя того, что им нужно, нет. Как, впрочем, и у меня.

- Ничего не понимаю! Что случилось?

- Да я и сам сперва воспринял это, как бред. По радио несли какую-то чушь. Мол, "отечество в опасности перед угрозой нашествия и всем добропорядочным гражданам необходимо иметь при себе кусок некрашеного дерева, дабы отличаться от злоумышленников, выглядящих внешне, как обыкновенные люди."

- Чушь собачья! Прости…

- Да и я поначалу подумал, что чушь. "Нашествие макробов". Прямо как в американском триллере: "их прикосновение смертельно, они выпивают всю твою энергию и захватывают твое тело, вселяясь в него…"

- М-да… И что же теперь делать?

- В метро ехать нельзя, факт. И даже обратно. Менты скоро догадаются вернуться и начать прочесывать все подряд. А им не больно докажешь, что ты не верблюд, то есть не макроб. Дерево-то здесь днем с огнем не найдешь, да и наверху тоже.

- Ближайший парк не меньше, чем в получасе ходьбы, - уныло поддакиваю я.

- Вот и я о том же. Я-то, впрочем, недалеко отсюда живу, а вот ты…

- А мне можно три остановки назад.

- Тогда пошли отсюда. Ты что, меня боишься? Я не из этих, точно.

- Знаю, - киваю я. - И я вообще никого не боюсь.

- Из-за собаки? Пошли, Джек! Макробы не макробы, но с ментами лучше дела не иметь.

- Слушай! - Вдруг останавливаюсь я. - Почему ты решил, что я не из них?

- Ну, - замялся парень. - Я-то еще могу ошибиться, а вот Джек - никогда. Ты просто человек. И, пожалуй, даже симпатичный.

- Это после двенадцатичасового сидения за компьютером? - Смеюсь я. - Ну-ну.


По улице долго идем молча. На широком проспекте - ни деревца. И никаких прохожих.

- Слушай, а они вообще существуют, эти самые макробы? Что это такое?

- Если верить все тому же радио, это нечто вроде сгустков темно-красного света в виде человеческой фигуры. Это, так сказать, их натуральный вид. А вообще они могут выглядеть как угодно и прикинуться чем угодно.

- А причем здесь дерево?

- Видимо, притом, что оно живое. Ни камень… Да где ты здесь увидишь нормальный камень, а не кирпич и бетон? Ни люди… Они вообще по большей части и так какие-то не такие. Так что предполагаемую эпидемию макробов, или нашествие, как по радио говорят, остановить вообще нечем. Мне - в первый переулок налево. А тебе, как я понимаю, до следующей станции.

- Ну да.

- Давай все-таки провожу.

- А смысл? Тут два дома до моста, а там перейти и все.

- Как хочешь. Навязываться не буду. Ко мне, Джек!


В городе, хоть дневном, хоть ночном, я никогда ничего не боялась. Ну подумаешь, пьяный пристанет! Как пристанет, так и отстанет. А что до грабителей, то красть у меня решительно нечего. И с чего это мама все волнуется?

Я почти дошла до въезда на мост, как вдруг ко мне начала приближаться странно знакомая фигура:

- Доченька, я решила пойти тебе навстречу…

Бред. Моя мама сейчас должна быть километров за пятьдесят отсюда. И у нее никогда не было такого платья.

Я резко развернулась на сто восемьдесят градусов и помчалась по проспекту, ясно слыша за спиной приближающиеся шаги. Потом бросилась в какую-то арку.

И - о чудо - во дворе росли деревья. Я прислонилась спиной к ближайшему и хлестнула фигуру веткой, не ломая, а только наклоняя ее. Фигура вдруг покраснела, съежилась и растаяла в темноте. Но за ней спешила вторая, третья... А вдалеке захлебывался яростный собачий лай.

Кажется, его я огрела тоже. Но он только коротко выругался и встал спиной к тому же дереву с другой стороны.

- Ветки не ломай!

- Что я, совсем того?

А вокруг наседали красные фигуры, и яростно лаял, пытаясь сорваться с поводка, Джек.

- Бр! Ну и ночка! Мы тебя все-таки проводим. Правда, Джек?

Овчарка вильнула хвостом и, как мне показалось, даже улыбнулась.

- Пошли. Кстати, мне через пару дней обещали принести щенка.

- От Джека?

Парень кивнул.

- Не хочу, - решительно произнесла я. И на его недоуменный взгляд прибавила, - У меня уже была собака. Правда, лайка.

- Понятно, - протянул он. - Ты не думай, я тебе знакомство не навязываю. Небось, заметила, что я даже имени твоего не спросил.

- Как не заметить!

- Впрочем, это и неважно. Как неважно и то, куда мы сейчас идем. Наверное, к родственникам каким-нибудь?

- Угадал. Так что в подъезд лучше не заходи. А то мало ли что соседи потом скажут. Да ты и сам сказал, что это неважно.

- Конечно, неважно. Но, надеюсь, ты не думаешь, что там, у дерева, мы перебили всех?

- Слишком хорошо было бы, - мрачно усмехаюсь я. - Ну, спасибо, что проводил.

- Джек, лапу!


На следующий день по дороге на работу (какое счастье встать аж на полтора часа позднее!) я запаслась газетами. Но в них не было ни строчки о макробах.

А еще на следующий день не вышли и сами газеты. А по радио передавали отрывки из классической музыки вперемешку с сообщениями ГКЧП. Нашествие закончилось?

Апрель 2001