Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Игры Юмор Литература Нетекстовые материалы


Хольгер

Бессмертный бард

В тот день я гулял по проспекту Революции, главной улице нашего города, в который раз жалея о неумении играть на скрипке, и не ожидал ничего особенного. Неожиданно я встретил Юлию.

- Юлия, здравствуй!

- А, Мирча! Ты знаешь, у меня есть потрясающая новость!

Она склонилась к моему уху и заговорщическим шепотом произнесла:

- По радио передали, что последние исследования доказали - никакого Вильяма Шекспира не было! А все его пьeсы писал Фрeнсис Бэкон!

Мой рот открылся, не желая закрываться, а глаза постепенно округлились.

- А... с чего они это взяли?

- Понимаешь, - продолжила она спокойным и чуть назидательным голосом - из того, что мы знаем о Шекспире, понятно, что он был бедным актером, который никогда не был вхож в высший свет. Откуда же он мог знать нравы королевского двора в таких подробностях? Такое мог написать только человек искушенный в дворцовых интригах и при этом безусловно талантливый! А такой человек в Англии того времени был только один - Фрeнсис Бэкон.

Я так и подскочил от несогласия.

- Ну и что, что не был вхож в высший свет? Что, Силверберг сам жил на планете Маджипур? Или Муркок защищал Элрика с оружием в руках в призрачном городе Имррир?

Юлии это не понравилось.

- Твои Силверберг и Муркок просто большие выдумщики! А в пьесах, которые приписывают Шекспиру, столько общего с реальными историческими хрониками! Пойми, одно дело придуманный мир, доказать существование которого мы не можем, как, впрочем, и опровергнуть, а другое - наша история, о которой можно узнать по экспонатам в любом музее!

Тут на стену Дома Культуры, мимо которого мы проходили, упал яркий луч света, и мы увидели на ней слово "Шекспир". Это было настолько неожиданно, что я ахнул, а потом показал на него Юлии.

- Ну вот, ты видишь? Сама природа вступилась за него.

Юлия фыркнула.

Мы шли дальше. Пройдя еще два квартала, мы увидели огромную афишу, звавшую в художественный музей на выставку портретов знаменитых людей прошлого.

- Ну что, зайдем?

- Зайдем.

Мы зашли. И надо же было случиться так, что первым портретом, который мы увидели на этой выставке, был портрет .. Вильяма Шекспира!

Пройдя чуть дальше, мы увидели и портрет Фрeнсиса Бэкона. Да, он был похож на Шекспира - примерно как Чаплин на Гитлера, или как Солженицын на Муркока, но не более того. Различитьих было не так уж трудно.

- Ну вот, теперь ты видишь? - сказал я и показал Юлии язык.

- Вовсе нет! Если предположить, что это один и тот же человек в разном возрасте, все становится на свои места! И потом, это же работы современных художников! - парировала Юлия и тоже показала мне язык.

И мы пошли дальше, обмениваясь только редкими репликами. Но тут началось нечто совсем невообразимое. На нескольких домах прямо на наших глазах огромными пурпурными буквами проявилось слово "Шекспир"! А в сквере на месте бюста какого-то исторического деятеля - то ли Сергеева, то ли Сергачева, его фамилию все вечно путали - красовался теперь неведомо как появившийся там бюст Шекспира. Рядом с ним собрались люди с плакатами, на которых значилось:

Слава великому поэту!

Не дадим интригану Веруламскому
примазываться к светлому имени!

и просто -

Мы с тобой, Билли!

И люди пели:

Явился Бэкон, словно демон злой,
Но мы не верим, что теперь,
Вильям, легко мы расстанемся с тобой
И что закроем за тобою дверь!
Нашу любовь не предадим вовек,
Будем всегда тебя любить,
Вечно жить будет только тот человек,
Который скажет "Быть или не быть"!
Вильям Шекспир, теперь навечно славен ты будь!
Слава твоя сегодня освещает нам путь!
Годы проходят, вместе с ними тысячи лет,
Но навсегда запомним мы небесный твой свет!

Я подошел к ним, но Юлии со мной уже не было, я и не заметил, когда и куда она пропала. Неожиданно все затихло, словно люди чего-то ждали, и только слово "Шекспир" появлялось на все новых домах...

И вот перед нами появился, словно придя из другого мира - а может, с небес? - человек в белом.

- Слушайте меня, люди! - сказал он голосом, заполнившим всю площадь в мгновение ока. - Ведомо мне, как любите вы Шекспира, и пришел я сказать вам, что занял он свое достойное место в Мире Высшем, рядом с величайшими творцами и мыслителями всех времен. Рассказы же о том, что его не было, придуманы теми, кто завидует его дару и пытается скрыть пустоту своей души и неверие в высшую красоту за витиеватыми словами.

Тут он посмотрел на меня.

- Мирча Аксельрод! - позвал он.

На подгибающихся ногах я вышел в центр площади.

- Мирча Аксельрод, ведомо нам, как ты ценишь красоту, добро и творчество, и сейчас в награду за свою верность этим идеалам ты получишь то, о чем давно мечтал - умение играть на скрипке.

Он протянул мне скрипку.

- А теперь играй!

И я заиграл. От волнения у меня закружилась голова, но я играл так, будто моей рукой водил Орфей или Владимир Спиваков. Вот что такое дар свыше!

* * *

Придя домой, я включил радио. Как всегда в это время, передавали выпуск новостей. Диктор произнес:

- Лондон. Как сообщил наш корреспондент, обнаруженные недавно документы, якобы подтверждающие написание Фрeнсисом Бeконом наиболее известных пьес Вильяма Шекспира, оказались очередной мистификацией и не будут выставлены на завтрашнем аукционе "Сотбис". Проишождение этих документов высясняется.

И я пожалел, что рядом нет Юлии. Уж теперь я бы показал ей язык!

1993 - 2002.