Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Игры Юмор Литература Нетекстовые материалы


Двойняшки Блэк

Этикет, ёлы-палы

Как он попал в эскейп? Да как люди попадают, самым банальным путем. Сидел в автобусе, листал книжку в мягком переплете, увлекся… Король Кантабнорас (ну и придумали же имечко!) метался по замку, грузил чародеев и предсказателей, искал героя - единственного, кто мог спасти страну от нашествия традиционно черных рыцарей. Небритый мужик с книжкой в руках зевнул, хотел было закрыть романчик, но взгляд зацепился за набранные курсивом строки: придет, мол, человек из другого мира, где люди пускают дым изо рта, придет из чрева железного червя, с железным арбалетом, мечущим камни на десять великаньих шагов... Мужик окончательно зевнул, зажал сумку с воздушкой между коленями - не украли бы - и погрузился в сон…

Ну, а проснулся он в Посредиморье (это такое островное государство). Постоял, привыкая к местному чистому кислороду, взвалил воздушку на плечо и бодро зашагал куда глаза глядят и ноги несут. Ноги не подвели, вынесли, родимые, к деревне. Там он назвался Терминатором, купил коня на оказавшийся в кармане золотой, и взял в проводницы розовощекую русокосую веснушчатоносую провинциалку. В сопровождении Ундареллы (если у них так простолюдинок зовут, то как же теперь принцесс?) приехал в столицу, точнехонько на исходе третьего дня. Еще более небритый и вполне пообвыкшийся, ввалился во дворец - здрасте, вот он я, прямиком из железного червя, хоть счас пущу из рота дым и пришибу кого надо камушком из воздушки. Заодно открыл королю глаза, что по нему с пеленок сохнет дочка первого министра, и что второй министр - умственно отсталый. Король был очень рад долгожданному герою, посвятил его в рыцари, дал авансом орден и отправил в бой.

И вот тут начались сложности. Нет, с рыцарями все было ясно, они были черные и, естественно, боялись солнечного света. Солнечный зайчик обращал войско в бегство, а стоило капнуть на доспехи белой краской - рыцарь сразу сдавался просил либо добить его, либо перевоспитать. Менестрели замучились слагать песни о победе - попробуй подбери рифму к имени "Терминатор"! И все было бы хорошо, если бы не этот несчастный этикет.

Ну, сначала на это внимания не обращали, все же гость вылез из железного червя, но со временем сэр Терминатор стал замечать, что утонченные дамы хихикают над его манерами, и даже слабохарактерный король робко поправляет, когда его по-дружески называют Карабасом. Ну и вообще… То ли автор книжки забыл написать про всякие тонкости, вроде того как полагается обласкать врага перед поединком, то ли до описания этих тонкостей сэр Терминатор не успел дочитать, только вот в придворном этикете он ничего не смыслил.

Вот для этой цели он и нанял смышленого мальчишку - школяра, кстати, назаконного сына первого министра, приходящегося теперь старине Контрабасу родней по женитьбе.

Мальчишку звали Ланоморос.

- Ну, Ломонос, начнем, пожалуй, - сэр Терминатор проверил, не подслушивают ли их, повернулся к мальчику. - Что во мне не так?

- Все так, - сказал мальчик. - Только ваш внешний вид и манеры…

- Что значит - внешний вид? - сэр Терминатор глянул в зеркало. Зеркало было страшно кривое, производство стекла в королевстве было на начальной стадии развития. Все же с трудом можно было разобрать красиво взлохмаченные волосы, перехваченные шнурком из кедов, грозный нос картошкой, выразительные бледно-сивые глаза и волевой округлый подбородок. Вернее, даже два. Волевых округлых подбородка.

- Да нет, ваше лицо - образец рыцарской красоты и доблести, - поспешно сказал мальчик. - Дело в том, как вы одеваетесь.

Одет сэр Терминатор был вполне прилично. Кольчуга гномьей работы, плащ эльфийского пошиву, естественно, штаны - атласные, с кожаной предусмотрительной вставкой в том месте, где штаны трутся о седло. Вставка эта блестела, свидетельствуя о беспокойной жизни хозяина штанов. Сапоги кожаные, на высокой подошве, с мощными шпорами, оставляющими в дорожной пыли красивые следы. Кстати, дорожной пыли в этом мире было очень мало, ровно столько чтобы хватило на облако впереди и позади войска и чтобы было где оставить красивые следы от шпор.

- Даже не в одежде дело, - Ломонос осторожно приблизился. - Дело в ноже.

Нож был большой, самый большой из тех, что нашелся на кухне красотки Удареллы.

- Вот смотрите, - мальчик продемонстрировал висевший у него на поясе арсенал. - У следящего за собой рыцаря их должно быть не меньше, чем необходимо: нож для подсобных нужд, для расчистки пути, метательный нож, нож для ближнего боя, для добивания раненых, мизерикорд называется, пыточный нож и столовый.

Сэр Терминатор уставился на тонкую талию мальчишки, обвешанную ножами.

- И ты их не путаешь?

- Как можно!

- Ну, а нельзя обойтись меньшим количеством? Вот, например, тот, что для подсобных нужд, годится и для ближнего боя, пыточный нож мне, наверно, не нужен, да и раненые пусть себе живут. Метать ножи я тоже не буду, у меня же есть волшебная воздушка. Получается, значит, во-первых, нож для расчистки пути, во-вторых, для ближнего боя. Один справа, один слева…

- А ЕСТЬ вы тоже ими будете? - с ужасом спросил мальчик. Кажется, у него возникла догадка, как доблестный сэр вылез из чрева железного червя.

Герой из другого мира вздохнул и начал раскладывать ножи в алфавитном порядке.

Армия черных рыцарей благополучно слилась с мирным населением, война закончилась, и во дворце давали большой пир. Сэр Терминатор вошел в самый большой зал замка короля… А, ну его, просто короля. Он шел важно, уперев руку в бок, чтобы плащ не загораживал десять его ножей - нож для подрезки усов, для заточки перьев, нож, подаренный королем на день рождения и семь необходимых. Пред тем, как сесть за стол, рыцарь учтиво поклонился королю и королеве, исполненным грации жестом вытер руки о штаны, сел и потянулся к верному столовому ножу. И тут заметил перед собой большое блюдо с осетром…

- Этикет, ёлы-палы! - охнул доблестный сэр.

Осетр смотрел на него глазами - оливками. Изо рта осетра торчала петрушка.

"Рыбу едят без ножа, " - вспомнил сэр Терминатор давно забытую фразу из какой-то фантастической книжки. Вернул столовый нож в ножны и стал есть рыбу руками.