Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Игры Юмор Литература Нетекстовые материалы


Сана Таранцова

Последнее желание

О чем вам хочется писать, когда того хочется? Не знаю. Но мне кажется, что о том же, о чем и мне. О чем-то для вас важном.

О простой и невыразимой истине, замершей во времени. Замершей потому, что ее уже догнали, ее уже узнали и обернули подарочной бумагой, приготовив к представлению на банкете, в обмен на нобелевскую премию и рукоплескания толпы.

О радостях встреч с любимыми, во взгляде которых, за почти искренним восторгом вы видите липкий налет недавней измены, но молчите, молчите, потому что происходящее должно называться радостью встречи с любимыми.

О красоте жеста руки, которая через много лет станет дряхлой и отвратительной, а после и вовсе сгниет в могиле, но зачем об этом вспоминать, когда этот жест только что родился, и возможно, оставил нетленный след на холсте, изобразившем рассвет, который никогда не повторится.

О том, что возможно, произойдет и принесет вам радость, приправленную терпкостью ненужности.

А может и нет.

Да какая разница?

Можно создавать рукописи, которые не горят или полный бред, даже не подозревая о том, что в любом случае это будет повествование о Важном.

Хотя бы просто потому, что вам захотелось написать.



Она осторожно заглянула внутрь кафе. И стразу узнала его. Ну и что, что он сидел к ней спиной? Мелочи какие! Разве могла она его не узнать?… Она на миг замерла. Столько лет она шла к этому моменту. Да, наверное так и должно быть… Но дорогу нужно всегда проходить до конца. И она перешагнула порог. Медленно двигаясь по небольшому залу, она не сводила глаз с его затылка. Все та же прическа… Те же иссиня-черные волосы, чуть тронутые сединой… Она подошла совсем близко, зная, что он не обернется, не увидит ее раньше времени. Потому что она так хотела. Потому что она так придумала, так нарисовала, так создала этот день. Эту минуту. Эту встречу. Остановившись за его спиной, она положила ладони на его глаза и задержала дыхание…


Здравствуй, маленький…


Он слегка вздрогнул…

Они молчали.

Она ждала его слов.

А он…

Он, наверное, даже не знал, что сказать… Она была готова к любой, даже самой дурацкой фразе… Но ответ ее все же удивил…

- Неужели уже пора?…

Она отняла руки от его глаз и ласково провела по плечам. Он обернулся…

Она отвела глаза. Ей больше непозволительно смотреть в его глаза, если она хочет, чтобы все закончилось благополучно… Для него… Для нее… Для всего вокруг…

Но она могла его видеть и без этого взгляда. -

Смущение… Радость… Порыв навстречу… Нерешительность… Восторженное удивление…

Он изменился. Он очень постарел. С ним случилось то, что и должно было произойти с человеком за двадцать лет, но она не думала, что это будет так грустно для нее. У него могло быть все. Но он оказался слишком слаб.


Тоска… Он заполнялся тоской… До самых краев…


- Как ты… Смогла… Вот видишь, я все-таки удивился… Наверное так до конца и не верил… Прости… Но столько лет, а ты выглядишь даже моложе, чем тогда… Или… Просто другой… Посмотри на меня!

Не поднимая глаз, она улыбнулась. Грустно. Почти печально…

- Я не могу. Ты должен понимать это. Иначе…

- Иначе я не смогу отпустить тебя… Да?

Он коснулся кончиков ее пальцев. И она не отняла руки…

- Да. Если ты вновь глянешь в мои глаза, ты ни за что не согласишься меня отпустить… Ведь теперь тебе нечего терять. Твоя жизнь мертва и пуста. И еще потому что за эти годы ты успел понять, что тогда, когда я была твоей, я говорила правду… И ты ни за что не согласишься… Мне придется делать тебе больно, чтобы ты меня отпустил, а я не хочу. Хотя ты и прав. Я совсем теперь другая. Но в память о прошлом, я хочу чтобы тебе было легче…


Он засмеялся. Негромко, невесело… Скорее болезненно…


Почему люди могут вот так смеяться в самые ужасные моменты их жизни?


- Легче… Да, ты права. Ты как всегда, чертовски права… Во всем, всегда, везде, со всеми… Я все уже понял. Было время… Не бойся. Ты ведь все равно теперь уйдешь навсегда. Не бойся делать мне больно. Но… Посмотри мне в глаза, я умоляю тебя… Я готов умереть прямо сейчас, только чтобы вновь увидеть…


Ну что ж…

Она вздохнула…

В конце концов, ведь ей тоже уже нечего терять… Все давно уже потеряно. И он пообещал…


Его зрачки слегка расширились, когда она взглянула в них, распахивая его душу навстречу своей, как когда-то… Когда-то давно… Когда-то, когда ему было тяжело и он попросил Небо о чуде, которое бы изменило его жизнь и она услышала его. Когда-то, когда они встретились и она распахнула душу ему навстречу…

Потом он захотел обладать ею. И она не закрыла дверей. Потом он не смог с этим справится. И она не винила его за это.

Потом он пожалел о том, что она вошла в его жизнь. Нет, он не был ни в чем виноват. Он просто был слаб… Он не умел решать. Он не умел бороться. Или просто не хотел. Или просто не знал, чего хочет, как все люди. Он хотел быть с ней. Но не мог этого. Он не верил ей, когда она стала прямо говорить, кто она и почему появилась. Он не хотел видеть чудес, потому что ему не нужно было ничего, кроме спокойного, уютно-защищенного существования…


О, люди… Вы хотите Чуда, но при встрече с ним никогда и ни за что не верите в него. Вы читаете книги, в которых герои побеждают чудовищ и вы всегда хотите быть таким героем, но никогда не находите в себе сил сделать что-нибудь на самом деле, когда Чудо входит в Вашу жизнь. Лень… Ужаснейший человеческий порок… Кроме того, Чудо произошедшее для вас перестает быть Чудом… Что сделало вас такими???…


Где-то глубоко в его душе что-то шептало, что во всем этом что-то не так… Но что???…


…Ей нужна была его любовь, чтобы исполнить его желание…

…А он хотел быть свободным…

Зачем? Зачем…

Он терялся во всем, что происходило. Ему было неуютно. Он должен был РЕШАТЬ. А он этого просто не любил…

Потом она исчезла из его жизни… А он все так и не приходил ни к какому выводу… Он так и не мог ничего понять… Он просто, наверное, даже старался не думать обо всем этом… Только иногда… И так больно… А потом он начал ждать ее. Хоть всегда и считал, что отпустил ее тогда, когда произнес - "Будь счастлива…", но она говорила, что это не так… Что он держит ее… Он не понимал… А потом понял. Да, он не отпустил ее. Да. Потому что он не загадал положенного третьего желания.(о, Небо… пусть это не окажется сказкой… О… нет… почему людям всегда нужно подтверждение Истины???) Да, это так… Потому что она все же была ему нужна. Пусть даже какая-то ее часть, непонятная ему, но нужна… Вот что он изучил в те годы однообразия и скуки, что прошли после ее ухода. В те так быстро промелькнувшие годы…

Потом он стал ждать. Всегда. В любую минуту. Даже когда спал. Когда занимался любыми делами. И он знал, что она придет. Она услышит и придет. Хотя бы затем, чтобы он ее отпустил. На большее он совершенно больше не надеялся. Когда она закрыла ему глаза, он нисколько не удивился. Он знал, что это она. Он обрадовался, но сквозь эту радость ощутил такую тоску, что на некоторое время даже застыл…


Он понял, что это конец.


До этого у него было хотя бы ожидание, но теперь не станет НИЧЕГО. Точнее, будет - НИЧЕГО… Неужели, уже пора… А сейчас она смотрела в его глаза. И он понял, почему ей нужна была его любовь. Потому что она любила его. И он окончательно поверил, понял, вспомнил каждое ее слово…


Джиния. Маленькая джиния, затерянная в Вечности и среди людей…


Она полюбила его, за все времена она полюбила одного-единственного человека, ЕГО! И только он мог дать ей покой и свет. Радость. Любовь. Закончить ее ВЕЧНОСТЬ - вечную жизнь, вечную муку, вечную тоску, вечное одиночество… А он… Боясь за свою независимость, он запрятал эту любовь в самый дальний закоулок разума, души, всего, что там у него есть (если оно есть, в чем он сильно усомнился вдруг!), и привалил огромной каменной плитой с надписью - "Не входить"… Она пришла сквозь время, сквозь миры, сквозь боль и страх, пришла к нему по дороге грязи, сквозь тысячи людей, пришла, чтобы сделать счастливым,… …и молча ушла, когда он просто отвернулся… Ушла, чтобы навсегда остаться тенью. Чтобы никогда больше не испытать надежды на то, что и она может быть любима, любима в ответ, любима и свободна…


И вот теперь она смотрела в его душу своими удивительными глазами… своей ДУШОЙ. Смотрела так, как тогда - с любовью, с улыбкой, с нежностью… Будто после всего, на что он ее обрек, он это заслужил… Сейчас ему осталась только одна фраза, и она навсегда исчезнет, но… Неужели…


Неужели нельзя ничего изменить??? Неужели он ничего не может сделать??? Неужели он и теперь испугается даже попробовать что-то решить??? Он закрыл глаза и тьма окутала все вокруг… А что если… Если… Ведь она говорила… Боже, дай вспомнить! Она говорила, что…

Страшная по своей силе мысль мелькнула в мозгу, и будто боясь потерять этот миг уверенности, знания, отваги, он медленно, все так же не открывая глаз, произнес…

- Я знаю, что должен сказать, Джиния.

Она отстранила руку и на какой-то момент ему показалось, что ничего не получится… Это больше не ОНА, это… НЕТ!!!!!…

- Говори, человек…

Ее голос был мертв. Сквозь него смеялась Пустота. Холод. Горн победы… Горн победы ХОЛОДНОЙ ПУСТОТЫ играл по его душу. Да, кто-то смеялся. Громко. Издевательски. Как победитель…


НЕТ!!!!!!!


Он распахнул глаза. Он постарался просто не думать и видеть только ее, ее, ЕЕ… И тогда его горло само вытолкнуло слова…

- Я знаю, что за эти годы от последнего моего незагаданного желания осталось совсем не много. Ты предупреждала меня, что величина моего желания, которое я смогу загадать, со временем станет намного меньше. Я знаю, что сейчас его хватит только на то, чтобы отпустить тебя, и не хватит на то, чтобы тебе в этом сопротивляться…

- Все так… …все так… …все так… …все так… - эхом катилось в его голове…

- И я знаю, что ты теперь вовсе не та, кем была тогда, со мной…

- Да. Не тяни больше. Я больше не стану ждать. Ты знаешь, чего просить. Проси. Проси последнее…

- Я…

Все вокруг задрожало…

- Я хочу… я хочу снова оказаться в том дне, когда…


Они сидели на балконе. Было жарко и немного душно. Но что с того? Они предавались глупому безделью и глупым же шуткам, заедая все это виноградом и кедровыми орешками с плавленым сыром.


…идущие на смерть приветствуют Тебя…


- Я в первый раз не пошел на работу просто потому, что мне захотелось быть здесь, с тобой, а не там, в своем кабинете… Даже стыдно немного.

Они улыбались. Да, пятница получалась очень отвлеченная… Вне времени, вне мира, вне всего на свете. Просто существовал балкон. И немного звуков во дворе…

Она вздохнула.

- Игорь, я… Я уезжаю.

Он молчал.


(Вы знаете это чувство - де жа вю? Отвратительное чувство, не правда ли? Оно заставляет вас позабыть обо всем на свете, потому что становится как-то тошно, липко от невозможности вспомнить то, что вспомнить так нужно…)


…все так…

…все так же точно как тогда…

Полотенце вокруг ее тела.

Мокрые после душа волосы.

Мука и надежда в глазах.

Миг вне времени. Уютный мирок на балконе.

Он не ошибся…


Он не ошибся! - Миг ВНЕ времени!!!!!


Она попыталась шутить, даже улыбнулась:

- И значит, скоро я освобожу тебя от своего присутствия…

Она говорила это, потому что знала, как он поступит. Потому что всегда знала. И потому что однажды все это уже было.(Было… было… Было!!!) Но сквозь насмешливый взгляд теперь чужой ему Джинии на него все еще смотрела девочка, которая так хотела всего этого не знать…

- Аня…

Он подсел ближе и взял ее за руку.

- Не уезжай. Я хочу, чтобы ты осталась со мной. Навсегда…




Она острожно заглянула внутрь кафе. И сразу увидела его. Он сидел к ней спиной, опершись подбородком о кулак. Она на миг замерла и с улыбкой перешагнула порог. Медленно двигаясь по небольшому залу она не сводила глаз с его затылка. У него всегда была смешная, но такая любимая ею прическа, и ему очень шли удлиненные волосы… Она подошла совсем близко, отчего-то зная, что он не обернется, не увидит ее раньше времени… Потому что она так хотела? Потому что она так придумала? Так нарисовала, так создала этот день? Эту минуту? Эту встречу??… Остановившись за его спиной, она положила ладони на его глаза и задержала дыхание…

- Здравствуй, маленький…

Он слегка вздрогнул от неожиданности...

Почему-то последние двадцать лет он всегда вздрагивал, когда жена появлялась вот так - неожиданно. Хотя и знал, что она вот-вот появится…


Сиэтл, сентябрь, 2004.