Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Игры Юмор Литература Нетекстовые материалы


Иаран (Ирина Озеркова)

Голубка


Спустившиеся с гор были безжалостны. Мужчины, женщины и даже грудные дети - все стали добычей жестоких победителей. Напоследок они подожгли кузницу и ушли, нимало не заботясь о том, что огонь с домов может перекинуться на находящийся рядом лес.

Дана смотрела на это с ужасом, не слезая с высокого дерева, где застал ее набег. Мать не разрешала ей лазать по деревьям и одной ходить в лес, но именно это спасло сейчас девочке жизнь. Она сидела на большой ветви, прижимая к себе узелок с орехами, до самой темноты, и только тогда спустилась вниз.

Она смотрела на догорающие дома, не зная, что делать дальше, когда ей на плечо легла чья-то рука.

- А-а-а! - заорала Дана. Но это был не пришелец, а молодой охотник из их же деревни - Гроук, живший со стариком отцом на самом краю. За плечом у него болталась небольшая косуля.

- Ты видела, кто это сделал?

Дана только покачала головой. У нее не было сил говорить.

- Что же теперь делать? - с трудом произнесла она.

- Делать? - переспросил Гроук? - Помоги сперва похоронить убитых. - И он, опустив косулю на землю, начал складывать погребальный костер.


Дана не была взрослой, худая, нескладная, не достававшая юноше до плеча, но ей пришлось стать взрослой и учиться делать все, чего она до сих пор не умела. Она разводила огонь и готовила еду, делала одежду и обувь, рубила дрова и ставила силки. Жили они первое время в землянке, боясь возвращаться на погорелье.

Это случилось неожиданно. Они собирали ягоды - Гроук не делил работу на мужскую и женскую - и вдруг наткнулись на гнездо. Оно было маленькое, встрепанное и находилось на небольшой полянке, окруженной кустами. В нем было одно яйцо.

- Пойдем, - шепотом сказал охотник. _ Может статься, гнездо не брошено. Жалко, если птенец пропадет.

На следующий день Дана разыскала это гнездо и в удивлении подозвала Гроука. Странно, но никаких следов яйца в гнезде не было, а в нем сидела вполне взрослая белоснежная голубка.

- Ну и ну, - пробормотал юноша. - Сколько охочусь, ни разу такой не видел. одни сизари. Ты погляди, как смотрит! Кажется, еще чуть-чуть - и заговорит. Интересно, какой у нее голос?

- Пошли, а то я не успею еду до темноты приготовить.

Несколько дней и Дана и Гроук старательно обходили стороной это место - было в нем нечто странное. Но в мыслях нет-нет да и возвращались к нему. Наконец, Гроук ясным летним днем приблизился к полянке и замер в изумлении: вместо гнезда с голубкой на траве лежала красивая девушка в белой полотняной рубахе. Кожа у нее была бледная, не тронутая загаром, а белокурые волосы разметались по земле. На его крик она открыла глаза и, улыбнувшись, приподнялась.

Дана тоже прибежала на крик и теперь смотрела то на свои худые, длинные, измазанные сажей руки, то на прекрасные руки незнакомки.

Гроук решил, что такую красавицу стыдно приводить в землянку и надо вернуться в деревню. Отстроить дом без инструментов было невозможно, и он для начала восстановил кузницу, благо что все мальчишки деревни бегали когда-то смотреть, как работает кузнец. В одиночку, конечно, было не справиться, и поэтому его подмастерьем стала Дана., без размышлений, без разговоров о том, посильна ли для нее эта работа. Кто раздувал горн? Кто держал клещами раскаленный кусок металла? Дана.

Да и потом грубая, грязная работа не должна была коснуться нежных рук красавицы. Она просто стояла и смотрела, как строится дом, как поднимаются его венцы и стропила. Изредка она говорила, как по ее мнению лучше сделать, и под ее внимательным взглядом Гроук работал, как одержимый. Голубка - так ласково звал он ее. А Дана так и оставалась просто Даной.


Наконец, дом был готов. Гроук, улыбаясь, ввел Голубку внутрь, показывая любовно сделанное убранство. Следом за ними в дверь проскользнула и Дана.

- И ты сюда? - спросила Голубка, глядя на оборванную (ей некогда было заниматься шитьем) девочку.

- Да, - тихо сказала та, закрывая чумазое лицо созранными, исцарапанными руками.

- Оставь, - вдруг вмешался Гроук. - Это и ее дом тоже. Кто больше нее старался, чтобы он был?

- Правда? - произнесла Голубка, освободила свою руку из рук охотника и выскользнула за дверь.

Гроук выбежал за ней, но девушка исчезла.


Гроук стоял там, где когда-то они с Даной нашли гнездо, и плакал. Ветки гнезда были раскиданы, валялась битая скорлупа, а в ней - окровавленный мертвый птенец. Неподалеку в кустах лежал деревянный резной гребень, который носила Голубка. Юноша хотел опуститься на колени, и не мог - что-то мешало.

Шорох кустов, всколыхнувший в нем охотничий инстинкт, заставил его обернуться. За его спиной стояла Дана.

- Пойдем домой, - негромко, но настойчиво произнесла она.

Гроук изумленно поднял на нее глаза, как будто видел в первый раз и ее колени, видные из-под ставшей короткой рубахи, сильные и ловкие руки, черные волосы, подвязанные кожаным шнурком вместо привычных кос, темные глаза с совсем недетским выражением знания и решимости. Он нагнулся, поднял с земли узорчатый гребень и подал девушке.

- Вот то немногое, что я еще не умею делать, - пытаясь казаться беспечным, произнес он.

- Еще научишься, - в тон ему ответила она, и вдруг тьма ее глаз прорвалась слезами, и он едва успел подставить руки, чтобы поймать ее.

- Пошли, наш дом ждет нас, - и, не оглядываясь, они пошли прочь от поляны.