Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Игры Юмор Литература Нетекстовые материалы


Г. Истлей

Моя Иоланта, его Галатея

* * *

Она боялась меня и ни за что бы не поверила мне.

Это я понял, когда ...одним прыжком террориста-профессионала (неплохая репутация в двадцать четыре)... вышел из Дому. Вон соседка белье вешает...

- Какая ужасная погода, давно такой не было! - С неприкрытой настороженностью сообщила мне она. Нет, мелко, слишком мелко, не бойтесь. Вы у меня еще научитесь ценить Десять ясных дней (проливное апрельское солнце и белые тучки-овечки). Давным-давно (и я склонен думать, что это правда) кто-то из Юных проклял наш город. Самому порой хочется, но - никаких излишеств. Хватит с меня ультрамаринового соседского пуделя... Гм, молчание затягивается.

- Доброй ночи, приятных вам сновидений, - произнес я к ее несказанному облегчению.

И пошел дальше по своим делам, стараясь не слушать ее мысли о моем происхождении. Иду себе, вдруг слышу рыдания и треск рвущегося картона. Тетушка М. из Дома "Попался-который-кусался" остервенело кромсала свою новую шляпку. Вся в слезах, по большому секрету (мы давно знакомы) она поведала мне, что особа, которую я так редко вижу (я понял по суматошным движениям ее бров, что это Хикка, я с ней встречаюсь каждый день) оскорбила ее, сказав, что шляпка чудесно смотрится и очень ей идет (как будто это можно скрыть). Глаза выдали мне ее гордость и грусть, и я посоветовал ей говорить тише.

- Я ведь недавно переехала, мне так трудно... Вы никому не скажете, правда? - На последнем слове она запнулась.

- Святая правда. Пойдемте, я провожу вас.

Так я и сделал, на прощание погладив ее Дом по теплому животу. Мало таких осталось.

Больше всего на свете я люблю чудеса. Люблю так сильно, что они порой случаются.

Но ничего не случилось до самого парка. Встречные были очень любезны и сразу переходили на другую сторону улицы (интересно, что обо мне рассказывают?), а их Обиталища приветливо помахивали занавесками и поскрипывали дверьми. Месяц назад я выкрасил несколько стен вдоль улицы в разные цвета (работал по ночам, без сверхурочных), и все прекрасно понимали, кто виноват, но делали вид, что ничего не случилось. Колонна дембелей, без приказа дружно сворачивающая в одну сторону, была особенно забавна.

Но войти в парк я не смог. Перед самыми воротами, опершись о них рукой, стоял седой старик, и сразу было видно, что у него приступ. Несколько минут я оказывал ему помощь (не так давно мед закрыли, по слухам, виновен Гиппократ), и ему полегчало. Такой себе интеллигент, художник... нет, скорее профессор.

- Откуда Вы?

- Я из другого мира, - слабым голосом, но хладнокровно заявил он. Так-то, брат. В нашем такие уже вымерли.

- Пойдемте ко мне, это в двух шагах.

И мы пришли ко мне Домой, сделав два шага в сторону (он удивился, я только вздохнул). Дом разинул пасть и замахал хвостом. Я удержал своего гостя за рукав (увидел! увидел!)

- Не волнуйтесь, он добрый. Его нужно назвать по имени, тогда он вас впустит. Эй, Распахни-пошире-дверь, у нас гости!

* * *

- ...Меня обсчитали в газетном киоске, обозвали грязной деревенщиной, а когда я обратился... ну, к полисмену? - Я кивнул. - Он сказал, что все в порядке. Ребенок ударил меня, когда я спросил его, который час.

- Неудивительно. Во всем городе только одни часы, и никто не знает, насколько точные. - Тут меня понесло. - Вы знаете, выставки мод проводятся у нас каждые два месяца - чаще нельзя, - а выставки картин - раз в два года, когда в запасниках травят крыс. И то, днем они затянуты черным полотном, чтобы никто не увидел. Директор мой друг, он как-то в полнолуние устроил мне экскурсию. Мы пролезли, как грабители, и говорили шепотом. Театры и книжные лавки вне закона уже лет пятнадцать. Мне так вообще грозит пожизненное, если найдут мою библиотеку. Техников считают магами, потому что никто кроме них не знает, что числа можно не только складывать и отнимать! - Последнюю фразу я невольно произнес, понизив голос, - глупо испугавшись, что мой новый знакомец тоже этого не знал. Взял себя в руки и продолжил. - Самые смелые объявляют, что "небо на закате окрашено в полутона". На закате! Вы видели здесь закат?

- Не доводилось еще.

- Последнее напоминание о Юных временах. Посмотрите обязательно. А... когда называешь цвет... тебя не понимают. Техники между собой пользуются длинами волн...

- ?!

- Здесь все серое!! - В муке выкрикнул я. И, должно быть, превысил свою меру. Город не любит тех, кто тревожит его сытость и покой, а у нас это наследственное. Не зря он был покинут теми самими Юными. Мир закружился перед моими глазами, я онемел, но все же встал с бешено колотящимся сердцем, прошел в коридор, вырвал из записной книжки страницу с единственным именем, вернулся обратно (старик вскочил мне навстречу, он, верно, все понял), отдал и рухнул, успев прошептать:

- Научите ее видеть...