Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Игры Юмор Литература Нетекстовые материалы


Ингадарь

Опять ПредОсенняя?

Не верила.

Но листья были желтыми и падали, считая сроки набело, не верилось, что умереть не выпадет… А это просто Осень шла по городу, и шла, и сыпала - седыми листьями, слепыми ливнями…

И город спал - в дождя плаще и шелесте, под ледяной броней тоски и гордости, которой - ни надеждой, ни безвременьем. Но в эту пору даже самым каменным все мнится срок, где им назваться Дом. Но сроки те несчетны - и не считаны, но это просто Осень шла - и сыпала дождем на все мечты об искуплении, а им вослед - и обо всем другом…

А я брела ей за ней. Мне тоже грезилось - о тех же сроках, считанных и конченых, о том, как мне осмелиться - и вымолвить… Не вспомню, сколько лет я так брела. Чужие города ложились под ноги: проснутся картой, назовутся именем, и пропадут, вставая в год и век. И смысл менялся - на слова напрасные: я не осмелюсь - и не оступится мне… Но это просто Осень шла по городу, и оказалось, что мы - об одном:

Кому бы так осмелиться - и высказать, как за руку водил Чужой - бездомную, не обещая ни любви, ни пристани - одну тоску с рефреном на: "Вернись!" И Осень шла - и рассыпалось листьями, и поддавалось - имени и времени, и оставалось встать более каменным опять в: "Прости. Спасибо. Буду жить."

…А где-то, за дорогами и бедами - чужих земель не тысячи, но тридевять - всем голосом Тоски моей беспамятной - там ждал мой Дом, куда я не дойду…