Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Игры Юмор Литература Нетекстовые материалы


Анариэль

История Братства Стражей Мэнельтармы

(Heren Tirnoron Meneltarmeva)

закончена Айрэнарэ Сванхильд в год ...

Ныне, когда повержен Властелин Кольца, настала пора поведать эту печальную и поучительную историю, столь тесно связанную с историей Одного, Трех и Девяти, ибо, бывшая прежде тайной, с уходом эльфов на Запад мало кому в Срединных Землях ведома она. Мне же повесть эту рассказал и дозволил записать сам лорд Глорфиндэль Гондолинский, что жил в Имладрисе во Вторую и Третью Эпохи мира и сам участвовал в описываемых событиях. И ныне станет хранить ее и людская память.

Для полноты и связности повествования прибавила я по разумению своему то, что узнала из летописей и документов, хранившихся в Имладрисе, как-то: из Сводных Летописей Имладриста Второй Эпохи, Архива Стражей (что по большей части состоит из документов и заметок работы Анборна Мэтирно). Кроме того, использовались летописи и исторические памятники Умбара (умбарская часть Королевского Архива Гондора) и иные источники, на кои указано будет особо.


Братство Стражей Мэнэльтармы, тако же называемое Орденом Стражей, было основано в 1701 году Второй Эпохи, сразу после Эрэгионской Войны.

Война окончилось победой союзных войск эльдар и дунэдайн, однако же в результате ее Саурон овладел всеми, кроме Трех, Кольцами Власти, выкованными Кэлэбримбором - и неизвестно еще было, какими бедами это чревато. Возможности же Хранителей Трех (Верховного Короля Гиль-галада, Эльронда Полуэльфа и владычицы Галадриэль) были ограничены, ибо пока Единое было у Саурона, они не могли воспользоваться Нарья, Вилья и Нэнья без того, чтобы Саурон не проведал об их мыслях и замыслах.

Другим, более обнадеживающим итогом Эрэгионской Войны стал возобновленный союз эльдар и атани: ибо решающую роль в победе над Сауроном сыграли воинства Нумэнора, посланные на материк Минастиром, будущим Королем Острова.

В летописях и повестях об Эрэгионской Войне упоминается о многих дунэдайн, сражавшихся бок о бок с эльфами. Здесь надлежит поведать о Рандире, без рассказа о коем неполна будет повесть об Эрэгионской Войне и Основании Ордена Стражей.

Рандир был нумэнорец родом из Виньялондэ, так прозванный сородичами за любовь к странствиям, ибо он первый из Людей Запада перебрался через Хитаэглир и побывал на равнинах Калэнардона. Странствовал он и на юг Энэдвайта, где познакомился и подружился с людьми народа дру, каковые научили его многим своим тайнам умениям. И случилось так, что странствуя по северным отрогам Белых Гор, Рандир увидел огромное воинство, продвигающееся к западу - то было войско Саурона, шедшее на Эрэгион. Весть о том Рандир принес в Виньялондэ, откуда посланы были корабли и на Остров, и в Линдон. Возможно, если бы не предупреждение Рандира, весть о войске Саурона достигла бы Короля Гиль-галада одновременно с известием о падении Эрэгиона. Рандир же сделался главой следопытов Виньялондэ, которые следили за передвижениями Врага и сообщали о том владыкам эльдар и дунэдайн - вот откуда пошли следопыты нумэнорских времен, от коих ведется традиция следопытов Арнора и Гондора. И было так, что Рандир оказался в войске владыки Эльронда - когда после сражения под Ост-ин-Эдилем Саурон оттеснил его на север. Предание гласит, что именно Рандир нашел укромную горную долину, в коей и был основан Имладрис и куда, согласно хроникам, стекались во время войны не только эльфы, но и люди.

Посему после войны эльдар, видя доблесть и верность Людей Запада, решились искать их помощи в деле с Кольцами - дабы те помогали эльфам следить за Сауроном и разрушать его замыслы. Однако ведали эльдар, что люди способны не только на великое благо, но и на великое зло, и что тень Первого Врага следует за ними, куда бы ни пошли они, и может омрачить все, сделанное людьми, и погубить все, чего бы ни коснулись они. И что Врагу много проще ввести в обман и заблуждение людей, нежели эльфов.

"Должно ли нам навлекать на людей рок Кольца?" - вопросила владычица Галадриэль. - "Высок народ Людей Запада, но тот, кто стоит выше, способен пасть ниже - как ведомо о том из истории Алкара".

На то ответствовал ей владыка Эльронд: "Знают Мудрые, что многие дары Владык Запада народу эдайн суть возвращение утраченного в Хильдориэне. И в мудрости сердец своих способны дунэдайн отличить зло Врага от голоса истинного орэ".

Но сказала владычица Галадриэль: "Нет людям в Кругах Мира верной защиты от зла Врага, ибо и Валар не властны в полной мере освободить людей от Тени, что пала на них давным-давно. Боюсь я, что и в Дарованной Земле не сокрыться от нее Младшим. Как бы не вышло так, что, доверившись людям, потеряем мы больше, чем спасем".

Ответствовал ей владыка Эльронд: "Поистине, уже причастны Люди Запада нашей судьбе - ибо по причине помощи их и союза с нами станет Саурон преследовать их своею ненавистью. Более того, Кэлэбримбор, подстрекаемый лже-Аннатаром, создал несколько Колец Власти именно для людей. Посему, если не посвятим мы их в тайну Колец, Саурон найдет способ употребить Кольца Власти на погибель и людям Средиземья, и Высокому Народу Запада. И в том будет наша вина недеяния".

"Скорбь суждена и людям, и эльфам на пути деяния", - рекла владычица.

"Скорбь суждена людям и эльфам, что бы ни выбрали они ныне, ибо пока есть на свете Единое Кольцо, все, сделанное нами, будет под угрозой", - ответствовал Эльронд. - "Но думаю я, что даже если поражение неминуемо, все же стоит выйти на битву. И сердце говорит мне, что как бы ни решили мы, людям не избежать рока Кольца".

И было так, что Владыки Эльдар приняли совет Эльронда Полуэльфа. Однако не оставили они без внимания и слова владычицы Галадриэль и решили, что станут посвящать в тайну лишь вернейших и преданнейших из Друзей Эльфов. И будут испытывать людей, дабы ведать, сильна ли в них эстэль, довольно ли у них мудрости увидеть тьму собственного сердца и хватит ли у них после этого сил следовать прежним путем.

Было то сделано и ради самих дунэдайн, ибо всем знающим майа Гортаура хотя бы понаслышке были ведомы коварство его и мстительность, каковые, без сомнения, должны были со временем обрушиться на Людей Запада (что, увы, впоследствии и случилось). Посему Орден и был назван Братством Стражей Мэнэльтармы. Само существование Ордена должно было храниться в тайне - дабы не проведал о нем Враг.

Не всякий мог стать стражем, ибо это не красивая одежда, которую надевают на себя, а тяжкая ноша. И брать ее на себя должен был лишь тот, кто не видел перед собой иной судьбы, кроме этой. Ибо судьба Стража - не мирная и покойная жизнь, но странствия и тяготы, ненависть Врага и его слуг. Себя Стражи считали поединщиками от людей, вступающими в открытую борьбу с Тьмой, наследниками эдайн не только по крови, но и по духу. Это люди, чей выбор стороны в этой борьбе определялся не кровью и не привычкой воспитания, но свободным, сознательным выбором, а также пониманием грозящей опасности и всей лежащей ответственности.

Владыки эльдар решили, что сердцем Ордена станет недавно основанный Имладрис, крепость лорда Эльронда, после падения Эрэгиона - самая восточная из твердынь тарэльдар, которая притом стояла вблизи перевала через Хитаэглир. В Имладрис переселились многие благородные и мудрые эльдар не только из тех, что спаслись из Эрэгиона, но также из тех, что прежде жили в Линдоне. В числе их был и лорд Глорфиндэль, который прибыл в Линдон из Амана (через Нумэнор) в 1625 году, будучи послан Владыками Запада, дабы противостоять Саурону словом и делом.

Первым из Стражей был Рандир из Виньялондэ, Друг Эльфов. Он основал в Виньялондэ Школу, в которой учились те, кто хотел стать следопытом. Следопыты служили в вооруженных силах нумэнорских колоний и разведывали земли, которые лежали в глубине Средиземья. Они играли важную роль во время экспансии Нумэнора. Однако задачи Школы Следопытов не сводились к подготовке следопытов для королевской армии. Одновременно Школа была основным источником людей Ордена, что было вдвойне удобно: во-первых, Стражи (почти все) были следопытами Королевской службы (и Враг долго полагал, что против него воюет именно разведка нумэнорских колоний, которая на самом деле появилась где-то через 400 лет), во-вторых, Школа давала будущим Стражам совершенно уникальное образование. Как было сказано, Рандир учился у друэдайн и обладал многими знаниями и умениями, казавшимися волшебными даже его сородичам, нумэнорцам. Соответственно, удивительные умения Стражей сходили за чудеса следопытов.

И повелось так: Глава и наставники Школы, Стражи, высматривали среди учеников тех, чья стезя могла со временем привести в Орден. Если после многочисленных и разнообразных испытаний и поручений они находили, что следопыт достоин стать одним из них, они посылали его в Имладрис. Тот, кто шел в Имладрис, не знал ни об Ордене, ни об испытании, и полагал, что должен лишь исполнить поручение. Однако путь, указанный испытуемому, вел не по броду через реку Бруинэн, а в горы, вдоль русла некого ручья, и кончался тот путь перед Вратами Стражей. Врата Стражей, невидимые обычному взгляду, открывались только перед тем, кто проходил Тропу Испытаний, которую устроили для людей эльдар, дабы проверить чистоту их намерений, силу духа и решимость следовать Пути Стражей. Тропу сию эльфы творили силами своих чар, и тому, кто ступал на Тропу, казалось, будто он оказался в неком ином мире. И человек видел то, что некогда было под Солнцем и Луной, и то, что могло быть, а порой - и то, что будет. И если казалось человеку лживым и жестоким то, что видел он, то довольно было единого его слова, дабы распались чары. Тогда путник просыпался у подножья обрыва и возвращался восвояси. Ежели довольно было в нем доверия к эльдар и мудрости их и если понимал он, что зло и горечь, которые видел он, - лишь отражение Тени, живущей в его сердце, то, когда открывал он глаза в смирении и печали, выходили ему навстречу эльдар в прекрасных одеждах, держа в руках негаснущие голубые и серебряные эльфийские светильники, и вели его в Имладрис, ибо прошедший Тропу Испытаний - Страж, желает он того или нет, ведает о том или нет. И было так пять сотен и пятнадцать лет от основания Братства, а после того закрылись Врата Стражей и открывалась с тех пор лишь единожды - для Анборна, Последнего из Стражей. И после того были запечатаны навеки.

Однако до времени горькие слова владычицы Галадриэль не спешили сбываться. Мудрость и сила Братства хранили Энэдвайт от шпионов Врага, которые не осмеливались перебираться через Хитаэглир или проходить через Врата Калэнардона. Орков и гоблинов истребляли Стражи, принося помощь тем, кто в ней нуждался. Не страшны были им злое чародейство и ужас Врага, ибо тот, кто проходил до конца Тропу Испытаний, отличался от своих сородичей не меньше, чем Высокий Народ отличался в те дни от Меньших Людей. И казалось эльдар, что в друзьях своих и товарищах зрят они людей, каковыми те должны были бы стать, если бы не Враг, омрачивший их рассвет. А было так потому, что шествуя Тропой Испытаний, человек вступал в поединок с Тьмой в своей душе, и, победив, возвращался отчасти в то естественное состояние, каковое было свойственно людям до Падения. И дары Стражей были многочисленны и неповторимы, ибо каждый человек в Замысле непохож ни на кого, кроме себя самого.

Сильны были Стражи и мудры, и с равной легкостью находили след зверя в траве, след птицы в небе, след рыбы в воде, ибо мир был для них раскрытой книгой, прекрасным гобеленом. И также легко читали Стражи истину в сердцах людей, но не склонялись к высокомерию или презрению, а лишь к милосердию и любви. Понимали они язык птиц и зверей, и добрые животные любили Стражей и помогали им. Слышали они, как растет трава; ветер, вода, земля приносили им верные вести, и как многие из Народа Запада в те дни, умели они исцелять наложением рук. Ведали они прошлое, внутренним взором видели то, что происходит вдалеке, прозревали будущее - и наяву, и в снах. И там, куда являлись они, распадались колдовские тенета Врага и обнаруживалась его ложь, а твари и слуги Врага бежали пред ними - в сем подобны были Стражи народу эльдар, хоть и оставались людьми. Многому учили эльдар своих друзей - мудрости старинных свитков и свойствам стихий, учили прозревать Незримый Мир посредством изменений Мира Зримого, учили их мысленной речи - осанвэ, учили владеть своим телом и духом, а также тому волшебству, которым эльдар могут поделиться с людьми.

И думали эльдар и Стражи, что Враг бессилен причинить им иное зло, кроме страдания и смерти, ибо воля Стражей была крепче митриля. Непосвященные же мыслили, будто Стражи владеют волшебством и чарами. И людям Средиземья случалось преклоняться перед Стражами и нарекать их богами: ниже будет подробно рассказано об удивительной судьбе Дэнны, Защитника Юга, каковой в последние времена Ордена остался верен и на время освободил Юг от Тени Востока.

Со временем, когда по побережьям Средиземья к югу от Виньялондэ начали возникать колонии Нумэнора, Стражи стали являться в тех краях. Их задачей было расстроить планы Саурона и поддержать те немногие людские племена, которые восстали против поклонения Врагу. В том они преуспели: все, что тайно или явно предпринимал Враг в землях к северу, западу и югу от Мордора, становилось известно Стражам, а от них - и эльдар. Именно Стражи обнаружили тех, кто принял семь человеческих Колец Власти из Девяти. Орден, безусловно, оказал огромное влияние на историю Второй и Третьей эпох, ослабив и внося смятение в ряды сил черного Востока, каковые бы в противном случае в Третью Эпоху значительно превосходили Запад численностью.

Именно деятельности Ордена в Землях Юга обязана своим возникновением легенда о майар-истари Моринэхтаре, Повергающем Тьму, и Ромэсталмо (или Ромэстамо), Помощь Востоку, которые якобы явились в Средиземье еще во Вторую Эпоху вместе с Глорфиндэлем. Сам лорд Глорфиндэль поведал мне, что это не так и что настоящие истари приплыли в Средиземье лишь в Третью Эпоху. Что же касается "Ромэсталмо" и "Моринэхтара", то под этими именами вошли в легенды трое Стражей, о коих теперь пойдет речь.

(...)


Из архива Анариэль