Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Игры Юмор Литература Нетекстовые материалы


Эйлиан

Солнцекрылая

(По событиям Игры "Кринн-95")

Когда золотые, серебряные и бронзовые драконы вылетели на последнюю битву с Владычицей Тьмы, среди них была одна золотая драконица по имени Соль. Смертные называли ее Солнцекрылая. Это была совсем юная драконица. Она только и успела в своей жизни, что вырасти, познать начала мудрости мира, отложить первые в своей жизни яйца. И вот настала война.

Когда же побеждена была Владычица Тьмы, и злые драконы изгнаны с Кринна, добрые драконы также покинули Кринн, дабы не нарушилось равновесие Зла и Добра. Но Соль, хоть и исполнила свой долг, в душе не согласилась с ним. Ибо она хотела, чтобы ее дети летали над лугами и лесами Кринна, прекрасного мира, который она подарила бы им. Но иные драконы уснули, уснула и она, к тому же она чувствовала себя уставшей. В той, последней, битве погиб златокрылый Гелиос, всего лишь немного постарше ее - товарищ ее детских игр и отец ее будущих детей...

И во сне ей снились золотые, серебряные и бронзовые драконы, они летали над зелеными лесами и лугами, и никто не боялся их, и они никого не боялись. А на спинах многих из них сидели дети, дети людей и эльфов.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Хэлиналаса из Квалинести...

Я привыкла к этому имени, как привыкла к тому, что у меня две руки, две ноги, светлые волосы и серые глаза. Почему бы и нет? Это имя не хуже любого другого.

С тех пор, как я себя отчетливо помню (а этому всего-то лет пятьдесят), я бродила по лесам и разным поселениям. Я бывала и в Тарсисе, и в Кендерморе (до сих пор любимого браслета найти не могу!), и в Утехе, и даже в Порт-Балифоре. Но, когда в окрестностях Квалинести появилась эта нечисть - дракониды, поганящие леса и пожирающие эльфов и людей, - моя спокойная жизнь кончилась. А скоро мы узнали, что прямо под боком у Квалинести встала Черная Драгонармия - дракониды, немного людей, и во главе Драгонлорд на черном драконе. После того, как на меня и моих спутников откровенно напали, мне пришлось спасаться бегством и укрыться в Квалиносте.

Там меня никто не знал. Я сказала, что принадлежу к вымершему ныне клану, остатки которого погибли при нападении драконидов.

Это было почти правдой. Все, что я помнила из той, прошлой жизни - имя... Еще имя... Все это на грани сознания... Полноте, да была ли она?


Конечно, и Квалиност - не спасение. Квалинести - не воины, у Квалиноста толком даже нет стен. Но все же не так страшно.

Мы подружились с королевой Элераной, супругой Солостарана. Я рассказала ей историю Квалинести и Сильванести, которую она сама знала весьма плохо. Рассказала еще много того, что сейчас стало мифом или в лучшем случае страницей книги. Элерана слушала с восторгом, и я обрела положение советницы и титул "Собеседница Королей".

Мы с Элераной долго прикидывали, как можно выжить, находясь между двумя Драгонармиями (неподалеку от нас обосновалась еще и Красная!). Можно было бы заключить военно-экономический союз с какой-нибудь из Драгонармий - у меня были основания думать, что они на это пойдут. Но Элерана, воспитанная в традициях эльфов Квалинести, упорно отказывалась от этой мысли. "Не хочу темнеть!" - говорила она.

- Ну хорошо. Вспомним историю, - сказала я. - Как Такхизис была побеждена в прошлый раз?

- Ее победили Соламнийские рыцари...

- И благородные драконы.

- Точно! - воскликнула Элерана. - Вот бы найти благородных драконов!

- Да, - мечтательно сказала я. - Только чем их кормить? Драконам Такхизис хорошо - они эльфов и людей есть могут. Не драконидами же им питаться?

- Наверное, драконы фруктов не едят, - задумчиво сказала Элерана. - Значит, надо разводить скот.

Драконы фрукты ели. Я знала это точно. Но не спешила делиться с Элераной своей осведомленностью.

Все равно - он так далек от меня, беспредельный простор...


Незадолго до того, как мне пришлось укрыться в Квалиносте, я встретила на дороге эльфа-менестреля. Мы разминулись, и я невольно оглянулась. Лицо менестреля показалось мне смутно знакомым. (*1)

Глава I.
Встречи малоприятные

Я никак не могла найти дорогу в Палантас. Вроде бы он находился недалеко, но мое неумение ориентироваться на местности было потрясающим, да к тому же Квалиност находился в таком странном местечке, изобилующем кружными тропами, что я каждый раз его еле находила. Я кружила- кружила и наконец вышла к какому-то городу. Был ли это Палантас или что-нибудь похуже, я не знала, и поэтому спряталась за деревьями - подслушивать.

Однако не услышала ничего, кроме обычного шума ремонтных работ. Что бы это ни было, мне оно могло понадобиться. И я подошла к городу.

- Привет тебе, - сказал стражник, сидевший у стены.

- Привет. Куда это я пришла?

- В Красную Драгонармию.

Понятно.

Моя физиономия однозначно выдавала эльфа, так что надо было идти ва-банк.

- Прекрасно. Вас-то мне и надо.

- Как интере-есно, - протянул стражник, - заходи! Нам как раз мяса не хватает...

- Ну вот, - надула я губки, - сразу "мясо"... Я, может, к вам и шла, а вы сразу - съесть!

Стражник обалдел.

- Как это? Пирос, Пирос!

- Что? - откликнулся голос из-за стены. Я вздрогнула, но этого никто не заметил.

- Тут эльф пришел, и говорит, что к нам!

Я представляю себе чувства Пироса!

Из ворот вышел высокий красивый человек. Я посмотрела на него взглядом, полным интереса и доброжелательства, хотя в душе моей просыпались совсем иные чувства. (*2)

- Здравствуй, - обратился он ко мне. - Так что ты хотела?

Пирос... Убийца Гелиоса...

- Здравствуйте, - сказала я, глядя ему в лицо чистыми невинными глазами. - Вы кто?

Он замешкался.

- Тебе правду сказать или соврать?

Ну, я избавила его от мук выбора.

- Просто чтобы называть вас.

- Называй Пиросом.

- Я Хэлин. Мои сородичи-эльфы не слишком-то хотят видеть меня у себя, ибо они боятся того, что интересует меня. Тайком от них я ищу себе приюта.

- Почему же они не хотят тебя видеть?

Я ответила, опустив глаза:

- Не всякое знание приветствуется среди эльфов...

- Какое же знание хочешь ты?

Я подняла на него отчаянно-искренние глаза:

- Меня интересует магия. И не только белая.

Он понял намек и моментально попался на крючок. Я почувствовала его искреннее удовольствие. Еще бы! Такой успех, как эльфийка, отказывающаяся от законов и традиций эльфов, да еще и доставшийся совершенно даром!

- И вот, я искала тех, кто мог бы научить меня... - я помолчала, опустив глаза, и, искоса взглянув на него, закончила: - Я много слышала о Темных эльфах.

Пирос улыбнулся.

- Ну что ж, я понимаю тебя. Магия - это прекрасно. Я и сам пользуюсь магией, хотя научить тебя не могу - наша магия иной природы, это магия самых древних существ Кринна.

- Кого же это? - прошептала я благоговейным шепотом.

- Драконов, - небрежно сказал он.

- Драконов! - ахнула я.

Кажется, он еще и простодушен, как младенец.

- Но это неважно, - сказал он. - У нас найдется кому обучать магии. Правда, сейчас все очень заняты постройкой укреплений, и Повелитель Верминаард отсутствует, так что вряд ли сейчас у нас тебе будет интересно. Но, если ты желаешь, проходи в город.

- Я не хотела бы вызывать подозрения в Квалиносте раньше срока, - отвечала я. - Я вернусь, когда настанет время. Но я прошу вас об одном: никому не говорить о нашем разговоре.

- Я должен буду сообщить о нем Повелителю Верминаарду...

- Я хочу сказать - никому вне Красной Драгонармии.

- Ну разумеется! - заверил меня Пирос.


Палантаса я тогда так и не нашла. Но это было неважно.

В моей памяти все отчетливее и отчетливее стали всплывать картины прошлого.

Небо... Солнце... Простор...


Я вернулась в Квалиност, быстро пересказала Солостарану эту историю и сказала:

- Король, я ухожу. Возможно, до тебя дойдут слухи о том, что я перешла на сторону Черных. Тогда проклинайте меня, сколько хотите, но ты знай: Темного эльфа им из меня не сделать никогда.

- Хорошо, - кивнул Солостаран.

- А почему - ты знаешь?

- Еще бы!..

Он знал.


Незадолго до того Солостарана и Элерану пригласили в самый могущественный из орденов Соламнии - Орден Розы. Я, советница Элераны, отправилась с ними.

Орден Розы находился на укрепленном острове Санкрист, в великолепной крепости. Лорд Дерек, глава Ордена, несколько соламнийцев, Солостаран, Элерана и я сидели у очага и беседовали.

Дерек был мрачен. Он не считал возможным победить в начавшейся Войне и думал лишь, как выстоять. "Лишь наши дети смогут добиться победы" - такая была у него главная мысль. Вообще-то его можно было понять. В течение веков соламнийцы привыкли полагаться лишь на собственные силы. А как бы ни были они умелы и доблестны, это были всего лишь люди. Что могли они противопоставить полчищам чудовищ, заполонившим Ансалон?

Слова дались мне с усилием, я еле-еле произнесла их:

- А благородные драконы?

- Благородных драконов давным-давно нет, - вздохнул Дерек. - Это прекрасная сказка, но, увы, она не придет к нам на помощь.

Они еще долго рассуждали на разные грустные темы, и все сводилось к тому, что рассчитывать не на что, даже нельзя отсидеться за стенами Санкриста - дракон легко перелетит через них. Был, разумеется, заключен союз между Санкристом и Квалинести, и эльфийские владыки стали прощаться.

Я стремилась не нарушать обычаев и обращаться к королям с должным для моего положения - кстати, довольно высокого - почтением. Насколько я знала из недолгой жизни Хэлиналасы, это очень помогает удержаться на имеющемся уровне.

- Можно ли мне сказать Лорду Дереку на прощанье несколько слов?

Дерек подошел.

- А нам можно послушать? - спросил Солостаран.

Я взглянула на него и Элерану. Они узнают тайну... тайну, которую я сама помнила плохо, но дороже которой у меня ничего не было. Тайну, которую я хотела подарить Дереку, ибо она была надеждой для Соламнии. Но... разве они недостойны надежды?

- Можно.

Слова были неподвластны мне. Раз уж я заговорила об этом - моя спящая память повелевала моим разумом.

- Добрые драконы - сказка, но они были. Я помню... их... В моих снах - простор и крылья... Как мне развернуть... их?

- Да, добрые драконы - прекрасная сказка, - сказал Дерек. - Свет из прошлого. Но настоящее темно, и нам предстоит стоять в этой тьме до конца.

"Что случилось с Соламнией? В прежние времена Рыцари были не столь глупы."

Но Солостаран и Элерана все поняли. Я заметила, как они быстро взглянули на мою тень.


Около Вайретского Леса я встретила Синего Дракона, Ская. Он летел куда-то по своим делам и окликнул меня:

- Эй, постой!

Бегать от драконов - последнее дело, к тому же мне всегда нравился синий цвет.

Скай подлетел ко мне и приземлился. Красивый дракон.

- Привет тебе, Скай.

- Привет. Ведь ты из Квалинести, да?

- Да. - Ой, из Квалинести...

- Послушай, у меня к тебе предложение. Мы, конечно, могли бы вас всех переесть, но это неинтересно. Не хотите ли вы заключить союз с нашей Драгонармией? Вы будете кормить нас, а мы будем защищать вас от злобных Соламнийских рыцарей.

Да... Дипломатия Ская - это новый шаг в области международных отношений.

- Я бы с радостью, - весело сказала я (мне было чему радоваться), - я вообще к вам в гости хочу прийти. Я в Темные эльфы хочу. Можно?

- Конечно! Приходи! - радостно говорит Скай. (Со стороны посмотреть - вот идиллия!)

- А не съедите?

- Ну, зачем же нам тебя есть? Если Квалинести дадут нам достаточно еды...

- Понимаешь, - вздохнула я, - у нас ведь там Черная Драгонармия под боком. И они тоже есть хотят... Нам удобнее будет Черным дань платить.

- Так прекрасно! - воскликнул Скай. - Понимаешь, мы все - кровная родня друг другу! Если вы будете кормить Черную Драгонармию, вы все равно будете под нашим покровительством!

Так... Есть у меня кое-какие подозрения относительно нежной любви Синего Дракона к Черной Драгонармии.

Радостный Скай полетел дальше, а я задумалась.

Синий дракон - красивый дракон, но я видела и покрасивее.


Мне действительно хотелось, чтобы Квалинести платили дань Черной Драгонармии. Дело в том, что драконам вечно хочется есть. Да и эта пакость, дракониды, тоже жрут немало. Можно, конечно, переесть всех эльфов, но что они будут есть потом? Разводить скот, выращивать хлеб и плоды в Драгонармиях не умеют - одно слово, дракониды. Неудивительно, что они ищут, кто бы их стал кормить. И ведь они действительно будут защищать свою кормушку и заботиться об ее безопасности, вот в чем юмор ситуации!

Но идти "темнеть" в Черную Драгонармию мне не хотелось. Да, там были самые неагрессивные дракониды. Да, там был молодой и не слишком опытный Драгонлорд. Но там была Хисант.

Не дракон, а драконица. Женщина до мозга костей. И обдурить ее мне будет гораздо сложнее, чем Пироса и Ская...

Нет, лучше не нарываться. Пусть договор заключают Солостаран и Элерана, если они все-таки поймут, как он выгоден Квалиносту.

После встреч с Пиросом и Скаем я, кажется, начала верить в собственное прошлое.


Небо, солнце, простор - и две армии драконов, несущиеся навстречу друг другу. С одной стороны цветные - алые, синие, черные. С другой - солнце сверкает на золотых, серебряных, бронзовых чешуях. Я лечу... Крик, стон, вопль... Всадники разят противников сверкающими Копьями. Имя им - Дрэгонлэнсы, волшебное оружие Светлых Сил. Враги - тоже не безоружны. И Гелиос падает, сраженный огромным красным драконом...


Элерану и ее сына Гилтанаса я встретила недалеко от Вайретского леса. Они владели магией, хотя и слабой, и очень хотели пройти испытание в Вайретской Башне Высшего Волшебства.

Элеране в эту Башню не слишком-то хотелось. О ней ходили самые жуткие слухи. Недавно Элерана встретила в лесу Джустариуса, Красного Архимага, и он пригласил ее в свою Башню. Джустариус казался ей как-то ближе и роднее.

Я ни на грош не доверяла Джустариусу, но, в конце концов, не мне проходить Испытание.

- Мне эта ваша магия... - сказала я.

- А ты какая - золотая или серебряная?

Я усмехнулась.

Гилтанас шел сзади нас и беседовал с Красным Магом из Вайретской башни. Разговор навел и его на некоторые мысли по поводу того, где лучше проходить испытание, и они поменяли свои планы. Поблизости находился Сильваност, и где-то рядом было поселение Кагонести. Решено было нанести дипломатические визиты.

Элерана ужасно обрадовалась, что у Квалинести есть свой дракон, и осторожно начала выяснять, какой у меня настрой. Ей хотелось, чтобы я жила в Квалиносте и защищала его от Драгонармий. Ту простую истину, что одна драконица не устоит против двух Драгонармий, она еще не осознала.

Зато я уже осознала, что Квалиност слишком далеко от Соламнии и слишком близко к Драгонармиям. К тому же, чтобы попасть из Квалиноста к переправам через Залив, нужно было пройти мимо Даргаард Кипа. Хозяином этого замечательного замка был Лорд Сот, тот самый Соламнийский рыцарь, которому когда-то дарована была сила остановить Катаклизм и который этого не сделал, за что (и за многое другое) был вознагражден статусом Рыцаря Смерти. Лорд Сот утверждал, что он ни на чьей стороне, не служит ни Свету, ни Тьме, но я хорошо знала цену подобным заверениям. К тому же внешность лорда Сота оптимизма не внушала. Так что мне совсем не хотелось встречаться с этим живым мертвецом, а также с его баньши, вампирами и скелетонами.

Зато я обрадовала Элерану тем, что драконы едят-таки фрукты.

Глава II
Встречи приятные и неприятные

Лорак, король Сильванести, принял нас, сидя на галерее. Нам он сесть не предложил. Королева стушевалась: с таким обращением она встретилась впервые. А я... Я уже привыкла к дурацкому высокомерию смертных и тешила себя тем, что, очень может быть, скоро мы поговорим с Лораком по-другому. А пока необходимо сдерживаться. Так что он хамил нам в глаза, а я продолжала играть девочку- одуванчика.

Лорак спросил, зачем мы, собственно, пожаловали. Элерана сказала, что сочла своим долгом обратиться с визитом к родственникам.

- Ведь мы родственники, не так ли?

- Возможно, - заметил Лорак тоном, в котором явственно читалось продолжение фразы: "Но не думайте, что это меня к чему-нибудь обязывает." - Очень дальние. Мы сейчас в основном занимаемся древней историей, в которой идет речь совсем о других вещах...

Ух, и показала бы я тебе древнюю историю!

Элерана ответила что-то в высшей степени учтивое, но позволившее ей удержать свое достоинство на должном уровне, и мы откланялись. Я сделала зарубку в памяти, и мы с Элераной и Гилтанасом отправились искать Кагонести.

В ходе этих поисков мы заглянули в Тарсис, где Гилтанас задержался - чем-то его привлек торговый город. Мы с Элераной дошли до овражных гномов, но заходить в их вонючее поселение не стали. Потом нас занесло к Вайретской Башне, и мы даже увидели Ладонну. Она предупредила, чтобы мы не пересекали границу зачарованного леса, и указала нам направление.

- Но какие хамы эти Сильванести, а? - спросила Элерана. - Я никак не могу опомниться!

- Они закостенели в своей древней истории, - сказала я. - И не видят, что творится вокруг. Их высокомерие обернется бедой для них самих...

Наконец мы услышали голоса и обнаружили хорошо замаскированную засеку.


Поселение Кагонести не было городом. Несколько домишек внутри засеки - вот и все. Кагонести смотрели на нас диковатыми глазами и прятались за деревьями. Но Элерана, королева, а значит - дипломатка, да к тому же раздосадованная неудачей в Сильванести, быстро нашла общий язык с вождем Кагонести, Ульдором.

А я... Во все глаза смотрела я на худенькую девушку с серебряными волосами, сидевшую у очага. Ее лицо мне было знакомо. Оно было из ТОЙ, прошлой жизни. И, еще не сказав ей ни слова, я уже знала, кто это.

- Прости, пожалуйста, - сказала я ей, - мне нужно с тобой поговорить.

- Почему со мной? - насторожилась она.

Я ее поняла - ей было зачем настораживаться, но мне ничего не осталось, как настаивать.

- Давай отойдем, - согласилась она.

Мы отошли в сторонку.

- Значит, здесь тебя зовут Сильвара, - сказала я.

- Да.

- Даргент, сестра Эллиоле, Серебряной Драконицы Хумы, - сказала я ей. И, после того, как она испуганно взглянула на меня, добавила: - Я - последняя из рода Золотых.

Ее глаза метнулись к моей тени.

- Ну вот, - облегченно вздохнула она, - хоть кто-то из сородичей нашелся.

Я знала ее в лицо, а она меня нет - я была намного моложе ее - но в облике дракона она бы меня узнала. Мы обе были в той Битве, когда была повержена Такхизис и сгинули Хума и Эллиоле.

Из моего прошлого пришли ко мне не только драконы Такхизис.


- Сейчас на Кринне не верят в наше существование, - сказала я.

- А Соламнийские рыцари?

- Я была в Ордене Розы. Они настроены безнадежно. Я почти открытым текстом сказала их главе, кто я...

- И что же?

- Да все то же! Он остался при своем мнении: "Благородные драконы - сказка!"

Глаза Сильвары засверкали:

- Ах, мы - сказка? Ну, мы у них там полетаем, чтобы в сказки верить начали!

- Может быть, потом. Сейчас я не могу обратиться в дракона.

- Почему? - удивилась Сильвара.

- Потому что я слишком многое забыла. Но понемногу память возвращается ко мне. Когда я увидела тебя, мое тело показалось мне тюрьмой... и я вспомнила почти все.


- Ты узнаешь аватары Богов? - спросила у меня Сильвара.

- Да.

- Тогда смотри сюда.

На руках у нее сидел крошечный котенок. Он шевелил усами и жмурился.

Благословенна земля Кагонести, избранная Судьбой быть домом для аватары Дикой, Природы!


Элерана и Ульдор быстро нашли общий язык на почве того, что обоих обидели Сильванести.

- Нам они каждый день хамят, - сообщил Ульдор. - Мимо ходят и говорят гадости. Надоели.

Элерана уже опомнилась от лорачьего гостеприимства, но неприятный осадок от него употребила на то, чтобы посочувствовать Ульдору и расположить его к себе. Вот молодец! Жаль, что весь ее ум направлен только на проблемы Квалинести.

- На то, что мы устоим, нет надежды, если мы не будем активно действовать, - говорил Ульдор. То же самое думала и я.

- Мы забыли имя нашей богини, - продолжал он. - Богини Природы, Повелительницы Кошек. До тех пор, пока мы не знаем ее имени - мы только друиды. Узнав его, мы станем ее жрецами. Могущество Кагонести возрастет.

Конечно, я знала Ее имя. И могла сказать. Но оглянулась на Сильвару... и промолчала.

- Кроме того, надо искать Светлых драконов, - продолжал Ульдор. Упоминания о Светлых драконах в каком угодно контексте уже давно не вызывали у меня изменений в выражении лица. - У нас Серебряный Дракон. Сильвара.

Мы понимающе кивнули.

- Вы знаете?

Ну, Ульдор, может быть, ты нашел, что искал. Проверим.

- Да. Я - знаю.

Ульдор продолжал рассуждать о поисках Светлых драконов в других государствах, а мне хотелось завопить от тоски. Я почти открытым текстом говорю ему "Я - Дракон Паладайна", а он в упор этого не слышит.

- Да, еще, - добавил Ульдор. - Надо обязательно выяснить, откуда берутся дракониды.

- Что?

- Есть слухи, что Такхизис нарушила свою Клятву.

Я навострила свои и так острые уши.

- Какую Клятву? - спросила Элерана. Ну да, ведь я ей ничего не рассказала.

- Клятву, которую она и добрые драконы принесли друг другу. У нас есть текст этой Клятвы.

"Однако Сильвара доверяет им, - подумала я. - Может быть, соображения у них маловато, но достанет верности? Это тоже неплохо. По крайней мере, они видят в Драконах Паладайна не сторожей для своего маленького государства, а силу, которую должно противопоставить Драгонармиям."

Ульдор и Сильвара достали текст Клятвы. Я вчитывалась в слова, и передо мной все яснее и яснее вставал тот страшный день. Последнее, что у меня оставалось - семь яиц, моя первая и единственная кладка, и они оказались во власти Такхизис.


Значит, возможно, Такхизис нарушила Клятву...

Две драконицы переглянулись.

- Откуда такие слухи, Ульдор? - спросила Сильвара.

- По-моему, от тебя.

- Ты что, на солнце перегрелся?

- Ну, значит, еще откуда-нибудь. Ну должна же она была ее нарушить!

Да, замечательная логика.


- Как тебя зовут? - спросила Сильвара.

- Эльфы называют Хэлин. Драконы называли Соль, а смертные - Солнцекрылая.

- Какое у тебя дыхание?

- Плазменное. Горе призракам. А у тебя?

- Огненное.

- А как у тебя с магией?

- Я не все помню, - вздохнула я. - Вспомнив, я смогу обрести исконное могущество нашей расы. (*3) Кстати, почему ты не скажешь Кагонести, как зовут их Богиню?

Сильвара взглянула на меня:

- А зачем?

"Действительно, зачем?"

То были слова дракона. И взгляд дракона.

И снова - в который раз - мое тело показалось мне тюрьмой...


- Если ты обернешься драконом, твое племя сможет прокормить тебя? - спросила Сильвара.

Это был вопрос. Стоит нам хоть раз обернуться драконами, как нас начнет преследовать тот же бесконечный голод, что и цветных. Не драконидами же питаться!

Я не сомневалась, что садов Квалинести хватило бы на то, чтобы меня прокормить. Но я знала другое: сады Квалинести долго не проживут. Или проживут - если станут садами Драгонармий.


- Смотрите, кто к нам пришел! - воскликнула вдруг Сильвара. - Квевалин Сот!

Он вошел, и я узнала того самого менестреля, которого когда-то встретила на дороге. Квевалин Сот... Да, имя тоже было знакомым. Солостаран - великий знаток древней истории, не хуже меня, вот бы им с Лораком поспорить - не раз упоминал его. Величайший эльфийский бард, первый менестрель Кринна.

Он поприветствовал присутствующих так, что стало ясно: он давно живет здесь и считает это место своим домом. Достойная обитель. Потом он обратился к Элеране, приветствовал ее, как должно, и она пригласила его в Квалиност. А потом... Потом он обернулся ко мне.

- Я видел твое лицо во сне, - сказал он. - И сны были... странными.

- А я видела тебя наяву, Квевалин Сот, - сказала я.

Я смотрела ему в лицо, и последние облака тьмы и тумана уходили из моей памяти. Время обрело целостность. Прошлое соединилось с настоящим, и я окончательно стала самой собой.

Только Клятва отделяла меня от принятия Истинного Облика.


Соль... Соль...

Имя - простор и солнце, имя - скорость и свобода, золотое сияние на крыльях, могущество магии и лекарства...

Соль... Соль...

О, вы, никогда не терявшие себя, вы не можете понять радость обретения имени!


Соль... Соль...

Имя Хэлин слетело с меня, как отжившая шелуха. Моим именем среди Кагонести стало мое Истинное Имя.

Когда его впервые услышал Квевалин Сот, он вздрогнул и посмотрел на меня. Значит, и оно ему снилось?


Все казалось мне прекрасным. Даже опостылевшее эльфийское тело больше не казалось тюрьмой. Что тело - ведь я могу в любую минуту сбросить его, как сбрасывают старую тряпку, и развернуть могучие золотые крылья!

А как же Клятва?

Нет...

(Собственно, Клятва не запрещает принимать Истинный Облик, запрещает лишь любые попытки нападения на силы Такхизис. (И в эльфийском облике, кстати, тоже) Но что я, не знаю Темных? Они истолкуют в этом смысле все, что угодно, лишь бы уничтожить нас.)

Пока нас только двое и за нами не стоит никакой силы, нельзя открывать, где скрываются Драконы Паладайна.


Могущество менестреля велико, особенно такого, как Квевалин Сот. Но и оно не остается неизменным. Можно как уронить его недостойными деяниями (впрочем, о таком никто не слыхивал), так и поднять - если действительно песни менестреля приносят радость.

Мы собрались вокруг Квевалина Сота и слушали его песни. Он пел - и то, что у него просили, и совсем новые песни, и старые, но всеми позабытые и обретшие теперь новую жизнь. И не было ничего, кроме солнца, леса, близких и радостных лиц и негромкого голоса, рассказывавшего о мужестве и любви.

И волшебство, которое он творил своими песнями, обратилось на него самого. Квевалин Сот стал самым могущественным менестрелем Кринна - только один позже сравнялся с ним, Черный Менестрель Дэн, но его убили - и обрел могущество Мага, равное тем, кто проходит Испытание. (*4)

Но его прервали. Во-первых, Человек из племени Горных Варваров. Он представился Даном и сообщил, что отыскал, во-первых, место в лесу, испоганенное и искореженное до неузнаваемости - только нелюди могли устроить такое - а во-вторых, принес весть о возвращении Истинной Богини - Числев, Природы.

Следующим явился статный брюнет на алом драконе. Ариакас, Верховный Драгонлорд собственной персоной. Какая честь для Кагонести!

Этот не столь приятный гость предложил Кагонести выплачивать дань ему, Ариакасу (везде одно и то же! Скай, помнится, примерно то же предлагал) и сообщил, что Квалинести, например, уже платят дань Черной Драгонармии. Редкостное единство в рядах противника.

Сообщение Ариакаса меня порадовало. Об Элеране сообщить того же не могу. Но, слава Паладайну, она сумела сдержать свои чувства.

Второй идеей Ариакаса был военный союз "Ариакас - Кагонести" против Сильванести. Ну, это он хватил. Кагонести, конечно, нежно любят Сильванести и персонально Лорака, но не до такой степени, чтобы идти на них войной - эльфы все-таки. (А если и придет в голову, то и сами с Сильванести разберутся - с двумя-то драконами!)

Кое-как отбились от Ариакаса, обещали подумать - следующий гость. Когда же они кончатся? На этот раз Лорак собственной персоной. Свесился с грифона и давай вещать - причем ровно то же самое, что и Ариакас, только для себя. Сильные мира сего все-таки все одинаковы... с точностью до манер. Насколько Ариакас вызывал невольное уважение, настолько Лорак вызывал бешенство. О рабстве Ариакас все- таки не заговаривал!

(Как я понимаю, Лорак был все-таки не совсем дурак и на соответствующее чувство у Кагонести рассчитывал. Но вот на что он не рассчитывал - так это на наличие у Кагонести двух драконов. Как это ни смешно, против него-то мы как раз могли подняться, здесь нас Клятва не связывала!)

Короче, его предложения вызвали только нервный смех и предложение "дать подумать до 5 часов", которое он, кажется, истолковал правильно: "А шел бы ты, Лорак, лесом!"

С чем и убрался. (*5)

Глава III
Не просто так

- Значит, не зря мне снились сны... - сказал Квевалин Сот.

- А что было в этих снах? - спросила я.

- Имя - Соль, - ответил он. - И превращение эльфа в дракона. Тогда я не понял всего. Но когда я услышал имя "Соль" и увидел, что ты на него отзываешься, я понял, кто ты. Теперь это уже не секрет, - печально добавил он.

Я вздохнула. Что хотел бы увидеть этот менестрель? Как девушка превращается в прекрасную драконицу и моментально побеждает силы Зла? Быстро и красиво. Но нет - я не богиня, я только монстр, так, кажется, называют нас смертные.

- Драконы - красивая сказка, - сказала я. - А в жизни порой все совсем не так красиво, как в сказках.

- Да, - согласился он. Эту истину он, по-видимому, знал не хуже меня.


Мы покинули Кагонести вчетвером: Элерана, Квевалин, я и Сильвара. Элеране надо было домой, да и Квевалин хотел побывать в Квалинести. А у нас с Сильварой были свои дела.

Когда мы шли по дороге вдоль пролива, направляясь к мосту, из-за леса вылетел Скай.

- Эй, эльфы! Подождите!

Ну, разумеется, мог бы и не орать - все равно мы бы от дракона не убежали. (Разве что улетели. Но Скаю об этом знать было необязательно) Но, во-первых, я помнила о дипломатских намерениях Ская, а во-вторых, дракона всегда можно заболтать. Мы встали на дороге и спокойно стали дожидаться Ская.

И тогда произошло неожиданное. На дороге немного сзади нас возникло сияние. Из столба света вышла женщина изумительной красоты. Это была Числев. Она протянула руку к дракону, и Скай, бессильно распластав крылья, растянулся на земле в крепком очарованном сне.

Мы преклонили колена перед Богиней и поспешили дальше - ведь дракон мог и проснуться, а тогда он нас уж точно не помилует. (*6)

Квалиност оказался заброшенным.

Немного передохнув, мы отправились в Палантас.

Легендарный город почему-то занесло снегом по самые уши, хотя вроде был не сезон. По неприметной тропочке, петлявшей меж сугробов, мы кое-как пробрались к воротам.

Палантас достраивали. Известно было, что, как только кончится волшебная зима и подступы к городу откроются, на него нападет Красная Драгонармия. Так что соламнийцы судорожно строили новые укрепления, а Лорд Альфред, глава ордена Меча, творил молитвы.


И тут я осознала, что с нами нет Квевалина. Он отстал по пути - то ли решил пройти более короткой дорогой, то ли еще что-то.

- Если Квевалин погибнет, я себе этого не прощу! - сказала я Сильваре.

Что это? Слезы?

С каких это пор меня, Золотую Драконицу, волнует судьба какого-то смертного?

Но Квевалин - не просто смертный. Он великий певец и... с ним не страшно.

А без него - одиноко.


Палантасский библиотекарь с радостью впустил нас в зал Библиотеки. Мы поудобнее устроились и принялись просматривать пахнущие временем фолианты.

Прочесть их оказалось не так-то легко. Мы, конечно, знали множество языков, но здесь были тома на языках, которых мы не знали. Кроме того, многие книги были изрядно попорчены временем, и прочесть их можно было только после изрядной работы. До конца зимы у нас не хватит на это времени.

- Давай копировать! - сказала я. И мы принялись за переписывание.

- А можно, я тоже присоединюсь к этому занятию? - прозвучал знакомый голос у нас за спиной.

- Ой, Квевалин!

Оказывается, он действительно прошел другой дорогой и наткнулся в лесу на остатки эльфов Квалинести, которых привел в Палантас.

Они рассказали ему о грустной судьбе Квалиноста. Никто с ними о дани и не заговаривал, на них просто- напросто напали. В первом же бою погибло пол-Квалиноста во главе с Солостараном.

К счастью, святыню Солнечных Вестников - Солнечный Талисман - все-таки нашли и передали Элеране.


Элерана в благодарность за гостеприимство щедро одарила Палантас, а мы с Сильварой приснили Лорду Альфреду сон.

...Прекрасный Палантас затягивает Тьмой. Она ширится, ширится... Но в ней появляется просвет, и в конце его - несколько странных фигур. Вроде бы человеческих, но тела их отливают металлом, и тени от них - гораздо больше обычных человеческих теней.


Мы уже заканчивали переписывать библиотеку, когда к нам тихонько подошел Квевалин и сказал:

- Есть квест.

- Что такое?

- Помните, сюда недавно приходили две кендерицы?

Да, заходили две такие.

- Так вот, у них Око Дракона.

Мы с Сильварой посмотрели друг на друга. Вот это вещь!

- Так надо идти за ними!

- Вот именно.


Когда мы уходили из Палантаса, нас догнал Эль.

Полностью его звали Эленельдиль, но никто об это имя язык не ломал. Он был из Квалинести, неплохой воин, и больше ничем не прославлен.

- Послушайте... Могу я у вас научиться магии?

- Мы-то не можем учить, - сказали мы с Сильварой.

- Зато я могу, - сказал Квевалин.

Дальше мы пошли вчетвером.

Можно, конечно, осуждать Эля за то, что он, воин, покинул тогда Палантас. Но Эль не был Соламнийским рыцарем. К тому же он решил, что с нами ему будет интереснее, а интерес он понимал очень по-своему.


Напротив Даргаард Кипа кто то вдруг выскочил из-за поворота и велел:

- Менестрель, засни!

Квевалин упал, а эта погань скрестила мечи с Элем. Мы с Сильварой принялись трясти Квевалина. Квевалин проснулся, вскочил, взял свою гитару и собрался было объяснить этой сволочи, что он (сволочь) неправ. Вряд ли сволочь поняла бы его аргументы, разве что Квевалин треснул бы ее (сволочь) гитарой по голове. Но тут объявилась неожиданная подмога.

Из Даргаард Кипа вышел рыцарь в полном вооружении. Под забралом шлема тлели два оранжевых огонька.

- Это кто тут нападает на менестрелей около моего замка?

Разбойник моментально отскочил в кусты (я его понимаю, от Лорда Сота даже кендеры шарахаются (*7)) и принялся было, сидя там, громко вспоминать биографию Лорда Сота, но был оборван холодными словами:

- Куда уж падать ниже, чем тот, кто нападает на менестрелей!

Лорд Сот очень тепло обратился к Квевалину и пригласил его (и нас заодно) к себе в замок. Оказывается, они какие-то дальние родственники. То-то я смотрю - фамилия!

Мы с Сильварой совсем не хотели в Даргаард Кип, но Квевалин посмотрел на нас и тихо сказал:

- Нам надо отдохнуть и поесть. А то мы скоро упадем.

После этого Квевалин молчаливо был признан главой нашего маленького отряда.


Удовольствие нам испортила Красная Драгонармия, которая как раз проходила мимо. Лорд Сот пошептался с Верминаардом, и у него вдруг объявились какие-то срочные дела. Он попросил нас, если мы хотим, подождать его в замке. Интересно, какие это срочные дела появились у Лорда Сота после беседы с Драгонлордом?

Мы отдохнули и подкрепились в одном из покоев Замка, но надолго задерживаться не могли. Нас ждали Око Дракона и Горные варвары. (*8)

У мостика через пролив мы увидели ничего себе картину: Айне из Кагонести вели под конвоем два черных драконида!

Увидев нас, она взмолилась, чтобы ей позволили с нами поговорить. Дракониды даже подслушивать не стали - сели в сторонке.

Грустная история Айне выглядела так: ее зачем-то понесло в расположение Черной Драгонармии, где она, разумеется, моментально попала в плен. Хисант моментально заколдовала ее, внушив ей, что она, Айне, просто без ума любит ее, Хисант, и сделает все, что Хисант у нее попросит. После чего Хисант попросила Айне привести им двух садоводов из Кагонести: она решила развести у себя сады. Но, поскольку на долгосрочное действие своего заклятья не надеялась, на всякий случай послала с ней двух драконидов.

По понятным причинам этот рассказ вызвал у меня с трудом сдержанный приступ истерического смеха пополам со слезами. А тут еще Айне сообщила:

- Одного эльфа из Кагонести убил серебряный драконид!

- ЧТООО?

- Ну, чудище такое, драконид... Только чешуя отливает серебром.

Мы с Сильварой переглянулись. У обеих в голове промелькнула одна и та же мысль. Но сейчас предстояло решить более насущную проблему: как вытащить Айне из этой ситуации?

Я предложила - вырастить им эти сады, пусть подавятся. Но Айне подняла визг: растить сады для Драгонармии - фуу... Все-таки эльфы все одинаковы.

Сильвара предлагала угробить драконидов, а потом сделать крылья: Эля, Квевалина и Айне мы бы унесли. Но я оборвала разгон: такую акцию Темные уж точно сочтут агрессией, и тогда такое начнется - не только мы костей не соберем.

Наконец общими усилиями родили идею: пусть Айне приведет в Черную Драгонармию двух Кагонести - не- садоводов! У них же на лбу не написано. Пусть "посадят" там сады и преспокойно уходят.

Этот план был принят, и Айне со спутниками отправилась дальше. А мы пошли своей дорогой, и я задумчиво сказала:

- А все-таки интересно, откуда берутся дракониды. Особенно серебряные.


На дороге за мостом мы повстречали Таниса. Он похудел, оброс бородой и вообще мало походил на воспитанника королевской семьи.

- Здравствуй, Танис, - сказала я, - как поживаешь?

- Неплохо, - ответил он.

Таниса я не видела с тех пор, как его изгнали из Квалинести. Мы немного поговорили с ним и его приятелями - кендером Тассельхофом и гномом Флинтом. Надо же! Они хотели от жизни ни много ни мало - воссоздать легендарные Дрэгонлэнсы!


...Армия всадников на драконах со сверкающими Дрэгонлэнсами...

Мой сон, моя мечта, моя тайна - наше с Сильварой знание.


Интересно, ЗАЧЕМ им Дрэгонлэнсы? Прославиться? Без Драконов Паладайна Копья практически бесполезны.

Как раз этого они, кажется, не знают. А знают они не так уж мало. Во всяком случае, имена артефактов - Молот Хараса и Рука Эргота - они произносят достаточно привычно. Э, друзья, этого почти достаточно...

- Я очень прошу тебя, Танис, - сказала я, подчеркнув слово "очень", - если вы найдете Молот - скажи об этом мне или ей, - я кивнула на Сильвару. - Ты найдешь нас в Кагонести или в Ордене Розы.

Ну хоть бы он спросил: "А зачем?" Два-три намека - и в его руках была бы тайна Дрэгонлэнсов! Танису я могла бы ее открыть - он неплохой паренек, неглупый, и действительно мог бы помочь. Но он пропустил мою просьбу мимо ушей и вернулся к разговору о том, что, похоже, гномы знают, где искать "серебро" (это они так называют Дрэгонметал?) и как ковать Копья. Ну, в этом позвольте усомниться. Впрочем, проверять не собираюсь. (*9)

Где-то поблизости жили Горные варвары.

- Пойдем, найдем их! - сказала Сильвара.

- А Око тебе не нужно?

- Я хочу посмотреть на это выжженное место. Может быть, оно даст нам ключ к тайне происхождения драконидов.

Здесь я не могла не согласиться, и мы отправились искать варваров.

Нашли мы вместо этого Синюю Драконармию, в которой на тот момент сидело всего-то несколько драконидов. Мы стояли под ее стенами, Квевалин пел им песенки, а мы раздумывали: разнести ее сейчас или ну ее? (*10) Там нас нагнали Танис, Тас и Флинт. Тас выдал массу непроверенных новостей (всем известно, что такое кендерский язычок), сообщил, что Красная Драгонармия разрушила Палантас, похвастался универсальным "кислотометом", приобретенным у гнумов горы Небеспокойсь, между делом показал нам серебряное кольцо на пальце и сообщил:

- Говорят, это кольцо носила девушка Хумы.

Мы с Сильварой тихонько охнули.


Тас облазил крепость Синей Драконармии и нашел удобные места для штурма. После чего наши пути разошлись: Танис с компанией отправились разыскивать кого-то, кажется, Соламнийский отряд, патрулировавший неподалеку, чтобы навести их на крепость. А мы продолжили поиски Горных варваров.

Впервые за долгое время я могла спокойно поговорить с Сильварой. Мы беседовали, вспоминая минувшие времена, а когда к нам слишком близко подходил Эль, переводили разговор на другую тему.

И все-таки он не выдержал.

- А вы не можете меня покатать, драконицы?

- Что? - изобразили мы непонимание. - Какие мы тебе драконицы?

- Я бывал в Кагонести, и мне там сказали, что Сильвара - драконица. А что Хэлин - драконица... И так ясно.

Ну ладно. Не всегда раскрытая тайна - беда.


Дороги Кринна бывают опасными и безопасными, легкими и тяжелыми. Они бывают пыльными и грязными, и на них можно сбить ноги. А еще на них можно повстречать друзей, которых не забудешь никогда. И если пройти с друзьями по дорогам, что-то изменится в душе, а может быть, и в жизни Кринна.

Солнце садилось за дальним лесом. Мы с Квевалином шли и тихо беседовали. Сзади шли и беседовали Сильвара и Эль... Всегда бы так идти.


Но даже золотые драконы устают. Есть и пить им тоже хочется, а остальным тем более. Неплохой предлог, чтобы разведать обстановку в последнем из Соламнийских орденов - Ордене Короны.

Этот Орден представлял из себя какой-то сброд, которым беззастенчиво распоряжался жрец Саргоннаса. Мы попросили гостеприимства, а в благодарность предложили поднять урожайность менестрельской магией Квевалина. В ответ на это нас чуть не послали открытым текстом, а кто-то поприличнее подошел к нам и шепотом посоветовал нам "убираться, пока Жрец не пришел".

- Съесть их, что ли... - вздохнули мы с Сильварой. Следовало бы, чтоб не позорили имя Соламнийских рыцарей!

Спасло Корону от разгрома только одно: мы посчитали их и обнаружили, что там хватило бы только на одну порцию. Да ну их. Как-нибудь потом вернемся и съедим, если от них что-нибудь останется.

Глава IV
Горные варвары

Итак, картина более-менее ясна. Око мы не нашли, и, похоже, вряд ли найдем. Соламнийские ордена, кроме Ордена Розы, разрушены, эльфы беспомощны, гномам я никогда не доверяла. Мрак... Саргоннас побери, да где же та сила, что я ищу, должна ведь она существовать!

Я все-таки очень хотела еще разок навестить Орден Розы. Пастись у них, как предлагала Силь, пожалуй, пока излишне. Но поднять шум у этих маловеров очень даже следует. Кое-что все-таки изменилось с моего прошлого визита: два дракона - это вам не полубезумная эльфийка. Пусть научатся верить в сказки!

Делать было вроде бы больше нечего, и мы отправились на Санкрист. Но, не успели мы далеко отойти от Короны, нам встретился Дан. Мы ужасно обрадовались, и он повел нас в становище Горных варваров.

Найти его действительно было нелегко. Мы пробирались по ущельям, петляли по узким тропочкам. Наконец мы перешли по перекидному мосту через пропасть и оказались в уютной долине, где там и сям виднелись небольшие поля и хозяйственные постройки.

И мы сразу же почувствовали в этой долине волю Богов. Эта земля была благословлена Числев... ну да, это неудивительно - ведь здесь живет Дан, ее жрец. Но что это? Чья еще воля не так явственно, но присутствует здесь?

- Мы строим храм Паладайна, - сообщил наш провожатый. - У нас есть его почитатель. Если Паладайн благословит храм, почитатель станет Жрецом.

Жрец Паладайна!

Вот это здорово!


Словом "Варвары" этих людей можно было назвать лишь условно. Настоящее военное поселение, с четкой иерархией и дисциплиной. Горняки осознавали важность возвращения к Истинным Богам и всячески помогали будущим жрецам, но и своих дел не забывали. Они были и прекрасными воинами, и земледельцами, и скотоводами.

Они сообразили то, до чего не могли догадаться эльфы - договорились с Синей Драгонармией, подкармливали их дракона и могли не бояться налетов.

Мало того, что они накормили нас - они еще дали нам продовольствия про запас, чтобы нам меньше приходилось о

нем думать. Смелые, умные и осторожные - именно те, кто нам нужен.


Мы сидели у очага. Квевалин взял гитару и тихонько запел.

Я смотрела на его лицо, освещенное неровным светом огня, и думала, что он устал от всех этих скитаний. Если бы можно было остаться где-нибудь в краю, где нет драконидов и не идет война, и думать только о простых вещах - еде, Богах и песнях! Но это невозможно. Разве сердце Квевалина согласится с покоем, когда Кринну угрожает Тьма?

Разве сердце Квевалина согласится с покоем?..

Да что это со мной творится, воистину? Смертные для меня всю жизнь были смертными, орудием, средством. А теперь рядом с Квевалином я не чувствую себя одинокой, и меня тревожит его судьба...

Он пел, и одна легенда сменялась другой. И тихо слушали его примолкшие горняки. Кажется, именно тогда родилось прозвище, которое узнал потом весь Ансалон - Сказочник.


Силь почему-то владела гораздо более сильной магией, чем я. Но одно мое заклинание ей ужасно понравилось: превращать смертных в животных по своему выбору. (*11)

- Это на Лорака! - закричала Силь.

Да, пожалуй, лучшей кандидатуры не придумаешь.

- Сильно сказано.

- Сильно? - засмеялась Силь.

- Я вот сейчас скажу, что "сольно" сказано, - засмеялась я. - А твое мнение меня не волнует.

- Шшш... - зашипела она.

- Шшш... - в тон ей ответила я.

- Ррр...

- Ррр...

- Мда, Силь и Соль, - усмехнулась она.


- Я сегодня с Пиросом пообщался, - сообщил один из горняков.

- Везет тебе на драконов, - хихикнули мы с Сильварой.

Он мгновенно посмотрел на нас:

- А вы что - драконы?

Мы с Силь переглянулись.

- Ну что, покажем ему?

- Давай.

Да, это вам не соламнийцы и не растяпа Танис.

- Разожги-ка поярче огонь, - сказала Силь.

Он так и сделал.

- А теперь посмотри на наши тени.

Паренек так и сел.

- Да все в порядке, все в порядке... - рассмеялась я, а насмешник Квевалин добавил:

- Да показалось, показалось, после встречи-то с Пиросом что не покажется...

Какое уж тут "показалось"!


- Нам надо избрать носителей, - сказала Силь.

- Кого? - не понял Квевалин.

- Мы можем оборачиваться маленькими фигурками. Как бы статуэтками самих себя. Такие статуэтки можно носить в кармане и пробуждать кодовым словом.

- Значит, кодовое слово надо хранить в страшном секрете?

- Да нет, необязательно. Дело в том, что разбудить дракона может только носитель. А если он погибнет - наверное, только сам Паладайн.

Эль и Сказочник переглянулись.

- И еще, - сказала я. - Тот, кто пользуется таким доверием, безусловно, получает право стать Всадником Дракона. А это значит - право удара Дрэгонлэнсом.

- ???

- Мы знаем тайну Дрэгонлэнсов, - тихо сказала я. Эль обалдел окончательно. Сказочник - наполовину.

- Ну что, нас двое, и вас двое, - сказала Силь. - Можно, конечно, предложить кому-то из варваров... Моим носителем будешь ты, Эль.

- А мне выбирать не нужно, - сказала я, - за меня выбрала судьба. Но согласится ли Квевалин?

- Разве можно отказаться от чести стать Всадником Золотой Драконицы?

"Съесть его, что ли..." - с тоской подумала я.

Но заниматься съеданием было некогда, надо было придумывать кодовые слова. Они должны были быть короткими, отчетливыми и запоминающимися. Для Силь придумали слово "Джок", а для меня - "Вэйк". Кроме того, Эль пообещал научить Сказочника обращаться с копьем.

Было чем гордиться: я стала Золотой Драконицей Квевалина Сота.


Вернулось войско. Вождю быстро рассказали, какие гости в становище. За ужином собрался военный совет.

- Что же мешает вам принять ваш истинный облик и подняться против Тьмы? - спросил вождь.

- Клятва Такхизис. И судьба наших нерожденных детей.

- Но если мы узнаем, что со стороны Такхизис клятва была нарушена?..

- Тогда мы свободны.

- А есть ли подозрения, что она нарушена?

- Да, - сказала я, - меня очень интересует, откуда все-таки берутся серебряные дракониды?

- Подождите-подождите, - вмешался один из горняков, - есть информация. Во-первых, я видел Ульдора из Кагонести. Этот народ весьма искушен в лекарстве, и его вождь - искусный лекарь. Он говорил, что к нему обратился за помощью какой-то драконид. Я так и не понял, удалось ли Ульдору вылечить драконида, но так или иначе, его пришлось осмотреть. И Ульдор говорит, что строение скелета драконида совершенно не похоже на строение кого- либо из смертных!

Я нахмурилась.

- А достаточно ли компетентен Ульдор, чтобы такое утверждать?

- Вот именно, - подхватил кто-то. - Ульдор что, когда-нибудь лечил драконов?

- Есть еще информация, - продолжал тот же горняк. - Мы побывали у наших друзей, варваров кве-шу. У них в племени есть жрица Паладайна высшего посвящения. Так вот, они поймали драконида и допросили его, и жрица наложила на него заклятье правды. Под этим заклятьем он сообщил что-то вроде "мы ваших добрых драконов не испугаемся, мы им ближе и роднее, чем вы можете представить!"

- Где сейчас этот драконид? - спросила я.

- Кве-шу убили его.

- Саргоннас побери!

- Я могу попробовать вызвать дух мертвого, - сказала Силь.

Но дух мертвого драконида вызвать все-таки не удалось. Видимо, по той простой причине, что у драконидов нет души.

- Неважно, - заметил вождь, - похоже, что Такхизис клятву нарушила. Значит, надо добыть доказательство. И тогда... Существуют ли еще Драконы Паладайна?

- Они спят, - сказала Силь, - но, если мы будем свободны от клятвы, Паладайн сможет пробудить их.

- Прекрасно! Тогда мы соберем армию. Кве-шу пойдут с нами, я уверен. Может быть, помогут эрготцы. От Соламнии нынче толку мало, но они тоже могут оказаться полезными. Словом, надо будет говорить со всеми.

- Подождите, - сказала я, - этого мало. Да, против драконов поднимутся драконы. Но вот что вы противопоставите покрытым чешуей драконидам? (*12)

Ответом было молчанье.

- Тогда слушайте меня. Много лет тому назад волею Паладайна в мир пришли Дрэгонлэнсы. Они помогли победить воинство Такхизис и изгнать Королеву Тьмы с Кринна. Мы знаем их тайну.

- Что нужно, чтобы создать их? - зашумели варвары.

- Необходим Дрэгонметал. Его источник находится поблизости от Нераки.

- Что такое Нерака?

- Город между поселением овражных гномов и Синей Драгонармией. Там сейчас отстраивают храм Такхизис.

- Я пойду в этот храм! - воскликнул Дан.

- Это надо хорошо обдумать, - сказала я. - Вовсе не нужно бессмысленных, но героических смертей.

- Что еще надо для Дрэгонлэнсов?

- Молот Хараса или Рука Эргота. Что касается Руки, то я знаю лишь, что Эргот погиб на каком-то из островков в Проливе. Про Молот Хараса я не знаю ничего.

- Я обыщу все островки, а потом пойду в Нераку! - сказал Дан.

- Кроме того, нужен кузнец высшего уровня.

- Он у нас есть! - воскликнули варвары. К очагу подтолкнули застенчивого парня.

- Еще одно: если у нас будет Рука Эргота, кузнец должен быть одноруким.

- А если мы отрубим ему руку и приставим Руку Эргота? - спросил вождь.

- Почему бы и нет?

Кузнец испуганно посмотрел на вождя.

- Соглашайся! - зашумели варвары. - Ты будешь легендарным создателем Дрэгонлэнсов!

Кузнец посмотрел на сородичей и кивнул.

- Кроме того, нужны еще только знание и сила драконов.

Варвары зашумели:

- Мы создадим их!


Горняки были очень огорчены гибелью Палантаса. В основном тем, что погибла Библиотека.

- А мы скопировали все важное! - радостно сообщили мы с Сильварой. - Только никак не успеваем расшифровать!

- Давайте все сюда, - обрадовались горняки, - мы расшифруем!

Вот это "Варвары"!


Почитатель Паладайна по имени Стас подошел ко всем этим событиям по-своему. Явление металлических драконов он счел святым знамением и стал еще более ревностно готовить будущий храм к благословению Бога Света.

Но этим его внимание к нам не ограничилось. Он все чаще и чаще смотрел на Силь, а она - на него...

Они решили обратиться к Паладайну с просьбой скрепить их союз. Повторилась история Хумы и Эллиоле.


Мы надолго задержались у варваров. Обсудили все тонкости будущего военного союза. Вплоть до экономических: чем кормить драконов?

- У нас хватит коров! - сказал главный скотовод. - Правда, сейчас у нас всех унесли синие дракониды. Но это ничего, можно купить у кве-шу. Плодятся они замечательно, а если Сказочник еще и споет им, будут плодиться еще больше!

- Нам нужен хороший бык-производитель, - с серьезной миной заметила я. - Я умею превращать смертных в животных...

Идея превратить Лорака в быка-производителя для драконьей скотофермы всех привела в восторг. Вот только жаль, что у короля Сильванести наверняка есть какая-нибудь защита от магии. (*13)

Интермедия
На лунной дороге

Наш путь лежал в Орден Розы: мне хотелось озадачить их поисками Молота или Руки. Пусть Соламнийцы хоть что-то полезное сделают.

Мы шли по лунной дороге. Редкие ночные прохожие шарахались от нас. (*14) А мы шли спокойно: спокойно идущие вызывают меньше желания нападать. И то сказать: чего нам бояться? Небольшую группу мы с Силь усыпим, а Эль перережет. От большого войска мы просто улетим. Разве что драконов стоит бояться, но драконам тоже надо спать.

А золотые драконы тоже устают...

Чтобы не поддаться усталости, я тихо беседовала со Сказочником.


И тогда нам явился Гилеан.

- Ну, что я могу вам сказать? Нарушила сестра моя Такхизис свое обещание. А доказательство ищите в Даргаард Кипе.

И исчез.

Глава V
Лазутчик

- А теперь давайте сюда все ваше начальство! - потребовала Сильвара.

Крупный соламниец сообщил, что Дерек очень устал и поэтому отошел от дел, и он сейчас занимает пост главнокомандующего.

- Ты в военных делах главный, Ратибор, а глава Ордена - по-прежнему Дерек! - крикнул кто-то.

"Ну и порядочки в этой Соламнии!"

- Разожгите огонь в очаге! - потребовали мы. - И идите все к нему!

Соламнийцы собрались в большом зале, где ярко пылал камин. Даже Дерек выбрался из своей комнаты - выглядел он действительно не лучшим образом.

Мы встали перед очагом. Рядом стояли Сказочник и Эль.

- А теперь все посмотрели на наши тени, - сказала я.

Когда они это увидели, у них не сразу нашлось, что сказать.

- Какие драконы? - спросил кто-то наконец.

Саргоннас побери! Ну почему варвары не задавали нам таких идиотских вопросов?

- Ну, если так пришли, то, наверно, не цветные, - сказала я.

Орден Розы хором обалдел.

- Мы - не сказка, - продолжала я, - и ты знаешь это, Дерек, - ведь я уже была здесь и говорила с тобой. Помнишь визит короля Квалинести? Еще тогда я почти прямо сказала тебе, кто я.

Конечно, можно осуждать меня за то, что я заговорила в полный голос, но мне так надоело прятаться и лгать! Хоть в Соламнии я могу получить то, что мне причитается по праву?

Когда рыцари немного пришли в себя, они действительно оказали нам должный прием. У Горных варваров нам понравилось больше, но все-таки приятно, что наследники Хумы по-прежнему почитают Драконов Паладайна. А что касается войны и быстроты соображения, то тут, видно, нужны не только традиции, но и горячая кровь.

Впрочем, оказалось, что наше появление изрядно встряхнуло их боевой дух.

- Существуют ли еще металлические драконы?

- Да. Но все, кроме нас двоих, спят, связанные Клятвой. Нужно получить доказательство нарушения этой Клятвы со стороны Такхизис, и тогда на сторону Светлых Сил встанут драконы!

- Сколько их?

- Паладайн пробудит, сколько нужно. Он ждет только создания Дрэгонлэнсов.

- Да, - подхватил Ратибор. - Мы знаем, что для их создания нужен Молот Хараса, и уже почти знаем, где его искать, но больше не знаем ничего.

- Зато мы знаем.

Орден Розы опять обалдел.

Мы вкратце рассказали, что нужно, чтобы сделать Дрэгонлэнсы, какую роль хотели бы взять на себя Горные варвары и что нам хотелось бы от них. Ратибор обещал, что Соламнийцы перевернут весь Ансалон, но отыщут Молот. Чем им так полюбился именно Молот? Понятия не имею, ну ладно, пусть ищут.

Слово взял Дерек. Ничего принципиального по поводу Дрэгонлэнсов он не сказал, но зато сообщил такое, что мы с Сильварой, Сказочником и Элем подпрыгнули: Око Дракона - у него. То самое. Мы облегченно вздохнули, и Сильвара попросила Дерека отдать ей Око. Но тот сказал, что скоро призовет Паладайна, и Бог Света, может быть, откроет ему, как этим Оком пользоваться.


Даже золотые драконы устают. И мы отправились в Кагонести - немного отдохнуть. Один из присутствующих, по виду оруженосец, предложил проводить нас. Нам и в голову не пришло подозревать его в чем-либо, как и любого из Крепости Ордена.

...Всему Кагонести приснился страшный сон. Как будто пришелец-соламниец обернулся Черной Драконицей и сжег все Кагонести.

Самое смешное, что этот сон приснился еще и почти всем в Черной Драгонармии и был воспринят как весть о действительно имевшем место быть событии.

Оказалось, что тот "оруженосец", который нас проводил до Кагонести, был лазутчиком Черной Драгонармии. Ну, Соламнийцы, и растяпы же вы! Он сообщил о нашем явлении Хисант, и та вознамерилась было разделаться с нами, а заодно и с Кагонести, но Боги (не берусь сказать, кто, но догадываюсь) усыпили ее и внушили ей, что она это сделала. (*15)

По Ансалону разнесся слух о сожжении Кагонести.

Если бы этой "дезы" не было, ее следовало бы выдумать.


Слава Паладайну, мне довольно быстро удалось объяснить эту простую мысль Кагонести. Наши-то на лету схватили. Мы быстро привели Кагонести в соответствующий вид, хорошенько посыпали его пеплом из очагов, натащили всяких обгорелых костей. Пусть все путники видят пепелище.


- Не стоит идти в Даргаард Кип вчетвером, - сказала я. - Втроем тоже: Лорд Сот известен страстью к молоденьким эльфийкам. Меня Квевалин может представить своей... ну, понятно. Лорд Сот ему хамить не станет - все-таки родственники.

- На Лорда Сота у меня есть персональное заклинание, - добавил Сказочник.

- Великолепно. К тому же Лорд Сот порядком обидится на Черную Драгонармию, когда узнает, что Хисант сожгла его родича!

Мы рассмеялись.

- Собирай Кагонести и веди их куда-нибудь отсюда, - сказала я Сильваре. - Вот только куда?

- К Горным варварам!

- Верно. Значит, искать вас мы будем у Горных варваров.

Появился Сказочник в темном плаще. Второй темный плащ он вручил мне.

- Ну как, похож я на собственного родственника, носящего траур по самому себе?


Думаю, из сказанного уже ясен наш план. Пользуясь слухом о нашей гибели, мы легко можем ходить где угодно, только бы кому-нибудь не пришло в голову посмотреть на меня или Сильвару магическим зрением. А для этого достаточно не вызывать подозрений.

Квевалин прикинулся собственным родственником. Я решила использовать свой давний приемчик - "Темный эльф". Черные плащи очень располагают к себе Темных, а носить их может кто угодно, не так ли?

Вообще-то достаточно было бы отправить в Даргаард Кип одного Квевалина. Но, знаете ли, Даргаард Кип - не единственная опасность в Ансалоне.

Глава VI
Даргаард Кип

План сработал. За всю длинную дорогу до Даргаард Кипа нас никто не трогал. Мимо толпами и поодиночке ходили дракониды, но им было не до менестреля в темной одежде и его спутницы - девицы в черном плаще с брюзгливым лицом (я, естественно, приняла соответствующий вид).

У моста Сказочник вдруг обернулся ко мне и сказал:

- Фрагмент из чьих-то мемуаров:

...Чтобы во мне наделать дыр,
Летит сюда со страшным криком
Очередной борец за мир
С восьмихитовым пацификом... (*16)

"Андед-Чапая" (прозвище Лорда Сота) в Даргаард Кипе не оказалось. Но его скелетоны и баньши, узнав о гибели Квевалина Сота, очень приветливо отнеслись к его родственнику и попросили подождать Лорда Сота.

Чем мы, собственно, и занялись.

В Даргаард Кипе нам встретился печальный призрак палантасского библиотекаря. Скелетон и одна баньши увлеченно разрисовывали его щит, выписывая на нем "Faithful beyond death". (*17)

И тут мне пришла в голову мысль. Дело в том, что дракониды вечно ходили какие-то размалеванные, баньши и прочая нечисть тоже - чтобы их больше боялись, наверно.

- А давай тоже физиономии как-нибудь раскрасим? - предложила я.

Сказочник согласился.

Когда андедные художники закончили уделывать несчастный призрак, я обратилась к ним:

- Вот... мы вроде как Темные эльфы - можно нас тоже как-нибудь раскрасить?

- Ой, да? Вы дрови?

(Дрови и Темные эльфы - вещи вообще-то немножко разные, но мы предпочли об этом не распространяться. Темные эльфы Кринна - нормальные эльфы, занявшиеся, например черной магией. Внешность и все остальное у них вполне как у обычных эльфов, а все свои пряники они получают после смерти. Но мы здесь были не для того, чтобы дискутировать на подобные темы.) (*18)

- Ура! - заорали призраки. - Дрови появились! Портал открылся!

- Вот это деза! - шепнула я Сказочнику. (*19)

Баньши с восторгом принялась разводить художества на моей физиономии (вообще то у баньши на руках здоровые когти, но она их очень тщательно отводила). Потом они перешли к Квевалину, а я посмотрела в зеркало и чуть не упала в обморок (от смеха). Интересно, что бы вы сказали, увидев девицу с сине-розовой физией и синими губами?

- По-моему, это слегка слишком.

- Ничего, так больше впечатляет.

Да уж, теперь-то меня за эльфа никто не примет.


В Даргаард Кипе мы услышали массу интересного.


- А что такое "Дрэгонлэнс"? - спросил один призрак у другого.

- Это было такое волшебное оружие Светлых Сил. Оно обладало необыкновенной силой, и его нельзя было расплавить, растворить или сломать. С их помощью Соламнийские Рыцари победили Такхизис. Но Дрэгонлэнсов на Кринне уже давным-давно нет.

- А мы могли бы его использовать?

- Нет. В древности Дрэгонлэнсом мог пользоваться кто угодно. А теперь - только тот, кто глубоко и искренне верит в Паладайна.


Сказочник достал карандаш и бумагу и принялся что-то писать. Заглянув ему через руку, я обнаружила, что он записывает своим быстрым неразборчивым почерком стихотворные строчки. Новая песня Квевалина Сота!

Он закончил писать и протянул листочек мне:

- Ну, как тебе это?

Я прочитала и расхохоталась:

- Ой, здорово!

Тогда Сказочник взял гитару и спел это призракам. Призраки оказались любителями не только живописи, но и музыки и пришли в восторг.

"Я бедный маленький дракон,
Живу годков всего лишь триста.
Вся жизнь моя - как страшный сон
Из-за проклятых пацифистов.
Ну до чего их развелось -
С ума сойду от их заботы.
Нельзя наружу сунуть хвост -
Тот час слетятся, идиоты!"

     Чтобы во мне наделать дыр,
     Летит сюда со страшным криком
     Очередной борец за мир
     С восьмихитовым пацификом.
     Я сам вполне миролюбив,
     Но все же плюну раздраженно,
     И храбрый рыцарь, задымив,
     Запахнет мясом пережженым.

От пацифистов воз проблем.
От них болит и пучит брюхо.
Уж если я кого и съем,
Так не со зла, а с голодухи.
Лелею я мечту одну:
Взрослеть недолго остается.
Я сам борьбу за мир начну,
И пацифизм переведется! (*20) 

Призраки радостно приветствовали молодую женщину в синем. Оказалось, что это Китиара, Синяя Дрэгонледи. Повелитель Драконов - женщина? Ей бы лучше песни петь, а не на драконе летать!

(Скай, по-видимому, примерно того же мнения. Он совсем переселился в Черную Драгонармию и помогал Хисант дрессировать драконидов. Я так понимаю, это от совместной дрессировки Хисант отложила в Квалиносте фиолетовые яйца?)

Китиара похвасталась: она только что перерезала весь Сильваност с Лораком во главе. Теперь ей позарез нужен договор с Лордом Сотом. Так... А Лорд Сот поставил условие: платой за этот договор со стороны Китиары должен был стать трехчасовой концерт в Даргаард Кипе. Бедная девушка!

Бедная девушка мучилась к тому же еще одной проблемой: ей хотелось замуж за Лорда Ариакаса, а Лорд Сот этого брака почему-то не одобрял.

Китиара повздыхала и ушла домой - готовиться к концерту.


Я рассчитывала навести Лорда Сота на разговор о драконидах - может быть, он что-нибудь скажет. Но его все не было и не было, а время шло.

И тут мы сообразили, что, поскольку мы здесь вовсе не пленники, то вполне можно погулять по замку и попробовать найти что-нибудь полезное. Например, то самое доказательство.

Описывать внутреннее убранство Даргаард Кипа я, пожалуй, не буду. Каждый волен представлять себе обитель призраков такой, какой ему ее хочется видеть. Если кому- то нравится представлять ее райским уголком - ну что ж, не буду разубеждать.

По широкой выщербленной лестнице мы спустились в подземелья Даргаард Кипа. Там-то мы и обнаружили, что искали.

От вида загаженного алтаря мне сразу же стало плохо, а уж когда кодла нечисти вытащила откуда-то золотое яйцо, я и вовсе с трудом удержалась от того, чтобы не обернуться драконом и не начать тут все жечь к баньшиной матушке. Но проявлять эмоции было как бы не к месту, поэтому мы заняли места в зрительном зале и принялись смотреть этот спектакль.

А они так и тащат золотое яйцо на алтарь, так и тащат... А я сижу и думаю - мое, не мое?

Обряд производства драконидов я описывать тоже не берусь. Удовольствия мало, честное слово. Если я не передам читателю то ощущение тошноты и ненависти, в которое сей обряд меня вверг, то это будут просто банальные "ужастики", а я не любитель этого жанра. А чтобы передать, мне нужно прожить все это заново, а нервы у меня не железные. Хоть я и Золотой Дракон. (*21)

Но каков "нейтральный" Лорд Сот-то, а?


Мы вышли из подземелья и решили пройтись. Свежий воздух нам очень бы не помешал. В окрестностях Даргаард Кипа было солнечно и много малины, и мы ели ее в свое удовольствие, но у меня перед глазами все стояли грязный алтарь и золотое яйцо...

В конце концов мы решили, что все-таки следует попытаться засвидетельствовать свое почтение Лорду Соту.

На дороге недалеко от Даргаард Кипа сидел маленький красный дракончик. Сочтя нас за своих, он не счел нужным выяснять подробности относительно нашего имени и происхождения и обратился к нам за какой-то текущей информацией на тему "где чего". Мы излагали ему эту информацию, как будто так и надо, и тут из леса выбрался один квалинест. Он увидел, что у меня при грозной раскраске тем не менее знакомое лицо, и спросил:

- А ты кто?

- Так это, рожу видишь, да? - спросила я.

- Вижу... - сказал квалинест и в темпе нырнул в лес.

Все разошлись удовлетворенные.


Лорд Сот действительно уже вернулся. Квевалин засвидетельствовал ему наше почтение, но Соту было не до него: все население Даргаард Кипа сбежалось послушать молодого медведя-мутанта. Надо же, какие бывают у медведей мутации - вот у этого певческий голос прорезался, причем так похож на голос Лорака!..

Ну, мы решили, что при таком раскладе задерживаться нам в Даргаард Кипе не стоит, и откланялись.


Мимикрия сработала просто потрясающе: от нее давно уже осталась только грязь на физиономии, но все встречные дракониды считали нас своими. Верхом всего была беседа с одним сотовским призраком, спешившим в Даргаард Кип. Он нас узнал и спросил:

- Какие новости из родного дома?

Мы с Квевалином чуть не умерли со смеху. Но, слава Паладайну, удалось сохранить серьезные физиономии. Мы рассказали призраку про возвращение Лорда Сота и про медведя-мутанта, и он радостно побежал дальше.


Теперь надо было спешить к своим. Мы без особой надежды заглянули в Кагонести - думали, там уже никого нет. Но обнаружили там племя Диковатых Эльфов в полном составе, а также Сильвару и нескольких горных варваров в придачу.

Мы собрались впятером: Сказочник, я, Силь, Эль и Дан. Силь, сбиваясь, высыпала кучу новостей. Во-первых, Паладайн действительно явился в горном храме и благословил его. Благословил он и союз Силь и Стаса.

Во-вторых, Сильванести перерезали. (Ну, это мы и так знаем.)

- А в-третьих, Пирос перешел на сторону Светлых! Он теперь сидит у кве-шу.

- Так он у них там разведкой занимается! - расхохоталась я.

- Нет! Стас проверил, искренен ли Пирос. Он действительно не хочет иметь дело с Такхизис. Так что я не знаю, как ты с ним теперь будешь разговаривать - ведь он твоего мужа убил...

- Ничего, разберемся, - сказала я, думая несколько о других вещах. - А теперь слушайте. Такхизис нарушила свою клятву, и мы это видели. Драконидов действительно делают в Даргаард Кипе из яиц металлических драконов. Драконы Паладайна свободны!


Одну задачу мы разрешили. Теперь нужно как можно быстрее создать Дрэгонлэнсы.

И тут возник вопрос: кому идти в Нераку?

Мы со Сказочником, конечно, прошли бы. Но, во-первых, мы устали, особенно я, а дорог был буквально каждый час. А во-вторых, Силь взбунтовалась и сказала, что она тоже хочет путешествовать. Ее можно было понять: легко ли сидеть на одном месте, когда ждут такие дела! Но драконам в Нераку заходить нельзя: а ну как Такхизис явится в храме? Значит, Сильваре придется дожидаться Эля где-нибудь поблизости, а Эль куда менее хитер, чем Сказочник. Спор грозил затянуться, а я этого не люблю, так что я предпочла уступить. Скрепя сердце мы со Сказочником принялись делиться опытом в области облапошивания нечисти - и тут к нам явилось решение проблемы в лице Дана, который влетел в поселок и сообщил:

- Там внизу тридцать пять драконов!

- Все вылупились! - охнул Сказочник.

"Многовато на нас двоих," - мелькнуло у меня в голове.

Кагонести как ветром сдуло.

- Я, пожалуй, побегу в Вайретскую Башню, - сказал вдруг Сказочник. - Мне надо получить новые заклинания.

Нашел время!

- Квевалин, не надо!

- Нет, я все-таки пойду...

- Квевалин, не надо! - я еле сдерживала слезы.

Он коснулся моей руки, пытаясь успокоить.

- Погибнешь ты из-за этой дурацкой магии... - всхлипнула я. Эль, Силь и Дан растерянно стояли рядом. Но не зря говорят, что отчаяние приносит озарения. У меня в голове словно молния сверкнула:

- А пойдемте все в Нераку!

- Все? В Нераку?!

- Да!

Этот ход оценили все пятеро, так что следующая реплика звучала уже на ходу.

- А драконы? Как же вы? - спросил Дан.

- В анабиоз! - сказала Силь.

- Давай! - подхватила я.

- Только спрячьте нас хорошенько, вас могут обыскать! - добавила Силь.

Вместо двух эльфиек на тропе возникли и заискрились под солнечными лучами золотой и серебряный драконы. Но это продолжалось лишь секунду - и остались только две блестящие фигурки...

Интермедия
Сны

И снился мне такой сон: пасемся мы с Силь в малиннике. Малинник большой. Солнце, тишина. Не надо бояться драконов и драконидов. Малина крупная, красная, горстями свисает с кустов. Мы едим ее прямо с веток.

И еще такой сон: спит Танис и видит сон про нас...

И еще: летают наши сонные души над становищем кве-шу, а оттуда нас спрашивают:

- Глюки, а глюки, вы нам не поможете справиться с проблемой лошадей! Они так размножаются - всю траву поели!

- Поможем! - отвечаем мы. (*22)

Глава VII
Братство Кователей

- Вэйк...

Я пришла в себя.

- Ну что, ты еще не видел своего Золотого Дракона?

Сказочник посмотрел на меня, кажется, в некотором замешательстве.

На поляне, кроме нас пятерых, стояли еще Стас, жрец Числев из Кве-шу по имени Рамил, кузнец Горных варваров и аватара Числев по имени Повелительница Кошек. Силь уже приняла эльфийский облик, в чем я предпочла к ней присоединиться.

- Волею Богов мы собрались здесь во имя общего дела, - сказал Сказочник. - Пусть те, кто знает больше нас всех, скажут, что нам должно делать.

Я вопросительно взглянула на Сказочника.

"Да", - кивнул он.

- Итак, - сказала я, - мы все собрались здесь во имя одного и того же, и нам нет нужды таиться друг от друга. Можно называть вещи своими именами. Не так ли?

Восемь собравшихся кивнули.

- Для того, чтобы создать Дрэгонлэнсы, нужен Дрэгонметал. Есть ли он?

- Да, - сказали Сказочник, Эль и Дан. (*23)

- Нужен Молот Хараса или Рука Эргота. Есть ли они?

- Да, - сказал Рамил из Кве-шу. - Есть Рука Эргота.

- Нужен искусный кузнец. Есть ли он?

- Да, - сказал кузнец Горных варваров.

- Чтобы пользоваться Рукой Эргота, ты должен пожертвовать своей собственной рукой. Согласен ли ты на это?

- Да.

- И нужно знание и сила.

- Этого у нас нет, - сказал Рамил.

- Они есть у нас, - сказала я, переглянувшись с Сильварой. - Итак, у нас есть все, что нужно, и настал час создания.

- Есть еще один вопрос: в какой кузнице будут созданы Дрэгонлэнсы? - спросил Стас. - Я считаю, что кузнецу привычней работать в своей кузнице, а значит, Копья должно ковать у Горных варваров.

- А я считаю, что в кузнице кве-шу, - сказал Рамил. - Ибо это мое племя, а я немало сделал для создания Копий.

Я огляделась.

- Все вы правы, - сказала я, - но варвары живут далеко, а время не ждет, и дороги опасны. Ближе всего здесь поселение Кагонести. Есть ли в Кагонести кузница?

- Да, - сказала Силь.

- Тогда нам следует пойти туда. Это наименьший риск.


Мы встали вокруг наковальни.

- Давайте возьмемся за руки, - предложил Сказочник.

Вокруг наковальни сомкнулся живой круг, и Девятеро почувствовали единую силу.

Я смотрела в их лица. Менестрель, воин, жрецы... Смертные. Не слуги, не орудия - друзья. Как же это странно и трудно понять.

- Кузнец из племени Горных варваров, я, Соль, последняя из рода Золотых драконов...

Я кивнула Сильваре.

- Ты хочешь, чтобы я?..

- Вместе.

- Я, Силь...

- Нет, скажи свое настоящее имя. Так, как оно звучит на древнем языке драконов.

- Я, Даргент из рода Серебряных драконов...

Мы разомкнули живое кольцо и протянули руки кузнецу. Коснувшись его руки, мы сказали:

- Даруем тебе силу ковать Копья.

И вернулись в круг.


- А теперь скажи свое слово, жрец Паладайна!

Стас произнес свое благословение труду кузнеца.

- Скажи свое слово, Повелительница Кошек!

Она благословила Копья.

- Скажи свое слово, жрец Числев!

Дан, немного смущаясь, произнес свои слова.

- Скажи свое слово, жрец Числев из Кве-шу!

Рамил исполнил, как было должно.


Я обвела глазами круг.

- Начни свою работу, кузнец. Но прежде чем ударит твой молот - скажи свое слово, менестрель.

Что такое слово менестреля? Тверже камня оно, острее стали. Сильнее ненависти и метче боли. Имя ему - песня.

Но еще никогда за свою долгую жизнь не пел Квевалин Сот ТАКОЙ песни.


И, в сиянии и славе своей, явился Паладайн. И благословен был труд наш, и каждому воздалось по труду его.

(Кстати, оказалось, что проблема создания Копий служит иллюстрацией идеи "времена меняются". Для того, чтобы Копья обрели силу, в обряде создания теперь обязательно должен участвовать жрец Паладайна. Раньше этого было не нужно. Но, честно говоря, я озаботилась бы наличием жреца Паладайна хотя бы из уважения к Богу Драконов. И стала проводить обряд без оного только в одном случае: если бы там был сам Паладайн. А уж после того, как я услышала беседу призраков в Даргаард Кипе, надо было быть совсем дурой, чтобы не озаботиться жрецом Паладайна. (*24))

Могущество жреца возросло троекратно, Эль чудесным образом получил новые воинские умения, да и остальные не остались без даров Бога Света. (*25) Лишь драконы ничего не обрели. Отец наш знает, что нам нужно.


Дальнейшее помню смутно. То ли навалилась усталость, то ли слишком много сил вложено в Копья.

А уставать-то мне было нельзя: время не ждало. Решена вторая задача. Осталось решить третью: создать наяву ту самую армию, что грезилась мне, и выйти на бой с силами Такхизис.

Решение этой задачи опять легло на наши плечи. Но не мне жаловаться на усталость. Скоро из небытия возникнет Светлая Драгонармия!


На ярмарке я повстречалась с Элераной. Она рассказала, что Квалинести приютили у себя гномы Торбардина. Эти гномы - хорошие воины и мечтают о войне против Такхизис.

- А хорошие копейщики там есть?

- Не знаю. А что?

Я не считала себя вправе одна решать судьбу Копий и решила смолчать. Но Элерана сообщила мне, что гномы мечтают создать Дрэгонлэнсы, и вся жизнь Торбардина направлена на поиски "серебра" и технологии.

- А если бы я сказала тебе, что Дрэгонлэнсы уже создаются?

- Так вот зачем тебе нужны копейщики!

Я пригласила Элерану на совещание Девятерых, но тут к ней подбежали послы из Сильванести и тоже пригласили ее на какое-то совещание. Туда-то она и отправилась.


Совещание Девятерых неожиданно превратилось в совещание Десятерых: Сильвара привела Бронзового.

Шесть Дрэгонлэнсов создал кузнец, шесть Копий со сверкающими серебряными наконечниками. Лишь один Дрэгонлэнс может нести Дракон, но и на грифоне, и на лошади, и в пешем строю Дрэгонлэнсы остаются Дрэгонлэнсами. Кому же мы их доверим?

Числев через своих жрецов передала, что, раз я могу нести двоих, но лишь один Дрэгонлэнс, то пусть на мне летят воин и менестрель. (Песни Квевалина разгоняли магический ужас, который насылали драконы Такхизис.) На Сильвару она советовала посадить жреца, имеющего право воевать.

Усталость окончательно лишила меня способности понимать смертных. Сейчас, что они видели во мне королеву той Империи, которая должна была бы возникнуть в случае нашей победы. Но мне не нужна была власть над смертными. Да, я мечтала о Драконии, королевстве металлических драконов, но стать королевой смертных мне даже в голову не приходило!

Дан, Эл и Рамил договорились с различными людскими племенами. Элерана пообещала передать наше приглашение гномам Торбардина. Решили, что на мне в бой полетят Сказочник и Эль, на Сильваре - Стас, Бронзовый согласился нести Дерека. Еще было два грифона - Кагонести и Квалинести.

Но произошло то, что меня всегда озадачивало в смертных. Даже перед лицом необходимости смести с лица Кринна силы Тьмы они ухитрятся переругаться.

На этот раз Ульдор. Так я и не поняла, что ему было надо. Ведь в случае нашего поражения он как минимум попал бы в песни, а в случае победы... Ульдор стал бы королем величайшего эльфийского королевства Кринна.

Ульдора кое-как утихомирили, но горечь осталась.

Сборным пунктом назначили Эргот.

Глава VIII
"Raise Dead!"

Вот она, Светлая Драгонармия.

Лучники Кве-шу, воины Горных Варваров и Соламнийских Рыцарей, гномы Торбардина, морские пираты Эргота.

Мои всадники - Сказочник и Эль, всадник Сильвары - Стас, на Бронзовом летит Ратибор, заменивший Дерека.

На одном из грифонов летит юный Илмир из Ордена Меча, прославленный мужеством, достойным Соламнийских рыцарей древности.

С нами идет даже Звездный Вестник, сын Лорака.

Словно в древности, войско напутствовали жрецы Истинных Богов.

Но кто же поведет армию в бой?

И вот тут произошло неожиданное: все назвали Квевалина Сота!

Сказочник отказался. Каждому должно делать свое дело. Он - менестрель, а не полководец.


Я была уверена, что никто из Девятерых не выживет в этой войне.

Странно, но сейчас эльфийский облик не тяготил меня. Может быть, потому, что я расставалась с ним навсегда?

Не имело значения. Тогда ничто не имело значения, кроме одного: я стояла рядом со Сказочником, и больше не было никого в целом мире.

- А ведь я люблю тебя, Квевалин Сот, - сказала я.

- Это так много, что мое бедное сердце не может этого вместить, - ответил он.

Что он хотел сказать, этот поэт? Я по-прежнему оставалась для него чем-то чуждым, непонятным, пугающим. Слезы затуманили мне глаза и гордость, и я уткнулась лицом в его плечо. Он прижал меня к себе.

Всего лишь несколько секунд - самое большее, что я могла себе позволить.

Я выпрямилась, встретилась с ним глазами и приняла Истинный Облик.

Что-то изменилось в его взгляде. Там промелькнула какая-то беспомощность. В глазах, что смотрели на него, он искал память о той, что сказала ему "Люблю"?

Но на него смотрели глаза дракона.


Проблему полководца решила Повелительница Кошек. Она привела Ярла из Гаваней. Этот человек, опытный боевой командир, быстро взял дело в свои руки, и мы выступили в поход. (*26)

У кве-шу драконов и грифонов накормили (проблемы со слишком большим количеством коней решились моментально). К нам присоединилась жрица Паладайна высшего посвящения. Она могла воскрешать мертвых.

Боги передали нам с Сильварой свою волю: идти на Даргаард Кип. Если мы его разрушим - мы победили. Если же Китиара, Синяя Дрэгонледи, спросит позволения Лорда Сота войти в Даргаард Кип, то она откроет Портал, и Такхизис явится на Кринне.

И вот тут Сказочник меня "обрадовал". Оказывается, пока я была в анабиозе, он сходил в гости к Лорду Соту и заключил с ним что-то вроде "договора о взаимном ненападении". Саргоннас побери, я до сих пор не понимаю, зачем!

Даргаард Кип при "живом" Лорде Соте мы не возьмем.

- С Сотом надо кончать, - сказала я Сказочнику. - Такова воля Богов.

Сказочник помолчал.

- Ну что ж, - сказал он, - я думаю, так. В бой идешь ты, так что решать тебе.

"Слава тебе, Паладайн, у него хватило мозгов понять простую истину."

Все-таки я тогда еще не знала, на какие сюрпризы способны смертные.


Лорд Сот, кажется, очень удивился, когда увидел все это наше собрание. Но сориентировался он быстро и предложил любому Соламнийцу вызвать его на честный поединок.

"Э, нет, - подумала я. - Что ты тут изображаешь? "Честные поединки"? Ни одному Соламнийцу не победить Рыцаря Смерти, и ты это отлично знаешь. Ни один твой поединок не будет честным!" (*27)

Ну, разумеется, картина наблюдалась соответствующая. Сот убивал Соламнийцев одного за другим. И над каждым устраивал нечто вроде отпевания: "Этот рыцарь храбро дрался..."

Но Соламнийцы-то, Соламнийцы! Интересно, им что, так понравились Сотовы почести? Дурачки неоперившиеся, мальчишки, а Лорд Сот, конечно, знает, чем их взять. Так может, обернуть Соламнийский кодекс из вреда на пользу?

- Давайте Сота угробим, пока он дерется! - предложила я Сильваре и Бронзовому.

Драконы были не против, но наши смертные заныли "Ой, некрасиво..." Саргоннас побери, они что, действительно воспринимают эту бойню как турнир?


Тут подошла Черная Драгонармия. Торбардинцы отправились разбираться с ней, и больше эта Драгонармия под Даргаард Кипом не появлялась. Торбардинцы тоже.


Пришла Китиара.

Она улыбнулась всем окружающим - такая девушка, просто радость жизни! У Сильвары потемнело в глазах.

- Ой, она же сейчас откроет Портал!

Мы друг друга поняли.

- Фи, убивать женщину...

- Это не женщина, это Дрэгонледи! - сказала я.

Сильвара подлетела к Китиаре, и от Дрэгонледи остался только пепел.

А Сот все продолжал свой "турнир". И тут я заметила, что у меня на спине нет Сказочника.

- А где Квевалин?

- Он перерезал себе горло, - ответил Эл.


Да что же это такое?

Я снова должна пережить потерю любви?

Нет, дважды терять любимых - это слишком для дракона. За эту смерть кое-кто поплатится.


Лорд Сот стоял над телом очередного Соламнийца. Больше, по-видимому, дурачков вызывать его на поединок не нашлось. Сот собрался прочитать свою дежурную отходную и спокойно отправиться в Даргаард Кип.

И тут с неба ударили драконы.

Лорд Сот, Рыцарь Смерти, отступник-Соламниец и вернейший слуга Такхизис, сгорел в ослепительной вспышке плазмы.


Так... Избавились от Лорда Сота - это хорошо. Но что излечит горечь моей потери?

И тут на меня посыпались упреки. Оказывается, по правилам смертных нужно обязательно бить врага в лицо. Честно говоря, когда я сжигала Лорда Сота, я меньше всего думала о том, где у него хвост!

"Ладно, - подумала я, - сочтемся после битвы. На угольках."

О, смертные, как я в них ошибалась!


Дальше надо было уничтожить ворота Даргаард Кипа. Эти ворота были так узки, что драконы не могли проникнуть внутрь. Ладно, мы их уничтожим, а там пусть наши воины с призраками разбираются.


Мы стояли перед воротами Даргаард Кипа и ждали приказа командующего.

Я, кажется, обрела способность соображать.

Ведь теперь, после смерти Лорда Сота, Сказочника ничто не связывает?

- Жрица Кве-шу!

Но голоса у меня, то ли от усталости, то ли от отчаяния, не было.

- Жрица Кве-шу! - подхватили Сильвара и Бронзовый.

Она подошла и стала объяснять, что, мол, мы поступаем неправильно, что она не считает возможным нам помогать, что она умывает руки, и будет только лечить или воскрешать...

Что я с ней, спорить буду?

Я была в состоянии произнести только одну фразу:

- "Raise dead" на Сказочника!

Сильвара и Бронзовый оценили ход и издали вопль восторга.

- А что со Сказочником? - встревожилась жрица.

- Зарезался, чтобы развязать мне руки.


- Меня воскресили, - сказал мне Квевалин Сот.

- Ты зарезался, чтобы развязать мне руки?

Он кивнул.

- Лорда Сота мы убили.

- Не нравится мне это, - горько сказал он. - Такая бойня...

И ты туда же?

Мало того, что кве-шу сели в сторонке и умыли руки: часть их, "равновесники" во главе с Рамилом, открыто перешли на сторону врага, чем еще раз доказали, что в войне середины не бывает.

Может быть, если бы им объяснили, что именно здесь производятся те самые дракониды, которые их поедают, они не соблюдали бы так ревностно принципы равновесия?

Война - не турнир, война - всегда грязь, чего же вы хотели?

Но не я же буду им это объяснять?!


- Теперь я нашел свое место в этом бою, - сказал Квевалин, посмотрев на Кве-шу.

- Где же?

- Здесь...

Прозвучал приказ главнокомандующего.

Во вспышке пламени сгорели ворота, и драконы взвились в воздух.

В замке началась резня.


Битва шла с переменным успехом, Даргаард Кип и мы держались из последних сил, когда на сцене появились новые действующие лица.

Это были маги из Вайретской башни.

Ярл приказал отступать.


Мы отступили в Эргот.

По дороге мы сожгли мост через пролив. И тут на наши головы свалилась непредвиденная задержка в лице троих несчастных: полуэльфа Лоры, овражного гнома и кендера. Лору я знала по временам Квалинести. Нельзя же было оставлять их на том берегу!

Наверно, вид кендера и овражного гнома на спине Золотой драконицы был забавен.

Я в изнеможении сидела на палубе пиратского корабля.

"Паладайн, за что? Помоги мне, Паладайн!"


Что смертным до того, как мы, Драконы Паладайна, можем слышать Бога Света и говорить с ним?

- Я не понимаю их, - сказала я. - Кве-шу перешли на сторону Тьмы. Покарай меня, если это может помочь!

Он покачал головой.

- Нет, - сказал он. - Это ничего не изменит. Но я могу сказать тебе одно: не теряй надежды. Кве-шу не затемнены, просто их разум помрачен. Судьба Кринна решается не здесь, а в глубинах Даргаард Кипа.

ЭПИЛОГ

Я осталась жива. И Сказочник был жив, когда мы улетали. Он не погиб, я уверена. Остались и Эль, и Сильвара, и Стас...

В Даргаард Кипе восторжествовало Равновесие. Ключ от Портала волею Гилеана завис где-то в астрале, и потребуются новые подвиги, чтобы добыть его. Может, это и к лучшему.


Кто мы, Драконы и смертные? Игрушка Богов или существа, наделенные собственной силой творить мир? Не знаю. Да и неважно. Кем бы ты ни был - Драконом, эльфом, человеком, даже кендером, нужно просто исполнить свой долг. Остаться собой до конца.

Где-то по дорогам Кринна бродит Сказочник, и я не знаю, встретимся ли мы снова. Но я знаю, что ни одно деяние не остается без последствий. И если я узнаю, что когда-нибудь где-нибудь кто-нибудь обидел Сказочника - прилечу и съем. И разбираться не буду.

Действующие лица и исполнители:

Примечания

Данное повествование представляет собой окололитературную форму изложения событий, которые произошли с моим персонажем на Игре "Кринн-95". Разумеется, поскольку повествование ведется от первого лица, то все оценки событий даны с точки зрения Соль, а не с моего. Это глубоко не одно и то же - ведь из того, что Соль полюбила Сказочника, вовсе не следует, что я втрескалась в Виктора Карасева.

Что касается разнообразных претензий, то принимаются исключительно технические. Предъявлять претензии к Соль с момента окончания Игры бессмысленно.

Здесь, разумеется, упомянуты далеко не все эпизоды, имевшие место быть на Игре. Например, диалог с Элераной и поход в Торбардин. К сожалению, у меня в памяти не удержались диалоги, а многие из них были весьма примечательны. Помню отдельные фразы, к которым мне пришлось присочинять диалоги. А жаль, потому что, например, меркнет образ Сильвары.

1. Повествование начинается с фрагмента из моей игровой легенды. А "Предисловие", в сущности, является литературной обработкой выданной мне игровой вводной и прикидок, сделанных мной и Эйтель (Элераной) по пути на полигон. Я злостно подкидывала Эйтель идейки насчет добрых драконов, и, в частности, из этого проистекла следующая сценка:

В купе сидят Ленский (Паладайн, главный мастер), Эйтель и я. Эйтель задает разные вопросы по экономике и т.д. и вдруг спрашивает у Ленского:

- А добрые драконы на игре будут?

- Может быть, - говорит Ленский и нервно оглядывается на меня. Я сижу с милой улыбочкой на невинной физиономии...

Что касается "маразма" Соль - вещь чисто игровая, спущенная на меня Мастерами. Но она довольно удачно дополнила мой образ. К счастью, Соль была девицей не лирического настроя, так что ее рассказ о том, как она обретала самое себя, не изобилует слезами. В принципе, насколько я знаю, мне бы хватило одних бесед с Пиросом и Скаем, но до Ленского я дошла только после встречи с Квевалином (Виктором Карасевым).

2. Я очень хотела после Игры поговорить с Эриком из Питера, игравшим Пироса. По-человечески он мне откровенно симпатичен. К тому же у меня есть привычка извиняться за вранье, даже если это вранье игровое. Бедняга Пирос, он не знал, какую пользу мне принесла эта встреча...

Момент, что именно Пирос убил Гелиоса, я придумала по ходу дела уже на игре. В конце концов, если бы нам пришлось объясняться, он бы не смог меня опровергнуть, разве что оказался бы завзятым пацифистом. Правда, он таким и оказался, ну да ладно.

3. Разговор в исходной форме не лезет в рамки повествования, но достаточно примечателен, чтобы быть приведенным здесь.

- А сколько у тебя хитов?

- В эльфийской форме - два, а в драконьей - восемнадцать.

- А у меня в эльфийской - три, а в драконьей - пятнадцать.

- Наверно, когда мне мои экспы начислят, у меня тоже в эльфийской три будет.

- Наверно. А сколько у тебя дыхание и хвост снимают?

- По шесть хитов.

- А у меня по четыре.

- А ты маг какого уровня?

- Третьего. А лекарь второго.

- Вот когда мне мои экспы начислят, тогда я тоже буду маг третьего и лекарь второго.

Картинка: сидят девушки и рассуждают про свое дыхание и хвост...

4. По правилам, менестрели были 4-х уровней. Виктор вышел в игру менестрелем 3-го уровня, и чтобы получить 4-й, ему надо было устроить полуторачасовой концерт для семи слушателей, причем так, чтобы никто не заснул и не ушел. Слушателей было, мягко говоря, несколько больше семи, и спать никто не собирался. Менестрель 4-го уровня получал "дипломатическую неприкосновенность" - не убивается оружием, пока держится за гитару, - поднимал своими песнями результат любого производственного процесса не в полтора, а в два раза, снимал ими магический ужас, и получал права Мага Второго Уровня (который любой нормальный человек получал только после Испытания). Виктор долгое время был единственным менестрелем 4-го уровня на всей Игре, пока до того же результата не "допелся" Дэн. Но его, как сказано в основном тексте, убили. Что сталось с Виктором, то есть Квевалином - читайте дальше.

5. На самом деле во время визитов Ариакаса и Лорака я сидела в мастерятнике и получала свой "полный статус". Но по игре я сидела у Кагонести.

6. Дело было так. Бежит к нам Сталкер. Сзади идет Хэлл и говорит:

- А вот наконец я нашла подходящий объект, чтобы наслать на него очень крепкий сон! Спишь 15 минут.

- Ты хочешь их пропустить, что ли? - спрашивает Сталкер. - Да я бы их не тронул...

- Я сказала - спишь 15 минут! - отрезала Хэлл.

"Поздно, Маша, пить боржоми..."

7. По правилам кендеры были иммунны к страху, но Нали утверждал, что Лорда Сота даже они боятся.

8. В этой самой Красной Драгонармии нас с Сильварой вычислили в первый же вечер - у них там какая-то на это магия была. Почему с нас после этого за всю игру ни одного хита не сняли - в упор не понимаю.

9. Мы с Сильварой в течение этого дня только и делали, что разбрасывали интеллиджент чеки и смотрели, кто их прочитает. Это было нечто вроде теста, очень подходящее нам для отыгрыша роли: ясно, что если Драконов что-то заинтересует в смертных, то прежде всего именно соображаловка. Я действительно хотела объединить партию Таниса и нашу. Но Танис в упор не понимал намеков: ни в тот раз, ни позже, когда мы ему "приснились".

Вообще момент, который мне очень понравился в этой игре: "тенью дракона" был интеллиджент чек. То есть любое знание по жизни - намек, догадка и т.д. Я считаю, что это совершенно адекватное моделирование. Действительно, часто ли мы в жизни смотрим на тени тех, с кем общаемся? Но если мы знаем, что мы там увидим "нечто", то, конечно, посмотрим. Таким образом, любой, кто как-нибудь заподозрил, что данное существо - дракон, мог "посмотреть на тень", то есть спросить: "А какая у тебя тень?" Выдать могло что угодно - слово, намек, взгляд. Вся проблема в том, как вы читаете интеллиджент чеки. Жестоко и красиво.

10. Оказывается, в этой Драконармии как раз в это время сидел в плену палантасский библиотекарь. Когда на Драконармию напал искомый Соламнийский отряд, этого библиотекаря принесли в жертву. После игры исполнитель его роли грустно сказал мне: "Что же вы меня не спасли?" "Ну откуда же мы знали? Хоть бы ты крикнул." "А у меня рот был заткнут." Страшная судьба, если подумать. Но, на мой взгляд, этот рыцарь был в посмертии вполне вознагражден.

11. Драконы не могли обучаться магии: они как бы владели только теми заклинаниями, которые им даны от рождения.

12. На самом деле эта фраза звучала так: "Что вы противопоставите многохитовым драконидам?"

13. Действительно, была.

14. В ночное время запрещались бои с участием более пяти человек. Нас было четверо. Напасть на нас мог только один, а вот не нападем ли мы сами, никто не мог сказать!

15. Надо было хоть немного отдохнуть, но заснуть я не могла. Где-то в без пятнадцати шесть я вылезла из палатки, и расстроенный дежурный кагонест рассказал мне, что, мол, с утра пораньше пришла Черная Драконица в лице этого самого провожатого и сожгла Кагонести. Я моментально сообразила, что по ряду причин этот "вынос" скорее всего будет аннулирован, и что этой акцией Черные оказали нам великолепную услугу. Если бы этого "выноса" не было, его следовало бы выдумать. Ничего не объясняя кагонесту (мальчик был зеленый-презеленый), я разбудила Виктора, и мы отправились в мастерятник.

Там мы долго разыскивали, в какой из палаток спит Ленский, который был Паладайном и поэтому мастером по металлическим драконам. По дороге меня достали личности из Черной Драгонармии в лице Никодима и Картунов, которые таким образом узнали меня в лицо. Так что деза стала насущной необходимостью. В конце концов мы разыскали Ленского, разбудили и изложили события. Ленский, естественно, спросил, с каких это пор штурмовое время с пяти, а не с шести, сказал, что вынос недействителен, и спросонья собрался разнести этих "выносильщиков", но я сказала, что мы из этого "выноса" себе дезу-прикрывашку сделаем.

16. Забавно, что Дрэгонлэнсы действительно оказались восьмихитовыми!

Вообще-то я стараюсь избегать в повествовании технических словечек типа "хит", "чип". Но из песни слова не выкинуть, а текст не мой, а Виктора Карасева.

17. Так называемый "спектральный миньон". Светлый андед, очень крутой клирик. Поскольку он погиб героически, его выпустили спектральным миньоном самого себя.

18. "Дрови" (Drow) - в традиции "Эльфы Тьмы", живущие под землей. У них белые волосы и черная кожа. Ясно, что с Темными Эльфами типа Феал-Хаса и Даламара они не имеют ничего общего.

19. У нас не было намерения пускать подобную дезу, так что призраки сами ее себе придумали.

20. Так эта песня и была написана.

21. Весь этот эпизод выдуман в соответствии с тем, каким он должен был бы быть. На самом деле задача была - дойти до Даргаард Кипа, войти в него и вернуться. Разумеется, никакого производства драконидов не моделировалось. Просто по условию они делались в Даргаард Кипе (собственно, так и было по книге).

22. По жизни все было совсем не так мирно. Мы с Сильварой потеряли Сказочника и Эля с Даном, очень быстро рванувших вперед, и потом мы и они долго бегали друг за другом. Подняли на ноги весь мастерятник. Когда мы их наконец нашли, мы были готовы их съесть. Но Виктор мудро повременил с пробужданием меня, чтобы я остыла.

23. Этот квест они провели втроем, подробностей не знаю. Нераки как таковой на Игре не было. По-моему, они это выяснили, и мастера им это зачли за добычу Дрэгонметала.

24. Конечно, я хотела бы притащить на обряд Ленского - в том качестве, в котором он сам сочтет нужным. Хоть мастера, хоть Паладайна. Но, поскольку я знала, что Ленский взял тайм-аут, я решила, что на нет и суда нет. В конце концов, жрец Бога есть проводник его воли.

А жаль. Ведь если бы Паладайну это все понравилось, у нас мог бы быть один "true" (истинный) Дрэгонлэнс. Есть там один алгоритм с участием Фисбена. А так - это были "lesser", младшие.

25. Стас из жреца первого уровня стал жрецом третьего, а Эль стал воином четвертого уровня.

26. Песни Виктора снимали страх по жизни. Мы идем, то есть я лечу и думаю: ну и что, что у меня по игре 18 хитов? По жизни не осталось ни одного! (Я так вымоталась.) Эти 18 с меня снимут моментально. Ну ладно, я погибну. Но ведь тогда погибнут и Эль, и Сказочник - вот это совсем плохо, потому что кто же тогда будет магический страх снимать? Виктор начинает петь - страх пропадает. Перестает - я опять боюсь.

27. Лорд Сот, по-моему, оказался умнее, чем в книге. Такой иезуитской хитростью его книжный прототип, кажется, не обладал. Он устроил роскошную показуху, и даже я не знала, что у него на тот момент было 32 хита!