Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Личные страницы
Игры Юмор Литература Нетекстовые материалы


Вабик из смуглолицых

Записки серого волка.

Динке и Баграту.

О, блаженный Валинор ! Страна света, синих гор и голубого неба. Никогда не забыть мне твоё солнце, твои луга, твои чистые холодные воды и твои ветра, с четырех сторон несущие ароматы дальних земель. Здесь мы явились в этот мир, здесь впервые познали его красу, здесь мне суждено было увидеть эти глаза и золотая стрела любви навек пронзила моё сердце. И пусть я всего лишь смертный и краток мой век в этом мире, не нуждаюсь я в покровительстве стихий - достаточно мне лишь благосклонности одной из них.

И может быть тогда, в конце предначертанной мне дороги суждено мне вновь увидеть в смутной морской дали залитые огнями набережные Аваллона, или даже белый прибой, разбивающийся о песчаные отмели на самом краю Амана ...

Кто знает ?

I

День прихода нашего в Земли смертных был пасмурным. С низко плывущих туч на мокрый лес и раскисшую дорогу сыпал мелкий дождик. Далеко позади остались кусты на крутом склоне, где укрылось наше племя, а мы вчетвером осторожно пробирались вдоль дороги, через каменистое русло высокой реки, по лугам, заросшим высокой мокрой травой, сквозь непроходимые колючие дебри. Лес вокруг нас наполнен опасностями, где-то ворчливо фыркала медведица, подзывая детёнышей, иногда среди начинающей желтеть листвы мелькала рыжая шкура рыси. С дороги доносилось позвякивание оружия и отрывистые гортанные команды.

Первого орка мы увидели чуть позже. Он долго шелестел в кустах у реки, так что мы думали, будто там скрывается целое войско и приготовились уже дорого продать свою жизнь. Но он, вывалившись из зарослей, лишь затравлено оглядел направленные на него топоры, поздоровался и дрогнувшим голосом спросил, как выйти к дороге. Дорога проходила в двух метрах за нашими спинами, о чем мы ему и сообщили. Он еще раз поблагодарил нас и вежливо откланялся.

Через пару часов мы вышли к гномьему городу Белегосту. Гномы были приятны в общении и велеречивы, но скучны и негостеприимны, как и полагается настоящим гномам. Нас не пустили дальше гостевого чертога пещеры, где, несмотря на сырость, горел костер и сидело несколько людей из окрестных племен. У ворот крепости по дороге ходили патрули орков, пару раз пролетал дракон, но все вели себя мирно.

Вскоре подошла остальная часть нашего племени. Стемнело и вернувшийся из разведки военный вождь Сабикаш отдал приказ перебираться на место, выбранное для нашего постоянного лагеря.

Ночь была темная, а пустынная в этот час дорога размокла от дождя. За горным хребтом сверкали молнии и громыхал гром, постепенно приближаясь к нам. Надвигался новый шквал и это заставляло нас прибавить шагу, несмотря на ставшие уже невыносимо тяжелыми рюкзаки.

Наконец у отмеченного камнем изгиба дороги, как раз перед огромной лужей, Сабикаш свернул влево и исчез в кустах.

Мы последовали за ним через заросли, вброд перешли быструю речку и выбрались на противоположный берег. Сверху упали первые тяжелые капли. Нескольких мгновений хватило нам, чтобы укрыть вещи, и тут дождь хлынул в полную силу.

Он был не очень продолжительным, но мощным, так что мы, и лес, и трава вокруг успели промокнуть до нитки. Но вот тучи промчались мимо, в небе вспыхнула первая яркая звезда и мы принялись за установку палатки. На ощупь и в почти полной темноте нам пришлось провозиться довольно долго, но вот наконец, все было готово и голодное, мокрое и смертельно уставшее племя волков приготовилось отойти ко сну.

Но судьба и Великий Маниту приготовили нам подарок.

Только мы выставили часовых и приготовились залезть в палатку, как с дороги послышался чей-то крик. Мы насторожились. Через несколько минут крик повторился:

- Эй, Лориэн, ау ! Встречайте свою Владычицу !

Вой, одновременно вырвавшийся из наших глоток, был ему ответом.

- А, это волки - громко произнесла Галадриэль и снова воззвала к Лориэну.

Однако дивная страна все не отвечала, поскольку находилась довольно далеко в стороне. В конце концов вопли заблудившейся Владычицы нам изрядно надоели и Торин толкнул меня в плечо:

- Пошли, повяжем ее !

Мы в темноте перебрались через речку и вышли на дорогу. Невдалеке смутно мерцало белое платье Владычицы. Мы сориентировались по белому пятну и, обойдя Галадриэль с двух сторон, крепко взяли ее за руки. Она не сопротивлялась, когда Торин, аккуратно поддерживая ее под локоток, перевел через речку, одновременно другой рукой захлестывая на ее кисти веревочную петлю. Однако в лагере на сообщение, что теперь она - пленница волков, Галадриэль заявила, что брать в плен ее мы не имеем права и сейчас же должны отвести ее в благословенный Лориэн. Сабикаш с готовностью согласился и молча кивнув на мой безмолвный жест, изображавший пересчитывание монет, исчез с Владычицей в кустах, отделявших наш лагерь от Благословенного Края. Вернулся он вскоре, таща на себе двух оленей ( роль которых выполняли банки совершенно безвкусной австрийской тушенки )

Впоследствии, на многочисленные удивленные вопросы, почему же он так проторговался, Сабикаш ответствовал, что ему было интересно, во сколько Владычица Лориэна оценит себя сама. Впрочем, тогда нашему немногочисленному племени этого вполне хватило на ужин. Поев, мы забрались в палатку и уснули. Только часовой не смыкал глаз до самого утра - первый и единственный раз за всю войну ...

II

Следующий день выдался достаточно сумбурным. Мы сделали открытие, что в волчьем образе бродить по Средиземью гораздо удобнее и безопаснее. Три удара обыкновенным оружием всего лишь отправляли оборотня на десятиминутную регенерацию, а убить нас можно было либо серебряным гномийским кинжалом, либо эоловым мечом, либо заговоренным клинком. Но с гномами мы были в мире, до лагеря темных эльфов было далеко, а оружие на волколаков могли заговаривать только мы сами. Оставалось, правда, еще испепеляющее пламя дракона ...

Первым нашим дальним походом был поход к кабаку. Никаких выдающихся событий в ходе него не произошло, только из Ногрода нас с перепугу обстреляли из арбалетов, да возле перекрестка с дорогой на Ангбанд ко мне привязался тролль. Он долго и нудно угрожал, размахивая дубиной, но потом махнул рукой и отстал. Еще мы спугнули у Дориата целую толпу эльфов и долго гнались за ними по полю, пытаясь объяснить, что мы им не враги и ничего плохого делать не собираемся. Но говорить по-человечески в волчьем обличье затруднительно, и поэтому они нас не поняли.

В кабаке тусовалось все светлое воинство, по крайней мере - его руководство. Здесь заключались браки, военные союзы, плелись интриги, строились козни - и все это щедро разбавлялось двумя напитками с устрашающими названиями "Удар Исилдура" и "Слеза Саурона".

Вокруг кабака тоже плелись свои интриги. Мелкая сошка занималась мелким бизнесом - ловили на дороге эльфиек и продавали их кабатчику по пять монет за штуку. Наиболее благородные при этом вручали девушке кинжал, чтобы она могла разрезать путы и освободиться. Иногда с ними даже делились полученными от кабатчика деньгами. Менее удачливых впоследствии выкупал кто-нибудь из сердобольных эльфов.

Особенно преуспел в подобной деятельности шеф нашей разведки. Сей бизнес настолько пришелся ему по душе, что больше в расположении нашего племени мы его не видели.

Венцом кабацких интриг стал заговор, организованный кабатчицей и кабацким слугой против хозяина этого популярного заведения. Жена кабатчика, которой, видимо, очень хотелось стать вдовой, сговорилась с эльфами, чтобы они захватили ее дражайшего супруга, как только он покинет пределы кабака и продержали до тех пор, пока в кабаке не сменится власть. Однако планы ее были нарушены нашими ребятами, изловившими на дороге ее главного соучастника - слугу. Тут же выкупившийся у эльфов кабатчик предложил нам за право его допроса под наркотиком правды пять монет и всю имеющуюся у него информацию об обстановке в Средиземье. Узнав об этом, Берег ( так звали слугу ) предложил за свою свободу пятьдесят монет. Наши вожди посовещались - и решили не портить отношения с кабаком. В результате слуга солгал на первый же вопрос - и отправился в Страну Мертвых как самоубийца ...

На обратной дороге от кабака нас остановили дракон в паре с орлом Манвэ и потребовали плату за проход по "их" тракту. Дракон был зеленый, кабацкий, а орел - раздолбай явно уже приложился к бутылке со здравуром. Но шутить они не собирались и мы вынуждены были откупиться какой-то мелочью, после чего теплая парочка полетела дальше сбивать бабки с других прохожих.

На Ангбандском перекрестке шла очередная битва. Закованная в броню фаланга урук-хаев сошлась с такой же сверкающей доспехами фалангой нольдоров. В воздухе стоял треск сталкивающихся щитов, лязг мечей и хриплые выкрики, а собравшиеся на склоне холма и на выступах по обочинам дороги зрители, вытягивая шеи, наблюдали за этой картиной. Зрителей было едва ли не больше, чем сражающихся.

Зато на нашем конце Средиземья царила тишина. Орки, вырезавшие накануне почти всех вастаков клана Бара, сегодня больше не появлялись. Слухи о том, что вечером готовится нападение на Хоббитанию оказались ложными и знаменитое "сидение пяти воинств" предпринятое для отражения этой атаки прошло впустую. Ночь мягким черным крылом спускалась на лес, в очистившемся небе засияли яркие звезды, предвещая хорошую погоду. И никто не предполагал, что самые главные события еще только начинаются ...