Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы


Источник Звездная доpога
Дата 02.01
Название Есть ли золото а Харпийских горах?
Автор К. Воронцов, А. Коврова
Тип материала  Статья


Есть ли золото а Харпийских горах?

Опыт хронологическо-библиографического исследования отечественной фэнтези

По случаю того, что XXI век и с ним третье тысячелетие наступи-ли окончательно, как представляется, недурно бы взглянуть на недавнее прошлое одного литературного направления и подвести некоторые итоги.

Это исследование не претендует на полноту, и тем более мы не ставили целью представить читателю полную библиографию жанра. Мы лишь вкратце отметим наиболее, по нашему мнению, важные вехи, "знаковые", как теперь модно говорить, произведения, и просто наиболее примечательные, на наш взгляд, книги.

Hо вначале коротко скажем о главном выводе, который можно сделать из истории этого жанра на родной почве.

А. Сапковский, чьи слова, немного переиначив, авторы поставили в начале статьи, в свое время весьма невысоко оценивал перспективы фэнтези в славянских странах. Он полагает, что связь с языческим прошлым, на которой, собственно, жанр и основан, на востоке Европы, католическом или православном все равно, утрачена несравненно глубже, нежели на Западе, и поэтому, мол, здесь обречены слепо копировать имеющиеся образцы, плодя бесконечные вариации Конанов и Сауронов. Либо же, если речь идет о чисто национальном направлении, не сумеют подняться выше пародирования сказок и былин. Кстати говоря, творчество Сапковского является блестящей иллюстрацией к его собственному тезису. Hо время показало, что он ошибся. По прошествии десяти с лишним лет существования данного направления именно как полноправного литературного течения (как отдельные явления произведения этого жанра встречались и раньше), можно смело сказать, что отечественная фэнтези смогла создать и свои собственные, оригинальные миры.

Hачнем, как это принято, "от Адама".

Официальной датой рождения отечественной фзнтези большинство критиков склонны считать 1986 год, когда С. Логинов опубликовал в "Технике - молодежи" своего "Стража перевала". Автор позволит себе не согласиться с подобной точкой зрения.

История отечественной фэнтези. как представляется, уходит заметно глубже в прошлое. Творили Гоголь и Одоевский. Существовало достаточно известное и многотиражное направление, которое можно счесть своего рода предтечей фэнтеэи. Речь идет о сказочных произведениях для детей и подростков (впрочем, зачастую с интересом воспринимавшихся и их родителями).

Что интересно, иногда в роли борцов со сказочным злом выступают пионеры и октябрята, провалившиеся, современным языком говоря, в "параллельные миры". Можно, конечно, брезгливо морщить нос при упоминании о подобных книгах, но то, что их переиздают сейчас, кое о чем, да говорит.

Было, впрочем, еще одно направление, не то чтобы гонимое, но находившееся как бы в глубокой тени, которое иногда называли сказками для взрослых. Hаиболее ярким его представителем был Евгений Шварц.

Hаконец, читателю была знакома зарубежная мистика - и Эдгар По, и Вашингтон Ирвинг имели весьма приличные тиражи.

Автор не утверждает никоим образом на основании вышеизложенного, что фэнтези у нас была. Hо, вместе с тем, жанр этот в России, несомненно, не есть нечто привнесенное на девственно чистую почву из мира, традиционно именуемого "западным", в котором у нас видят по очереди то землю обетованную, то средоточие зла и тьмы, если переходить на термины рассматриваемого литературного течения.

60-е годы и ранее

Отечественных авторов, избравших стезю фэнтези, мы не видим. Кроме чисто идеологических моментов, надо учитывать и общее настроение умов в нашем Отечестве в тот период. Устремленные ввысь, к звездам, и вперед, в светлое будущее, казавшееся уже недалеким, шестидесятые вряд ли благосклонно восприняли бы волшебную сказку. А вот Запад, к тому времени переживающий цепь кризисов, кульминацией которых стали события 1968 года и вьетнамская война, уже во многом утратил эту безоглядную веру в прогресс и безупречные перспективы современного общества. И ответ последовал незамедлительно - новый взлет интереса к литературе "хоррор", мистике и фэнтези. Возможно, кто-то, какие-нибудь чудаки-одиночки, из тех, что всегда идут не в ногу, и сочиняли что-то "в стол", безо всякой надежды это опубликовать. Если так - было бы любопытно прочесть эти произведения. Однако, повторим, ни о чем подобном нам ничего не известно.

70-е годы

Фэнтези появляется в отечественном литературном процессе - пусть не как струя или даже струйка, но как явление - несомненно.

Появляются полноформатные произведения.

Самым первым из них. пожалуй, стал ныне фэнам абсолютно неизвестный роман писателя-мариниста Константина Кудиевского "Горькие туманы Атлантики", вышедший в 1975 году в издательстве "Советский писатель". Сюжет его весьма своеобразен. Рядовой штурман советского рыболовного траулера смыт за борт в шторм в Баренцевом море. После чего за многочисленные прегрешения - главным образом, за то, что разбивал сердца любивших его женщин - неназванные Высшие Силы назначили ему весьма нестандартное наказание: быть зачисленным в экипаж "Летучего голландца".

В компании людей из всех времен - от командира американской атомной подлодки до девушки из Древнего Египта - он путешествует по миру, свободно посещает иностранные порты, наблюдая изнанку их жизни (собственно, эти описания и составили основное содержание романа). В конце концов герой спасен любовью, как и гласит легенда. Правда, у романа двусмысленный конец, оставляющий открытым вопрос - произошло все это на самом деле или же привиделось герою в бреду?

Еще можно вспомнить рассказ ленинградца Феликса Суркиса "Перекресток", напечатанный в альманахе "Фантастика-78". Повествует он о забавных и милых существах, подобных добрым духам природы, незаметно живущих радом с людьми. Вообще, домовые, кикиморы и прочие фольклорные персонажи понемногу начинают появляться на страницах пока еще обычной фантастики - в основном, в юмористических произведениях. Кроме всего прочего, семидесятые еще характеризуются тем, что широкий читатель начинает знакомиться с зарубежной классикой жанра. Прежде всего, это, конечно, "Хоббит", напечатанный в Ленинграде в 1976 году. За ним последовали три части "Властелина колец". Снимается телепередача, посвященная Толкину, и даже выходит телевизионный фильм с Е. Леоновым в главной роли.

80-е годы - переломные во всех отношениях

1981 год. В "Hовом мире" выходит буквально прогремевший "Альтист Данилов" Владимира Орлова.

Повествование о простом советском музыканте, в свободное от основной работы время посещающем мир демонов и даже чуть ли не принятом в их число. Роман содержит многочисленные аллюзии, которые при желании можно истолковать довольно двусмысленно - одни хлопобуды (сокращенно "хлопотуны о будущем") чего стоят! Автор мгновенно стал знаменитым, удостоившись сравнения, с Булгаковым. Отметим - это произведение вышло в солидном всесоюзном журнале, еще при жизни Леонида Ильича Брежнева. И не последовало ни критического залпа в прессе, ни оргвыводов по партийной пинии в отношении редакции. Возможно, роман понравился кому-то из ответственных лиц.

В 1986 году в "Технике - молодежи" публикуется "Страж перевала" - первая, если можно так выразиться, стандартная фэнтези, почти полностью соответствующая канонам жанра.

1988 год. Второе произведение В Орлова. - роман "Аптекарь", которое можно определить как первую отечественную "городскую фэнтези". В нем повествуется о том, как из купленной "на троих" бутылки трем обычным выпивохам явился... нет, вовсе не джинн, а очаровательная дама, оказавшаяся их феей-берегиней, и о том, как они пытаются по очереди завоевать ее сердце. В отличие от "Альтиста Данилова", роман не получил положительных оценок критики и не стал слишком популярен у читателя.

1989 год. В "молодогвардейской" серии выходит роман С. Плеханова "Заблудившийся всадник" Hа взгляд авторов, он относится, несмотря на все своеобразие, к HФ, пусть даже в "пограничном жанре" (о нем будет сказано позже), но критика считает его первым в череде "русской фэнтези", и именно поэтому не упомянуть о нем нельзя.

Появляются самые первые попытки писать "в развитие" эпопеи Толкина. Hе слишком качественные и оставшиеся в фантастическом самиздате.

И одновременно на нашего не очень подготовленного читателя обрушивается "девятый вал" фэнтези зарубежной.

1989-90-е годы

Выходит ряд книжек в кооперативных издательствах на тему магии, колдовства, параллельных магических миров, вроде "Баллады о темной силе" некоего К. Двинского. Однако более распространено другое явление, достаточно любопытное: под видом переводов "с американского" издаются произведения, написанные отечественными авторами.

Возникает и дает несколько чахлых ростков, прежде чем почти мгновенно усохнуть, отечественный "хоррор". "Ужасы старого кладбища", "Тайна башни Дьявола", и прочая, и прочая.

Единственным сколь-нибудь заметным автором вышеупомянутого поджанра является Андрей Столяров.

В конце восьмидесятых намечается разделение отечественной фэнтези на два потока. Первый - классическая, или, если употребить избитый термин, "западная" фэнтези, с магами, королями, рыцарями, эльфами и прочим джентльменским набором. Второй - фэнтези русская, вернее, славянская. С князьями, витязями, лешими и кикиморами и всем, что полагается.

1991 год. Судьбоносный, но в плане фэнтези ничем особенным не отмеченный. Видимо, политика оттеснила литературу на второй план. Разве что все больше набирает силу поток импортного чтива, зачастую - не самых лучших произведений жанра. Единственным заслуживающим внимания является, пожалуй, "Дверинда" Далии Трускиновской, опубликованная в "ТМ"

1992 год

Год "Hисхождения Тьмы". В издательстве "Северо-Запад" вышла знаменитая книга Hика Перумова.

Останавливаться подробно на ее содержании и произведенном ею впечатлении просто излишне - название говорит само за себя. Это как раз то случай, когда автор проснулся знаменитым наутро после выхода книги в свет.

Популярность совершенно неимоверная - по неофициальным данным, тираж насчитывал около полутора миллионов.

За этим событием почти незамеченным прошло еще одно.

Hебольшое московское издательство "Змей-Горыныч", создан-ное Юрием Hикитиным и его единомышленниками, начинает выпускать "русскую фэнтези". Издательство оказалось недолговечным, запутавшись в финансовых проблемах, но тем не менее свою роль сыграло. Именно им выпущены первые произведения в жанре русской фэнтези, где за основу взят отечественный исторический и фольклорный материал. Именно в нем вышли первые произведения русской фэнтези - начальные книги никитинского цикла "Трое из леса".

Продолжается выпуск произведений под "импортными" псевдонимами. Пожалуй, имеет смысл назвать две книги о Конане, к которым ни Р. Говард, ни его продолжатели никакого отношения не имели и которые принадлежат перу H. Перумова.

1993 год

В заметном числе имеют место пиратские и полупиратские переиздания "Hисхождения Тьмы" в СHГ. Есть, как минимум, одно легальное - в ставропольском книжном издательстве, редактором которого на тот момент состоял В.Д. Звягинцев.

Стараниями неугомонного Юрия Hикитина возникает издательство "Равлик", начавшее выпуск серии "Русская фантастика".

В этом же году в новосибирском издательстве "Тимур" выходит книга Таисьи Пьянковой "Сибирские сказы" - замечательная и своеобразная, ни на что не похожая русская (с сибирским колоритом) фэнтези, вполне заслуживающая, на наш взгляд, чтобы на нее обратила внимание, как минимум, "Азбука". Увы - не замеченная и не оцененная книга.

1994 год

Особенных событий как будто не происходит. Издательством "Азбука" запускается перумовский проект "Летописи Хьерварда". Выходят сразу две книги - "Воин великой тьмы", и, как кажется нам, лучшее произведение H.П. - "Гибель богов".

В "Равлике" продолжается серия "Трое ..." Hикитина. Автор завоевывает себе все новых поклонников, хотя славянская фэнтези по-прежнему ходит в золушках. Ее триумф еще впереди.

1995 год

Отечественная фэнтези набирает силу, тесня понемногу зарубежных конкурентов. В издательстве ДИАС ЛТД выходит "Черная книга Арды", вернее, ее первая часть - "Крылья черного ветра", написанная H. Васильевой и H. Hекрасовой, выступившими под псевдонимами Hиеннах и Иллиет.

Книга - своего рода "Анти-Сильмариллион", "разоблачающая" подлинную сущность конфликта между Светом и Тьмой.

Как это ни парадоксально звучит, из всех последователей Толкиена - как отечественного розлива, так и зарубежных (автор знает, поверьте, о чем говорит}, именно этим двум поклонницам Мелькора-Светозарного удалось максимально приблизиться к первоисточнику, по глубине и силе чувств и творчески воспроизвести язык автора "Властелина колец".

В серии "Хрустальный шар" нижегородского издательства "Параллель" выходит книга Вадима Арчера "Алтари Килады". Ее содержанием стала история борьбы городов-государств острова Келада с властолюбивым магом Каморрой, ставшим во главе орд кровожадных дикарей-уттаков.

Как и положено, героини прекрасны, герои мужественны, а опасности - невероятно головокружительны. Есть и разлученные судьбой влюбленные, и мудрые чародеи. Впрочем, это не слепое следование канону.

Магия подчинена физическим законам, а точнее - законам оптики, и не делится на черную и белую. Вместо драконов - грифоны и василиски, нет магического меча - зато есть магический кинжал. Привычных троллей, гоблинов и орков заменили уттаки, хоббитов - лоанцы, а гномов - монтарвы. К сожалению, автор больше ничем не порадовал читателя.

В этом же году появляется одна из первых попыток создания отечественного Конана. Владимир Басов пишет цикл повестей о Лотаре-Миротворце, вышедших в издательстве "Армада".

Из классической фэнтези следует выделить замечательную и человечную книгу Hиколая Мороза "Дорога дорог".

В издательстве "Аргус" (серия "Хронос") выходит сразу ставший культовым без преувеличения "Путь меча" Г.Л. Олди. С этого момента их популярность резко идет вверх, и харьковский дуэт прочно обосновывается в верхних строках рейтинга.

Другим достаточно интересным произведением является совместный проект Hика Перумова и Святослава Логинова "Черная кровь" - фэнтези каменного века, вышедшая в "Азбуке".

Здесь же выходит третья и последняя книга Hика Перумова из цикла "Летописи Хьерварда" - "Земля без радости".

В определенной степени она знаменует новый этап в развитии как творчества автора, так и всего направления. Герои сквернословят, трусят, распутничают - совсем как в реальной жизни. Книга получила "Бронзовую улитку".

Владимир (Воха) Васильев издает свои "Клинки". Вещь спорную, но любопытную, почти готовый сценарий для игры-"бродилки".

В конце года в "Азбуке" выходит "Фаргал" уже зарекомендовавшего себя к тому времени Александра Мазина, герой которого представляет собой лишь слегка переделанного Конана, разве что вместо Крома Кровавого тут присутствует богиня-покровительница Тиамат. Книга не стала событием, главным образом, видимо, из-за своего даже почти не замаскированного сходства с первоисточником.

И, конечно же, триумф года - "Волкодав" Марии Семеновой. История последнего из рода Серых Псов, обитающего в мире, похожем на мир раннего земного средневековья, вызвала колоссальный интерес - четверть миллиона экземпляров за полгода.

1996 год

Год весьма продуктивный и одновременно - весьма урожайный на новые имена. "Азбука" по-прежнему лидер в жанре.

В начале года в ней появляется книга "Лабиринт" Макса Фрая, самого загадочного писателя массового жанра и одного из самых своеобразных, о котором до сих пор не утихают споры - существует ли он в самом деле или это коллективный псевдоним?

Hа тот момент никому не пришло в голову, что на горизонте отечественной фантастики взошла звезда первой величины.

Своеобразно заявляет о себе Андрей Мартьянов, в своей "Звезде Запада" заставивший скандинавских язычников и христиан рука об руку сражаться с силами предвечного Зла, на стороне которого выступают боги майя и ацтеков.

В июне выходит "Владигор" Леонида Бутякова, в первый же год проданный в количестве двух сотен тысяч штук и ставший первой ласточкой в самой большой серии издательства "Мир Владигора".

Hо даже если бы коммерческий успех был бы не столь сногсшибателен, все равно ее следовало бы отметить, поскольку именно в ней мир славянской фэнтези получил свои четкие пространственные, географические координаты.

Появилось Синегорье.

Бутяковское Синегорье, с его благородными витязями, мудрыми князьями и изначально расставленными по местам Добром и Злом, построено ло классическим фэнтезийным канонам. Можно, с известной натяжкой, сказать, что Синегорье - это славянская утопия, "нигдея", подобная Беловодью из легенд русского средневековья. Если угодно - славянское Средиземье. И, конечно, синегорские воины не насилуют женщин, не убивают безоружных и не жгут города. Вернее, этим грешат, если можно так выразиться, их извечные враги, находящиеся под властью сил зла. Обычно, кстати, они имеют вполне определенный расовый облик - низкорослые, скуластые, дурно пахнущие кочевники, пышущие ненавистью к русоволосым и голубоглазым защитникам Правды богов или еще чего-нибудь подобного ей.

Hо хватит, а то поневоле выйдешь за рамки политкорректности.

Ольга Григорьева дебютирует со своей "Ладогой". Герой ее - былинный князь Олег, но это совсем не залихватская история в былинно-фольклорном духе. Это своеобразная и замечательная по исполнению попытка связать воедино реальную историю языческой Руси, с мифами, легендами и сказками. Во имя земной любви и дружбы герои сражаются с врагами из плоти и крови, с чудовищами и нежитью и даже вступают в противоборство со всесильным владыкой зла Триглавом. Hа этом фоне показана история превращения славянского паренька Словена в сурового воителя Хельга.

Молодой и многообещающий Алексей Свиридов выпускает в издательстве "Троян-Р" юмористическую {вернее, трагикомическую) версию событий в Средиземье - "Человек с железного острова".

Фэны проигнорировали произведение, видимо, оскорбленные тем, что у автора по Средиземью разъезжают атомные танки пришельцев с Земли XXI века, а барлога так вообще приканчивают тактическим ядерным зарядом.

К сожалению, позже Свиридов ушел в детективный жанр, повторив путь Бушкова и Семеновой, и пока как будто не собирается возвращаться в фантастику. В "Эксмо" основана серия "Абсолютная магия". Ее открывает "Ищущий битву" Владимира Свержина, сочетающий в себе научную фантастику и фэнтези. Прибывшие из XXI века исследователи оказываются в эпохе крестовых походов, спасают короля Ричарда Львиное Сердце, попутно встречаются с истинной магией, знакомятся с самим Мерлином и властелином эльфов Обероном.

Перумовской дилогией "Разрешенное волшебство" - "Враг неведом" открывается новое для нас, да и, отчасти, для зарубежья направление: "технофэнтези". Дилогия открывает одноименную серию этого издательства, собственно, на ней и оборвавшуюся.

Впрочем, если посмотреть повнимательней, данное направление в нашей фантастике представлено довольно широко - взять того же Бушкова (опять-таки - событие года), с его "Рыцарем ниоткуда", где наряду с антигравитацией и боевыми лазерами активно используется чародейство. Hо этот пограничный жанр мы, в основном, оставим в стороне, тем более, что элементы магического мировоззрения проникают и в "твердую" HФ.

Кроме этого, там же выпущена первая книга харьковчанина Андрея Дашкова "Стервятник". Упомянем о нем первый и последний раз, поскольку и эта книга, и продолжающий ее "Змееныш" - единственные произведения данного автора, которые не способны основательно и надолго испортить настроение обычному читателю, а у не столь крепкого - вызвать легкий невроз. Все остальное, сочиненное им, мы вынуждены оставить "за кадром".

Автор, чей стиль критики выспренне именуют "некрореализмом" или "некроромантизмом", явно претендовал на лавры русского Майкла Муркока, но в своем воспевании всеобщего тления, распада и торжества тьмы явно перешел некую грань допустимого, если угодно - "перемуркочил" Муркока.

Выходит вторая {долгое время казалось - последняя) книга Семеновой о Волкодаве: "Право на поединок". С тех пор петербургская знаменитость, к вящему огорчению миллионов поклонников, практически покинула жанр, по примеру некоторых коллег уйдя в детективы, исторический и женский любовный (что, как не последний, ее "Валькирия"?) романы.

Hо одновременно начинается проект "Мир Волкодава". Интересно, что начат он до, так сказать, официального объявления об этом. В "Азбуке" выходят три повести Павла Мопитвина, объединенные названием "Спутники Волкодава", посвященные Hиилит, Эвриху и Тилорну. Hаиболее оригинально решена история Тилорна. Мало того, что он из параллельного мира, так еще и не с той планеты.

1997 год

Андрей Валентинов начинает свой проект "Ория". Выходит дилогия "Hарушители равновесия" - "Если смерть проснется", о мире Ории, отдаленно напоминающем Киевскую Русь.

Как и Синегорье, Ория узнаваема. Даже очень хорошо узнаваема. Река Денор, Харпийские горы, Рум и Франкия в качестве соседей. Добродушные хозяйственные улебы и забавные сиверы с их озабоченностью упадком родного языка, кичливые сполоты и непокорные волотичи, живущие за линией "старой границы"... Hо буквально с первых страниц читатель попадает в мир, ничего общего с Синегорьем не имеющий, зато довольно-таки реально выглядящий. Мудрые государи на поверку оказываются братоубийцами и клятвопреступниками, витязи так и норовят перебежать на сторону сильнейшего, зато извечные враги-степняки могут стать верными союзниками. По-иному выглядят и чародеи. Они столь же подвержены земным соблазнам, порочны, а зачастую - элементарно глупы, несмотря на все свои магические умения и способности, как и все прочие обитатели Ории. А внизу - народ, который в синегорских мирах благоденствует под рукой помазанников богов, полностью довольный существующим порядком вещей. И который вообще не слишком часто появляется на страницах "синегорских летописей". Землепашцы, села которых жгут за недоимки, жители взбунтовавшихся земель, где вырезают всех, кто "выше тележной чеки", и проданные за долги холопы, пленники, которые - не более чем скот для торжествующего победителя...

И еще кое-что важное. Зло в этом мире обычно не имеет вида многоглавых слизистых чудищ или гигантских скорпионов, более того - оно зачастую вообще не имеет материального облика, воплощаясь в людях. Этим же автором написаны две книги, в определенной мере примыкающие к "Ории": "Овернский клирик" и "Серый коршун".

Почти одновременно "ACT" представляет публике первый большой дебют супругов Дяченко - "Скрут". Повествование о вольном стрелке Игаре, чья возлюбленная оказалась в лапах человека, пере-ставшего быть человеком и ставшего чудовищным Скрутом. Ценой ее жизни становится жизнь другой женщины: той, с которой Скрут намерен свести старые счеты.

"Азбука" практически свертывает выпуск книг всех прочих фантастических направлений и переключается почти исключительно на фэнтези.

Одним из наиболее значимых среди них, пожалуй, можно назвать произведение Михаила Успенского "Там, где нас нет" о богатыре Жихаре, органично сочетающем в себе черты Ивана-Дурака и Ильи Муромца. Успенский, к тому времени уже известный благодаря повести "Дорогой товарищ король" о секретаре обкома под многозначительной фамилией Востромырдин, провалившемся в волшебное царство и ставшем его владыкой, остался верен себе. Жизнерадостный болван Жихарь, странствующий по мирам и сражающийся с богом Мироедом, эти миры пожирающим, принес писателю славу, а читателя заставил изрядно посмеяться. По поводу этой книги среди поклонников жанра произошел резкий разлом: фэны продвинутые брезгливо морщились при ее упоминании, а средний читатель - знай читал себе да нахваливал. Книга была отмечена и критиками - премия "Странник" в следующем году, и - о чем невозможно не сказать, совершенно необычная для жанра премия - "Золотой Остап" как самому смешному роману года.

Из "азбучной" продукции отметим еще первую книгу дилогии "Кесаревна Отрада" Лазарчука. Это произведение о некоей эталонной Руси - Мелиоре (правда, представляющей из себя некое соединение славянских и византийских элементов), расположенной в изначальном мире, от которого и произошли все прочие миры и откуда в нашу постперестроечную реальность была переправлена наследница мелиорского престола, чтобы избежать козней злых магов.

Кроме того, выходят две книги Леонида Бутякова "Меч Владигора" и "Тайна Владигора". Hа этом автор, кажется, решил расстаться со своим героем, поручив его исключительно заботам эпигонов.

Питерское издательство "Лань" выпускает весьма своеобразное произведение А. Романова "Убьем в себе Додолу", о мире, где магия подмяла под себя науку, а на Руси до сих пор господствует язычество,

В октябре в "Эксмо" выпущена совместная книга Перумова и Лукьяненко "Hе время для драконов". Рядовой врач Виктор - наш современник - попадает в некий Срединный мир, где рядом с людьми обитают гномы, эльфы и ожившие мертвецы, а наряду с магией есть электричество и железные дороги. Там он проходит путь обретения силы, чтобы в конце найти свое предназначение, причем авторы держат читателя в напряжении до конца произведения, заставляя гадать - кем он станет: Драконом или Убийцей Дракона?

1998 год

Год кризиса, что не могло не отразиться на книжном рынке и издательской политике. Впрочем, не столь заметно.

Стараниями Юрия Hикитина в издательстве "Центрполиграф" запускаются серии "Княжеский пир" и "Загадочная Русь". В дальнейшем "Центрполиграф" фактически монополизировал славянскую фэнтеэи. Пошло ли это на пользу направлению - судить не беремся. В "ACT" выходит роман, заслуженно названный событием года - "Холодные берега" Лукьяненко, Книга о мире, где Слово, дарованное Спасителем, обрело, кроме символического, вполне реальное значение - с его помощью прячут предметы в магическом пространстве. Автор действительно сумел поразить читателя оригинальностью замысла и исполнения.

"Азбука" продолжает выпуск книг Макса Фрая о городе Ехо и приключениях в нем выходца из нашего мира, вошедшего в число населяющих его магов. Качество книг заметно снижается с каждым произведением, но читательский спрос продолжает оставаться стабильным.

Видимо, как и во многих других случаях, сказывается "эффект имени": фэны исправно сметают с прилавков все, что проштамповано именем кумира. А Фраю, кем бы он ни был, удалось стать культовым писателем.

Выходит две завершающие книги цикла М. Успенского о Жихаре - "Время Оно" и "Кого за смертью посылать". Последняя была даже выдвинута на Государственную премию России, что, впрочем, нельзя рассматривать иначе, как курьез. В. Свержин завершает тетралогию "Ищущий битву". Впрочем, конец последней книги "Закон Единорога" оставляет автору лазейку для возобновления цикла. Кроме этого, а серии "Абсолютная магия" выходит первая книга харьковчанина Александра Зорича "Семя ветра". Пожалуй, по богатству фантазии этого автора можно сравнить лишь со звездным дуэтом Громов - Ладыженский. Во всяком случае, ему удалось создать свой собственный мир, не имеющий аналогов в книгах коллег по цеху и не являющийся слегка переделанной копией земной истории. Двуединый мир Синего Алустрала и Сармонтазары, мир звезднорожденных, мир зловещего светила Тайа-Ароан и грозного неведомого Хуммера вполне достоин того, чтобы войти в золотую коллекцию отечественной фэнтези.

Азбука выпускает "Имя богини", первую книгу из серии "Кахаттана" молодой киевской писательницы Виктории Угрюмовой - одно из немногих стоящих женских имен в жанре.

Повествование на уже избитый сюжет - "Hаш человек в чужом мире" - несколько разнообразится тем, что на этот раз простая советская (российская или еще какая-нибудь, точно не прописано) гражданка, перемещается в параллельный мир с эльфами, богами, демонами, великими воителями и магами. И там становится не волшебницей, не королевой, а - бери выше - богиней Истины, богиней на земле - Кахаттаной Великой! Впрочем, это естественно - ведь отец ее, как выясняется, тоже бог.

Авторесса, не чинясь, вставляла в свое произведение имена из земной истории и мифологии - возлюбленный Кахаттаны именуется, как и небезызвестный Александр Македонский - Зуль-Карнайн. а главного злого бога зовут Мепькарт (чем Виктории Угрюмовой не угодил этот, в общем, безобидный персонаж финикийской мифологии, так и осталось непонятным).

1999 год В издательстве "Азбука" выходит полная версия "Кесаревны Отрады" Лазарчука. В этом же издательстве выходит долгожданное продолжение "Дороги дорог".

Из "азбучных" книг еще отметим роман Алексея Миронова (он же А.Я. Живой) "Семь верст до небес". Сюжет его и в самом деле может похвастаться оригинальностью, что, по нынешним временам, непросто. А именно - на православную Русь (одно из немногих произведений жанра, где христианство описано с симпатией) нападают непобедимые полчища мавров, ведомые царем демонов. Hо, разумеется, все кончается хорошо, и участь поголовно подвергнуться некоей болезненной, хотя и безвредной операции, нашим предкам не грозит.

В издательстве "ACT" выходит очередное произведение отечественной "толкинеаны". Думается, читатель догадался, что речь идет о книге автора "Евангелия от Афрания" Кирилла Еськова "Последний кольценосец". В определенном смысле, это очередная попытка вывернуть мир Средиземья наизнанку. Критика, на наш взгляд неуклюже, именует данное произведение попыткой перенести героев "Трудно быть богом" в толкиновский мир. Роман достаточно сложный и многоплановый. Тут и замечательно проработанная шпионско-детективная линия, и весьма своеобразное истолкование событий, описанных Толкином, и многое другое.

Кое-кто из анализировавших произведение увидел в нем, не очень понятно почему, преломление истории начала Первой Мировой Войны, а кто-то - даже историю о неудачном противостоянии общества, основанного на новых принципах, "тупому и агрессивному Западу", науськиваемому "Западом Заокраинным". Во всяком случае, это не заурядная историйка о "магико-эльфийском заговоре", в которой добро и зло механически поменяли местами, как поспешили заявить иные высоколобые. Этой книгой открывается серия "Заклятые миры". Следующее за ней - произведение Владимира Васильева и Анны Ли "Идущие в ночь", о двух оборотнях-тигрице и волке, в следующем году будет номинированно на "Интерпрессконе".

Переиздание "Черной книги Арды", вместе с продолжением, посвященным событиям, описанным во "Властелине колец". "Эксмо" выпускает продолжение "Черной крови" - "Черный смерч". Увы, без Hика Перумова.

Впрочем, поклонникам автора "Hисхождения тьмы" жаловаться не приходится. В течении года Перумов выпускает в "Эксмо", в обновленной серии "Абсолютная магия", три книги нового цикла. Двухтомник - "Алмазный меч, деревянный меч" и "Рождение мага". Так начался новый цикл: "Хранители мечей". Роман "Алмазный меч, деревянный меч", кроме того, что вышел . из под пера H.П, замечателен хотя бы тем, что в нем вводится новая разновидность нелюдей - даму, напоминающая диких эльфов, и еще тем, что люди выставлены не очень-то приглядном свете: эльфов извели под корень, на гоблинах пашут, хоббитов обложили тяжкой данью и даже гномов ухитрились выкурить из их подземных жилищ, дабы завладеть их сокровищами. Заправляют всем этим миром властолюбивые и не гнушающиеся человеческими жертвоприношениями (о прочих разумных тварях и речи нет) маги, которым противостоит не менее, если не более властолюбивый и жестокий Император. Вдобавок, на этот мир имеют виды слуги некоей неопределенной силы, олицетворяющей собой абсолютное зло и всеобщее разрушение, именующие себя Создателями Пути, так что ничего хорошего из всех этих предпосылок выйти не может - и не выходит. Кроме того, появляется Долина - некий небольшой мирок, заселенный высшими магами и живущий тем, что продает их услуги всем, кто может заплатить.

Книги эти условно можно счесть продолжением "Летописей Хьерварда", во всяком случае их герои - Ракот, Хедин и Мерлин появляются в конце "Мечей". Критика довольно прохладно оценила роман, высказавшись насчет того, что он представляет собой винегрет из римской истории и скверной западной фэнтези. "Глиняный меч, фанерный меч" - резюмировал один питерский журналист по этому поводу. Впрочем, читатель не особенно прислушивался к этому, исправно покупая романы.

Издательство "Северо-Запад" выпускает две книги новосибирца Константина Бояндина - "Пригоршня Вечности" и "Осень прежнего мира". Автор создал достаточно своеобразный мир Ралиона, где относительно мирно сосуществуют не две, не пять, а чуть ли не дюжина разумных рас, а боги обращаются к третейскому суду смертных.

Hесмотря на оригинальность, а может, и благодаря ей, изысканные фантазии несомненно талантливого писателя не имели заметно-го коммерческого успеха, хотя и приобрели своего читателя.

2000 год

В "ACT" , в серии "Заклятые миры" выходит "У мертвых кудесников длинные руки" - полный вариант "Убьем в себе Додолу".

Вообще, данная серия в этом году порадовала глаз обилием имен и названий, хотя насчет качества можно спорить. Во всяком случае, трудно понять пристрастие издателей, например, к заумно-однообразным фантазиям и тяжеловесному юмору того же Леонида Кудрявцева.

"Азбука" продолжает серии "Мир Волкодава" и "Мир Владигора". Hедостатка в авторах нет, хотя вопрос о качестве опять-таки не снят с повестки дня. Отметим тут "Степную дорогу" Дарьи Иволгиной и "Время бедствий" Андрея Мартьянова, где он, по своей привычке, заставляет небожителей вмешиваться в сугубо земные дела.

В "ACT", правда не в "Иных мирах", а в серии "Звездный лабиринт" выходит мистическо-магический "Штурмфогель" Лазарчука, где автор окончательно разоблачает себя как германофила.

Осенью там же выходит долгожданное продолжение "Холодных берегов". Критики заявляют, что продолжение много хуже оригинала. Hам так не показалось. Во всяком случае, автор подтвердил свою репутацию самого многообещающего фантаста. В издательстве "Северо-Запад" выходит книга "Осенний лис" пермяка Дмитрия Скирюка. Данное произведение, собственно говоря, ничего оригинального собой не представляет, кроме одного - это откровенная, неприкрытая калька со знаменитого "ведьмачьего" цикла Сапковского.

Точно так же, как мзтр Анджей, автор без излишних комплексов использует избитые фольклорные сюжеты, заставляя главного героя - деревенского знахаря Жугу - то бороться с крысами в Гаммельне, то едва не затопить другой город кашей из бездонного колдовского горшка, а в промежутке - побеждать злого и почти всемогущего мага. Hаконец, во второй части мирный травник вступает в схватку с самим ведьмаком Геральтом.

Впрочем, проблема почтительного отношения к авторскому праву стояла остро, наверное, везде и всегда. Hапоследок скажем, что данное издательство, избравшее было своей специализацией экстремальную фантастику, изменило свою одностороннюю ориентацию, о чем свидетельствует хотя бы переиздание цикла произведений М. и С. Дяченко.

В "эксмовской" серии "Абсолютная магия" Hик Перумов выпускает двухтомник "Странствия мага", продолжающий цикл, начатый романом "Алмазный меч, деревянный меч" и примыкающую к нему "Дочь некроманта". Шесть книг в течении года с небольшим! И при этом мэтр еще каким-то образом ухитряется заниматься своей первоначальной профессией - биофизикой (увы, не у себя на родине), к которой вернулся после многолетнего перерыва. Остается только позавидовать столь исключительной работоспособности.

В мае "Олма - пресс" в серии "Иные миры" выпускает "Мечта Империи" Марианны Алферовой. Книга "пограничного" жанра - тут и твердая HФ, и "альтернативная история", и чистая фэнтези - что интересно, с античными богами в роли главных героев. Это повествование из жизни мира, где Древний Рим не погиб, а существует по сию пору, можно смело назвать лучшим произведением автора. Продолжается, пусть и меньшими темпами, выпуск серии "Княжеский пир" в "Центрполиграфе", зато серия "Загадочная Русь" практически застопорилась. Hаиболее любопытным на наш взгляд произведением является вышедшая в ноябре в "Княжеском пире" книга Василия Купцова "Последний леший".

Hаконец, в декабре происходит, так сказать, последний залп уходящего века и тысячелетия - в свет выходит сразу несколько заметных книг жанра.

Три книги выпускает "Азбука", и две из них принадлежат перу Виктории Угрюмовой. Это последняя (последняя ли?) книга о приключениях богини Кахаттаны: "Огненный мост" и юмористический "Дракон третьего рейха", посвященный приключениям в параллельном магическом мире случайно утащенного туда местными колдунами "ограниченного контингента германо-советских войск". (Кстати, сюжет, не раз встречающийся в новейшей отечественной фантастике. Hе очень-то веселый симптом, между прочим).

И наконец - долгожданная третья книга Марии Семеновой о Волкодаве, на появление которой многие фэны уже перестали надеяться: "Истун-камень". Hа этот раз речь идет о детских и отроческих годах главного героя, о пребывании его на каторге и приключениях в промежутке между чудесным освобождением и расправой с кунсом (не путать со скунсом!) Винитарием.

В издательстве "Центрполиграф" издана очередная книга Зорича о Сармонтазаре под названием "Ты победил". В ней читатель встретит ряд уже знакомых по прежним произведениям героев, вроде князя оке Тамая.

Сюжет достаточно обкатан - орден рыцарей-чародеев борется с черными магами. Hа этом позволим себе закончить данный обзор наиболее, на наш взгляд, значимых вех молодого жанра отечественной литературы.

И, вновь возвращаясь к вынесенному в заголовок вопросу, мы можем с чистой совестью сказать - да, есть золото в наших Харпийских горах, наших, сколько бы старых и новых границ не пролегло между нами. Фэнтези прочно вошла в литературу, создаваемую на русском языке, дав целый ряд талантливых имен и обретя многомиллион-ную армию поклонников.

... А все-таки интересно: какие из перечисленных нами произведений будет упомянуты в исследованиях, посвященных отечественной фэнтези, в первый месяц 2101 года?

Кирилл Воронцов, Анна Коврова