Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы


Источник Информполис
Дата 18.10.00
Название Гэсэр в стиле "фэнтэзи"
Автор А. Махачкеев
Тип материала  Статья


Гэсэр в стиле "фэнтэзи"

Теперь бурятские улигеры излагаются в духе Толкиена и Желязны.

5 октября в Национальной библиотеке состоялась презентация нового издания эпоса «Абай-Гэсэр» в изложении Папы Тушемилова. Новое издание дало повод после памятного празднования 1000-летия Гэсэриады обратиться к вечному и неиссякающему источнику бурятской словесности. И теперь он подпитывает творчество бурятских писателей, поэтов и художников.

На той же презентации «Абай-Гэсэра» присутствовала Виктория Алагуева, участвовавшая в художественном оформлении издания. Но мне ее представили не только как художника, но и как писателя фэнтэзи. Представляете – теперь бурятские улигеры излагаются в духе Толкиена и Желязны!..

Рисует она давно. Закончила Иркутское училище искусств, работала бутафором, оформителем в Усть-Орде, Ангарске, Иркутске, Братске, Улан-Удэ. На работе делала все, что прикажут или закажут, а вот Гэсэриада… Это было у нее для души. «Гэсэр» - это ведь так интересно, там такой красочный фантастический мир. А ведь, кроме узкого круга специалистов: филологов, писателей и художников, мало кто интересуется эпосом».

Есть классические серии Гэсэриады - Сахаровской, Пурбуева, Шонхорова. В двух словах. У Сахаровской несколько приземленная, а потому близкая и понятная. Пурбуев создал другой мир - сумрачный и отрешенный, наполненный кафкианской энергетикой. Шонхоровская графика филигранна по исполнению и реалистична по духу.

У Виктории своя интерпретация - легкая и женственная и даже по-дет-ски непосредственная. Возможно, потому, что она сама такая: творчество ведь почти всегда обнажение собственного «Я». А возможно, потому, что излюбленная техника исполнения у нее - гуашь и компьютерная графика. «Компьютер дает возможность добиться максимальной объемности, выпуклости и мельчайшей проработки деталей: складок, теней, - и от этого, как ни странно, образы приобретают фантастичность и жизненность», - говорит она.

Вообще она не ограничивает себя какими-либо рамками и канонами. Поэтому добуддийские мифические герои соседствуют у неё с персонажами, сошедшими с танка. Эдакий синтез, волшебная сказка с ощущением безграничной внутренней свободы и насыщенного цвета... и «всюду дракончики, и везде присутствует Бог».

Но это еще не все. Алагуева едина в трех ипостасях: она еще пишет стихи и прозу. Со стихами все более-менее понятно: белый стих, верлибр, любовная лирика. вот с прозой посложнее. Здесь и сказки, и притчи, рассказы или фэнтэзи в восточном стиле, хотя не только в восточном, кроме гаруд, тигров и драконов Луу, тут же и тюльпаны, Кай и Герда и кентавры. Кажется, объять необъятное все-таки возможно. Впрочем, все это увлекательно, с чувством меры и вкуса. И стоит окунуться в ее фантастический мир и кажется, что ничего невозможного на свете нет - вплоть до появления бурятского «Властелина колец».

Александр Махачкеев