Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


"Арда неискаженная" Линой

Время и место действия: Эа, n-е отражение Арды, от Айнулиндалэ до Дагор Дагорат
О чем: Метафизический кошмарик об Арде Неискаженной, оказавшейся на пару порядков страшнее Арды Искаженной. Довольно-таки логичная в рамках заданной модели мира картина, несколько очень удачных образов и изящных парадоксов. Однако, увы, рассказ является прежде всего художественной иллюстрацией к философскому тезису, художественность его вторична по отношению к метафизике и философии...
Кому: Дискуссионерам и любителям интеллектуальных игр.
Стоит ли читать: Скорее, да.

ИМХО Гарета:


Pro: Внутренняя логичность рассказа, сюжетное решение, довольно оригинальное для литературы фэндома...
et Contra: ...но отнюдь не оригинальное для мировой литературы. Холодноватая рациональность текста. Философски спорная концепция.

Гарет


Формально этот текст – альтернативная история, но реально ее следовало бы именовать апокрифом к ЧКА. Изначальные посылки вполне прозрачны, цитирую: “Эру растерялся!!! …В первом Сценарии Арда умерла до прихода Первых Детей. Эру стер ее. Дальше – больше. Четверть Ард уже уничтожены. Интересно, сам Единый понимал ли до конца смысл Диссонанса? (И Единый ли… стоп, еретик, не теперь)”. В общем, после фактического утверждения, что Эру не является Единым и слова “еретик”, овеянного романтикой темных апокрифов и особенно песен, вопросов к автору нет. У меня есть только один вопрос – к Гарету: где он узрел “сюжетное решение, довольно оригинальное для литературы фэндома”. Вся оригинальность, ИМХО, исчерпывается заголовком.
Автор целенаправленно подгоняет всё и вся под свою концепцию. Например: “Традиционное ликование было обыденностью, но, не зная печали, радость сделалась пресной и картонной”. Типичная подмена понятий. Во-первых, между “традиционным ликованием” и “радостью” разница, мягко говоря, наличествует. Во-вторых, если личность умеет радоваться, то отсутствие печали никак не влияет на сие умение. Но идея чистой, светлой (гм, в разных смыслах этого слова) радости автору чужда больше, чем аллергику – запах цветов.
В тексте появляется более чем знаковая форма “Гортхауэр”. А Мелькор – он чудесным образом “помнит” ту, другую Арду. Невоплотившуюся.
“– Меня зовут Финвэ, – в ответ назвался эльф.
Мелькор вздрогнул.
(Ты?! О, я не убью тебя… здесь… Но твой сын не сделает Сильмариллей. Что ж, это к лучшему).

Память и боль. Ах да. Где-то я это уже читала.
Я даже не знаю, как определить жанр этого произведения. Это не повесть – в ней нет собственного сюжета, это беллетризованная концепция, еще одна попытка в духе ЧКА доказать, что Мелькор – единственная опора мироздания, а Эру – узколобый тиран, неспособный к подлинному творчеству.

Альвдис


Обсуждение на форуме