Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


С. Бережной

Хронические сквозняки Арды

Ниэннах, Иллет. КРЫЛЬЯ ЧЕРНОГО ВЕТРА. Черная книга Арды:
Летопись 1.- М.: ДИАС Лтд, 1995.- 672 с. [суперобложка]

Опубликованный ныне текст давно известен среди отечественных любителей Толкина как "Черные хроники Арды". Издан он (по совершенно непонятным мне соображениям) как перевод, авторы - Н.Васильева и Н.Некрасова - названы переводчиками. Если учесть, что книга предназначалось в основном только для членов толкин-движения, прекрасно осведомленных о том, кто и с какого языка это перевел, подобные маневры выглядят излишне сложными. Впрочем, у каждого свои игры...

Прежде всего замечу, что книга весьма специфична по содержанию - это как бы "Сильмариллион" Дж.Р.Р.Толкина, рассказанный с точки зрения "темных сил". Я читал "Сильмариллион", неплохо его помню, но для чтения "Черных хроник" этого явно недостаточно. Предполагается, что читатель должен знать "Сильмариллион" досконально, почти наизусть. Только при этом условии он будет воспринимать "Черную книгу" более-менее адекватно. Лишь постоянно соотнося изложенные в ней события с эльфийским эпосом, можно понять, откуда берутся и куда исчезают отдельные герои. Иногда описана завязка ситуации, развязка которой есть в "Сильмариллионе", - и наоборот. Это делает "Черную книгу" произведением крайне зависимым от первоисточника и задает очень специфические правила восприятия текста. Возможно, не все эти правила я сумел уловить, но, тем не менее, я рискну-таки сформулировать свою оценку.

Книга произвела на меня на редкость тягостное впечатление. Как бы ни был феминистичен (с моей точки зрения) "Волкодав" Марии Семеновой, "Черная книга Арды" его в этом смысле переплюнула. Мелькор, Темный Властелин Арды, у Васильевой и Hекрасовой получился до приторности слащавым. Поначалу меня не покидало ощущение, что авторы приняли на вооружение весь опыт создателей пасторальных сказочек о добром дедушке Ленине - вплоть до высказываний, чуть ли не дословно повторяющих реплику из фильма "Человек с ружьем": "А говорили - с гору ростом, и неуязвим... Надо же... А ты вроде и не очень велик, а такое можешь, что... уж не знаю, как и сказать...". Из той же оперы и сцена, когда детишки играют на руках у Мелькора.

Авторы почему-то считают уместным вставлять реминисценции на Священное Писание. Увечья Мелькора подозрительно напоминают стигматы Христа. И оцените, как авторы - на мой взгляд, вполне сознательно - мучают этого несчастного Властелина Тьмы. Ему калечат кандалами руки, потом пропарывают ногу, потом раздирают когтями лицо, потом Берен своим кинжальчиком ему щеку дырявит, потом Мелькор разучивается летать (я так и не успел понять, что он это умеет делать), под конец его венчают шипастым железным венцом (аллюзия на терновый венец Христа) и с песнями выкалывают ему глаза. Садизм какой. И для чего? Для того лишь, чтобы этого калеку потом могли жалеть все желающие.

Жалеть Мелькора желают все позитивные персонажи - и мужчины, и женщины, и эта жалостливость составляет, по моему ощущению, процентов шестьдесят содержания книги. Это все странно напоминает американские коммерческие "больничные романы", в которых медсестры всенепременно влюбляются в несчастненьких юношей без ноги, руки или головы. Про такие приемчики еще Остап Бендер говаривал - "низкий сорт, нечистая работа".

При этом завязка книги казалась мне нетривиальной - ровно до тех пор, пока авторы утруждали себя придумыванием мотиваций поступков Мелькора. Hо как только им не удалось изобрести приемлемое объяснение для совершенно очевидной пакости - злобственного угашения Двух Древ Валинора, - как авторы решили не обращать более на мотивы Мелькора никакого внимания.

Действительно, диверсия Мелькора и Унголианты (мотивы последней нам - и авторам - тем более неясны; видимо, просто захотелось пошалить) против Деревьев выглядит в контексте предшествующих событий просто мелким хулиганством. Никаких доводов в объяснение этого поступка Васильева и Некрасова не приводят. Точно так же чистейшей бытовой разборкой выглядит последующая драчка Мелькора с Унголиантой. Да зачем он с ней вообще связался-то, господи!? Hет ответа...

Совершенно непонятно, зачем авторам понадобилось подробнейшим образом воспроизводить легенду о Берене и Лютиэнь. В "Сильмариллионе" это уже есть - рассказанное с той же точки зрения и даже почти теми же словами. Неужели вся эта бодяга понадобилась для того, чтобы Гортхауэр (ради такого случая решивший впервые в жизни превратиться в волка) мог торжественно капитулировать перед Лютиэнь и чтобы Берен мог из чистой вредности ковырнуть Мелькора ножичком (хорошо, хоть в глаз не попал). Мелькор же в это время спокойно притворяется спящим, чтобы, не дай бог, не помешать Берену тырить Сильмарилл, который Властелину Тьмы, видимо, совсем не дорог.

Про гномов авторы забыли напрочь сразу после постыдной сцены уязвления Илуватаром создавшего гномов Ауле. Участие этого народа в истории с гибелью Тингола читатель должен домыслить сам.

Такое впечатление, что авторы просто разрывались между стремлением во всем следовать "Сильмариллиону" и необходимостью создавать свою версию. Если сначала им все-таки удавалось сохранять какую-то творческую самостоятельность, то где-то ближе к середине книги призрак Профессора их одолел и полностью подчинил своей воле. Сюжет превратился в бесконечное повторение одной и той же ситуации: эльф/человек забрел в замок Тьмы и увидел/услышал Темного Властелина - и проникся/не проникся его благодатью - и ушел/не ушел, а потом умер/не умер. На большее воображения авторов просто не хватило... Исследовав все возможные вариации этой темы, авторы оказались перед необходимостью закругляться, так как писать вроде бы уже и не о чем.

Впрочем, нет - был еще суд над Мелькором в Валиноре. Кстати, действо сие ясно показывает, что авторы частенько не понимали, зачем они подвигают героев на нравственные подвиги. Видимо, ради самого процесса.

Обращение Намо-Мандоса в веру Мелькора выглядит вполне достоверно и пристойно - но это было еще до хулиганства, учиненного Мелькором над Деревьями. В дальнейшем - и на суде тоже - Намо (Мандос!) выглядит просто безвольным нытиком. Он ни единым словом не попытался возразить против деспотизма Манве. Что-то пробовал сделать Ирмо, что-то прохныкала в защиту Мелькора Ниенна, - а Намо только добросовестно молчал в тряпочку. Умница. Для чего обращался-то?

Зато предательство Курумо авторы постарались раскрыть со всеми подробностями. Майя Мелькора, созданный им, отторгнутый от него, но вернувшийся, а затем предавший - и пытающий его. Какой потенциально сильный образ! Но и здесь мотивы сводятся к какому-то мелкому карьеризму - "выколю Мелькору глаза - повысят в должности..."

Впрочем, финальное ослепление - очевидная закольцовка. Эру, по версии авторов, сам ослепил себя перед тем, как приступил к творению Эа. Видимо, Васильева и Некрасова хотели с самого начала дать читателям понять, что создатель Эа от летания во тьме над бездною слегка подвинулся рассудком. В этом же убеждает его патологическая лживость - Валар он просто проходу не дает бесконечным враньем, которое авторами постоянно подчеркивается.

Остается разве что отметить, что книга сделана с большой любовью. Издатели настолько дорожили этим текстом, что даже не дали его редактору почитать. Страница 176: "он ушел в замок Аханаггер, кося с собой Книгу". Представляю эту сцену. Или совершенно потрясающий глюк на стр. 459-460, когда Мелькор ПЯТЬ РАЗ ПОДРЯД повторяет одни и те же три предложения - такое впечатление, что у него проигрыватель заело...

Редкие иллюстрации тоски у меня не вызвали - они вполне в духе книги.

А суперобложки я так и не видел

С чем и остаюсь при своем мнении, но без чувства глубокого удовлетворения - Сергей Бережной.



www.vulkanstavkazerkalo.com