Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


"Последний кольценосец" К. Еськов


Скандально известный текст, вызвавший волну негодования среди толкиенистов...

Впрочем, страсти спали почти столь же быстро, как и появились. И стало очевидно, что книга Еськова - просто добротно сделанное fantasy-произведение, которое портит лишь одно - то, что его действие происходит не в своем мире, более того, - в мире, который автор не любит, играючи преобразуя его на свой лад.

А в остальном - очень даже ничего... Лихо закрученный сюжет, масса красивой экзотики, удачные находки. Правда, обилие откровенной чернушности в стиле "злобные светлые мучают белопушистых не-светлых" изрядно смазывает впечатление.

Гарет


Возвращаясь к книге Кирилла Еськова, я, следуя беспристрастной методе Эйзенштейна, определил бы ее стиль, как стиль популярного ныне в России бульварного криминального чтива.  То, что подобные книги находят читателей и ценителей среди тех, кто знаком с книгами JRRT, печально, потому что  это - гниение.

Толкиен отдалил, отстранил мир Арды от реального мира,  пропитав его эльфийскими чарами,  роковым предопределением, тайной, живым присутствием Валар. При этом он имел полную возможность нафаршировать  свой Волшебный мир магией всех цветов - и удержался от этого, проявив удивительное чувство меры и вкуса.  Именно этой тончайшей ирреальностью Арда покорила жителей Земли.  Теперь Арду  возвращают в земную грязь, И ЧИТАТЕЛЯМ ЭТО НРАВИТСЯ!

Кирилл Еськов не похож на идиота, и он должен бы понимать, что Арагорн НЕДАРОМ не похож на земных авантюристов-узурпаторов престолов. Следовательно, он считает идиотами своих потенциальных читателей, прекрасно понимая, что в современной гнилой России книги про всяких "Бешеных" идут гораздо более ходко, чем бредни английского чудака, всю жизнь писавшего в стол и только и придумавшего, что роскошные декорации.

Барк


Белое солнце Средиземья
Аннотация на "Последнего кольценосца" К. Еськова

Оказывается, историю, знакомую нам по "Властелину колец", придумали победители, чтобы опорочить своих врагов. На самом деле все было совсем не так!

Мордор был прогрессивной промышленной державой, в которую вторглись войска Арагорна - авантюриста и негодяя. Хоббиты тихо-мирно просидели в своих норках всю военную кампанию. А подлинная опасность угрожала Средиземью из-за недальновидных поступков самого Гэндальфа.

После разгрома Мордора разведчик Сухов, военврач Петька и извлеченный ими из песка гондорец Саид взялись за спасение мира от опасности, о которой поведал умирающий назгул. И для этого нужно всего-то стащить зеркальце Галадриэль, в десяток центнеров весом, да столкнуть оное в жерло Ородруина. К счастью, Саид оказался переодетым Штирлицем - поэтому далее завертелся крутой "экшн" с мордобоем, шпионскими играми и маскарадом... Впрочем, кажется, в книге использованы совсем другие имена.

Фантастика - это реальность, отраженная в зеркале фантазии. Именно поэтому в книге так много знакомых деталей, а в географии угадываются то Венеция, то Латинская Америка.

Если вы думаете, что шпионский роман и фэнтези несовместимы, непременно прочитайте "Последнего кольценосца". Еськов - сильный конкурент Геворкяна в жанре приключенческой фэнтези.

Блестяще написанный провокационный роман. Это редкий случай, когда первая книга незнакомого автора производит столь мощное впечатление.

А. Волегов


У всех фэндомских произведений есть один общий недостаток. Пиетет по отношению к профессору Толкину. Даже авторы самых извращенных апокрифов и гнусных стебов держат на губах виноватую улыбочку "Дядя, вы нас не бейте... Мы не нарочно...". Скромный английский профессор всегда будет третьим в компании автора и произведения. С ним будут спорить, его будут оскорблять, с ним будут пытаться сравниться. Но в том, что профессор Толкин - глыба и матерый человечище не будет спорить никто.

А вот Еськов пресловутого пиетета не испытывает. Совсем. Да и Средиземье для него - не более, чем большая и антуражная сцена, на которой не только можно, но и нужно ставить свою собственную пьесу, не оглядываясь на то, что ставилось на ней ранее и какие аналогии усмотрит в этом зритель. Роман Еськова похож на творение советского механика-любителя, собирающего из найденного на чердаке железного лома велосипед или транзисторный приемник. И плевать ему, что из этого чайника пил сам Савва Морозов, а эти спицы когда принадлежали бабке Нюре и бабке Свете, враждовавшим друг с другом пуще Монтекки и Капулетти.

"Последний кольценосец" - не произведение по мотивам Толкиена. Это странный конгломерат, с изящной небрежностью собранный из фрагментов, образов и сюжетных ходов и архетипов множества книг, фильмов, пьес, наверное даже компьютерных игр. И вклад Йена Флемминга или Тома Клэнси в создание книги не меньше, чем вклад Толкина. Хотя и менее заметен. Это произведение бессмысленно читать как апокриф - он написано другим языком, другими образами, основано на других предположениях. Не ищите в велосипеде Еськова спиц бабы Нюры. Оценивайте его как велосипед, а не как продукт переработки спиц и чайника, как самостоятельный роман, а не как переделку Толкина. Тогда и только тогда он вам понравится.

Автолик


Шпионы вечны. Шпионы были, есть и будут во всех мирах, всех временах и всех культурах. Бытие определяет сознание, в частности, погода определяет политические процессы. Это - два столпа, на которых стоят девять сотен килобайт еськовского романа. На фоне картонных декораций абсолютно нежизнеспособных культурных, общественных и экономических процессов живут и действуют атмосферные фронты и агенты полудюжины разведок. Обаяния раннеперестроечных брошюрок общества "Знание" и романов Форсайта у Еськова не отнять, но все остальное - смотрится очевидной отпиской. Раз уж положено описывать быт и нравы вымышленных стран, Еськов вынужден черкануть пару абзацев, чтобы читатели и критики отвязались.

Крепко сбитый шпионский детектив Еськова оказался безнадежно испорчен убогими фэнтезюшными конструкциями и тоскливо-шаблонными культурными реминисценциями. Так что бросайте "Последний кольценосец" и берите в руки "Баллады о Боре-Робингуде", где есть все то, чтоб было хорошего в "Последнем кольценосце", но нет вставляемых с кислой миной на лице пресловутых конструкций и реминисценций.

Алекс Вельх