Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Зеркало эльфов

Кирилл Еськов "Последний Кольценосец" Москва: АСТ, 1999 - 512 с. (Серия "Заклятые миры"). 10 000 ту. (п)

Очередным продолжением или "вольным переложением" Толкиена нашего читателя сегодня уже не удивишь. Скорее, удивиться должны те, кто читал более раннюю, малотиражную книжечку Кирилла Еськова "Евангелие от Афрания". Действительно, как мог автор тонкого и интеллигентного "Евангелия..." опуститься до столь низкопробной попсы и "перумовщины"?

А почему, собственно, нельзя - если даже солидные авторы в наше время начинают писать продолжения к Стругацким в серию сборников "Время учеников". Тем более, что роман Еськова вовсе не является продолжением эпопеи Толкиена, каковым было перумовское "Кольцо Тьмы", а представляет собой своеобразную проекцию толкиеновского Средиземья на наш мир. А действительно, как все должно было происходить, если бы в мире Профессора действовали привычные нам и обычные для нашего, не "фэнтезийного", мира закономерности - биологические, социальные, геолого-ландшафтные?

Строго говоря, этот роман с полным основанием можно было бы назвать научно-фантастическим. Все геополитические события, имевшие место в Средиземье конца III эпохи, имеют у Еськова ясную экономическую и политическую подоплеку. А их легендарно-историческая часть, если она в эти причинно-следственные взаимосвязи не укладывается, относится автором к разряду мифа - при этом тоже подчиняясь законам возникновения и существования мифологии. Таким образом, на базе эпической фэнтези автор конструирует свою "sciens fantasy", где наука равноценна магии, а борьба добра со злом заменяется обычной межгосударственной политикой, хитросплетения которой - особенно подробности работы разномастных спецслужб - прописаны в романе с видимым удовольствием.

Не исключено, что, подобно роману Ника Перумова, эта книга тоже вызовет весьма отрицательную реакцию многих толкиенистов. Действительно, эпически-возвышенный расклад сил заменен в ней военно-политическим детективом в весьма современном стиле, а многие из благородных толкиеновских героев прямо-таки "облиты грязью", а точнее - превращены в обыкновенных политиков и политиканов. Однако если Перумов все-таки писал "классическую фэнтези", действия которой развиваются по законам фэнтезийно-мифологического мира, то у Еськова изображен мир отнюдь не фэнтезийный. Да и средневековый он лишь отчасти - тот же Мордор уже прошел этап "классического" фэнтезийного феодализима и превратился в развитое империалистическое государство.

Нет, автор вовсе не инвертировал конфликт Света и Тьмы, как это может показаться сначала, не переставлял местами Добро и Зло (с заглавных букв), как это попытались сделать авторы "Черной книги Арды". Подобные традиционные для фэнтези понятия в романе просто отсутствуют. Эльфы у Еськова не злые и не добрые - они просто Чужие. Это другая раса и другая цивилизация, преследующая свои цели, и выживание людей не является необходимым граничным условием для достижения этих целей (вполне по Лиддел-Гарту). Эльфам надо, чтобы людская цивилизация продолжала оставаться в средневековом состоянии - и значит Мордор должен быть разрушен. Мордор тоже отнюдь не является светочем добра, просто это самое развитое и самое прогрессивное государство Средиземья. В том числе и по социальному устройству - здесь быстро развивается техника, наука, культура, существуют уже зачатки "европейского" парламентаризма. Чем-то он похож на имперскую Германию времен Первой Мировой войны. Кстати, расстановка сил, характеры героев, их манера поведения вкупе с прилагающимся к этому военно-политико-шпионским антуражем тоже вызывают упорные ассоциации со временами полковника Редля и Мата Хари. Впрочем, с таким же успехом здесь можно увидеть и знакомые черты бравого герцогства Алайского - впрочем, безнедежно проигравшего свою последнюю войну с крысоедами...

Но войны проигрываются и выигрываются, а люди остаются. Люди, которым необходимо не только жить, но и ощущать себя людьми. Поэтому для героев Еськова, кем бы они не были и на чьей стороне не сражались, на первом месте всегда остается честь - кстати, понятие вполне феодальное и фэнтезийное. Но временами эта честь требует понять поверженного противника, а иногда и осознать его правоту. К сожалению, вот это последнее исключительно редко случается в фэнтезийных романах, где истина и правота разложены по полочкам изначально. Поэтому умный и прекрасно написанный роман Кирилла Еськова, на мой взгляд, делает большую честь отечественной фэнтези.

Владислав Гончаров

(Сокращенный вариант был опубликован в журнале"Если" № 12 1999)