Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Нэсса, Хольгер

Рецензия на "Последнего кольценосца"

Видимо, история повторяется, потому что почти все, происходящее в связи с "Последним кольценосцем", уже происходило - в первую очередь в связи с "Кольцом Тьмы". Была точно такая же шумиха среди читающей публики вообще и особенная неприязнь со стороны толкиенистов. Только восторгов было поменьше - по причине откровенно низкого качества книг и больших претензий автора: Еськов хоть высказывается относительно корректно, да и "Последний кольценосец" написан намного лучше "Кольца Тьмы" - грубых смысловых ляпов типа "чешуйчатых кольчуг" или "кольчуг, которые не по зубам мечам эльфов" у Еськова не наблюдается.

Итак, что мы имеем в случае "Последнего кольценосца"? Как справедливо заметил Вальрасиан в своей рецензии, книга насквозь вторична, причем каждая ее составляющая сама по себе не плоха, но первоисточнику уступает и существенно: шпионские приключения Джеймса Бонда круче приключений Тангорна (не говоря уж о героях книг более серьезных, чем Флеминг, авторов шпионских романов вроде Ле Карре), толкиеновская идея выбросить Кольцо в Ородруин гораздо лучше мотивирована, чем идея выбросить в тот же Ородруин Зеркало Галадриэли (Зеркало-то ладно, но объяснения насчет выбрасывания палантира вообще никуда не годятся), пафос противостояния "черных и пушистых" мордорцев (не надо открещиваться, есть у Еськова дифирамбы в адрес Мордора, в самом еще начале книги) злобным (а больше глупым и упертым) светлым гораздо больше способен выжать слез в исполнении Ниэннах, на глубокий психологизм тоже не тянет - герои не совсем картонные, но сложности и неоднозначности им не хватает, а вот архетипичност! и - выше крыши (Авантюрист, Куртизанка, Шпион, Ученый-на-Войне, Обманутая Девушка - это архетипы, но архетипы нашего времени, в отличие от большинства фэнтезийных), быт же прописан не хуже, чем во многих других книгах подобного жанра, но тоже не блестяще, чувство юмора присутствует, но только в такой степени, чтобы произведение не было откровенно занудным. В итоге "Последний кольценосец" - это среднего качества произведение, вряд ли способное вызвать интерес вне связи с Толкиеном. Поэтому восторги читающей публики не представляются уместными.

Однако они имели место. Нам кажется, потому, что для современного русского человека в нестабильной экономической и идеологической нашей обстановке идеи Толкиена чужды и неприятны. Но литературные достоинства и вообще масштаб "Властелина колец" слишком значительны, чтобы можно было наводить какую бы то ни было серьезную критику. Авторитетом, так сказать, давило. Лазейкой из этой ситуации могла бы послужить книга на том же материале, но с другими идеями. "Кольцо Тьмы" и "Черная книга Арты" этой задачи не выполнили: "Кольцо Тьмы" по причине откровенно низкого качества, а "Черная книга Арты" - из-за внутритолкиенистской направленности. "Последний кольценосец" же,содержа столь милые и родные сердцу современного читателя идеи и понятия, оказался неплохо написан и даже понятен людям, не читавшим Толкиена. Успех был если не гарантирован, то весьма вероятен. Что и выполнилось.

У толкиенистов, естественно, реакция была совершенно другая - как и в случае с Перумовым. Отвращение и неприязнь.

Во-первых, как Еськов, так и Перумов уничтожают то волшебное чувство попадания в сказку, которое характерно для мира Толкиена, а также, кстати говоря, и мира Ниенны. В мирах что Еськова, что Перумова явно не хватает красоты, тонкости, незабываемого сказочного очарования - вместо этого вниманию читателя представлена грубая, жестокая сила, но при этом в случае Еськова вся книга пропитана еще и цинизмом, который представлен как необходимая компонента мировосприятия. Если у Толкиена и даже в ЧКА граница Добра и Зла прорисована достаточно резко, и для Добра характерна исключительная чистота и честность, то у Еськова непонятно, а чем, собственно, его Тьма привлекательнее его же Света. С обеих сторон грязные интриги, пошлость в поступках и словах. Да, сейчас эта грязь в литературе стала уже общим местом (вспомним все эти наши детективы, где следователи не слишком отличаются от преступников!). Но те, кто читают фэнтэзи, ожидают от книги именно того, что там будет мир, непохожий на ! наш, избавленный от многих его пороков, и прежде всего от всеобщей безнравственности. Поэтому такая книга, как "Последний кольценосец" нравится не традиционным любителям фэнтэзи, воспитанным на Толкиене, Маккеффри, Урсуле, а совсем другому кругу читателей - поклонникам Бушкова и "ментовских" сериалов.

Во-вторых, в "Последнем кольценосце" наблюдается редкостная смесь культур и технологий абсолютно разных исторических эпох, а также жанров повествования, и связанная с этим удивительная надуманность всей конструкции. Тут и Умбар, похожий то ли на средневековую Венецианскую республику, то ли на сообщество пиратов Вест-Индии, тут и "гранты Аннуминасского университета", тут и Совет в Лориене, сильно похожий на советское Политбюро.

В-третьих, и это характерно для любого продолжения Толкиена, упрощаются или лишаются смысла многие сложные коллизии исходного сюжета, отсекается целый смысловой пласт, связанный с философией или мифологией. Арагорн, символ надежды и "божественной власти", отсылающий нас к многим мифологическим источникам (см. статью Иллет о "Правде короля"), превращается в заурядного авантюриста, эпизод с войском мертвых утрачивает мотив проклятия и искупления, сопоставление детской любви-обожания Эовин к Арагорну и взрослой("от которой дети бывают" (с) Блейз) - к Фарамиру превращается в банальное "обманутая женщина нашла себе лучшего мужчину".

В-четверых, куча мелких и досадных недостатков: плохая прорисованность положительных героев, сентиментальность и шаблонность любовных сюжетов (как будто сшедших со страниц современного дамского романа), грубый и вульгарный язык, которым изъясняются герои, причем эти вульгаризмы плоски, явно излишни и ничего нового к характеристике героев не добавляют (в отличие, например, от сочного и выразительного, хоть и более вульгарного языка Сапковского)

И уж если Еськов называет воскресение Гэндальфа "роялем в кустах", то во много раз больший "рояль" - это уничтожение Зеркала Галадриэль при помощи Вековечного Огня, который, оказывается, можно передать через Палантир. Да, Толкиен не упоминал, что стало с Зеркалом. Но ведь из слов Галадриэли ясно, что Зеркало просто утратит силу с уничтожением Кольца Всевластья, так же, как и эльфийские кольца. И не имеет смысла его уничтожать.

Все вместе это может вызвать только разочарование. Потому что больше ничего не получить от книги, в которой нет ничего вызывающего явную симпатию.

Но! Разве мало существует гораздо хуже написанных произведений, в которых положительные герои еще более нежизненны и не намного более обаятельны, чем отрицательные, хэппи-энд отсутствует, либо весьма относителен, либо натянут, а язык еще более исковеркан совершенно излишними вульгаризмами? Почему на них не обращают внимания, а набросились на еще далеко не худший образец подобной литературы, мимо которого прошли бы, если бы он никоим боком к Средиземью не относился? Разумных причин для этого не видно. Посему, не стоит и говорить лишнего о таком малозначительном образце постсовесткой фэнтези, как "Последний кольценосец".



http://www.zalogplus.ru/ как взять ссуду под залог недвижимости.