Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Элоэна

Рецензия на "произведение" С.Сухинова "Война сказок".

Скажу сразу: я затрудняюсь в вопросе классификации этого "произведения". Для рассказа оно слишком объемно, а для повести или романа - недостаточно серьезно. О литературных недостатках этого произведения я также затрудняюсь высказать собственное мнение, скажу только, что по структуре оно напоминает не самый удачный роман В.Винниченка "Солнечная машина": точно также растянута до невозможного состояния первая часть, а вторая и третья скомканы, как будто автору надоели не только описываемое им общество, но и его собственные герои.

На первый взгляд это произведение может напоминать советскую фантастику: критика общественного строя, основывающегося на жестких оценках социальной принадлежности каждого из его членов и тотальной слежке каждого за каждым. Я искренне люблю советскую фантастику, но мне это произведение больше напоминает футурологические рассказы Р. Сильверберга о монадах. Тот же социндекс, определяющий положение (в буквальном смысле) в обществе и в монаде (крайне примитивная модель, надо сказать: чем выше индекс, тем выше этаж, на котором живет счастливый обладатель этого индекса). Та же система всеобщей слежки и социальной непротиворечивости членов общества друг другу. Но если Р.Сильверберг дает четкую основу для своих выкладок, то С. Сухинов этим, похоже, брезгует. На совести автора остаются следующие недочеты в описании общественного строя:

1. По каким-то необъясненным читателю причинам пустует материк, на котором почему-то каждый третий безработный.

2. Непонятен экономический аспект прибыльности Домов: это не единственный вид экономической организации (в отличие от монад Р.Сильверберга), следовательно, необходимо было дать хоть какое-то объяснение этому явлению.

3. Интересно, что происходит с теми, кто состарился: если все обитатели каждого этажа сходны по семейному положению, возрасту и уровню доходов, то неужели при взрослении детей они так и остаются на своем этаже, мешая другим лицезреть приятные картины молодых и счастливых лиц. И вообще, как происходит передвижение по вертикали Дома (помимо передвижений по социндексу )? Ответ на этот вопрос читатель также волен додумывать сам.

4. Воспитание детей. В частности, вундеркиндов. Для такой строгой и жесткой социальной структуры необходимым является соответствующее воспитание, и не с 10-12 лет, а лет с 2-3, а то и раньше. Да, конечно, немалую роль играет воспитание в семье, но и общество обязано озаботиться этим, и чем раньше, тем лучше. А для того, чтобы раскрыть способности юных вундеркиндов, просто необходимо начинать учить их по специализированной программе с 5-6 лет.

Именно эти недочеты и препятствуют нормальному восприятию хода повествования. Замечу только, что ценность футурологических произведений состоит в выделении какой-то конкретной социальной проблемы, и разворачивании во времени сюжетной оси, определяющейся это проблемой. Исходная же проблема (или явление) в этом случае также остается за гранью доступного читателю. Я так и не поняла, почему отказ от ядерного оружия и всеобщее разоружение привели к таким вот нехорошим последствиям, как запустение территорий материка (почему-то он один остался, во всяком случае об остальных материках ничего не говорится, а материк упоминается всегда в единственном числе).

Но если бы автор следовал хотя бы этим, пусть и недоработанным, предпосылкам, то сюжет был бы более понятным. Потому что автор сам от этих же предпосылок и отказывается: девочка, прошедшая страшную школу жизни к свои 12-ти годам, так и не научилась сдерживать свои эмоции. Замечу, что подобная школа жизни развивает способность к выживанию любыми доступными методами, и если наиважнейшим из них декларируется непротиворечивость общественно-социальному строю, то любой ребенок научится не проявлять свое взгляды открыто. Особенно если ребенок играет в шпионов и находится на задании на вражеском объекте . Автору, похоже, совершенно незнакома подобная школа жизни. В результате появилась психологически совершенно недостоверная сцена: в самый неподходящий момент у девочки вдруг возникает неуправляемое чувство протеста, которое и приводит к желаемому для автора повороту сюжета. Создается впечатление, что у автора или просто не хватило воображения для решения этой проблемы, или он настольько не уважает собственных читателей, что даже не соизволил подумать над сюжетным ходом.

Но оригинальное мышление автора не ограничилось (увы) только построением некой футурологической картины мира. Центральной (исходя из названия) идеей следует считать загадочный Проект, в сущность которого и будет проникать любознательный читатель. Идея Проекта заключается в некоторой ломке психологии социально неустойчивых детей с помощью знакомых всем любимых детских образов. Непонятны некоторые аспекты этой идеи в целом и ее реализации в данном произведении, а именно:

1. Почему идеальным местом для ломания детей под соцсистему должен стать заповедник, напичканный героями сказок? Неужели дети, прошедшие специализированные интернаты, испугаются каких-то орков, черных всадников, уродливых василис прекрасных и проч.?

2. Рядом с детьми будет ДОБРЫЙ и МОГУЩЕСТВЕННЫЙ маг Гэндальф, их помощник и проводник (причем помогать он им будет не за страх, а за совесть). Вот если бы он таковым не был, а, скажем, где-то на середине пути дети поняли бы, что единственный человек, которому они доверяли в этом заповеднике, предает их и водит кругами, и все такое... Это можно было бы понять - действительно один из методов психологической ломки.

3. Детям выдают луки, мечи и реальных противников. Перевоспитание в этом случае невозможно в принципе: прав тот, кто сильнее и хитрее, и дошедший до конца и выживший будет еще более опасным для системы, чем до замечательной прогулки.

4. Для уничтожения детей существует много других, не таких дорогих и изощренных методов. И что случится с теми, кто прошел весь маршрут? Это тоже так и осталось тайной, покрытой мраком...

Название также мало соответствует содержанию произведения: никаких двух или более сказок в этом произведении не существует. Существует только одна страшная сказка, реализованная в Проекте и война детей против этой одной сказки.

Отдельным вопросом являются посвящение и финальный, так сказать, аккорд "Впереди Саманту и ее друзей ждали новые испытания". Несчастная Саманта Смит заслуживает, как мне кажется, более серьезного и уважительного отношения, а что касается оригинального и своеобразного "to be continued", то неужели нас ждет что-то еще столь же талантливое и многогранное, принадлежащее перу гениального автора?


P.S. Единственным более-менее удачным сюжетным ходом являются появление и действия хоббита. До самого конца произведения читатель волен предаваться размышлениям на тему: Живой ли хоббит? Откуда он взялся? Причем здесь хоббит вообще?