Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Thaliorne

Нежданные гости

Жил-был во Тьме Мелькор. Не в какой-то там мерзкой грязной сырой Тьме, где со всех сторон висит паутина Унголиант, но и не в жаркой адской Тьме, где нет ни солнца ни звезд и противно пахнет серой. Нет, Тьма была Изначальная, а значит - благая.

Она освещалась идеально круглым, как иллюминатор, солнцем, выкрашенным оранжевой краской, с сияющими протуберанцами со всех сторон. За солнцем располагался небесный свод, похожий на черную простыню, но черную простыню без дырок и краев и тоже очень благоустроенную: свод был усыпан звездами, вокруг звезд вертелись планеты, и всюду были люди, так как Мелькор любил людей. Тьма тянулась все дальше и дальше и уходила в бесконечность, но не до самых Чертогов Безвременья. Всюду во Тьме пролегали Пути - много-много Путей Людей. Мелькор не признавал классового неравенства: Видящие, Помнящие (целая куча Помнящих), Наблюдающие-звезды и Слушающие-землю обретали общее посмертие и, более того, воплощались заново.

Наш Мелькор был весьма могущественным Айну по имени Алкар. Айнур проживали вокруг Чертогов Безвременья с незапамятных времен и считались божественными не только потому, что были могучи, но и потому, что с ними никогда и ничего не приключалось и они не позволяли себе ничего неожиданного: всегда можно было угадать заранее, не спрашивая, что именно скажет тот или иной Айну по тому или иному поводу. Но мы вам поведаем историю о том, как одного из Айнур втянули-таки в приключения и, к собственному удивлению, он начал говорить самые неожиданные вещи и совершать самые неожиданные поступки. Может быть, он и потерял уважение Валар, но зато приобрел... впрочем, увидите сами, приобрел он в конце концов или нет. Автор нашего Мелькора... кстати, кто такой Мелькор? Пожалуй, стоит рассказать о Мелькорах подробнее, так как в наше время они стали редкостью и сторонятся Туповатого Народца, как они называют нас, толкинистов. Ростом Мелькор велик, примерно вдвое выше нас. Бороды у Мелькора нет. Волшебного в нем тоже, в общем-то, ничего нет, если не считать волшебным умение быстро и незаметно собирать толпу последователей в тех случаях, когда всякие бестолковые, неуклюжие верзилы, вроде Валар, недоуменно хлопают глазами. У Мелькора стройная осанка: одевается он строго, преимущественно в черное, украшений не носит, потому что на руках у него от века жесткие металлические браслеты и ожоги, как и на лице. Только на лице порезы. У Мелькора длинные ловкие темные пальцы на руках, горделивое лицо; смеется он непередаваемым айнурским смехом (особенно, если что что-нибудь учудит, а чудит он, как правило, дважды в день, если получится).

Теперь вы знаете достаточно, и можно продолжать. Как я уже сказал, автор нашего Айну, то есть Мелькора, был легендарный Старый Профессор, живших По Ту Сторону Воды, то есть пролива, располагавшегося в углу карты. Поговаривали, будто давным-давно кто-то из Мелькоров предался злу. Глупости, конечно, но и до сих пор во всех Мелькорах и в самом деле проскальзывало что-то не совсем обычное: время от времени кто-нибудь из клана Мелькоров пускался на поиски Негасимого Пламени во тьму внешнюю. Он исчезал вполне деликатно, и семья старалась замять это дело. Но факт остается фактом: Мелькор считался не столь почтенным Айну, как Манвэ, хотя, вне всякого сомнения, был сильнее. Нельзя, правда, сказать, что после того как Мелькор увидел звезды, он когда-нибудь пускался на поиски Негасимого Пламени. И все же вполне вероятно, что Мелькор, по виду и всем повадкам точная копия своего солидного благопристойного братца, получил в наследство какую-то странность, которая только ждала случая себя проявить. Такой случай не подворачивался долго, так что Мелькор успел стать взрослым солидным Айну, он жил-поживал в прекрасной несотворенной Тьме, в той самой, которую я так подробно описал в начале главы, и казалось, он никуда уже не двинется с места. Но случилось так, что однажды в тиши утра, в те далекие времена, когда во вселенной было гораздо меньше миров и больше спокойствия, а звезды были многочисленны и сияли ясно, Мелькор парил после завтрака, внимая песни миров. И как раз в это время мимо проходил Илуватар.

Илуватар! Если вы слыхали хотя бы четверть того, что слыхал про него я, а я слыхал лишь малую толику того, что о нем рассказывают, то вы были бы подготовлены к любой самой невероятной истории. Истории и приключения вырастали как грибы всюду, где бы он ни появлялся. Он не бывал в этих краях уже давным-давно, собственно говоря, с того дня, как умер его друг Старый Профессор, и Мелькор уже успел забыть, каков Илуватар с виду. Так что в тот день ничего не подозревавший Мелькор просто увидел какую-то фигуру в сиянии. У фигуры было две руки и пронзающее око, а еще огромный, больше самого Мелькора, трон.

- Сердце мое в ладонях твоих! - произнес Мелькор, желая сказать именно то, что пришедший велик: чело его ярко сияло и взгляд пламенел. Но Илуватар метнул на него острый взгляд из-под густых косматых бровей.

- Что вы хотите этим сказать? - спросил он. - Просто констатируете факт? Или утверждаете, что вы теперь мой ученик - неважно, что я об этом думаю? Или имеете в виду, что нынче я должен быть всем учителем?

- И то, и другое, и третье, - ответил Мелькор. - И еще - что в такой дивный день отлично глядится на звезды. Если у вас есть труба, присаживайтесь, смотрите! Торопиться некуда, целая вечность впереди! И Мелькор уселся на звездный путь и скрестил ноги.

- Прелестно! - сказал Илуватар. - Но мне сегодня некогда смотреть на звезды. Я ищу участника Творения, которое я нынче устраиваю, но не так-то легко его найти.

- Еще бы, в наших-то краях! Мы простой мирный народ, Творения не жалуем. Бр-р, от них одно беспокойство и неприятности! Еще, чего доброго, гармония из-за них разрушится! Не понимаю, что в них находят хорошего, - сказал наш Мелькор. Затем достал из складок плаща Книгу Памяти и начал читать, притворяясь, будто забыл о старике. Он решил, что тот не внушает доверия, и надеялся, что старик пойдет своей дорогой. Но тот и не думал уходить. Он сидел, откинувшись на спинку трона, и, не говоря ни слова, глядел на Мелькора так долго, что тот совсем смутился и даже немного рассердился.

- Сердце мое в ладонях твоих! - произнес он наконец. - Мы тут в творениях не нуждаемся, благодарствуйте! Поищите компаньонов в Асгарде или на Олимпе. Он хотел дать понять, что разговор окончен.

- Для чего только не служит вам эта фраза, - сказал Илуватар. - Вот теперь она означает, что мне пора убираться.

- Что вы, что вы, милейший сэр! Позвольте... кажется, я не имею чести знать ваше имя...

- Имеете, имеете, милейший сэр, а я знаю ваше, мистер Мелькор, и вы мое, хотя и не помните, что это я и есть. Я - Эру, а Эру - это я! Подумать, до чего я дожил: Мелькор отделывается от меня своим "сердцем", как будто я пуговицами вразнос торгую!

- Эру! Боже милостивый, Илуватар! Неужели вы тот самый Единый, которого описал Старый Профессор в своей волшебной книге - ее еще открываешь сам, а закрыть можешь только по приказу? Тот, кто задавал на дружеских песнопениях такие дивные темы про людей и эльфов, келвар и олвар? Тот самый, кто творил такие неподражаемые миры? Я их помню! Какое великолепие! Мы взлетали кверху, точно гигантские огненные валы, и зажигали звезды в сумеречном небе!

Вы, вероятно, уже заметили, что Мелькор был вовсе не так уж прозаичен, как ему хотелось, а также, что он был большим любителем огней.

- Бог мой! - продолжал он. - Неужели вы тот самый Илуватар, по чьей милости такое множество духов пропали невесть куда, отправившись в сотворенные миры? Любые - от Амбера до Хаоса. Они даже уходили Путем Людей! Бог ты мой, до чего тогда было инте... я хочу сказать, умели вы тогда перевернуть все вверх дном в наших краях! Прошу прощения, я никак не думал, что вы еще... трудитесь.

- А что же мне делать? - спросил Господь. - Ну вот, все-таки приятно, что вы кое-что обо мне помните. Во всяком случае, вспоминаете мои миры. Значит, вы не совсем безнадежны. Поэтому ради вашего автора я дарую вам то, что вы у меня просили.

- Прошу прощения, я ничего у вас не просил!

- Нет, просили. И вот сейчас уже второй раз - моего прощения. Я его даю. И пойду еще дальше: я возьму вас участвовать в моем творении. Меня это развлечет, а вам будет полезно, а возможно, и выгодно, если доживете до конца.

- Извините! Мне что-то не хочется, спасибо, как-нибудь в другой раз. Всего хорошего! Пожалуйста, заходите ко мне на чашку чая в любой день! Скажем, завтра? Приходите завтра! До свиданья! И с этими словами Мелькор повернулся, юркнул в круглую черную дыру и поскорее захлопнул ее за собой, стараясь в то же время хлопнуть не слишком громко, чтобы не вышло грубо, - все-таки Илуватар есть Илуватар.

- Чего ради я пригласил его на чай? - спросил он себя, направляясь во тьму. А Илуватар долго еще стоял за входом и тихонько покатывался со смеху. Потом подошел поближе и нацарапал на черной дыре некий странный знак. Затем он отправился прочь прочь, а в это время Мелькор как раз размышлял о том, как ловко он увернулся от творения. На другой день он, в общем-то, забыл про Илуватара. У него была неважная память, и ему приходилось делать заметки в Книге Памяти, например: "Илуватар, чай, среда". Но накануне он так разволновался, что ничего не записал. Как раз когда он собирался пить чай, кто-то встал на Путь, и тут Мелькор все вспомнил! Он сначала бросился в кухню, поставил на огонь чайник, достал еще одну чашку с блюдечком, положил на блюдо еще пару кексов и тогда уж побежал к двери. Только он хотел сказать: "Извините, что заставил вас ждать!", как вдруг увидел, что перед ним вовсе не Илуватар, а какой-то голубой пурпурно-фиолетовый айну в темных одеяниях; блестящие глаза его так и сверкали из-под темного капюшона. Едва Путь отворился, он шмыгнул внутрь, как будто его только и ждали. Потом повесил плащ с капюшоном на ближайший крючок и с низким поклоном произнес:

- Мандос, к вашим услугам.

- Алкар Мелькор - к вашим! - ответил хозяин, который от удивления даже не нашелся что спросить. Когда молчать дольше стало уже неловко, он добавил:

- Я как раз собирался пить чай, не присоединитесь ли вы ко мне? Прозвучало это, быть может, несколько натянуто, но он старался проявить радушие. А как бы поступили вы, если бы незнакомый айну явился к вам домой и безо всяких объяснений повесил у вас в прихожей плащ, будто так и надо? За столом они просидели не долго. Собственно, они только успели добраться до третьего кекса, как Путь снова задрожал, еще сильнее, чем раньше.

- Извините! - сказал Мелькор и побежал встречать. "Вот наконец и вы!" - так собирался он встретить Илуватара на сей раз. Но это опять оказался не Илуватар. За дверью стоял прохладно мерцающий серебристо-зеленый айну в смутных одеждах. Он тоже прошмыгнул внутрь, едва отворилась дверь, как будто его кто-то приглашал.

- Я вижу, наши собираются, - сказал он, заметив на вешалке плащ Мандоса. Он повесил рядышком свой и, прижав руку к груди, сказал:

- Лориен, к вашим услугам.

- Благодарю вас! - ответил Мелькор в совершеннейшем изумлении.

Ответил он, конечно, невпопад, но уж очень его выбили из колеи слова "наши собираются". Гостей он любил, но он любил знакомых гостей и предпочитал приглашать их сам...