Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Талиорне

Дневник одного Гоблина

Настоящий отчет о ХИ 19** года представляет собой на самом деле комментарий к отчету Ивана Толкина. Несмотря на то, что его рассказ безупречен с точки зрения беллетристки, мне кажется, он во многом упустил, не сумел передать тот сумасбродный колорит той игры, который и составляет большую часть приятных воспоминаний.

Итак. Вначале немного ругани в сторону мастеров - ну как же без этого. Натуралистичность - это, конечно, хорошо. Нора Бильбо получилась потрясающая, хотя тот и наотрез отказался копать траншею глубиной в человеческий рост и накрывать ее крышей (как требовали мастера). Понять, что дверь должна быть круглой, я тоже могу, так что мой щит мастера одолжили вполне уместно. Но вот чего я не понимаю, так это какого Моргота Гэндальфу потребовалось царапать на щите перочинным ножиком грабительский знак! Догоню - убью!! Нельзя было дать Гэндальфу хотя бы кусочек мела? Так же лично у меня вызвали нарекания орлы. В правилах было четко написано - один орел может нести одно (прописью - ОДНО) существо. Почему же, когда наша команда загнала наконец этот отряд на деревья и как раз заканчивала подвязывать красные флажки вокруг них, ЧЕТЫРНАДЦАТЬ ОРЛОВ ухитрились унести тринадцать гномов, хоббита и Гэндальфа? (И Беорн еще заявляет, что гоблины не умеют считать! Гоблины-то умеют, а вот мастерам надо бы поучиться.) И вообще, вся это затея так разит мастерским произволом... Почему, когда Уфштхак вскинул лук и приготовился стрелять по подлетающим орлам, мастер закричал на него неигровым матом и велел не портить сюжет? Ну хорошо, сюжет-сюжетом, но орлов-то нашлось в мертвятнике всего четырнадцать? Почему бы не оставить нам хотя бы одного гнома, желательно самого толстого? Сюжет-то уж точно бы не пострадал от этого. А так мастера поломали нам весь обряд, мы уже приготовились к ритуальному принесению гнома в жертву Утундрию с последующим поеданием еще трепещущего мяса...

Ну ладно, это все лирика, а теперь обещанный комментарий:

"Последним показался Торин, и его-то уж не захватили врасплох. Он уже ожидал худшего, и ему не надо было видеть ноги своих соратников, торчащие из мешков, чтобы понять, что дела идут не слишком блестяще. Он остановился поодаль, в полумраке, и проговорил:

- Что тут творится? Кто расправился с моими людьми?

- Это тролли! - подал из-за дерева голос Бильбо. - Они прячутся с мешками в кустах.

- Ах так! - сказал Торин и бросился к костру так быстро, что тролли не успели накинуть на него мешок. Он выхватил из костра большую горящую ветку и ткнул ею Берту в глаз. На некоторое время Берт выбыл из строя. Бильбо тоже не зевал - обхватил Тома за ногу, с большим, надо сказать, трудом, так как нога была толщиной с молодое дерево. Но тут же кубарем отлетел и упал прямо в куст, потому что Том, размахнувшись, подбросил ногой в лицо Торину ворох углей. За это Том получил поленом в зубы и потерял передний зуб. Ну и завыл же он! Но в эту самую минуту Вильям подкрался сзади и набросил на Торина мешок."

В изложении Толкина все звучит красиво, но видели бы вы это зрелище... Я не видел, но вполне представляю по рассказу "Вильяма". Начать с того, что Торина играл ******. Ну вы его знаете - два метра росту и столько же в плечах, всклокоченная борода и низкий рык. А тролли наши были сущими пионерами - щупловатые подростки на второй в жизни игре. Неудивительно, что они попрятались в кусты, хотя у каждого по пять хитов и все пять располагаются пониже спины (по правилам именно там было единственное уязвимое место троллей). То, что Толкин назвал "большой горящей веткой" было на самом деле недоделанной дубиной, которую Берт как раз закончил обягивать смягчением, когда появился Бильбо. Как же Берт порадовался (когда пришел в себя и ощупал синяк на лице), что успел-таки обтянуть дубину смягчением!

Бильбо, конечно, был не таким амбалом, как Торин, но это "обхватил за ногу"... На самом-то деле он просто прыгнул на безоружного Тома и прижал ему руки к туловищу, чтобы выиграть время для Торина. Том не растерялся и воспользовался ногами, за что и получил в морду той же дубиной (правила боевки были довольно жестокими). В общем, Вильям со спальником подоспел вовремя.

"Он сильно вздрогнул и проснулся и тут же понял, что то был не совсем сон. Трещина в конце пещеры действительно разошлась и превратилась в широкий проход, в щели мелькнул хвост последнего пони и исчез. И тут Бильбо завопил, да так громко и пронзительно, как умеют вопить только хоббиты, несмотря на свой маленький рост. И тогда в одно мгновение, не успели бы вы проговорить "ой, стой!", из трещины посыпались гоблины, большие-пребольшие, уродливые-преуродливые - несметные толпы гоблинов. На каждого гнома их пришлось по шесть штук, и даже на Бильбо - два. Они похватали наших путешественников и протащили через щель так быстро, что вы не успели бы молвить "куда - беда!". Но Гэндальфа они не успели сграбастать! И причиной тому был вопль Бильбо. Волшебник проснулся в мгновение ока, как будто и не спал, и когда гоблины подступили к нему, в пещере сверкнул ослепительный свет, запахло порохом и нескольких гоблинов убило на месте. Щель со стуком сомкнулась, и Бильбо и гномы очутились по другую ее сторону! Куда же девался Гэндальф?"

Боже мой! Того вопля мне действительно не забыть до конца своих дней. У отряда гномов был, ясное дело, постоянный лагерь, вообще говоря, неигровой. Но в ту ночь, поскольку отряд теоретически находился на территории наших гор, мастера выдали нам разрешение напасть на лагерь с условием не убивать гномов, а взять их в плен. Поэтому мы вполне натурально ночью, молча, не издавая шума, шарились по их лагерю, пока кто-то из моих слонов (я так и не выяснил кто) не наступил на Бильбо. И не просто наступил, а аккурат туда, куда очень больно. И тогда раздался Вопль! Какой свет, какой порох! Нескольких гоблинов (которых угораздило попасться под горячую руку Бильбо) действительно убило на месте, но Гэндальф тут не причем. Он попросту успел вовремя смотаться. Это уж потом мастера впихнули это в сюжет, объяснив все действиями Гэндальфа.

"Шипение послышалось уже совсем за его спиной. Бильбо обернулся и увидел зеленые фонарики - глаза Голлума. Совершенно потеряв голову от страха, Бильбо рванулся вперед, споткнулся о корень и хлопнулся на землю плашмя. В одно мгновение Голлум его настиг. Но прежде чем Бильбо успел хоть что-нибудь сделать - перевести дух, вскочить на ноги или вытащить кинжал, - Голлум пробежал мимо, не обратив на него никакого внимания и шепотом ругаясь и причитая. Что это значило? Голлум отлично видел в темноте. Даже сейчас, оставшись позади, Бильбо различал впереди бледный свет, исходивший из глаз Голлума."

Этот эпизод и последующие гонки по туннелям мастера заставили переигрывать трижды. Были изготовлен настоящий лабиринт с проходами, ограниченными белой веревочкой и ловушками, вроде ям со змеями и бездонных пропастей, не отмеченными никак, так что Бильбо действительно не имел шансов сам выбраться из этих туннелей. Голлум же жил в этом лабиринте уже не первый день да и вообще всего сутки как закончил натягивать эти самые веревочки. Чтобы "уравнять шансы", как выразились мастера, Бильбо было спешно вручено неизвестно откуда взявшееся кольцо невидимости (мастера так и не дали впоследствии вразумительного ответа разъяренным игрокам, спрашивавшим, откуда взялось не прописанное в правилах кольцо и каким образом оно вообще вписывается в этот мир, где вся магия исключительно врожденная). Выглядело использование этого кольца очень просто - Голлуму завязали глаза.

Все наши гоблины сбежались к границе веревочного лабиринта, чтобы послушать сочный мат, который раздавался из голлумской глотки всякий раз, когда заботливые мастера говорили, что нарушена граница туннеля и надо начинать все заново. В конце концов Голлум просто пошел к единственному выходу из лабиринта и встал, пригнувшись, посреди прохода ждать хоббита. Ему просто не повезло, что Бильбо оказался по жизни спортсменом, разрядником по прыжкам в высоту...

"Но даже и вместе с орлами их все равно было меньше, чем гоблинов. И тут, когда уже отчаяние овладело защитниками Горы, появился сам Беорн - никто не знал, откуда он взялся. Он пришел один, в обличье медведя, такой свирепый, что казался громаднее обычного. Рев его был громче грохота барабанов и пушек, он расшвырял волков и гоблинов направо и налево, точно перышки. Он напал на них с тыла и прорвался сквозь их заслон. Гномы все еще бились на круглом невысоком холме. Там Беорн остановился,подобрал Торина, пронзенного вражескими копьями, и вынес его из боя.

Потом быстро вернулся и с удвоенной яростью напал на врагов; никто не мог ему сопротивляться, никакое оружие его не брало. Он разметал гвардию Больга, повалил его самого и растоптал. Ужас охватил гоблинов, и они бросились врассыпную."

А вот это была полная подлянка. Мы побеждали, побеждали честно и без всякой магии, несмотря на орлов. Нас было не так много, но у нас была хорошая подготовка, мы бились строем, гвардия Больга (вечные победители турниров) творила чудеса. И тогда на нас выпустили этот танк. Тогда мы всерьез на мастеров обиделись. Впрочем, что теперь-то толку?

Кстати, наш шаман тоже хорош. Как впоследствии выяснилось, в переданных ему перед игрой записях (которые он даже не поленился прочесть) было упоминание (в виде древней легенды) о таком монстре. И если бы он догадался провести нужный обряд, заговорить артефактное копье Больга и Больг бы сумел пять раз ткнуть Беорна между лопаток... Но шаман поленился, сочтя эту информациию дезой. А жаль, у нас мог бы быть шанс. Кстати, врассыпную никто не бросался, мы бились до конца и боевой клич не утихал до последнего.

Но ничего, в следующем году мастера обещают устроить продолжение этой игры, дать нашей стороне численный перевес и магию (и объяснить наконец, откуда взялось кольцо)! Вот тогда мы отыграемся. До встречи!



Купить ТАС 5 на http://msk.nzgbo.ru/catalog/trekhluchevye-fundamenty-dlya-zhd/ankery-trekh...