Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Бони

* * *
Мечтала она о бессмертии славы
О том, что не будет бежать
И чтоб над могилой вздымались дубравы
О чем же еще ей мечтать
Повозки... Мечи, и доспехи сверкают,
И в песнях воспетый Гондор
Идет против сил Властелиновой рати
Идет, не крадется как вор
Кричащих над полем рогов не услышать,
В ушах оглушающий звон.
Вставайте на битву все, кто еще дышит.
Над нами летает дракон.
Он крыльями машет, сраженье бесплодно.
Но что это, адская боль
Дракон подлетает к зеленой долине,
Где остановился король
Бежали в безумии рыцари света,
Огонь никого не щадил
Король же держался, и только тихонько,
Богов всех о смерти молил
Спасенье примчалось откуда не ждали
И стало опорой, скалой.
Когда Андиэль, знаменосец Рохана,
Владыку закрыла собой
Над пеплом поднимутся летние травы
Покроется память ковром
И ввысь к небесам потянулись дубравы
Никто уж не вспомнит о том
Как чувства боролись здесь с мыслью холодной
В безумной, последней грызне,
Как здесь Андиэль, знаменосец Рохана
Сгорела в ревущем огне
Война пролетела и были моменты
Но помню лишь этот один
Пусть вечно стоят над могилой дубравы
Которые я посадил

* * *
Если ушли безвозвратно
Люди за серым пределом
Сон их тревожить не смей
Будь ты хоть трижды король
А завладевший нечаянно
Мертвых священным наделом
Будет нести за собою
Только сомненья и боль
Если вино заиграло
В жилах как буря стакане
Не поддавайся соблазнам
Терпким, как едкая соль
Ты не восстанешь из пепла
Мертвых не выведешь в битву
Не отразишь ты атаку
Просто останься собой
Арагорн…

Эгладор

Рожденный свободным в бетонных стенах
 Ты с жизнью боролся как мог
С ненавистью в серых и дивных глазах
 Бродил по развилкам дорог
Друзей не встречал ты на долгом пути
Они не тянулись к тебе
Тебе же хотелось скорее уйти
Быть от всего в стороне
Но как-то в четверг ты забрел в Эгладор
И встретил там тех, что искал
Мальчишек, девчонок, в глазах огонь
Герои сплошь, страшен оскал
Ты верил, что здесь найдутся: те, кто
Руку протянет в день бед,
Улыбки друзей, и верный меч
Горечь нежданных побед.
Сражался ты жестоко во всех боях
И ненавидел зло
Но в заросли зыбкой дурман травы
Тело твое унесло
И кончилась жизнь на бетонном полу
Никто не пришел помянуть
Ребята точили свои мечи
И продолжался их путь

Бильбо

"В поход, беспечный пешеход
 Уйду, избыв печаль
Бежит дорога от ворот
 В заманчивую даль
 Свивая тысячи путей
В один бурливый, как река
 Только куда мне плыть по ней
Не знаю я пока"...
Она идет за горизонт,
А там вдали дракон
Его не видел никогда
Но вроде страшен он
Я должен золото украсть
И главное сбежать
За красно – черный небосклон
По лезвию ножа
Со мною нет даже платков
Не говоря о том
Что только старый капюшон
Спасает под дождем
Но я иду вперед, и страх
Не гложет, не грызет
Набью–ка трубку, и тогда
Печаль совсем пройдет
Мой путь лежит сквозь облака
Среди скалистых круч
Пусть солнце светом иногда
Выходит из-за туч
Ведь если рядом есть друзья
Дорога нипочем
Но все же лучше, коль она
идет не под дождем
И будет битва вдалеке
Мечам жестоко бить
Дракона сможет кто-нибудь
Прям в сердце поразить
И снова потечет рекой
Златой пьянящий мед
Набью-ка трубку снова я
Печаль совсем пройдет
Вернусь я с златом в сундуках
И с болью на душе
В глазах навечно будет страх
За близких и друзей
 Но может, стоило сказать,
Что будет все не зря?
Пойду вперед за горизонт
Пока горит заря
О кольце
Оно не щадило
Оно искушало
Оно соблазняло
И власть возымело
А после… Сгорело.

Бильбо-2

Я видел, как ты выходил на крыльцо
И песни не слушал, как будто изгой
А на руке - будто вражье кольцо
Что стало давно уже просто тобой
Ты вспомни, как время взрывалось в галоп
Когда ты с друзьями за золотом шел
Маячил как призрак вдали Эсгарот
Ты славы искал, но несчастье нашел
В мерцающей тьме подземелья ты взял
Кольцо, что сверкало как сотня огней
Молитвам страдальца тогда не внял
Обрек ты его на мучительность дней
И вспомни тот крик, что звенел в небесах
Как Горлум в безумстве кричал
«Отдай мою радость, верни мой страх!»
А ты же тихонько молчал
Теперь-то ты понял мученья и боль
И хочешь тихонько завыть
Увы, то, что было в твоей душе
Уже никогда не забыть
И даже за морем ты чувствуешь зов
Его нестерпимую соль
Ведь даже под лавовым толстым ковром
Оно остается собой
Пойди же к волнам и плыви к нему
Пусть даже лишь смерть ты найдешь
Тебе оно нужно, тебе, одному!
Оно, остальное – все ложь…

Рваные ритмы миров

За окном снова разгорелся рассвет.
Ночь прожита зря? Наверное, нет
Сегодня с друзьями бежал по мирам
С мечом в руке, спасаясь от драм.
За окном снова разгорается рассвет
Болит голова. А кофе нет.
А там за экраном горит целый мир
Сказочный, будто с полотен картин.
Хочется совсем убежать туда.
Но нет. Не выйдет при жизни никогда.
Может, когда закопают в цветах
Смогу уйти. Ощутить боль и страх.
Пока же я – как все. С мечом за спиной
С гитарой, что всегда со мной
И с дивной в глазах пеленой.
Арда всегда с тобой и со мной.

Драконы Перна

Восторг сжигает все внутри
У нас есть крылья, посмотри!
У нас есть воля и огонь!
Мы вместе разом мир свернем!
Но на сверкающей броне
Сидит в полночной тишине
Тот всадник, что всегда готов
Твой пыл убить, стереть
Дракону хуже нет ярма
Чем тяжесть черного седла
Уж лучше кинуться об лед
Чем дать вести себя
И над обрывом сизых гор
Услышав снова приговор
Мне воля вновь шепнет беги
Беги отсюда прочь!
Я вскинул крылья. Улетай!
А что внизу кричат – пускай
Пусть стукнет куклой в землю он
Доставший всадник мой
Ах что такое? Вот стрела….
Внезапно в грудь мою вошла
Свободен я недолго был
Теперь приходит смерть…

Графоман, ведьма и Боль

Я знаю, слишком много песен было
О том, как ведьму жгли на праведном костре.
Про то, что она будто ворожила
Растила розы лепесточки в январе
Про то, как обжигающее пламя
Взметнулась вмиг по рыжим волосам
Про то, как поднимали к небу знамя
Как резала невольников коса
Я слушал и читал о том, как сталь пронзала руки
Как шла пехота по густым лесам
Читал про страх нечаянной разлуки
Да что читал. Писал об этом сам.
Все эти песни будто болью режут душу
Не верю я, что каждый автор просто так
Такую сочинил, со скуки мучась
Здесь нужен настоящий, неподдельный страх
Я тоже изливать пытаюсь душу
Хотя и часто не могу найти слова
А иногда то, что напишу, сам неуклюже рушу
Но главное – я рушу это сам!
Перед глазами у меня взметнулось пламя
И в небесах заголосил набат
Я вверх держу поэтов знамя
Пусть сам и просто графоман. Пусть так.

Воин

 Тупой оскал привиделся во сне
Как будто бы бредешь один ты по войне
И солнце догорает в бешеном огне
Скрывая небо в задымленной пелене
На склоне гор идет бессрочная война
Она жестока, но она одна
Займет умы сердца и руки всех людей
Оставит выжженную землю для ничьих детей
И вертолеты подлетают к небесам
Как будто завистью пылают к тем, кто там
Кто смог сбежать от ненавидящей войны
Кто отыскал забвенья, тишины!
И бьет в набат бессрочная война
Душа твоя ненавистью полна
Ты отдал все за право убивать
Рубить, стрелять и судьбы разрушать!
Но вот однажды ты увидел на горе
Как после боя в наступившей тишине
Лежал ребенок в луже собственной крови
Он никогда не встанет, сколько не зови...
И словно вспышка – разом вспомнил ты
Как близ проклятой безымянной высоты
Ты резал плоть, колол штыком, стрелял в упор
А после трупы обирал как грязный вор..
Война идет уже вторую сотню лет
Никто не даст тебе решающий ответ
Зачем все это, если мира нет?
Зачем живешь ты если счастья нет?
Рука сама возьмет чернеющий наган
Ты скоро будешь где родные, там!
Ты все получишь, что заслуживал сполна
Ствол упирается в висок. Толчок. И тишина...

       Все тому же менестрелю. Неважно, черному ли, белому ли. Главное – он пел так,
       что его слушали... Когда-то.

Стали коснется рука
Струны небрежно звенят
За менестреля спиной
Стены и рощи горят
А он идет не спеша
С лютней в дырявом чехле
Голос звучит в небесах
Голос звучит в темноте
Быстро проходит дома
Долго стоит в хуторах
Тем, что сидят у огня
Он изливает свой страх
Слушают люди его
Рты в изумленьи открыв
Рвется из горла на волю
Правды жестокий надрыв
Вечной дорогой летит
Время касаясь висков
Он никогда не простит
Зла беспощадных тисков
Что же сменилося вдруг?
В воздухе, или в воде
Люди к страданьям других
Становятся все холодней
Странно, как люди вокруг
Словно не слыша его
Радостно пляшут, поют
Коль даже вблизи эшафот
Голос звучит в зеркалах
Песню поет он себе
Тихо, безмолвно шепча
В ярко-безумном огне
Тихо в землянке сырой
С болью сражается он
Это – всего лишь чахотка
Вовсе не белый дракон
Скоро умрет менестрель
Крест сколотили простой
Как ни старался всю жизнь
Но не погиб как герой
Под бесконечным дождем
Крест деревянный стоит
Был знаменит менестрель
Тот, что сегодня забыт.

Комментарий Эовин

Сама по себе фэндомская лирика – это очень даже хорошо. Но у начинающих авторов частенько бывает так, что недочеты в форме и содержании делают фэндомскую лирику среднефэндомской. Во избежание этого – надо учиться. В случае с Бони меня радует то, что автор сам захотел, чтоб его научили, и отправил стихи сюда. Потому что одно дело – начинающий поэт, а другое – "тусовочный гений". Последних учить бессмысленно, равно как и бороться с ними. Да, о тусовке. С нее, пожалуй, я и начну покусание.

Итак, стихотворение про Эгладор. Ох, не была я там ни разу в жизни, а из стихотворения данного понять отношение автора к Эгладору (Поганищу?) понять не представляется возможным. Герой долго искал себе подобных, потом нашел, потом связался с "дурман-травой" и умер. Ну и? Это он на Эгладоре, что ли, с наркоманами связался? Тогда непонятно, почему автор утверждает, что товарищ нашел там "героев сплошь", если там наркоманы сплошь. Или товарищу так показалось, что они герои, а оказались наркоманы? Ну так из текста же это должно быть ясно! Вариант "связался с наркоманами вне Эгладора" не вполне себе логичен. Если уже нашел друзей, обрел душевный комфорт – зачем еще связываться с какими-то наркоманами вне того места, где тебе хорошо? Раз уже нашел героев? ;-) Так что следить надо за содержанием.

Первое стихотворение в подборке тоже вызвало у меня, мягко выражаясь, недоумение. Посвящено оно известной Пеленнорской битве. Как участник событий заявляю: сюжет – чистая отсебятина.;-) Знаменосца Рохана, достойно павшего в этом сражении, звали не так; и женщин, кроме единственной и неповторимой, там согласно тексту не было. А дракон, пардон, откуда? Их тогда уже, вроде, всех того... Хи-хи-хи.;-) Как критик заявляю: не исключаю, что это опирается на авторские глюки, сюжет какого-то дописывания\апокрифа или события какой-то игры. Но если пишешь такого рода вещи, указывай в эпиграфе или где-нибудь еще, что это не по тексту. Плюс-минус то, что для первого раза простительно, но я обычно настаиваю, что это надо знать: всякая ардынская лингвистика. Одно дело "ФеанОр" и "СильмарИлл" говорить и писать – это неправильно, но 90% народа так говорит, так что можно бы и побоку, коль не эльф и не филолог... Но "ГондОр" и "РохАн" (не прощу!?) уже настолько моветон, что уместно такое только в стебах. Да и откуда имя – Андиэль? Эльфийское ведь имя. А в Рохане, вообще-то, был свой язык. Толкин его передавал через староанглийский.

Это то, что наиболее бросилось в глаза. Вообще по содержанию автору можно посоветовать одно: следить за используемой лексикой. Ну нравится Бони, например, слово "оскал" или "дивный" – он и вставляет его где надо и не надо. И получаются у него благородные герои со страшным оскалом и ненавистью в дивных глазах. Как в том анекдоте, где Гимли не надевал шлема, ибо его рожи и так все боялись. Надо следить и за сочетаемостью в целом: "дубравы, которые я посадил" – достаточно неуместно. Над могилой можно дуб посадить. Или могила очень уж глобальная – на много-много дубрав простирается?.. И еще одно: не нужно мешать реалии, совмещать Дар Единого с яичницей без какой-то цели. Средиземский вообще-то контекст последнего в подборке стихотворения ломается образом креста над могилой. Нет, конечно, у Профессора христианская концепция и этика, но не до такой же степени! Он же сам писал, что "не открыто, не в известных формах реального мира!" Еще одна смысловая прелесть из этого текста: "как ни старался всю жизнь, но не погиб как герой". Всю жизнь стараться погибнуть – это уметь надо. Ох, ох, что ж я маленьким не скончался... Потом, с особо банальными образ(ина)ми типа "лютни в дырявом чехле", "бессмертия славы" или "праведного костра" бороться надо. Выжигать их пламенем Удуна и выбивать словарем синонимов. Воть...

Недочеты формы настолько стандартны, что о них излишне говорить: весьма хромающие размеры – советую считать поначалу слоги и ударения, бедные рифмы – согласные надо слушать, неблагозвучие (отдельные согласные на стыках – "с златом в сундуках" и обилие языколомных сочетаний в некоторых строках – "как чувства боролись здесь с мыслью холодной"), неправомерная инверсия, невтемные словоразделы. Чем-то из этого всего страдают даже самые сильные на данный момент авторы Гостиной И это, как доказал пример Совеныша, очень даже исправимо. Засим отсылаю автора к моим комментариям на его предшественников. У некоторых последних можно кой-чему и поучиться. Рекомендую – каждое стихотворение после написания громко читать вслух и ловить ляпы. Можно читать вслух друзьям, чтоб ловили ляпы со стороны. Еще нужно тренироваться в размерах и рифмовках: например, можно воспользоваться литературоведческими пособиями со схемами . А можно попробовать научиться писать "твердые строфы" - сонеты, рондо или хотя бы лимерики. Очень хорошая тренировка, на себе испытано. Желаю удачи в поиске и исправлении собственных ошибок.



Продам автомобильные трансиверы yaesu.