Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Дмитрий Прокудин

Кое-что из избранного


Смерть птеродактилей

Крыльями слабыми машем неистово -
Следом за нами летят облаков войска.
Серые, страшные - острыми искрами
Целятся в крылья, и вот наша смерть близка. 

Спины изогнуты, крылья изорваны,
Шеи изранены, души изрезаны,
Страхом изъедены прочие органы,
Бывшие пьяными, ставшие трезвыми.

Хомо ли сапиенс, неандерталец ли - 
Ты не поймешь наше горькое горюшко:
Смерть наша дышит нам в спину и пальцами
Мнет наши крылышки, рвет наши горлышки.

Смерть наша - холод, морозы природные -
Нас настигает и вот уж настигнула:
Камнем свинцовым на травы холодные
Падаем. Что ж нас фортуна покинула?

Время ледник подобрал недозрелое:
Мы родились лишь - и вот уже мертвые.
Похолодание, облако белое - 
Эти два брата всегда были черствые.

Помощь просить у людей мы решилися,
Только забыли, что мы одинешеньки.
Сами не ведаем мы ничегошеньки,
Вот потому от мороза не скрылися.

Мертвыми крыльями машем без повода,
Сверху над нами бореи проносятся.
Смерть птеродактилей, умерших в холоде,
Людями в черные книги заносится.


* * *

Смеются ветки тополей
И зеленью волос трясут
Весенних трав пахучий клей
Метаморфозится в росу

И облака чего-то там
На небе вздумали глумить
А в голову мою бедлам
Приехал - на день? - погостить

Боль и болезнь в одном лице
В одном кристаллике слюды
И со ступенек на крыльце
Злой ветер сдул твои следы


* * *

		Мело, мело по всей земле....

				Б. Пастернак

		Load up on guns and bring your friends.

				K. Cobаin

В цвету сады ее любви,
Но я зимою не садовник - 
С ковшом воды и лейкой вин
Распятья летнего виновник.

Приди такая, как ты есть,
Промокшая  в известке хлорной,
Оставь хоть на мгновенье крест
И Гефсимании мир флорный.

Приди. Сегодня я в руке
Нашел друзей моих зеркальных, - 
Оставив их на потолке,
А сами будем в центре спальни.

Потом к деревьям  ручьям
Вернешься, чтоб почистить крылья.
Потомству нашему лишь гам
Достанется и хаос пыли. 

И наш ребенок скажет вдруг:
"Родимые, ведь я иссушен!"
Но там, где нет скрещенья рук,
И крестный ход уже не нужен.

А на столе горит свеча,
И пахнет призраком подростка.
А по земле идет печаль,
Теряясь в тропах перекрестка...

Я знаю этот грязный свет,
Но этим даром наслаждаюсь,
Ведь сквозь теснины бед и сред
Я к воскресенью приближаюсь.


Невидимка

Давай с тобою сотворим
Невидимый для мира Рим
Без греческих имен
Без жреческих икон
Без х-лучей и схем
Без кирпичей и стен

И на земле найдем давай
Невидимый для ада Рай
Без дантов и кругов
Без бантов и бинтов
Без троллей и забав
Без болей и канав

Но ты течешь в его края
Ведь для тебя невидим я


* * *

Движемся по строго
обозначенным рельсам. Так устали
от долгой железной дороги,
что ни сил, ни энергии больше нет. Сини дали
пробегают навстречу, не здороваясь и не
замечая нас, будто бы нас и нет на свете.
Стекла вагонных окон залепляет иней,
холодный и мрачный, как приговоренный к смерти.
Месяц зимний - это просто
бесспорно, а даже если
и поспорить, пока не поздно,
все равно теплее не станет. Ели,
сосны, кедры и другие хвойные создания
несутся сломя голову непонятно
куда. А где-то, в одном из пунктов мироздания,
кто-то нас ждет. Шепчет: "Когда же обратно
вернутся они, когда?" Стоит на перроне,
мерзнет от холода, а может, от тоски.
А над вокзалом летают вороны,
выискивают на сером асфальте куски
чего-нибудь съестного, желательно
мяса. Понимая тщетность поисков, исчезают
за тучами. Ожидающий мечтательно
смотрит на немытое и небритое небо. Знает
ли он, как плачут медведи,
знает ли он, как поют соловьи
в тех местах, из которых, из которых мы едем
по железной дороге любви?


* * *

Грянет гром - перекрещусь,
Макам молний помолюсь,
Ливнем облеку лицо,
Слезы смою солью сот;

Станет сердцу веселей,
Лихо улетит с полей,
В мир мечты учится май.
Гром гремит - и ты играй.


* * *

прошла
не увидела
слишком красива
и чересчур близорука


* * *
 Линии
Лилии
 Плыли и
Пели о линиях роз.
Плыть или петь? - вот вопрос...



* * *

В стену долбиться локтями не стану - 
Стена моя слишком крепка.
Но кто же тогда исцелит мои раны,
Кто нальет мне в стакан молока.

И кто мне поможет из зла и безбожья
Придти в храм любви и добра?
Я свою жизнь не могу подытожить - 
Помогите мне, брат и сестра!

Но братец с сестрицей закрылись страницей
То ли Библии, то ль дневника.
Я остался один среди льдин на границе,
И стена, как прежде, крепка.


* * *

Стал я устал,
Высталил сталь,
Нежным ножом
Срезан, сражен.
Ранними лунами 
Раненный рунами
Стуженных жал,
В луже лежал.

Юным июнем
Стелила степь, 
Прелым апрелем
Путь стелил стебль.

На ноги встал - 
Стало безоблачно.
Выкинул сталь
В талое облачко.

Троп неизбеганных
Труп закопал,
Рек неизведанных
Руки связал.

В дом возвращаться - 
Доброе счастье,
До земли кланяться,
До неба каяться.

После - усталость - всю ту, что нажил, - 
Смыть вместе с ранами светлой водою,
В плов переплавить стальные ножи,
Чтобы не кончилось счастье бедою.

Новою сталью
Руки не раню.
Новым оставлю
Рунные раны.


Белая вода

Белая вода. Черная беда. Господи, слабость им эту прости! Едкий ветерок Веткой не помог, Клеткой не сберег, Плеткой не выбил с пути. Тонкая струя. Скользкие края. Теплой водою омылось лицо. Только бы быстрей! Долго был во сне, Волком выл в костре, Только не вымел крыльцо. Белою водой Голову укрой, Волосы пеной чистой укрась. Тихая волна. Дикая весна. Ты кого вина? Дыркам в небо попасть... Травень наступил, Лавой окружил Ясные виси и начал топить. Бедные мои, Белые мои, Не нашлось ладьи - В ласковый кресень уплыть. Белая вода... Течет девятый год... Черная беда Все новых белых ждет. * * * Световой ливень пролился. Световой ливень. В каналах, Лужах, озерах, канавах Солнца кусок очутился. Неба чуток моим крыльям. Моря глоток моим жабрам. Если тебе меня жалко, Вытащи взгляд мой из пыли. Зимнее лепное поле Вылепил сам бы из глины Снежной, да мертвой тиной Связаны пальцев мозоли. * * * Порвать билет и выйти из трамвая; Пусть он прилипнет к этим проводам. Я ни к чему тебя не призываю. Я просто выйду и пойду к чертям. Там с ними выпью, хоть на миг забуду О том, что рубит душу на куски, То есть о всем, что было и что будет. Прощай. Не вспоминай меня. Прости. * * * На мне надо точку поставить И надеяться не надо, Что сумею я оставить Черные чертоги ада. Можешь взять яркие краски, Красиво разукрасить меня, Но в этой солнечной маске Не продержаться и дня. Знаю, что в контексте истории Я лишний, как никто другой. Жаль, что место мое в лепрозории Занял бездомный больной. И я не могу не быть черным, Макая душу каждый день в чернила. Ты можешь назвать меня чертом, Я назову тебя милой. * * * Бесконечные поиски правды меня утомили: В ней унынье, тоска, хладнокровие - рядом и сплошь. Я за жизнь свою многое понял и знаю, что в мире Ничего нет ужаснее правды... ну разве что ложь. * * * Я просил молока - мне дают кипятка, Где бежала река, там лежат овраги. Захотелось поесть, заморить червяка - На пиру негде сесть путнику-бродяге. Возвращались домой, да прошли стороной. Поженились с войной, разругались с миром. Обнесли частоколом весь хутор родной, Запаслись дыроколом - в крыше делать дыры. Ожидали капель - получили метель, Не наступит апрель там, где лед да иней. Остается одна лишь заветная цель: В пасть колодца упасть вместе с остальными. * * * Черпал я ковши из колодца души, И вот не осталось ни капли, ни крохи. Души - не души и дыши - не дыши, - Кругом только лужи, канавы, да блохи. * * * Ты меня спросишь: "Любишь?" Что я могу ответить Любимой? * * * Война не бывает холодной. Крик души Крик. Душа кричит... Душа, Чего тебе? * * * По улицам бродят поэты. А я сижу дома. Прозаик? * * * ...яд отравлен... * * * Образуем слово вместе мы с тобой. А по отдельности мы звуки. * * * Н.В. Я хотел бы снова стать твоим слоненком... * * * Стоит стеною ноль. * * * Утюг любви меня отгладил, Ты не примерила меня. * * * Акула бессмертья меня сожрала. * * * ...и не стало. А ведь было... * * * Я снег. Растопите меня! * * * Мне стало нестерпимо хорошо. * * * Твой телефон не отвечает. Он что, не выучил урок? * * * Любимая, обратись ко мне литературно! * * * Новые краски. Старые маски. * * * Звезды - это осколки сердец Твоего и моего. * * * Н.В. Твои волосы русы. Мой голос грустен. Я плыву по руслу. Ты стоишь у устья. Ошибся Прости, что сти- хи боль- ше не хлеб-соль, а голь, и боль и вонь, но вон не про- гоняй меня. Я про- шу те- бя не гони; мне сни- лось, что был шторм, был дождь, был нож, был яд, но я убег к тебе на юг... Ну как: я враг иль друг? Прости- ла ты иль нет? Не зна- ю я ответ. * * * Ах, В стихах моих нет ничего, кроме меня самого. * * * - Я вино, И пить меня любят. - Я вода, И меня пьют люди. - Я поэт, Но у вас жажды нет. * * * Рисовал тебя, но красок Не хватило на портрет. Не художник я и разве Я поэт? * * * Я сижу на зеленом холме И мечтаю о белой стене. А зачем она, спросите, мне? А зачем я сижу на холме? Это сложный вопрос бытия: Почему на холме сижу я? А не, скажем, овца иль свинья? Очень сложный вопрос бытия. На зеленом холме я сижу И на синее небо гляжу. Ничего я там не нахожу. Жизнь проходит, а я все сижу. Я сижу на зеленом холме И мечтаю о красном вине. А зачем оно, спросите, мне? Это лучше мечты о стене. * * * Капает сердце по каплям Скоро я стану бессмертным Только зачем это нужно Если любить перестану? * * * Сердцеобразование - не предмет, а процесс * * * Хорошо быть медведем среди медведЕй, Но как мерзко свиньею быть среди людей! * * * (СПАТЬ ХОЧЕТСЯ) Рано утром встав с дивана, я нашел тебя красивой, Ты была такой счастливой, что я рано утром встал. Ты была такой прекрасной, что я плюнул на разливы, Повернулся и вернулся на диван. И дальше спал. * * * Моя виртуальная девушка Ушла от меня - и куда - В реальность! * * * Ты подаришь мне венок ------- кинжал Я приму его с улыбкой ------- тоскою Я теперь не одинок -------------- в покрове жал Вместе с золотою рыбкой ---------------- гробовой доскою * * * Я хотел бы быть здесь ------ там ------ нигде Дом нашел бы на земле --------- в небесах --------- на воде Или под водой. За окном пролетел самолет -------- НЛО ---------- дирижабль Путь продолжил он вверх ------ вниз ------ прямо Сердцу моему радостно ---------- все равно ---------- жаль Что душа моя в яме. * * * В берлоге моей столько места Что хватит на раковый корпус И если кому интересно Ищите мой ласковый космос За гранями ваших фанта ----- зий иллю

Комментарий Эовин

Определение "начинающий" подходит к Дмитрию Прокудину в том случае, если иметь в виду только известность поэта. Назвать его начинающим в творческом плане сложно. Невооруженным глазом видно, что Дмитрий Прокудин умеет писать стихи. Явный Божий дар замечать в самом обыденном самое возвышенное. Безусловные способности версификации и замечательное разнообразие форм - чего стоят одни "вариации" и крошечные верлибры-афоризмы... Автор, многое умеющий и знающий, где применить умение - редкость. Я бы отправила это сразу в основной отдел. Однако одно маленькое замечание всё же есть: не надо увлекаться формой настолько, чтоб это мешало чему-то еще. В неплохой "Смерти птеродактилей" в жертву необычному размеру принесена литературная форма "людьми" и заменена неуподобной "лЮдями", и хорошо хоть не "людЯми". Ложка дёгтя, увы. Дмитрий, следите за подобными вещами, а то обидно - такой поэт, мурррр, и такие вдруг неловкости, мяаау...