Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Алексина


Атрабет Эльда ах Адан


Для меня вы - закрытый свиток, книга на чужом языке. Вы бессмертны, а я такой же смертный, каки тысячи людей, живущих в этом мире... зачем вы пришли?

- Спросите что-нибудь полегче. Нам уже надо уходить, этот мир гнетет нас... но уйти, не передав памяти о нас, нельзя.

- Что для вас Жизнь?

Указывает на свечу:

- Та же самая свеча, только в чьей-то руке.

- Почему именно так?

- Вы, смертные, обречены на ной мир, ваша жизнь - много тени и мало коротких проблесков света. Каждый подспудно стремится к истине и, порой, достигает ее... поздно, к сожалению. Огонь есть смерть. Огонь есть самое светлое, что может дать свеча, там находится ваша Высшая истина. Наша жизнь - иная, мы уже познали Истину, она живет в нас. Вот так все просто... вы сами летите к огню, как мотыльки, мы же уходим по стечению обстоятельств. Этим я объясню свою метафору, посвященную вашей свече.

- Почему вы уходите?

Выражение задумчивости на его лице, еле видном в слабом свете единственной свечи, сменяется холодной застарелой тоской:

- Жаль, что вы не видели тот мир, что был здесь до вас!.. Здесь в воздухе было разлито птичье пение, сиянье светил и ароматы времен года. Вы любите осень... наверно, но эта осень - не более, чем отражение той, бывшей. Тогда листья пылали нестерпимо ярко в прозрачности эфир, и в самом деле казалось, что сейчас начнется пожар. Они падали - а мне слышался звон серебряных струн знакомой лиры... С самого начала мы знали, что нам предстоит уход, и потому этот мир был нам дорог, как ничто иное.

- Вы любили осень, потому что она была вашим временем?

- Особенно в прошлые годы. Это была грустная любовь. Я обещал себе не вспоминать года нашего рассвета и полудня... но теперь вынужден нарушить обет. Вы понравились мне сразу, я решил, что вам можно довериться... мне сложно говорить и с вами. Да, осень была нашим временем, уже в Третью Эпоху, а сейчас наступила зима. Этот мир гибнет для меня и для моих сородичей. Здесь всегда было холодно и неуютно.

- Так почему же вы не ушли вслед за остальными?

- Просто так, - чуть улыбнулся Бессмертный. - Да захотелось...

- Можете говорить, что угодно. но я вам не верю. Тот, кто остался просто так, не станет говорить таким голосом.

- Хорошо. Вы правы... Как я погляжу, вас не обманешь.

- Почему же! меня можно омануть, как и всякого смертного.

- Задавайте вопросы, не надо лирических отступлений. Чем скорее все это закончится, тем будет лучше нам обоим.

- Откуда вы пришли?

Бессмертный взглянул на меня со смесью удивления и... уважения?

- Вы задаете сложные вопросы, мэтр... но я отвечу. мы - часть мира, наши судьбы связаны с судьбой мира, мы потому и бессмертны, что мы есть мир, а мир есть мы.

- Наверное. больно жить... миром?

- Вы неправильно сформулировали. Мы не жили миром... скорее - мы берегли мир, несли свет в его музыку... старались, во всяком случае. И было больно чувствовать, как разрушается нами созданное.

- Но кто создал вас здесь?

- Творец, конечно.

- Я не о том, вы меня не поняли!..

- Вы напрашиваетесь на эту историю, - полунезаметная, грустная улыбка скользнула по алебастровому лицу Бессмертного. - Да, мы не всегда жили здесь. Вернее... мы родились... простите, мы поснулись на берегу озера. Но мир был слишком страшен для нас - и нас увели через Море, в Благословенный Край, пред лицо Валар.

- Это был остров?

- Да. Некоторые могут звать его Авалон... мы звали его Валинор.

- На вашем языке?

- Да.

- А почему же вы вернулись? мы ведь на на Авалоне...

- Может, и нет, - наклон головы. - Мы восстали против Валар и ушли в Средиземье, чтобы отвоевать украденные Камни, в которых воплотился Свет Дерев, из чьих плодов появились Анар и Исиль... Солнце и Луна. Простите. я иногда могу забыться. Я очень долго ни с кем об этом не говорил... Феанаро предал нас, он сжег корабли, на которых мы плыли, и нам оставался лишь один путь, через Ледяную пустыню. Немногие смогли выдержать это... впрочем, я заговорился. Вы не спрашивали меня о Хэлкараксэ, - так назвается это место.

- Почему Феанаро вас предал?

- Если честно, я не знаю, с ним была только его дружина, Феаноринги. А Нолфинги и Арфинги совершили величайший подвиг, пройдя через Льды.

- Когда наступила ваша Осень?

- В Третью Эпоху, с уничтожением Кольца Всевластья. Тогда последние Калаквэнди покинули мир.

- Калаквэнди?..

- Эльдар, которые видели Валинор и Древа... впрочем, я сам из Калаквэнди, так что еще кое-кто здесь остался.

- Вы последний бессмертный на этой земле?

- Если говорить о бессмертии - нет. Есть еще иные бессмертные, жители Ночи.

- Я имел в виду ваш народ.

- Я не знаю точно. Возможно, что нет... а теперь уйду и я.

Бессмертный взглянул в окно, на занимающуюся меж верхушек деревьев зарю.

- Светает, - сказал я. - Вы уже уходите?

- А что же мне делать? я передал вам все что мог, - пожал плечами Бессмертный.

- Но вы многое пропустили...

- Я знаю: вы тоже были там. Со временем вы сами все вспомните.

Он повернулся и собрался открыть дверь, но я вдруг вскинул руку в останавливающем жесте:

- Постойте! скажите... что мне делать с этой историей? Не могу же я оставить ее лишь для себя!

Бессмертный тихо рассмеялся, будто прозвенели бубенцы:

- Я рад что не ошибся в вас. Делайте все, что хотите. Запишите, расскажите... я знаю, многие вас не поверят, но друие, которые жили в далеком прошлом Земли, вспомнят ее и последуют за вами. Тогда она оживет и, возможно, этот мир засияет, как самая яркая звезда! а я уйду, как те, что были раньше...

Мне показалось, что в глазах Бессметного мелькнула неизбывная грусть.

- Наверное, мне стоит пожелать вам счастливого пути... - полувопросительно сказал я.

- Зачем же? - в то ответил Бессмертный. - Не стоит, мэтр... Толкиен. Может, мы еще встретимся.

Высокая фигура гостя скрылась в рассветном сумраке, а я сидел за своим письменным столом и думал. В раскрытое окно влетел желтый лист, гонимый ветром.

Сверкала на солнце Осень.


Текст размещен с разрешения автора.