Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Алексина

Наглость Валаров берет

              " - Сходи, разберись, что за пропажа. Уж больно баба криклива..."
              В. Неробеев, "Маэстро".

              "Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало."

- Амариэ, ты это куда собралась? - подозрительно щурясь, спросила мама.

Ну, что тут говорить. Она призналась откровенно: надо проститься кое с кем.

- Знаю я этого кое-кого. Я с тобой пойду, - безапелляционным тоном заявила мама.

- Что тебе там делать, ма? - постаралась влезть бедняга Амариэ, но наткнулась на глухую стену непонимания:

- Как что? Да разве тебе можно оставаться наедине с этим проходимцем? Недавно он кузнецом стал, а теперь уже и к Фенечке1 с его сбродом прилип! Нет, этот номер не пройдет.

Амариэ вздохнула и покорилась. С мамой спорить было просто невозможно...


Финрод сидел на краю бассейна и явно кого-то ждал, нервно комкая край серого плаща.

- Финарато... - нерешительно позвал женский голосок.

- Амариэ, ме... - начал он с видимым облегчением, которое очень быстро испарилось при виде мамы девушки, выглядывающей из-за ее плеча..

- Я... - замялась Амариэ.

Финрод заметил в руках будущей тещи весьма объемистую кастрюльку... И от избытка чувств схватился за колонну рядом с бассейном.

- Вот видишь, доченька! - провозгласила мама. - Он уже и напился!

Эльф едва не загремел в воду кувырком через голову от такой клеветы. Мама даже не потрудилась понизить голос до шепота.

- Так, давайте прощайтесь, и по домам немедленно. Уже ночь на носу, - скомандовала феаноровским тоном мама.


- Ты уж меня извини... - повинилась шепотом Амариэ. - Я ничего не могла поделать, она меня не отпустила бы...

- И не отпустила б, - кивнула головой мама.

Финрод вздохнул. Он вообще все, что угодно простил бы сейчас, только мама истолкует все по-своему, так что лучше помалкивать.

- Я бы пошла с тобой, куда угодно, хоть к балрогу на рога, только мамуля не пускает, я ее так боюсь расстроить... - лепетала Амариэ.

"Бедняга..." - подумал Финрод. Надо бы ее обнять хоть на прощание, да только мама тогда ему руки оторвет. Оставалось лишь искренне пожалеть его нареченную, попавшую в такую переделку. По своему опыту знал, что такое расстроить маму Амариэ. Тогда начиналась война нервов не на жизнь, а на смерть. В общем, если тебе дорога нервная система и ясный рассудок, то никогда, НИКОГДА, ни при каких обстоятельствах, как бы тебя ни прижало - НЕ РАССТРАИВАЙ леди Аинириль!!!

- Я тебе шарфик принесла, на память, чтобы лучше было немного... - Амариэ вытащила из-за пазухи алый шелковый шарфик. - Я хотела тебе шерстяной сделать, ведь холодно будет наверняка, но не смогла шерсти достать...

- Ничего, - отреагировала мама. - И такой пойдет. На нем и вешаться удобнее...

Финрода пот прошиб. На что, интересно, тещенька намекает?..

- Я... воспользуюсь предложением... - ляпнул он нечаянно. И тут же пожалел о сказанном.

- Даже не смей думать... - глаза у Амариэ были на мокром месте.

- Да я так просто, нечаянно... - попытался он оправдаться. Амариэ, похоже, не слишком-то ему верила, сейчас заплачет еще, упаси Манвэ... Вот тогда леди Аинириль точно расстроится...

- Финарато! Так вот ты где! А я все бегаю, тебя ищу по всему Тириону, - радостно возвестил Турукано, появляясь на пороге залы.

Финрод едва удержался от того, чтоб не подпрыгнуть повыше. На сей раз леди Аинириль расстроиться не удалось...

- Да, Турукано, я сейчас иду, - поспешил он заверить друга и повернулся к Амариэ. - Кто знает, может, мы вернемся когда-нибудь, так что надежды...э...не теряй....

Язык сам начал заплетаться от первого взгляда на личико леди Аинириль, глаза которой метали такие молнии, что Моргот не постыдился бы таких в своих злостных делах. А посему, быстренько поцеловав возлюбенной ручку, Финрод почел за лучшее уйти куда подальше...


Как полагается в таки делах, прошло много-много лет, и влюбленные были разлучены проклятьем злого Мандоса, который за каким-то балрогом окрысился на бедных нолдор, которые последний кров потеряли, и получили лишь гарантию на местечко в Мандосе по случаю смерти от руки какого-нибудь подлеца. Ну, как у кого все вышло в Средиземье...

Кое-кто не стал ждать того, когда этот самый кто-нибудь убьет его ударом в спину, да, не мудрствуя лукаво, помер почти сразу же после прихода (да тот же Феанор!). Кто-то просто-напросто решил пойти за полоумным упрямцем Финголфином через Хелкараксэ, да недолго промучился. А кто-то даже сумел до Средиземья добраться, и-как особое достижение - пожить себе там до прихода людей. Потому как в тот момент, когда пришли люди, спокойной жизни горемык-эльфов настал конец. И тогда некоторых из племени нолдор пощадил Ульмо... то есть, это так говорится, что он их пощадил. Нет, просто эти Эдайн уже его самого достали, и спасу от них не было. И поэтому, горячо уповая на то, что эльфы в последней услуге смогут избавить его от этого дурного племени, он предупредил Финрода с Тургоном о некоей опасности...

И сам пожалел. Ибо тогда его хотя бы Тургон выслушивал, а теперь у него началась паранойя, Финрод начал себе город строить подземный, он и подумал "я чем хуже", и скрылся в горах. Навсегда. А чтобы потешить свою манию преследования, он придумал так, чтобы всех, кто дознается, паразит этакой, дороги в Гондолин, то сбрасывать со скалы. Говорил все, что его скалы спасут от Эдайн...

Не спасли.

И вот, в один прекрасный день в городе Нарготронде нагло нарисовался смертный. Грязный, как орк, драный, нечесаный и невежливый. Помешал страже поспать, размахивал кольцом, аки проклятый, не то шизофреник... И как заведенный твердит, что он, оказывается, Берен.

Вот этот-то Берен Финрода в могилу и свел...


- Мамочка, я не знаю, что мне делать, он попал в Мандос... - в голос рыдала Амариэ маме в жилетку.

- Ну... - промычала неопределенно мама. - Ну это не так уж страшно. Посидит маленько, да выйдет...

- Мама, что ты говоришь! Как же это может быть... - тянула канитель Амариэ.

- Ну... Ну... э...не горюй, таких в Тирионе полно...

- Ты меня не понимаешь! - взвыла Амариэ. - Его Намо не пустит, а я без него умру...

Мама, услыхав сию реплику, начала пыхтеть, як кипящий чайник.

- Это кто не пустит!? Это Мандос не пустит, эта крыса из морга!? Да я ему сейчас такое покажу!!!

Амариэ больше напоминала Ниэнну в день памяти и скорби по Нирнаэт Арноэдиад... Или как его там... Когда эта самая горемычная дама по ошибке не к себе в чертоги попала, а к леди Аинириль в дом... А та ее встретила сковородкой...


- А ну, отдавай сюда своего эльфа! - громогласно велела леди Аинириль, упирая руки в боки.

Мандос немного очумел. Вот, до чего техника дошла, уже в собственнных чертогах покою нету! За мертвым эльфом они пришли...

- Нет, ты отдавай, морговый сторож! - упорствовала меж делом леди.

- А по какому, собственно, праву? - вопросил несчастный Мандос.

- А по такому праву! - наступала леди Аинириль. - Давай сюда ключи, и проваливай, поспи. Мы тут без тебя управимся.

Глаза затюканного женщиной валара полезли куда-то на прическу.

- А еще причешись как следует, а то все я дивилась, что все помирать-то боятся. Оказывается, это ты просто грязный ходишь, как невесть что.

- А тебе-то чего, дамочка? - ответил Мандос, схватясь за сердце. - Мне так нравится...э... ну, да... это самое...

- Ты что тут учреждаешь? Ты по каким таким правам Ниэнной эксплуатируешь, коммерсант проклятый?

- Это...э...как понимать? - ошалело взирал он на леди Аинириль.

- А так понимать, что она в прошлый раз, когда вы там по какой-то Адиад скорбели всем гуртом, она себе все глаза прорыдала, едва домой добралась, да и то добрые довели, душа не лежала смотреть, как она сослепу во все двери лезет...

- Это ведь...э... профессия ее, навроде бы...

- А вам только бы у женщины на спине ехать, так ведь!? - победно провозгласила леди Аинириль.

- Сгинь с глаз моих, женщина, отвяжись ты наконец! Что ты пристала сначала с эльфом своим, а потом с сестрой моей? - возопил в отчаянии Намо.

- Ой, горюшко мое горькое, ой, судьбина тяжкая!.. - заголосила пронзительно Амариэ, валясь Мандосу в ноги. - Ой, пожалей нас, сиротинок горьки-и-и-их!!!

Мандос так заорал, что со стен штукатурка посыпалась.

- Да делайте вы все, что хотите, достали вы меня, окаянные!!!

- Ой, дай те Единый доброго здоровья... - начала было Амариэ, но тут Мандос взвыл, как стая голодных волколаков, и кинулся прочь от залы, решив про себя проситься на любую другую должность, но только не к мертвым...

- Ну, дочура, забирай своего жениха, а я пока к Манвэ сгоняю, и пусть он только попробует не дать ему роа, я ему покажу тогда, где раки зимуют, - распорядилась мама, засучивая повыше рукава.

- Ой, мамочка, ты такое чудо!.. - завизжала Амариэ, повисая у мамы на шее.

- Сейчас мы его тебе предоставим в лучшем виде, - гарантировала леди Аинириль, отправляясь вон из Мандоса.


Через некоторое время на улице раздался дикий грохот, от коего все жители Тириона повылазили на улицу, как муравьи. И обнаружили картину, перед которой меркли все представления о смешном...

- Да ты у меня что себе позволяешь? Ты что себе позволяешь, я спрашиваю?! Нету у него! Тебе что, лиходей, тела жалко чело...тьфу! эльфу?! А ну, переставай выкручиваться, да за жену прятаться! - кричала леди Аинириль, надвигаясь на Манвэ.

- Да не могу я! Это только Илуватару... - вопил Манвэ, отступая по всем фронтам.

- Ты уже по инстанциям меня пустить захотел! Не выйдет!

- Я правду говорю...

- Я и до Илуватара вашего доберусь, так что не надейся даже, а выдавай сразу свою шкуру! - велела леди Аинириль.

- Женщина, чего тебе от меня нужно? - вопросил Манвэ, упираясь спиной в стену.

- А ну, отдавай тело! - потребовала леди Аинириль.

- Я... - хотел завести Манвэ снова-здорова, но вдруг полный ужаса чумной голос велит ему:

- Это я, Илуватар. Дай ты ей это несчастное тело, а то она нас всех до могилы доведет!!

И Сулимо сдался...

- Ладно, женщина, балрог с тобой... Но чтоб первый и последний раз...


- Я тебе говорила, доченька, что он все равно даст мне эту шкуру! - провозгласила леди Аинириль, любуясь молодоженами.

- Какую шкуру? - ошарашенно спросил Финрод.

Амариэ со вздохом поведала ему необыкновенную историю о том, "Как леди Аинириль Илуватара напугала".

- То-то у них всех физиономии были на покойников похожи... - рассмеялся Финрод...



1. Фенечка - это печально известный Феанаро...


Текст размещен с разрешения автора.