Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Алексина

Призрак замка Дол-Гулдур

Я вообще как-то до конца не успела переварить потрясающую новость сэра-господина Мандоса про то, что мне надо идти к нему в Палаты. Тут я, признаться честно, немного очумела... Потому как к мысли о смерти не шибко-то успела подготовиться. Сами посудите - иду по дороге, никому не мешаю, красотища вокруг - дух захватывает... И вдруг короткий свисток, и...

И, короче говоря, я была готова.

Я совсем и не успела понять, что со мной деется, только единственное, что определила-то, что стрелой мне украсили аорту. Точно, без лишних промахов и лишней крови. Но этого хватило на то, чтобы поразить меня до глубины души. Хотя, если поразмыслить, я и была душой...

Но дело не в том.

Мне прозаически некуда было деваться. Домой идти? Да это ж полный абсурд, какой мне дом, когда я по всем правилам сейчас мертвая, как пень, простите за выражение! Идти в лес? Ага, благодарю покорно, я пауков боюсь и гусениц, а в Сумеречье их пруд пруди. В горы? Не-е, гор с меня хватит... Оставался единственно верный выход - искать себе замок и обустраиваться в нем, как приличный призрак. И жить... то бишь, не-жить спокойно. Если кто заявится по мою душу - так напугать посильнее, чтобы больше не пришел!

Во эта идея меня вдохновила, и я, повздыхав над своим собственным трупом, отправилась искать пристанище своей неприкаянной душе...


Он стоял на юге. Красивый - как картинка, недавно отремонтированный (по мне - так триста лет - не шибко большой срок...), чистенький (по стандартам замков) и очень-очень уютный. Кстати, крыс я обожаю, так что коррективы вносить не пришлось... Но врожденное чувство прекрасного и нежелание жить в такой обстановке ожидания, пока какое-нибудь барахло на голову свалится, заставило меня навести в помещении порядок. Мне показалось неплохо и я начала там жить.

Он мне нравился. Теперь уже - чистый, уютный, подметенный березовым веником (а бани я не нашла!) и обставленный цветами... В общем - идеальный женский домик, только детишек и камина в углу не хватает для полноты картины. Ну, я им быстро нашла замену. Меня беспрекословно слушались крысы и тараканы - без приказа даже усов из-за плинтуса не высовывали, - таскали все необходимое, чтобы недостатка ни в чем не было, и вообще были милягами. Как собачки. Потом я приручила летучих мышей, вслед за ними - дикую кошку, которая ловила изредка крыс. Змеи у меня свешивались с занавесок, как шнуры - знаете, украшения такие? - а Шелоб, пытающейся вякнуть, я показала, кто здесь хозяин... А вместо камина разжигала в углу комнаты простой костерок, который выгодно оттенял мои симпатичные медовые занавески красным. Такого красивого замка я ни разу не видела...

Сам он был сначала черненький, но бедные палитры мне не нравятся, а посему, пару раз напугав крестьян, живущих поблизости, я достала немного желтой краски, немного голубой и белой. И огромную бутыль спирта, который сослепу приняла за перламутр. Спирт у меня теперь в шкафу пылится, зато краски пригодились здорово. Я ими так мой домик разукрасила, что просто глядишь и душа радуется...

Итак, я жила там лет триста наверное, не меньше... Точно не знаю. И одним одиноким зимним утром, когда меня пробрал насморк и мои змеи как одна заразились гриппом, пришли ОНИ...


В последнее время меня трепал не только насморк, но и смертельная меланхолия. Я откровенно хандрила, сидя целыми днями в кресле у костерка и ругаясь с крысами и кошкой. Крысы просили заступничества от кошки, а кошка вопила, что если не будет ловить крыс, она помрет с голоду. Потом меня объявили бездушной девчонкой. Ха! так я им и поверила!

Во-первых, я - эльф чистой крови. Во-вторых, я не могу быть бездушной, я и есть душа...

Перебранка вышла неинтересная...

Я громко шмыгнула носом. Скучно было - хоть ложись, да помирай заново... И вдруг...


- Балроги, что с нашим замком сделали!? - возопил чей-то голос снизу.

Я едва не подпрыгнула. Посетители! Первый раз за три сотни лет! Вознаграждение за мои муки! За мою меланхолию! За мои оскорбления!..

Ура-а-а!!!

Едва сдерживая боевой клич, я быстренько переоделась в мои лучшие пугательные шмотки и кинулась вниз, напевая от радости веселенький мотивчик.

И притаилась в шкафу, который в минуты уныния сама разрисовала кривыми рожами.


Судя по голосам, их было десять-девять мужчин и одна дама. Я возрадовалась. И приготовилась к самому прекрасному моменту в моей не-жизни...

- Ух ты, что это такое? - спросил голос №1, подходя к гобелену, вытканному мною в сотрудничестве с Шелоб.

- Это занавеска, пора бы запомнить! - упрекнул женский.

№1 замялся, №2 его одернул:

- Хватит занавесками любоваться! Дело есть!

- Какое? - хором спросили все.

- Надо наш замок превратить в замок, а не в чудовище!

Тут я не выдержала. Столько трудов я положила в этот замок, столько упрашивала Шелоб помочь мне с гобеленами, что прахом пустить все это так просто не дала бы. И выскочила наружу, готовясь сказать что-нибудь убийственное...

И остолбенела. Это были Назгулы...

Пару минут мы стояли друг напротив друга, никого не узнавая и тараща дурные глаза. Потом они, видно, что-то сообразили, и я что-то сообразила, а именно - что я сбрендила и вернулась в дни Войны за Кольцо - и мы начали дико орать (я одна их всех перекричала!) и тыкаться, как слепые котята, во все щели и влетать во все стены.

Кончился наш припадок тогда, когда сверху свесилась моя змея. Один из Назгулов попятился и врезался в меня, я испугалась до полусмерти, но мой неудавшийся кавалер обрадовался. "Найлла, говорит, так ты с нею подружилась!?"

Тут у меня с души Тол-Брандир свалился. Я поняла, что зла они мне как-то не желают...


- Слушай, да перестань ты ругаться! - взмолился Пятый, сморкаясь в платок так, чтобы никто из женщин не заметил.

- Извини-извини, я забыла, - открестилась я, - больше не буду.

- Ты мне это шестой раз обещаешь! - пожаловался Пятый.

- Говорю же: извини. - оправдалась я. Манвэ, куда мы катимся, эльф извиняется перед Назгулом!..

Пятый очень болезненно воспринимал всякие упоминания ругательств, подобных "пошел к Назгулу" и т.д. Еще не любил, когда при нем травили анекдоты про Девятку.

Первый выразительно чихнул. Эльфа Анарвен подлила ему чаю, тот хотел поблагодарить, но в замке гнездился насморк, и ему пришлось отказаться от этой идеи. Та не промолвила ни слова.

- Слушай, а как тебя зовут? - проявил интерес Седьмой.

- Лорели... - ох, как же я ненавижу это имя!

- Красиво. - сказал Седьмой.

Я мысленно так его поблагодарила...

- Ты сними с себя это колесо, - посоветовал Восьмой, указывая на кольцо от бочки, висящее у меня на груди. Я подделала его под Кольцо Всевластья, когда мне под холодную от мороза руку попалась бочка и пошла на растопку. А я - эльф экономный, добро у меня не пропадает...

Я горячо поблагодарила законы бесплотности, не позволяющие мне залиться алым цветом. Назгулы ухмылялись в кулаки. Открыто при мне - не смели, Анарвен их воспитала, как детишек в детском садике. Они у нее вообще были вежливые, воспитанные, не ругались, на стол ничего не лили... Просто бриллианты в мире призраков!


На следующий день мы все поголовно заболели, вплоть до последней крысы. Вот и говори, что бесплотные не болеют. Еще как болеют, хуже настоящих! Чихают - жуть, аж мороз по коже. Вдобавок не очень приятно просыпаться по ночам от того, что над тобой из стенки торчит чейная-то нога, рука, али другая часть тела. Целиком в женскую спальню они не могли влезть - Анарвен не дозволяла. И хорошо, что не дозволяла. Она вообще-то нас всех держала в ежовых рукавицах, но это никого не обижало, скорее даже радовало. Конечно, а как иначе? Все организации - на ней, всем она заправляет, а мы только помогаем по второстепенным ролям. В ее присутствии даже Ангмарец - и то старался вести себя, как приличный человек... Простите, призрак!

Что мы делали сплоченным коллективом - это лечились. Пошли в дело мои сокровенные запасы спирта, познания и остатки лечебных трав возле замка. Мы их оборвали сплошь, пустое место оставили. Обвешались чесноком, как профессиональные ведьмаки - истребители вампиров. Все комнаты украсили со вкусом пучками зверобоя, ромашки и еще черт-те каких цветов, которые добыла как из-под земли Анарвен. Вышло красиво. Но некоторые цветы, извиняюсь за подробности, сильно смердят и в некоторых комнатах с недавних пор стало невозможно находиться. Мы цветочки эти выкинули и проветривали весь замок часа три...

Потом Второй решил поэкспериментировать со змеиным ядом. И мы сто раз благословляли то, что он мог помереть заново, потому что выбрал он гюрзу, которую нашел где-то в окрестностях замка. Не знаю уж, что он там делал, но змея его укусила, будьте спокойны. Мы из него столько яду высосали, что хватило бы на целую аптеку...

Ангмарец потом ругался на нас, говорит: аптекари бесовы.

Жалко, нельзя было огрызнуться-я как раз сменила на посту спасателя Девятого...


Болели мы довольно долго. Чихали еще дольше. так что Ангмарец начал шутить: дескать, скоро будем кого-нибудь из нашей братии посылать за штукатуркой и делать ремонт. При этом все как-то очень подозрительно побледнели. Наверное, просто уже познакомилиь с ремонтом. В не самых лучших обстоятельствах...

Поэтому лечение пошлов три раза лучше, и вскоре к нашему замку начали подходить не на версту, а на четверть оной меры длины...

И вот однажды к нам в замок что-то вселилось. Что-мы и не поняли, просто как-то ночью мы все проснулись от криков из соседней спальни нашей Девятки. Да, если бы такие крики оглашали просторы Кормалленских полей, то выиграл бы Сауроша ту битву... потому что от них даже у меня, привидения чистейшей воды, волосы на голове дыбом встали. Мы помчались, начхав в прямом смысле слова (у меня очнулся насморк) на приличия, к бедолагам. И столкнулись с ним в коридоре так крепко, что треск наших лбов был, наверное, слышен на две версты окрест.

- Ангмарец, - говорю, - ты сбесился?

Он челюстями клацает и показывает мне за спину. Я оборачивась и...

Подумала, что теперь мне точно конец настал. Окончательно и бесповоротно. Потому что сзади меня в воздухе висело Око. Да, настоящее живое Око!

Уж не знаю, могут ли у привидения начаться галлюцинации и горячечный бред, но тот момент я была уверена - могут. Да еще как. Если ты в здравом уме, то тебе никогда не явится призрак Сауронова Ока. А выходит, что я с ума сошла...

- Вы тоже ЕГО видите? - спрашивает Третий.

Все кивают дружно, как один дух.

Тогда я подумала, что действительно галлюцинация. Причем общая.

И вдруг Око растаяло в воздухе. Просто взяло и растаяло. Как туман на болоте.

Мы стоим, как статуи и молчим, и челюсти у нас чуть не на полу валяются.

- Ну, что, товарищи, - говорит Анарвен. - давайте по спальням.

До сих пор восхищаюсь бесстрашием этой женщины! Мы послушно разбрелись кто куда...


Утром все было как-то не так. Это заметили все, но все-таки никак не могли сообразить причины. Вроде, все так, а что-то не так. Вот не так, и ве дела!

Я вдруг обнаружила, что забыла, где живу, то есть - название замка. И пришлось изрядно помучиться и засадить за вспоминания всех Назгулов, пока мы коллективно не дошли - в Дол-Гулдуре. Потом Ангмарец потерял записку, в которой Анарвен записала ему речь, с которой он должен был обратиться ночью к призраку, пугающему нас. И мы всем коллективом эту записку искали.

Насилу нашли. Где-то на самой верхотуре, где сам балрог голову сломит. Но все-таки - нашли. Предварительно расколотив три стула - Ангмарец на них взбирался, чтобы верхотуру достать, а там вредные летучие мыши, которые постоянно его сваливали. Он и сломал три стула... Жалко, хорошие были, а теперь от них одна труха деревянная осталась.

Весь день несчастный Ангмарец старался не попадаться на глаза Анарвен, Девятому и Седьмому. Ходил по углам и репетировал речь. Хорошо репетировал, аж за душу брало то, как он старался выговаривать какие-то непонятные слова вроде "капитуляция" и "компромисс". У него потом глаза никак не могли друг от друга отъехать... В конце концов он радостно с идиотской улыбочкой посмотрел на меня и сказал:

- О, а вот и призрак! Гаси его, ребята!..

При виде компании "ребят", бесплотных и в черных плащах, у Ангмарца крыша дала отпуск в Валинор. Он азартно завопил:

- Матушки мои родные, это ж сколько вас тут!..

После такого выстуления речь велели держать Анарвен, как самой собранной в нашей компашке. Она согласилась. И ночью мы стояли во всеоружии, с листочком с речью у двери той коматы, откуда явился призрак. Ангмарец, прокладывающий даме дорогу, прокашлялся и постучал в дверь:

- Э-э... Гражданин призрак, откройте пожалуйста.

- На кой черт я вам буду открывать? - сказала комната. Получилось...

- Э-э... На каких основаниях? - спросил Ангмарец у Анарвен.

- На тех, что это наш замок, - громко заявила та.

Комната промолчала. Ангамрец повторил то же самое.

- Документы, - потребовала комната.

Второй вынул из-за пазухи, протер полой плаща и сунул под дверь документы на владение замком, выданные Сауроном.

- Почему на два человека больше, чем в договоре? - спросил призрак.

- Это наши дополнительные Назгулы, - сказал Ангмарец с подачки всех остальных. - Группа поддержки.

- Неофициальная. Зарегистрируйтесь, тогда открою.

Все приуныли. Но рано, потому как Второй потихоньку вынул вторую пачку документов и начал их переворачивать. Документы разлетелись по комнате. Мы очумело наблюдали за его манипуляциями...

- Нашел! - возвестил наконец Второй и просунул под дверь лист пергамента. - Вот вам регистрация!

Комната долго ничего не отвечала.

Ангмарец потерля терпение и начал дубасить дверь, требуя открыть хозяину положения. Потом он на нее налег. И...

Дверь распахнулась, Ангмарец влетел в нее пулей и грохнулся на пол. На шкафу, болтая ногами, помирал от смеха небольшой призрак маленькой девушки. Мы остановились на пороге и вылупили глаза на это чудо в перьях. Чудо в перьях вылупило глаза на нас и вдруг, слетев, стало по стойке "смирно". Анарвен же уперла руки в боки и громко спросила:

- Что ты тут делаешь, Нимраэль?

Бедная Нимраэль зашмыгала носом и жалобно сказала:

- Живу, тетя Анарвен. Не надо меня гонять, я и так брожу как неприкаянная...

Второй проверял сохранность драгоценных документов, в Ангмарец валялся на полу и стенал, будто ему оторвали голову.

Нимраэль по-прежнему шмыгала носом и тянула канитель. Назгулы потихоньку собирались вокруг нее и слушали. Ангмарец продолжал стенать, но на него никто внимания не обращал.Наконец Пятый, как самый мягкосердечный, тоже начал шмыгать носом и заявил:

- Возьмите сиротку беспризорную, она ж одна во всем белом свете...

- Это ты у нас сиротка? - желчно сказал мстительный Ангмарец.

Пятый и Нимраэль слитно продолжали ныть над ухом. Анарвен внимательно слушала и наконец вынесла вердикт:

- Никого не пугать, гобелены не рвать, кошку за хвост не дергать и пауков по углам не ловить. Чтобы была паинькой, ясно?

- Ясно, - хором уверили Пятый и Нимраэль.

На следующее утро нас кто-то уверял, что видел в коридорах замка сразу два Ока Саурона и на радостях напился - больше не будут говорить, что Сау был одноглазый! Но все продолжали говорить, а вид у пятого и Двенадцатой был слишком заговорщический...

              19.08 и 11.10.2003 года.
              Спасибо всем хулиганистым одноклассникам за Нимраэль и идею.


Текст размещен с разрешения автора.