Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Алексина

Тайны Тол-Галенского двора

Из записок Диора Полуэльфа.


Вот, опять сижу, как пришибленный, а папочка с мамочкой опять грызутся. Причем на этот раз - вот диво! - из-за меня. Ну да, пнул я этого кота позорного, и что теперь, весь мир из-за него обрушить? Этот мухомор Миэо у меня бутеброд стащил, а я этот будерброд с кухни спер с потом и кровью - не мой он, а Саурошин. А Сауроша очень болезненно воспринимает нападки на его частную собственность... Да ладно, я ему новый сделаю, от меня не убудет, но этот кот!.. Р-р-р... Надо же так прозевать тот момент, когда он выскочит из-за угла и вцепится в волосы!

Нет, я все же полностью пошел в папочку...

О-пс-с!..

Открываю глаз, стараясь не очень высовываться и понимаю, что остался жив. Да, это просто мамочке некстатит подвернулась под руку сковородка, а это так просто не кончается... Сковородка об папочкин лоб, естественно, сломалась - об него камни начинают ломаться, но звук не особо... приятный... Пытаюсь раскрыть рот, но разве это возможно сделать при том, что мамочка трещит, как пулемет на своем тарабарском языке, из которого я ни слова не понимаю?! А папочка тоже сидит, и глаза на нее таращит. И сидим, как статуи в палисаднике, друг на друга таращимся, сами ничего не понимаем, но орем по-прежнему, хотя друг друга и не думаем слушать... Чудные, Эру навстречу!..

Надо бы сбежать к Сауроше - тот хоть не гоняет по всем углам, они там с Тхурингветиль, этой мышью позорной, сидят и думают. Им-то хорошо, они в свое время навидались всяких эльфов, сейчас блаженствуют... К тому же меня туда и посылают - не, Сауроша меня не подговаривал пинать Миэо, я сам додумался! Враки на хромой собаке...

Два года террора - это кто так выдержит? Сауроша говорит, что у нас идет игра на выживание, плохо, что при мамочке - она ему так сковородкой съездила, что он забыл, как его зовут... Потом вспомнил, но потом две недели икал, мы его и пугали, и так, и сяк. и разэтак, а он икает! Мамочка взяла сковородку и пригрозила дать ему сковородкой. Сауроша перепугался и как рванет! Мамочка его по острову гоняла с полчаса - у него икота теперь вообще не прекращается... Мы ему выделили землянку, пусть сидит, икает. Все знают - если землянка трясется, спасайся кто может, у Сауроши приступ!..

Уф, наконец-то я смылся... Тьфу, ужас какой-то, жить невозможно, хоть вплавь к деду убегай! Вчера вот решил Сильмарил посмотреть - обжегся дико, но не сказал, что спер его у деда с бабкой. Надо отдать с Тхурингветиль, не то увидят и вообще можно будет отчитываться... И вдобавок дедуля сообщит куда следует - а там уж будь, что будет, и хорошо, если мамочку не допустят с неизменным сковородильником! А если допустят...

Да, пойду лучше к Сауроше, папе в убежище я не шибко нужен. Не могу его нотации слушать...


- Привет, Саур! Как жизнь?

- Икаем помаленьку, - грустно отвечает Сауроша. - Что там такое? Терроры начались?

- Еще как! - говорю я и сажусь на табурет. - Слушай, Гвети, сделай одолжение, снеси в Дориат Сильмарил...

- Кого? - растопыривает глаза Сауроша. - Сильмарил?

- Ну, Сильмарил! Мы его стащили с Гвети напару, правда.

Тхурингветиль радостно подмигивает. Таскать Сильмарил ей нравится - скучает девушка по вниманию, а мы-то что ей скажем... Меня вон вообще прочат в будущие короли Дориата, даже дед так говорит, а меня все это допекло жуть как. Мне что, делать нечего...

Саурон грустно кивает головой и тихонько икает. Тхурингветиль оборачивается летучей мышью и забирает у меня Сильмарил. Мы машем ей руками и возращаемся к привычным делам - иканию и ничегонеделанию. Саурон со вздохом пытается поставить на огонь чайник, но руки у него от икоты трясутся, а посему полровина чайника в процессе оказывается на полу... Я решил подойти поближе, однако чайник злостно подвернулся прямо под ноги, и я... Правильно. Растянулся во весь рост на полу. И попутно на Сауроше, который был вовсе не в восторге, хотя и у меня ощущения были не из лучших. Короче, валяешься на полу, как последний выпивоха, под тобой кто-то грустно икает, а подняться нельзя! - ноги скользят...

Я начал загребать руками, как полудохлый жук, потому что мне тоже надоело изображать пьяницу, и тут...

Мамочкин голос закричал сверху:

- Дио-ор! Где тебя опять носит, чертенок?!

Я сам не понял, как на ноги встал, но в следующую минуту мы, при полном параде, стояли по стойке "смирно" и сообща, вырывая друг у друга, ставили на огонь чайник, стараясь не превратить друг друга в ошпаренных поросят. Пару литров мы таки пролили, не повалямши, не покушаешь, так что в чайнике осталось на донышке, но дело было сделано, и мы с Саурошей чинно, как пай-мальчики, сидели на стульях, вытянувшись в струнку и покорно ждали свершения судьбы.

- Дио-ор!! Да не прячься ты, все равно найдешься...

Над нашей землянкой зашебуршилась земля, и мы с Саурошей приготовились пасть смертью храбрых от рук мамочкиной сковородки, но...

Дверца нашего убежища широко распахнулась от удара папиной ноги, это то еще зрелище...

- Дверь на место поставь! - протестующе возопил Саурон.

Папочка ввалился в землянку и громко оповестил нашу дружную компанию:

- Майя Артано, мне нужна помощь!

Мы сразу поняли, что ему нужна помощь - он был похож на драного кота, а к тому же и Тхурингветиль, вернувшаяся из очередного турне, отметила его по досадной случайности... Причем в самое видное место - под глаз... Да, вид, конечно, получился замечательный, но папочка рассеянно попытался вытереться, вместо этого размазал все по всей физиономии и заявил:

- Майя Артано, а как же нам Лучиэнь утихомирить? Она же так расстраивается...

- Прыщ посадила со зла, вот и... - начал было Саурон, но вдруг началось светопредставление.

Мой папочка заорал:

- Ты что это, чернушка позорная, про мою жену толкуешь?! Для нее прыщик - это ж катастрофа, она красоту любит, а ты что? Орков позорных...

Саурон обиделся, отвернулся и разыкался. Папочка схватился за голову и кинулся извиняться...

- Ну, праздник ей устройте, - буркнул Сауроша, понемногу отходя. - Я сегодня добрый.

- Не-е, - покачал головой папочка, - мы ужо думали, только у нее каждый день праздник...

- Оружия, - докончил Саурон. Да, приступ добра у него ненадолго... - Ну, пусть Гвети чего подскажет, она у нас умная...

Папочка, воодушевленный идеей, послал меня искать Гвети, которая успела куда-то унестись, я ее насилу цапнул за крыло, прежде чем мамочка явилась по нашу душу...

- Чего тебе надо-то? - буркнула она. - Выпусти крыло, помнешь, это моя последняя шкура...

Я приволок ее в землянку и сдал с рук на руки Саурону с папочкой, которые сразу принялись ее чехвостить.

- Ну косметику ей подарите! - заорала Тхурингветиль, вконец выведенная из себя занудой папочкой. - Пусть маскирует свои прыщи!

Папочка едва не убил ее на месте за "бестактность", Сауроша еле успел выдрать мышь из рук моего папочки, оскорбленного до глубины души упреками по отношению к нашему семейному Морготу, я уж думал, ей конец пришел... Однако Гвети-девушка умная, она вдруг, улучив свободный момент, прямо папочке в ухо крикнула:

- Сковородки ей подари!..

Тут папочка просто на стул плюхнулся и за сердце схватился.

- Гвети, - хрипит, - ты что, самоубийца? Она ж меня пришибет вконец...

Я возликовал - мой папочка наконец-то в полной мере оценил разрушительные способности моей мамочки... Что ж, прогресс, прогресс... Тем временем полемика папочки и Гвети продолжилась:

- Гвети, она меня убьет...

- Она будет знать, что ты ее признаешь и что не боишься погибнуть от ее руки...

-. ..что и продемонстрирую на примере! Ты что, с ума... ладно-ладно, я подумаю... все равно делать нечего...


Когда папочка понес эти сковородки, все уже мысленно молились Намо Судие о легкой смерти... А когда двери комнаты закрылись...

Везде начался всемирный переполох, все бежали, прятались и метались, как гномы в Казад-Думе, Сауроша разыкался от ужаса, Гвети подвесилась на дереве с самым меланхоличным видом, я бегал, как таракан по кухне, лихорадочно стараясь спастись от гнева мамочки, и вдруг...

Из комнаты донеслись какие-то неопределенные звуки, от которых я в полном отчаянии залез на дерево, чтоб хоть там меня не достали раньше, чем я того захочу. Но, как полное противоречие всем законам нашего здесь проживания (слышишь вопли - беги, покуда можешь), из комнаты выбежал мой папочка и моей мамочкой на руках и с таким выражением лица, будто они только что из Ангбанда, такие счастливые-счастливые, сияющие все, как сковородки... Мы все так и остолбенели, я чуть с дерева не грохнулся от избытка чувств, а что с Саурошей случилось - вы себе и представить не можете! Он икать перестал!

- Ну, поди сюда, Диор, поцелуй мамочку, - говорит мне папа. Тут я в самом деле с дерева упал. И лежу, думаю, вправду все это, или я это уже к лучшей жизни возродился... Папочка меня быстренько на руки поднял и в дом понес. А сзади - мамочка... Тут я сообразил, что все, кажется, в порядке. А папочка так ласково говорит:

- Милая моя, а мы с Диором готовить научились, специально для тебя... Сами, честно, и ничего не подгорело, правда! Ты только не думай, что у нас женский день, просто мы тебе приятное хотели сделать...

Саурон быстренько рванул подальше от дома - о папочкином умении готовить он имел представление, и причем очень яркое... Потому что папочка сроду ничего не приготовил съедобного - однако сбежал наш Сауронушко зря, потому что в этот раз я помогал. Вкусно получилось, я сам пробовал, а мамочка даже не стала тарелками швыряться - а что-то это и значит!..

Папочка был весь гордый, как медный таз на солнышке. Я был весь радостный, как Тхурингветиль на празднике. Мамочка была похожа на мамочку... В общем, все были такие красивые-красивые, я даже удивился. А потому все и установилось...


И вот, три спокойных дня. Я даже и не знал, что такие дни в жизни бывают, право слово! Только вот папа велит сгонять за кастрюлями, да это мы сделаем, нам не трудно - главное в наше время - спокойствие. Так что пойду я, пожалуй, пусть мамочка порадуется. Хорошая она, как-никак, только очень уж ее все это достает! Да этот остров кого хочешь достанет с тайнами его немногочисленного двора...


17.11.2003



Текст размещен с разрешения автора.