Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Черная Кошка с желтым пятном на спине

Валариада


Предисловие автора

      Данный текст представляет собой историческую тетралогию из жизни Валар не только в Валиноре, но и в том месте, где начинал все дело Илуватар и которое будет именоваться Безвременье (Небытие). Автор не несет ответственности за содержание данного текста, т. к. записан он со слов господина Намо, который пребывал в не вполне вменяемом состоянии. Записывала Черная Кошка с черным пятном на спине - обитательница Благословенного Края и окрестностей.


Разборки


- Встать! Суд идет!

Присутствующие встали с Небытия. Воображаемые Вардой свечи заколыхались и выпрямились.

- Сесть.

Присутствующие сели. Варда чертыхнулась в ответ на потухшую свечу и мигом вообразила новую. Сразу посветлело, все обрадовались и загудели.

- Прошу свидетелей вести себя потише, - Ульмо была непривычна роль судьи, парик, сотворенный Ирмо, съезжал ему на нос.

- Ирмо, прочухайся, стервец! - тряхнула его аккуратистка Вайрэ. - У него опять бессонница! - трагически прошептала она сестре, безжалостно путая диагнозы. - И ты еще выходишь за него замуж...

Эсте захныкала. Вайрэ вздохнула и прекратила шпынять сестру, потому что сбоку ей подмигнул Намо.

- Рассматривается дело о привлечении к судебной ответственности господина Мелькора, он же Моргот, он же Бауглир... хмм... господина Мелькора о привлечении к судебной ответственности за присвоении себе патента на новосозданную землю... - Ульмо всмотрелся в текст и радостно закончил: - новосозданную землю Арду, она же Арта, она же просто - Земля... хмм... истинным владельцем которой заявляет себя некий Эру Илуватар, он же Единый, он же просто Эру... хмм... интересненькое дельце. Приглашается в зал истец.

В Небытийный Зал вплыла высокая фигура Эру Единого. Собравшиеся приветсивовали его появление громкими возгласами одобрения, так что Варде пришлось воображать взамен потухших десять новых свечей и одно ведро воды на голову спящего Ирмо. Тот проснулся и с невыразимым удивлением посмотрел на мокрую фигуру Вайрэ с вытянутым лицом. Рядом заплакала Ниэнна, которой вода залила все платье. Эсте заботливо оттирала с платья сестры зеленую водоросль.

- Эвглена зеленая! - подняла вверх палец Йаванна (она же Кементари... хмм...). - Чрезвычайно редкий вид, доказывающий, что жизнь на земле все-таки существует...

- Суд просит госпожу Йаванну Кементари умолкнуть и оставить все свои абсолютно антитеологические гипотезы... хмм... - Ульмо вгляделся в текст и понял, что прочел все же правильно. - Истцу предоставлено слово... Истец!!!

- Ась? - вежливо спросил Эру Единый. - Ах, слово... Ну да, сначала был Эру, кого в Арде называли Илюватар... гм-гм... Какое было времечко! Какой простор и какая пустота! А потом пришли тут...

- Истцу предоставляется слово по делу, - Ульмо совсем вскипел, из ушей у него полилась горячая вода.

Ирмо вообразил ему лед на лоб.

Через пять секунд на голову судье свалился огромный айсберг...

Пока несколько Айнур выносили незадачливого судью из зала, Намо уселся на председательское кресло и громко произнес:

- Через несколько лет на месте Ульмо окажется корабль "Титаник", и тогда это будет величайшей трагедией веков... хмм...

Ирмо на пару с Йаванной вообразил братише парик. Намо озадаченно поправил лезущие в глаза лианы и посмотрел в глаза маленькому тропическому паучку.

- Это чрезвычайно редкий вид, Arachnida... Это, в принципе, называется паук-скакунчик, такой яркий он лишь потому, что это очень привлекает тропических дам... Научное имя его - Saltikus scenikus, видовое - аттулюс, это потрясающе красивый и талантливый паук по части танцев... Дорогая Несса, не желаете ли вы несколько подучиться у этого непревзойденного мастера? - выпалила Йаванна.

- Не мастер это, а страшное волосатое чудовище! - взвизгнула брезгливая Несса.

Тем временем паучок слез с парика Намо ему на нос и принялся выплясывать. Воздевая к небу волосатые лапы, он грациозно засемеил по Айну влево, потом, поняв, что пути ведут вниз, засеменил вправо...

- Надо же, лезгинку танцует, - подивилась Варда, воображая мухобойку.

- Не трогать салтикус сценикус! - рявкнула Йаванна. - Ироды!

Она сняла паука в носа Намо и унесла прочь. Все вздохнули с облегчением. Намо потихоньку счистил с лица растущие среди напудренных прядей парика лианы.

- Истцу дается слово! - предупредил Намо.

- Так сначала было слово, - начал Эру Единый. - А потом было уже дело, и тогда вижу внизу - шарик какой-то. Спускаюсь я, значить, а там вижу...

- Пенница слюнявая!!! - заорала Йаванна, хватая руками что-то из Небытия. - Пенница слюнявая, цикада, стоящая намного выше в эволюции, нежели скакунчик...

- Выведите эту даму из зала, - прошипел Намо, - иначе я за себя не отвечаю...

Несколько Айнур вывели Кементари, орущую какие-то сакраментальные латинские слова, из Небытийного зала.

- Итак, истец...

- А там вижу, значит, стоит кто-то и кричит, дескать, нарекаю я землю Артой... Я-то думал, дурень старый, это он картавит немножко, поправил, а он мне и говорит: "А поди ты отсюда, старый хрен, моя это земля, Арта, то есть!". Я-то с ним поспорил, хотел, чтобы по-честному... А на меня орет, уперся, и ни туды, ни сюды...

- Истец, вы поняты, - Намо снова принялся снимать с лица стремительно растущие лианы.

- Судья, вы в курсе, что у вас на ухе сидит какая-то дрянь? - спросила Вайрэ...

- Это сольпуга! Это настоящая каракумская сольпуга, она же фаланга!!! - Йаванна влетела в зал и принялась трясти Намо. Тот беспомощно смотрел на женщину, втянув голову в плечи. - О-о! - вдруг схватилась за сердце Йаванна. - Это же птицеяд мигале бэрроу, о котором знают только бушмены и Эру!.. Он же ужасно ядовитый... А это - арана пикакабалло, его укус убивает лошадь...

- Гражданка Йаванна, уберите эту пакость от меня! - завизжал Намо, с ногами залезая на кресло. - Иначе я за себя на отвечаю!..

Йаванна окопалась рядом с судейским креслом, и, к величайшей ревности Вайрэ, даже не собиралась уходить. Варда пыталась навообразить Кементари кляп в рот, но дама отмахнулась большой фалангой...

- Обвиняемый Мелькор! - повысил голос Намо, все еще не спуская ног с кресла. - Признаете ли вы, что такая встреча вас и истца действительно имела место и повлекла за собой конфликт, о котром говорил истец?

- Ну, имела, предположим, - пробурчал черный парень, усиленно пряча глаза.

- Ах, так! Имела, значит! - Намо потер руки. - Значительно упрощает дело... Истец, в самом ли деле вы имеете патент на данную землю?

- Ой, голубчик, все было, - всплеснул руками Эру. - Да только вон та зеленая ящурка у меня ее слопала...

- КАК СЛОПАЛА!? - закричал Намо. - Как это понимать: слопала?! У нас не бесплатная столовая для всякой дряни! Гражданка Йаванна, придумывайте обратно свой чертов парик, чтобы из него всякая живность не лезла!!!

- Это лопастеносый хамелеон!!! - заорала Йаванна, схватив за хвост большую зеленую ящерицу с выпученными красными глазами и тыча ею в нос Намо. - Как вы только посмели так сказать о лопастеносом хамелеоне, это же позвоночное животное, одно из высших в эволюции. Это хордовое животное, понимаете вы меня, тупица?!

Намо втянул голову в плечи и постарался сделаться совсем маленьким и незаметным. Некоторые Айнур хохотали во все горло, потому что из растущего парика выглянула пара змей и заинтересованно свесилась на нос судье...

Зал едва не разломился обратно в небытие от рева Аулэ. Здоровенный Айну, трясясь всем телом, как овечий хвост, висел на колонне и тихонько скулил от страха.

- Что случилось, гражданин Аулэ? - спросил Намо, косясь себе на нос. Змеи тесно свились в клубок и тоже праздновали труса, высунув языки и попискивая не в такт. - Слезьте с колонны. Обвиняемый, вам слово...Обвиняемый? А обвиняемый? Вы где?

- Вот он я, - послышалось сверху.

- Обвиняемый, вы что там делаете? - спросил Намо, разглядывая новую подвеску в виде черного парня на большой люстре, выдуманной электриком-обеспечителем Вардой.

- Спасаюсь, что ж еще? - угрюмо заявил Мелькор и покрепче уцепился за стержень. Веревка из небытия обвязала его за талию, приматывая к люстре: - Спасибо, Ниэ, seler...

Ниэнна всхлипнула и помахала брату платочком.

- Итак, суд все еще продолжается, если кто не знает... - Намо покосился на Эру и окликнул: - Истец! А истец! Вы спите?

- А что же мне делать, - заспанным голосом проговорил истец. - Два дня не спал однако...

В зале послышлася храп Ирмо. На плече у Эсте.

- Голубки-то наши, - покачала головой Вайрэ. Ниэнна прослезилась от умиления...

- Господа, господа, внимание!.. - попытался привлечь к себе взгляды Намо, но Айнур уже, похоже, утомил процесс...

- Не буду я с вами судиться, - обиженно сказал Мелькор. - Неинтересно мне. Что это за суд змеиный? Вы как хотите, а я домой пошел. И нету у меня никакого патента, и ни кого нету. Только у вашего мелиона, или как его там... Я пошел.

И Мелькор шагнул в пустоту...

- Знаете, господа, по-моему, нам надо пойти в экспедицию и составить небольшой патруль в Арду. Тога мы его сможем беспрепятственно поймать, - предложил Намо.

- Ура-а! - заорали Айнур и принялись качать Намо...

Вскоре была отряжена небольшая экспедиция в количестве четырнадцати человек, во избежание злоупотребления молодого Мелькора общественной Ардой.

Они спустились на землю... И началась такая заваруха, что ни в сказке сказать, ни пером описать...

ВСЕ!


Бригада


Эру Единый почесал седую бороду и поудобнее уселся на своем небытийном троне. После призыва Намо коллективно спускаться в Арду в целях защитить ее от злого и страшного Мелькора пришлось уступить агитации всех Айнур за эту идею и начать естественным отбор претендентов на почетное звание Защитника Отечества. Эру перечитал текст интеллигентного телепатического объявления:

"После суда по делу о патенте не Землю, также называемую Ардой, была установлена потребность в отправке на вышеуказанную Арду патруля пограничников в составе от десяти до четырнадцати человек в целях защиты оной Арды от злого и черного Мелькора. Приглашаются все желающие мужчины, среднего роста, невспыльчивые, коммуникабельные, без вредных привычек, спортивные, в возрасте от 20 000 до.... лет. Кандидатуры женщин не желательны. Подпись: Эру Единый. Печать."


Из коридора, где сидели толпы кандидатов, донесся протестующий вой в ответ на то, что женщин просят уйти. После того, как стражи порядка просмотрели ряды Айнур и заметили только несколько несущественных различий в одежде представителей прекрасного и не совсем прекрасного после штурма дверей полов, они хором вздохнули и решили, что "шеф сам разберется". И с чистой совестью в последний раз вопросили:

- Баб нету?

- Нема! - хором отвечали две сотни женских голосков.

- Начинаем прием! - скомандовал Эру и установил перед собой дощечку для писанины. - Заходите!

Дверь отворилась. Сначала из коридора показался кусок плитки, выстилающей пол, потом откуда-то сбоку возникла голова длинного нескладного парня с обручем на голове. Потом показались плечи парня. Потом показался весь парень и немедленно шмыгнул носом перед Эру.

- Здравствуйте, - интеллигентно сказал парень. - А я туда... на Арду...

- Имя, фамилия, статус? - спросил Эру как по писаному.

- Кого-кого? - прищурился парень, убирая с лица длинные волосы. - Не слыхать...

- Как тебя зовут-то, хлопец!! - заорал Эру.

- Ну я же не глухой, - оскорбился парень. - Ничего я от вас не хочу, мне на Арду надо.

Эру побурел.

- Ах, вот ты где шатаешься! - горестно всплеснула руками невысокая бледная, как смерть, женщина, заходя в зал. - Это мой муж. Он без меня ничего не слышит. А зовут его Манвэ. А меня Варда. Только вы его никуда не пускайте, потому что он вам все дело угробит, от него проку что от медного рубля...

- Значит, Манвэ... - заскрипел Эру своей дощечкой. - А по какой такой причине вы, господин Манвэ, проситесь так на Арду?

Не успел парень рта раскрыть, с потолка свесился еще один фантом довольно молодого хиппи, с узким лицом в обрамлении нечесаных черных волос и провещал замогильным голосом:

- И куда бы ты, брат, не пошел, отныне буду следовать я за тобой! Так скажет Финголфин Феанору и будет такая лажа!..

Варда замахала на хиппи руками, и тот скрылся в потолке. Эру подумал, что все же стоит заделать там дыру, пока не поздно... С потолка свесилась длинная веревка, и через минуту троица смелых имела счастье лицезреть хиппи в полный двухметровый рост.

- Значит, так, - начал он, откашлявшись: - Записывайте, пожалуйста. Намо Судия, возраст: сравнительно молодой, пол: мужской, семейное положение: почти женат, жену люблю. Детей нет. Денег тоже. Дела тоже...

- Какого дела? - почесал голову Эру.

- Уголовного, конечно! Род занятий: провидец, умею контактировать с мертвыми. Пророчества требуются?

- Нет-нет! - поспешно открестился Единый.

- Записали? Ну и хорошо, что нет. Отправляюсь на Арду, чтобы наконец посмотреть, что такое мертвые. Ни разу не видел. понимаете...

- Намо-о, ты куда пропал? - позвали сверху.

- Сейчас, Валюша, уже иду, - солидно отвечал хиппи. - Это моя жена, Вайрэ, возраст: сравнительно молодая, семе...

- Понял-понял-понял! - замахал руками Эру. - Вот ваши будущие сотрудники: господин Манвэ, госпожа Варда. Будьте знакомы.

- Ах, братан, сеструха... - лучезарно улыбнулся Намо и пожал обоим руки: - Очень-очень-очень рад! Надеюсь, мы с вами хорошо поладим! Рекомендации нужны?

- Какие рекомендации?! - взвыл бедный Эру.

- Конечно, кандидатов на важный пост спасителя земли! - недоуменно поскреб в голове хиппи. - Не нужны, значит... А я все равно скажу! Записывайте... Йаванна, она же...

- Кементари, - мощно отстранила его с дороги женщина в спортивном комбинезоне и с панамкой на голове. Из панамки торчала большая змея заместо ленты, в кармане комбинезона копошился паук. - Ой! - вдруг смешалась женщина. - Кажется, я яйцо разбила...

- Какое еще кольцо? - не понял Манвэ.

- Всевластья? - заинтересовался Намо. - Помнится мне...

- Сгинь! - хором закричали все собравшиеся.

- Яйцо воробья обыкновенного, класс птицы, тип высшие хордовые, - женщина вдруг жизнерадостно улыбнулась: - Но это ничего особого. Я другое найду. Короче, занимаюсь живой природой, натуралист-испытатель, богатый опыт зоологической, биологической, ботанической и культурно-просветительской деятельности. Семейное положение говорить не стоит? Ну ладно, скажу: муж есть, Аулэ звать. Детей нет, и слава богу, а то они будут у попугаев хвосты выдергивать. Увлечения: ботаника, зоология, биология, эмбриология, палеонтология, теория эволюции, анатомия, морфология, цитология, физиология, систематика, экология, генетика, зоогеография в начальной стадии, этология и другие естественные науки. В качестве друга семьи называю господина Ульмо, властителя Вод... Хотите, позову?

Из всей тирады несчастный Единый понял от силы два предложения и почувствовал себя глубоким идиотом, и в размышлениях о том, кто же из всей компании на самом деле идиот, не услышал последней фразы гражданочки. За него ответил вездесущий Намо:

- Зови-зови, подружка! А я брательничка кликну, разбудить еще его надо... Понимаешь, спит постоянно, будто ему вечности спать не хватило!

- Это называется сонная болезнь, и переносится она мухой цеце, - назидательно проговорила Йаванна. - Она практически неизлечима... полностью неизлечима.

- Да он сам неизлечимый! - жизнерадостно махнул рукой с множеством фенек Намо. - Понимаешь, гражданочка, эта ваша ЦереЦере...

- Цеце!

- А мне-то... Ну эта ваша ЦереЦере...

- ЦЕЦЕ!!!

- А я сказал как? - обиженно надулся Намо.

- Вы сказали: ЦереЦере! - провозгласила Йаванна, словно уличая Айну во всех смертных грехах.

- Значит, я говорю, - оставил эту реплику без внимания Намо, - что ЦереЦере будет работать в цирке Мертвой Луны и убивать какую-то девушку... Ей-В-Лоб-Плюнь... а! СэйлорМун! и ее друзей... ЦереЦере из Мертвой Луны...

- Если вы назовете цеце ЦереЦере, мертвой будет не Луна, а вы! - сдержанно зарычала Йаванна. В унисон ей зашипел ее питон на шляпке.

- Значит, я пошел его будить, - кивнул Намо.

Йаванна, гордо подняв голову, прошествовала в коридор.

- Ульмо! Ульмо-о! - загремела она.

- Вот я, чего ты орешь? - отозвался вальяжный голос. - Ну, я Ульмо, и что дальше?

- Сейчас я тебя представлю одному очень интересному гражданину! - защебетала Йаванна, втаскивая Ульмо в зал пред очи Эру. - Он такой интеллигентный...

- Йавиэ, я что, не видел Эру Единого? - устало спросил Ульмо. - Здравствуйте, Эру...

- Вы оба! - заорал Эру, тыкая пальцем в Ульмо и Йаванну. - Вы занесены в список вместе со всей семьей!..

- А у меня нету семьи, - пробурчал Ульмо, усаживаясь в уголок зала. - И что ж мне теперь... подыхать?

- Вот твоя семья! - истошно завопил Единый, забившись в уголок трона вместе с тапочками. - Вот она, в зале! Знакомься, обещаю непередаваемые очучения!..

- Ирмо! - схватился за голову Намо. Вайрэ успокаивающе погладила его по плечу. - Ирмо, быстро сюда, тут истерика...

- Квалифицированная помощь не потребуетс-ся? - прямо на руки Намо свалился блондин растрепанного вида, поглядел на него добрыми глазами и томно улыбнулся: - А, ну это ты... чего орал-то?..

Через секунду он мирно прижался к брату, обнял его за шею и захрапел. Намо не выдержал и упал на пол с воплем:

- Ирмо, проснись!!!

- Что случилось, дорогой мой? - ласково спросил Ирмо. - Успокойся, прими на ночь клофелин, отошли жену поговорить с подругами, а сам спи. Сон лечит, понимаешь ли, родной мой!

- Маленькая рыжая бестия, - прошипел Намо. - Врезать бы тебе...

Но Намо знал, что никогда не врежет Ирмо. Как-никак, а брата он любил, будь он хоть сто раз прилипучий. Брат сильно напомина ему одного демона из сериала про ту же СэйлорМун. Как звали демона, он, правда, начисто забыл, но помнил, что имя было на букву "з".

Ульмо подошел к братьям поближе и заинтересованно склонился над спящим.

- Ой, какой молоденький, - восхищенно произнес он.

- Какой маленький... - скучным голосом подтянула Кементари.

- Какой затюканный... - жалостливо протянул Манвэ.

- Это я затюканный, - буркнул Эру. - И меня здесь никто не понимает.

- Поймете ли вы, Эру, как сложно постоянно таскаться за мужем, который без тебя - как глухарь на току? - вздохнула Варда. - Как привязанная, гублю свою молодость ради любви!..

- Вардочка, - всхлипнул Эру, и оба расплакались.

- Эсте... - простонал Намо.

- Что? - спросила его миловидная девушка белом халатике, надетом на серое трикотажное платье. - Я Эсте. Ой! а что у тебя делает Ирмо?

- Занимается своим обычным делом: спит, - сообщил Намо.

В эту минуту сладко спящий Ирмо заворочался и поднял на жену заспанные глаза:

- А, Эсте, милая моя, солнышко лесное... Ты опять забыла отнести скелет в виварий, если я на нем заснул? А где подушка?

- Это не подушка, любимый, - деловито начала поднимать его Эсте. - Это твой брат, Намо...

- Я ему какую диету прописал, что он такой костлявый? - сонно пробормотал незадачливый доктор Айболит.

- Овсянку, - заботливо сказала Эсте. - Здравствуйте, Эру. Почему у вас такой вид? Здравствуй, Варда. Опять приступ комплекса неполноценности? - Она распахнула халатик и порылась в карманах. - Вот это вам таблетки, принимать утром и вечером. Ирмо изобрел. Ирмо, как они называются? Ирмо, слезь с шеи брата, ты не маленький.

- Я большой и спать хочу, - зевнул Ирмо, поудобнее устраиваясь на самодеятельной кушетке. - А это клофелин. Для хорошего сна. Сон - он от всего лечит... эээыыыыааааааах... Там еще есть "Морфей", тоже на хороший сон... Спокойной ночи...

Эсте всплеснула руками:

- Ну вы посмотрите на него! Вот, Эру, держите, проспитесь хорошо и будете в форме.

- К сожалению, не могу принять господина Ульмо без семьи, - заявил Эру, внезапно очнувшись.

Ульмо остолбенел.

- Сейчас будет тебе жена! - вдруг подмигнула ему Вайрэ. - Вот! Ниэнна!

- Ниэнна, она же скорбящая, - привычно забубнила Йаванна. - Непревзойденный мастер контакта с Мелькором, обладает великой силой убеждения с помощью слез, чрезвычайно настойчива. Принадлежит к отряду Айнур обыкновенных...

- Замолчи! - рявкнула Варда.

Со стен посыпались свечи. Ульмо выплеснул на них большую цистерну воды - вернее, не на них, наполовину на Варду, наполовину на Намо и Ирмо. Тот сладко засопел, поворочался и заснул крепче прежнего.

- Надо же, ничего не берет! - с уважением промолвила Эсте. - Какой клофелин сильный получился.

- А у вас еще и гуталин есть? - изумился Манвэ, которого только что покинула Варда в пользу Эру.

- Не гуталин, а клофелин, - понуро произнес Намо, укачивая брата. - Хотя очень интересная перпектива...

- Ась?..

- Клофелин! - хором закричали все собравшиеся.

- Ну то вы так орете, я не глухой, - укоризненно вымолвил Манвэ, - я сразу понял, что это гуталин против клопов.

Все хором плюнули.

- И это - наш капитан... - провещал Ульмо, но, к его же счастью, его слов никто не услышал.

Потому что в это время из глубин коридора донесся нарастающий рев, испуганные крики, топот и грохот.

- Это что... - вскочил было Эру, но Эсте и Варда вцепились в него и усадили обратно на трон.

Остальное потонуло в ужасающем вихре. Дверь с помпой вшибло в зал, пронесло мимо Намо и Ниэнны и припечатало к противоположной стенке. Стенка не выдержала и развалилась. Появилась симпатичная зияющая дырка.

- Черная дыра, астрономическое явление, происходит по причине взрыва галактики или звезды. Ныне же мы наблюдаем замечательное явление появления черной дыры вследствие непредвиденного полета двери из-за стычки двух несимпатичных граждан, - привычно начала Йаванна, но Манвэ как раз грохнулся на нее, потому что его занесло на повороте в процессе улепетывания от комка драчунов.

- Ах ты... А ты... да я тебя!.. - периодически доносилось из комка.

Все впали в полный ступор, созерцая это явление.

- Ульмо... - простонали в один голос спящий Ирмо и страдающий Намо, которому брат оттянул все руки благодаря большому грузу пузырьков и баночек с разными жидкостями. Сам-то Ирмо всю жизнь сидел на диетах, из-за чего и весил чуть больше собственного скелета. Казалось, у него уже и скелет начал худеть...

Ульмо все понял. Он залихватски свистнул и попытался сотворить еще цистерну воды, но в этот миг комок прокатился мимо и сшиб его с ног.

- Ниэнна! - бодро не своим голосом закричал Ульмо.

Ниэнна все поняла еще быстрее. Ее очень сильно напугал голос Ульмо с большим фингалом и она залилась слезами, голося самым позорным образом.

Еще быстрее Ниэнны сообразили, что дело плохо, драчуны. Спустя секунду очам Эру предстал Ульмо с половиной чужого рукава за ухом. А вслед за ним встали по стойке "смирно" два парня, смущенно шмыгая носом.

- Прости нас... - начал тот, что посерьезней.

- ... не виноватые мы, - продолжил краснокожий.

- ...Они сами пришли! - закончили они в один голос.

- Оромэ, - представился первый.

- Тулкас... - отрекомендовался второй, кося на Эру хитрым глазом.

- Мы по боевым искусствам мастера, - снова хором вступили они.

- Не по боевым искусствам, а по драке! - фыркнула вошедшая девушка. Из-за пышной юбки у нее показался олененок, а под ногами мгновенно выросла большая желтая роза.

- Желтая роза - эмблема разлуки, красная роза - эмблема любви... - некстати пропел Намо, вызвав слезы сочувствия у Скорбящей.

- Вана я, - со слезой в голосе произнесла женщина и вдруг расхохоталась. - А олень - это Нессы, сестренки моей...

- Мой-мой! - залихватски крикнули из коридора.

- Это сейчас будет Несса, - разумно предупредила Вана. - Невеста Тулкаса. А я...

- Понял, - быстро произнес Эру. Вдруг у него отвисла челюсть.

Все синхронно повернулись за его взглядом, и тоже уронили челюсти на пол - кроме, разве, спящего Ирмо, которому хоть трава не расти. Вана тем временем грациозно посеменила в сторону от двери. Вслед за ней потянулся длинный след цветов и травки.

- Йаванна забыла Аулэ дома, - вдруг просек проницательный Ульмо. - Караул.

Караул тут же случился. Заслуженная леди Йаванна кинулась к Нессе, чуть не снеся с ног Ниэнну и опустилась на колени с восхищенным вздохом ребенка, дорвавшегося до папиного трактора.

И вдруг случился караул похлеще.

- Йо-ху-у! - азартно завопила чья-то фигура, влетевшая в дверь миниатюрным торнадо.

Прямо на Йаванну.

Несчастная ученая глазами лемура пожирала смерчик. Тот тем временем приостановился и даже встал в полный рост маленькой тумбочки, продолжая одновременно энергично вывертываться в сложных па какого-то сумасшедшего танца. Попугай, появившийся на плече Йаванны, выворачивал шею, пытаясь поймать ракурс "нормальное положение в пространстве" относительно Нессы, но не смог к своему огромному сожалению.

Несса стояла на одной руке и крутилась во все стороны. У Намо закружилась голова, он опустил голову на плечо Ирмо и обмяк. Ниэнна громко заплакала, глядя на эту скульптурную группу.

- Мои слезы - моя печаль, - пропела Несса и неожиданно закрутилась на голове.

Эру затряс седыми волосами, пытаясь избавиться от ощущения, что в зале становится слишком много маленьких-маленьких Несс. Они вытворяли тем временем такое, что попугай громко проорал:

- Попка сдурел!

И грохнулся в обморок, а олень Нессы сел на пятую точку от растерянности, потому что рогов у него еще не было, а без них укрепиться в пространстве вверх ногами было несколько проблематично. У Ваны завяли все цветы, Ниэнна заплакала от того, что у нее начался приступ тошноты, женщины дружно отвернулись, Ульмо оперся на Оромэ и Тулкаса и вместе с ними упал рядом с Феантури...

Началось столпотворение. Мертвое.

- Ита-ак, - борясь с тошнотой, протянул Эру. - Вот вся ваша команда. Сегодня же вы отправитесь не Арду.

- Здорово! - очнулся Намо. - Сейчас, погодите, буду избавляться от лишнего груза!

Он достал из кармана килограмм фенечек из разных материалов и быстренько нараздавал их всем членам новоявленного братства.

- И будем мы зваться Валар, потому что я так называл все мои фенечки! - быстро решил он.

- Хорошее название, - сонно пробубнил Ирмо, покрепче цепляясь за брата. - Спокойной ночи я уже желал?..

Варда примерила фенечку и с приязнью посмотрела на Судию.

- Я мамку только уговорю, ладно, я по-быстрому... - выпалил Тулкас. - Она у меня строгая...

Напоследок чмокнув Нессу в щеку натренированным движением, он выбежал из зала и кинулся домой.

- Выезжаем! - азартно завопил Намо. - Чур, я... мы первые! - и он с Ирмо на шее сиганул в открышуюся дверь.

За ним последовали остальные.


- Эх... - вздохнул Эру, почесав седую бороду. Уничтожил хорошей огневой атакой телепатическое объявление. Приказал выгнать из коридора неудавшихся соискателей и выполоть грядку цветов. Убрал попугая на отдых, выгнал оленя большой шваброй вместе с ошалелым попугаем.

- Эх...

Начинался новый период скуки... как он думал. И он даже не знал, как именно ошибался. А вопреки расхожим мнениям, он ошибался, и временами - капитально ошибался...

- И угораздило же так сотворить... - сокрушенно покачал он головой. - Эх...

Попугай слабо запел незабываемое "Мои слезы-моя печаль...".


Начало дней. Первая битва с Мелькором.


- Эге-гей, ребята! Вот и я! - ликующе завопил Тулкас, приземлившись рядом Мелькором и со всей радости врезав ему промеж глаз. - Я не опоздал?

- Вы как раз вовремя, - угрюмо уверила его Йаванна, сокрушаясь над остатками большого дерева. - Весь лес спалили, пока его высочество изволили вернуться... Что вы там делали, скажите пожалуйста?

- Маму уговаривал, - с нежностью сказал Тулкас и запустил Мелькора далеко. - Она у меня упрямая.

- Такая же твердолобая, как ты, - буркнула Кементари.

Мелькор скрылся за горизонтом. Все проследили за его полетом и отряхнули руки.

- Ну, вот мы все и вместе! - радостно произнес Манвэ.

Варда кивнула.

Намо вытащил еще килограмм фенек и раздал их всем товарищам.

С тех пор началась вся заваруха в мире.

- Вместе мы - сила! - провозгласил Ирмо.

- А остальное - могила! - окончил Намо.

- Точно! - высказали свое независимое мнение остальные.


Немощь.


Ирмо подняли ни свет ни заря.

К тому же - совершенно невежливо: плеснув на лицо ледяной водой из ближнего родника. Как обычно, Ирмо не удосужился добраться до собственной койки и заснул прямо в саду, под первым попавшимся деревом (кстати, именно из-за этого была отклонена идея Тулкаса посадить в том углу сада, куда любил ходить Мелькор, анчар из Харада. Потому что Ирмо тоже любил туда ходить. И спать на ходу - тоже любил...). Утешало одно: половина вылитой воды попала на спящий хуорн, который ужасно оскорбился и ударил веткой по башке одного из Майар...

Майа, кажется, все же остался жив...

Пока Ирмо продирал глаза и соображал, что он, кто он и что он здесь делает, рядом стоял целый почетный эскорт и ждал... Наконец умывшегося Валу взяли под белы рученьки и поволокли куда-то в сторону Ойолоссэ. Тот порядочно струхнул - вдруг, Манвэ решил свести старые счеты за нескольких недолеченных эльфов...

Однако Манвэ этого не хотел. Манвэ вообще ничего не хотел. Хотела одна Варда, стоявшая на крылечке дворца и смотревшая вдаль через солнцезащитные очки мужа. (Солнцезащитные очки ему понадобились после того, как Ариэн стала каждый вечер приходить в Ойолоссэ с докладом. Тогда по всему дворцу объявляли большое ЧП и все, кроме Манвэ, разбегались в разные стороны. Для Манвэ Ульмо соорудил скафандр...). Наконец увидев рядом несчастного Валу в сопровождении его всклокоченного брата, вытащенного из разгара карточной партии с хоббитами, Варда властным жестом пригласила Феантури зайти в Таникветиль.

"Как у нас, все же, плохо дело санитарной обстановкой! - с досадой подумала Варда. - Сам Намо Мандос уже не причесывается по утрам. А уж про карты с хоббитами и говорить нечего, у них же траур по Средиземью, это полная антисанитария!.. Пора это прекращать." - И Варда пригласила гостям сесть в два огромных, пахнущих дорогими духами, кресла.

- Какая марка? - немедленно заинтересовалась Ильмарэ, ставя перед Королевой янтарный столик для чайной церемонии.

- "Фенди", - ответила та, подумав "Ага, стану я вам все секреты выдавать! Фигушки.". На самом деле это был Кристиан Диор. - А вы садитесь, садитесь, - обратилась она к Феантури. - Кресла без секретов, сегодня мы открыли детский садик имени Феанора...

Братья радостно шлепнулись на мягкие сиденья, и Ирмо тут же почувствовал, что начинает засыпать.

- Итак, я хотела поговорить с вами о санитарном состоянии Валинора, - вывел его из дремоты голос Варды. Королева хмыкнула, посмотрев на него и, изящно оттопырив тонкий пальчик, взяла со стола чашечку чая. - Потому что оно доведено до критических... критической отметки. Дальше будет уже полная антисанитария и сопутствующие ей всевозможные вирусные заболевания. Вплоть до чесотки.

Ирмо аж проснулся и с раскрытым ртом внимал этой речи. Таких терминов он в жисть не знал...

- То есть, все мы загремим к Ирмо в санаторий, - просек Намо.

- Великолепно, Намо! - Королева обворожительно улыбалась. - А теперь я прошу вас составить приблизительный список мер, которые следует принять для избавления Валинора от беды. Понятно? Сроку неделя. Это понятно?

- Еще как, - буркнул Ирмо и зевнул.

Ильмарэ открыла Валам дверь и выпустила их из кабинета правительницы.

- Великая женщина, - поделился Намо с зевающим братцем.


Естественно, в суматохе дней было напрочь забыто о поручении Варды, и неделя минула одним днем. Хоббиты научили Намо играть в подкидного дурака. К Ирмо в сад ночью свалился пьяный в дугу Саурон, икнул, посмотрел на Валу, почесал в голове и озабоченно произнес: "Глюки, что ли?". А потом улетел.

И вот, в последний вечер Намо решил навестить семью брата, что исправно совершал не меньше двух раз в месяц. Пока Вайрэ и Эсте, поглощенные друг другом, убежали в мегаполис поразвлечься, родственники сидели, как два английских лорда и беседовали. Слово за слово, и...

- Варда! Список! - заорал Ирмо голосом Тулкаса.

- Мамочки, мы пропали! - поддержал его Намо.

После первого впечатления Феантури успокоились, достали листик и принялись строчить... (Ниже автором прикладывается оригинал данного списка, абсолютно раритетное издание, единственный экземпляр, спасенный им - неисправленный и недополненный.)


Спасем Валинор от вымирания!

Наукой совершенно точно доказано, что в ближайшем времени Валинор ждет сильная эпидемия своеобразных болезней. Для каждого эпидемией предусмотрена своя болезнь. Итак, предупреждаем...


Г-на Мелькора - от телепатических атак. Меньше надо было творить!

Г-на Манвэ - от дальнозоркости.Меньше надо с гор Арду рассматривать!

Г-на Ульмо - от телерофобии. Ну и что, что вы на ихних камнях навернулись и нос расквасили?

Г-на Оссе - от того же по тем же причинам.

Г-на Тулкаса - от впадения в детство. Ну зачем же изображать индейцев? Перейдите на янки.

Г-на Аулэ - от звездной болезни. Во-первых, вы на Варда. Во-вторых, Сталлоне и Шварцнеггер вам уже завидуют.

Г-на Оромэ - от потери популярности. Вы не забываете мыться после контактов с лошадями?

Г-на Феанора - от жара. Разве можно так злиться?

Г-на Саурона - от музофобии. Кто вас просил выходить на поединок?

Г-на Тилиона - какой же вы альфонс!

Господ хоббитов - от шизофрении. Сколько ж можно играть в подкидного дурака на кольца?! Тем более что от Кольца умным еще никто не становился.

Г-жу Вайрэ - от близорукости. Можно купить нормальный ткацкий станок.

Г-жу Вану - от глухоты. От пения ваших соловьев ночью не спит весь Тирион.

Г-жу Эсте - от бессонницы. Спать вам еще не надоело? Когда-нибудь это случится.

Г-жу Ниэнну - от обезвоживания. Вода в организме тоже кончается.

Г-жу Йаванну - от развода. Вы в курсе, что ваши муравьеды и кузи... кузя... квази... манзе... уже достали и вашего мужа, и весь Валинор?

Г-жу Нессу - от растяжения связок. В вашем возрасте, брэйк-данс...

Г-жу Уинен - от паранойи. Да нет здесь Мелькоа, сколько раз говорить, а Манвэ давно оценил вашу помощь!..

Г-жу Ариэн - от... А вообще, ладно...


После того, как список все же удалось накатать, Феантури разом вздохнули, почесали в буйных затылках, чтобы успокоить мозги и хором сказали:

- Да-а...

- А вдруг ей не понравится? - спросил Намо.

- А мы свое дело сделали, - разумно сказал Ирмо. - Пусть с нас не спрашивает.

Поэтому братья удовлетворились списком и продолжили светскую беседу о ценах на детское питание в Валмаре, проблемах ремонта стен Мандоса, растущей популярности странных песенок "Бросили Колечко в лаву, сверху матом наорали... Все равно за ним я спрыгну - за державу мне обидно!" и стишков на тему "Что бы было в Средиземье, если проклятие "трижды на тебя глаукому, Тху ты этакой!" сбывалось?", а также сильной заинтересованности, что бы было, если бы Фродо остался дома и сколько ломбардов он бы разорил...

- Морально разлагаемся, - вздохнул Намо, чмокнул ручку Эсте, дал дружеский подзатыльник брату и отправился вместе со своей половинкой домой.


Варда поправила новое платье из алой парчи, посмотрела в зеркало на свежеуложенные в модную прическу волосы и, напевая новую хоббичью песенку, прошла в зал собрания. Галдеж сразу унялся. Немногочисленные дамы разинули рты и забыли их закрыть, глядя на смелое решение первой леди в отношении выреза на спине и яркого макияжа "женщины-вамп". Только Йаванна где-то в углу откровенно скучала, но, отыскав вдруг в волосах какой-то дамы тропического паучка, похожего на большую волосатую тарелку и принялась увлеченно рассказывать соседке-эльфийке с кроткими глазами об особенностях пауков-аттулюсов как вида и рода. Через пятнадцать минут эльфийка не выдержала и растаяла в воздухе. "Тьфу, неблагодарная!" - плюнула Йаванна и принялась излагать то же самое самому паучку, который имел такой удивленный вид, что сразу было видно: он прикидывает, принадлежит ли к виду аттулюсов, когда те были раскрашены и представляли собой пауков, а собственно он до сей поры считал себя хлыстоногим скорпионом...

- Итак, сейчас право слова предоставляется Намо Мандосу, он же Судия. Прошу, - Варда пожала Намо руку, и тот запоздало подумал, что теперь супруга покою не даст, пока не выяснит, чьими духами от него так несет. Кто-кто, а первая леди никогда не любила мелочиться...

После вступления и основной части доклада лица присутствующих вытянулись, как резиновые шарики.

- И я предлагаю, - осторожно выдохнул Манвэ, - как средство спасения от всех этих бед... их не бояться! А если кто-то снова всю эту тягомотину заведет - то гнать его из Валмара!


- Эх ты, Ленин... - вздохнул Ирмо, втаскивая чемодан брата в трюм. - Здесь, короче, будешь есть, здесь - пить, денек тебя провозят, а потом катапультируют. Понятно?

- Понятно, - проворчал Намо, похлопал брата по спине и уселся на чемодан. - Пока!

- Бывай! - ответил Ирмо и широко зевнул, так что синяк под глазом стал еще заметнее. - Встретишь Саурона - спроси. а что бы было, если на него напала эта самая Глаукома! - потом Вала шмыгнул носом и крикнул: - Эарендил! Подымайся! Парашют готов?

- Так точно, товарищ Лориен! - отчеканил Эарендил и ласково похлопал по борту свой корабль, поправляя Сильмарил на лбу. - А во лбу звезда горит... Это про меня ваш Лермонтов сказал, да? - и, не дожидаясь ответа, крикнул кораблю: - Эх, Цветочек, вира помалу! Курс зюйд-зюйд-вест в обход Ойолоссэ! Бывай, Лориен, мореходы тебя не забудут!.. Встречу Саурончика - спрошу, самому интересно... Эх, Намо, не горюй, я так когда-то парашютный спорт любил... - Эарендил взмахнул большим веслом и состроил романтическое выражение лица.

- Вот оно и видно, - буркнул Намо, смотря на брата внизу, - что когда-то тебя парашют нести отказался...

К его счастью, ветер отнес слова в сторону, и Намо, пригорюнившись, отправился в добровольную ссылку под аккомпанемент песни развеселого Эарендила...



Текст размещен с разрешения автора.