Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Нион

Амон-Сул

              Отряду крепости Амон-Сул,
              "Ангмарские войны",
              (Н. Новгород, август 2000.)

Тихо. Только сосны шумят, роняя капли с ветвей, да потрескивают дрова в костре...

Здравствуй, странник... Садись, коли пришел. Грейся - огня хватит на всех.

Прости, нечем накормить тебя. Ребята только что уснули. А мне нужно вымыть котелок, да что-то не хочется вставать. Сейчас, посижу немного... Хлеба хочешь?

Правда, хлеба мало. У нас всего мало теперь - и хлеба, и оружия, и сил, и надежды. Наше счастье погибло в горящей, истекающей кровью крепости - далеко отсюда. Но мы сами выбирали эту судьбу... или она выбирала нас - кто знает...

Нам остались лишь эти сосны, песок и густая трава, согнутая ветром, серое низкое небо и дожди северного лета. Мы идем на юг, оглядываясь, оставляя за спиной несчастную свою родину, которой нет. Нет, неправда - нет страны, нет города, но есть эта земля, эти сосны, этот вереск, это низкое хмурое небо, которое дороже ясной лазури и всех цветов юга.

Нас было десять. Все, кто выжил после памятного рассвета, обманного рассвета, алого, как кровь на клинках, безумного и зловещего, как глаза тех, кто, отступая, прикрывал собой женщин, уходивших на запад. Сейчас нас - семь и одна. Я осталась жива только потому, что ушла ночевать в деревню, и пламя пожара пощадило дом, приютивший меня, и стрелы наемников-предателей просвистели мимо. Мне некуда было идти, лишь поэтому уцелевшие в той короткой, яростной схватке взяли меня с собой. Лесами, перелесками, с оглядкой - на юг. В скрытое в горной долине королевство, куда никто не знает дороги. Может быть, сердце командира укажет ему потаенный путь.

Не думай, странник, я не такая уж слабая, какой кажусь на первый взгляд. Да, не владею мечом и в схватке - лишь обуза. Сколько их было - схваток! И парни прикрывали меня, отшвыривали в кусты или заслоняли спинами. Нас было десять. Двое погибли - из-за меня. Один умирал на руках командира, а я стояла рядом и всхлипывала - от бессилия. Я ничем не могла ему помочь, я ведь даже не лекарь. Но командир ни разу после не упрекнул меня... Что же, иногда не нужно даже слов, чтобы осознать вину. Эти хмурые и неразговорчивые люди почти не обращали на меня внимания. Но если сил мне не всегда хватает, то терпения не занимать, этому научила Дорога - та, что когда-то привела в крепость. Я - менестрель. Всего лишь... и даже гитара, случайно уцелевшая в огне, разбита и почти не звенит. Но по вечерам, когда есть возможность разжечь костер, когда даже командир притихает, глядя в оранжевое пламя, когда тишина повисает над северными лесами, я беру ее и осторожно касаюсь пальцами струн. И пусть голос мой звучит не так, как раньше, - хрипло и сорвано, пусть песни незатейливы и рифмы не всегда ложатся так, как надо, но меня слушают. А однажды я даже увидела, как по губам одного из воинов проскользнула слабая, едва различимая, улыбка. Правда, в неярком свете костра легко ошибиться...

Ты спросишь, почему они не оставили меня в любом из придорожных селений? Не знаю, странник. Почему не осталась я? Но как же я останусь, если часть души уже давно отдана... продолжать? Нет, об этом вряд ли кто догадается; только командир, может быть. Но ни приказа, ни слова, ни даже намека не услышала я от них, когда неделю назад старая знахарка в небольшом городке уговаривала меня поселиться у нее.

Может быть, я тоже научусь когда-нибудь... нет, не владению мечом. Может быть, я научусь защищать чужие судьбы силой светлых слов. Может быть, нить дорог сплетет в моей душе тонкую паутину того, что в народе называют мудростью. Может быть, когда-нибудь и я смогу спасти кого-то от отчаяния, как однажды ночью спас меня командир - Перворожденный, сильный мудростью веков, терпения и умения ждать и надеяться.

Нет, странник, не нужно мне помогать. Невелика работа - отчистить котелок. И иголка моим рукам привычнее, чем твоим. Десяток стежков - совсем нетрудно, а тот, кому зашиваю я прорванный плащ, слишком сильно устал, чтобы заметить дыру на плече.

Огонь ярок, и до рассвета еще далеко. Лучше расскажи о себе. Откуда ты... откуда ты идешь? Судя по всему, ты не бродяга без роду и племени, а просто отставший от своих воин. Я права? Ну, что ты смеешься?

Подожди, я подброшу дров - не могу вдеть нить в иголку. Алыми гроздьями взвились искры, отблески высветили твое лицо, и ярко блеснул на мгновение серебряный медальон на твоей куртке... дай-ка взглянуть...

Да, я молчу. Я все поняла. Лицо твое мне незнакомо, но этот медальон и меч говорят сами за себя. Ты тоже был в то алое от сполохов утро в нашей крепости... только с другой стороны. Один из наемников, предавших тех, кому вы клялись в дружбе и верности, с кем пили за одним столом; может быть, кто-то из семи, что спят сейчас недалеко от костра, даже узнает тебя.

И ты молчишь...

Не стану спрашивать, почему ты один, почему так далеко от своего отряда, почему вздрагиваешь от каждого шороха. И говорить ничего не стану. Но... знаешь, уходи! Потому что иначе утром твой меч скрестится с клинком кого-нибудь из моих друзей. А я не хочу новой крови, к тому же нас и так слишком мало осталось...

Уходи!

Уходи или... видишь лежащий рядом со мной клинок? Он тяжел для моей руки, но на привалах меня учили владеть им. И я возьму его. Не за себя... За этих семерых, что идут со мной. За тех многих, кого мы хоронили в вытоптанной траве, в сырой глине, в мокрой земле. За высокие, гордые стены башни, что приютила меня когда-то и стала - домом. За голубое знамя. Правда, это будет смешно - девчонка против воина-наемника...

Уходи, странник! Рассвет близится. Я прошу тебя...

Шорох за спиной, шаги. Командир!

Нет! Нет! Я прошу вас! Не надо, пожалуйста! Неужели вы не устали от смерти?!


Да уходи же, странник!

Постой... возьми хлеба на дорогу. Правда, его осталось мало... у нас всего теперь мало. Но нас - восемь, а ты один...

6-7.01.2001.


Текст размещен с разрешения автора.