Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Артанис Ванвавойтэ

Государь


- Государь, мы проверили эти места. Здесь безопасно.

Я отрываю голову от колен и поднимаю глаза. Нанделион стоит, чуть наклонившись ко мне. Грязные, сиявшие когда-то золотом, пряди волос падают на усталое лицо. Потускневший бархат походного плаща скрывает опущенные плечи.

Киваю.

- Государь, - слова эльфа звучат неловко, даже со смущением, - может, отдохнете?

- Спасибо, Нанделион, я не устал, - тихо отвечаю и снова роняю голову на колени. Эру Единый, кого я пытаюсь обмануть?!

- Да, государь, - поклонившись, эльф неслышно уходит.

Снова государь - такое холодное, беспощадное слово. Почти приговор. Государь - повелитель, избранник - не брат, не друг. Как хочется разбить его леденящие оковы и услышать, вдохнуть несложные ноты имени - пусть не Инголдо, не Финдарато - простого синдаринского имени Финрод.

Но нет. Я правитель. С тех самых пор, как в ослепляющем сиянии льда за мое плечо в первый раз ухватились замерзшие пальцы, и онемевшие губы прошептали: "Государь", со времени ухода друзей и гибели братьев, не боявшихся произнести имя, сгоревших в пламени собственных сердец, оставивших в моей душе лишь - лед и немного памяти - ровно столько, чтобы не дать застыть дыханию - и сейчас - в самом безнадежном из моих путей.

Государь....Даже не лед. Лед не может быть таким сухим и бесчувственным. Лучше молчание.

Как сейчас помню вечер в стенах твердыни Нарготронда, гаснущую свечу и смертного, касающегося шершавыми губами моей руки:

- Спасибо, государь, спасибо друг.

...Пустота. Не понимаю, как "друг" становится одновременно "государем". Я не могу принять такой отчужденности. Что это? - знак почтения или признание старшинства? Я не верю слову "государь" - в нем нет любви, нет тепла, даже надежды, вложенной в эти звуки, я не чувствую. Просто печать, заставляющая других идти за тобой - слепо, без веры, не разбирая дороги...

Я устал - устал вершить и повелевать. Я знаю, что ухожу в последний раз, и тем страшнее осознавать, что я уйду, увенчанный стальной короной - венком из пожухлых листьев. Уйду и никогда больше не услышу восхищенного "Инголдо" Ородрета, мелодичного "toronya" Алтариэль, снисходительного "братишка" Айканаро. Я уйду государем - холодной звездой в ореоле негасимого пламени, лишенной лика и души.

Эру, подари мне забвение! Я не желаю такой памяти.

- Государь, вас желают видеть.

Киваю, пытаясь вырваться из потока мыслей. Слышу топот конских копыт и шелест сонных трав под легкими шагами.

- Можно поговорить? - неожиданно знакомый низкий голос разжигает в сознании потускневшие образы.

Молчу. Ему не надо моих слов. Он и так понимает.

- Возвращайся, - в голосе звенит стальная настойчивость, - это не твоя война. Даже если вы достанете камень, мы не сможем пойти против клятвы. Нам не пересилить ее зов, пойми Инголдо...

...Инголдо - живой аккорд. Такой нежданный, и от этого еще более драгоценный свет.

- Спасибо, Атаринке! - Встаю и с улыбкой обнимаю брата.

              Артанис Ванвавойтэ.

              2005г.


Текст размещен с разрешения автора.