Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Азрафэль

Последний разговор

Лорд Амандиль смотрел в окно. Снаружи была ночь, и дождь косыми струями заливал сад. Розы и астры жадно пили весеннюю влагу, с поникших листьев лаваралды текла вода. Глаза Лорда были устремлены на квадрат света, освещавший кусочек сада, но разум его витал где-то далеко.

В комнате же уютно горел камин, все семейство опальных ныне Лордов Андуниэ собралось здесь. Крибран, Ариэль и Фириэль вышивали гладью белых птиц с красными лапами, Элэндиль и Исильдур тихо о чем-то беседовали, Анарион лежал у камина и просто смотрел в огонь. Элэндур, первенец Исильдура, по позднему времени, был уже уложен спать. Ариэль откинула со лба прядь пышных огненных волос. Супруга Исильдура была подстать мужу неуступчивым и вспыльчивым нравом, недаром ее назвали в честь Солнечной Девы. Спокойная, мягкая Крибран, супруга Элэндиля, казалась ей полной противоположностью. И мало кто знал о том, что именно Крибран спасла немало семей Верных, посылая им невиннейшие на первый взгляд сообщения. Ибо женщина эта внутри была твердой, как сталь. Певунья Фириэль приходилась дочерью одного из вассалов Амандиля, но сейчас она не пела и так глубоко задумалась над чем-то, что даже игла выскользнула у нее из рук и упала на пол, прозвучав тихо, но отчетливо. Горькая складка прорезала высокий лоб Амандиля. Он резко повернулся и сказал звучным, ясным голосом:

- Мне нужно поговорить с Королем.

В комнате мгновенно настала тишина. Все семейство глядело на Лорда, одни с изумлением, другие - с опасением. Анарион сел. Исильдур как-то подобрался, в глазах зажглись знакомые отчаянные огоньки.

- Но, отец, - неторопливо начал Элэндиль, - как же ты сможешь говорить с ним? Тебя даже в столицу не впустят, Зигур везде расставил своих соглядатаев, да и сам Государь вряд ли желает встречи.

- Мне непременно нужно поговорить с ним, - упрямо продолжил Амандиль, - Все, что происходит в последнее время на Острове - чистое безумие! Король сам не заметил, как попал в ловушку к Зигуру. Возможно, я был слишком благодушен тогда, и зря не говорил с Королем о... о многих вещах. Но теперь, теперь, когда строится огромный флот и ходят чудовищные слухи о том, куда он направится...

- Вот именно, куда, - жестко сказал Исильдур.

- Это немыслимо! И я не имею права молчать дальше, я должен поговорить с Королем. Один на один.

- Но отец, как? Даже если тебе удастся каким-то чудом попасть во дворец, как ты поговоришь с Королем наедине? Ведь Зигур, словно тень, никогда не оставляет Короля, тем более он не оставит его на время разговора с тобой.

- Я готов помочь! - воскликнул Исильдур, вскакивая. - И, если нужно, готов вызвать Зигура на поединок...

- Уймись, сын! - Элэндиль неодобрительно посмотрел на мгновенно покрасневшего Исильдура. - Мало тебе подвигов? Ты что же, не понимаешь, что Зигур только и ждет от нас чего-нибудь в этом духе? Одна выходка, одно неосторожное слово - хрупкий мир расколется и всем нам придется спасаться бегством с Острова.

- Да уж лучше бегство, чем такая жизнь! - Исильдур снова вскочил и заметался по комнате из угла в угол. - Отец, Лорд, ведь мы живем здесь, как загнанные звери! Вокруг вертятся шпионы Зигура, и мы подозреваем каждого нового человека. У нас нет более наших владений, и на месте нашего сада Зигур велел построить скотный двор. Мы вынуждены скрываться, от кого? От нашего Короля! И разве не его гордыня тому причиной, разве не сам он с радостью прислушивался к речам Зигура? Мой Лорд, ты говоришь, что Король попал в ловушку, расставленную Зигуром, а я говорю, что Король с Зигуром сплели сети для нас. И вот еще немного, и они оба затянут петлю...

- Перестань, Исильдур, - Амандиль на секунду прикрыл глаза, - перестань. Ты судишь поспешно, надеюсь, по молодости. Я лучше знаю Короля и никогда не поверю, что он творит все ужасные дела последних лет с ясным разумом. Зигур - существо нечеловеческой природы, он, без сомнения, великий кудесник. Он околдовал Короля, так что тот сам не замечает всей мерзости содеянного. А если все слухи хоть наполовину содержат в себе истину, безумие Короля очевидно.

- Возможно, отец, ты и прав, - Элэндиль в сомнении покачал головой, - и Король околдован. Так или иначе, он не желает более видеть никого из нашей семьи.

- И все же есть один путь. Но мне потребуются помощники...

Начальник Королевской канцелярии Лорд Хаубэт вертел в руках голубой конверт и улыбался. Он ждал Зигура, и тот не замедлил явиться. Хаубэта, как всегда, пронзило холодом при его появлении. Зигур приветствовал вставшего со своего места начальника канцелярии кивком, взял со стола Лист Аудиенций Короля. Он быстро проглядел его. Хаубэт ждал.

- Лорда Дулгухора переставь на второе место, а Лорда Бэлзагара на последнее. Или нет, лучше совсем его вычеркни, ну о чем этот старый хрыч будет говорить с Его Величеством?

По бледному лицу Зигура скользнула улыбка. Это выглядело странно, так, как будто каменная статуя вдруг решила посмеяться. Хаубэт всегда с замиранием духа ждал, что в конце концов лицо Зигура не выдержит этой искусственной улыбки и просто-напросто расколется пополам. Тем не менее, он поспешил улыбнуться в ответ.

- Ну, что там у тебя еще есть? - лениво поинтересовался Зигур.

- Вот, господин Советник, перехвачено моими людьми, - Хаубэт с поклоном подал Советнику голубой конверт.

Зигур внимательно рассмотрел его. На конверте была написана одна-единственная фраза: "Его Величеству Королю Анадунэ и всех провинций, лично". Зигур перевернул конверт: он оказался запечатан обыкновенной восковой печатью.

- Откуда письмо?

- Мой человек перехватил его, когда слуга пытался подсунуть его под дверь Королевской опочивальни. Слуга с кухни, ему нечего делать в Королевских покоях, мой человек его приметил и стал следить. А когда тот попытался подсунуть письмо, схватил его. Сейчас слуга сидит под надежным присмотром.

Хаубэт перевел дыхание. Господин Советник любил подробные рапорты.

- Так, интересно. Слугу - сейчас же ко мне, в Храм. И чтобы ни одна живая душа об этом не узнала. - Зигур взвесил письмо на руке. Его тонкие, бледные пальцы пробежались по письму так, как будто бы Советник читал его прямо в конверте. Зигур мельком глянул на Хаубэта: тот давно уже сел, не дожидаясь разрешения господина Советника. Этих упрямых адунаим никак нельзя было заставить соблюдать этикет по всей форме.

Советник же протянул письмо к стоящей на столе свече, осторожно подплавил печатку и отлепил ее от конверта. Достал из него тонкий лист бумаги. Хаубэту очень хотелось знать, что написано в таинственном письме, но он не посмел спросить об этом Зигура. Советник же только сдвинул брови, отчего лицо его стало каким-то волчьим и заостренным.

"Ваше Величество! Обращаюсь к Вам столь неподобающим способом, поскольку не вижу иной возможности, и прошу не судить меня строго за подобную дерзость. Во имя нашей старой дружбы умоляю Вас встретиться со мной в Королевском парке, на закате. Прошу также, хоть это совсем уж непростительная дерзость с моей стороны, прибыть Ваше Величество в парк одному. Я также буду один и без оружия.

Заклинаю Вас ответить на мой призыв. И, несмотря на все злословия, я был и остаюсь Вашим другом -

Лорд Арбазан Андунийский"

- Лорд Арбазан! Вот, значит, что! - прошипел Зигур, и Хаубэт сжался в своем кресле, - Задумал заговор, и где? Прямо в Королевском дворце...

- Лорд Арбазан? Что с ним?

Сильный, глубокий голос разорвал шипение Зигура, как паутину. В зал стремительно, как всегда, ворвался Его Величество, Король Ар-Фаразон. Он был одет в охотничий костюм, и, видимо, находился в отличном настроении.

- Это от него письмо?

Тонкий листок вздрогнул в бледных пальцах Зигура, но Король уже нетерпеливо вырвал его из рук Советника. Хаубэт замер, ему было и очень любопытно, и боязно. Любопытство его толкало остаться и послушать дальнейшую беседу, которая обещала быть весьма занимательной. Страх толкал его удалиться под любым предлогом, ибо все камни, как всегда, достанутся, конечно, Хаубэту. Любопытство победило.

- Не думаю, Ваше Величество, - осторожно начал Зигур, - что беседа с этим мятежником может принести хоть малейшую пользу. Время Вашего Величества слишком дорого, чтобы тратить его на каких-то...

- Друзей юности, - насмешливо продолжил Король. - Все это болтовня. Никто еще не доказал причастность Лорда Арбазана к заговору и мятежу.

- Да, конечно, Ваше Величество, - терпеливо сказал Зигур, - но имеются косвенные улики. И потом, разве не он сам разорвал вашу с ним дружбу, разве не он сам посеял семена бунта, которые ваш слуга выкорчевывает до сих пор? Эта встреча кажется мне весьма подозрительной, Ваше Величество. Почему бы ему, как честному человеку, не прийти и не записаться на аудиенцию?

- Чтобы ты его вычеркнул из списка, как вычеркнул беднягу Бэлзагара? - Ар-Фаразон усмехнулся и взмахнул Листом Аудиенций, который взял со стола во время речи Зигура, затем дружески потрепал замершего Советника по плечу. - Я понимаю, ты стараешься для меня. Но иногда твои заботы выглядят... как бы сказать... слишком навязчивыми. Все-таки я Король, и мне надлежит решать, с кем встречаться, а с кем - нет. Бэлзагар на старости лет совсем выжил из ума, и встречи с ним я избегну с удовольствием. А вот Лорд Арбазан - другое дело.

- Но... безопасность Вашего Величества...- забормотал оторопевший Зигур.

- Что может грозить моей безопасности в старом парке? Там же, твоими стараниями, стражники за каждым деревом. Арбазан придет без оружия, в его честности я не сомневаюсь. И вообще я даже помыслить не могу, чтобы он затевал против меня что-то худое. Конечно, мыслит он неподобающе, и идеи его могут склонить слабых к мятежу, но сам он, безусловно, человек чести. Я пойду на встречу.

- Мои заботы только о благе Вашего Величества...- начал было Советник, но Ар-Фаразон прервал его резким взмахом руки.

- Довольно! Я есмь Король Анадунэ, Повелитель Запада, Звезда Утренняя и Вечерняя! Слово мое - закон. Я пойду на эту встречу.

Король стремительно повернулся и вышел твердым шагом из зала, унося письмо Амандиля. Зигур с досадой смотрел ему вслед. Он проклинал свое нетерпение. Унеси он письмо сразу в Храм и просмотри там, Король никогда бы и не узнал о нем.

Хаубэт подумал в восхищении: "Один-ноль в пользу Короля".

- И как это понимать? - желчно осведомился Советник у начальника канцелярии. - Его Величество ведь должен быть на охоте?

- Должно быть, передумал, - тихо сказал Хаубэт, взгляд его стал каким-то колючим.

- Передумал! Где были твои люди, я спрашиваю? Почему никто не предупредил, что Его Величество здесь? Это из-за тебя все случилось, недотепа ты этакий! В Храм захотел попасть, а, смертный? - Зигур наклонился к помертвевшему Хаубэту и долго-долго глядел ему прямо в глаза. Начальник канцелярии почувствовал, что пол качается у него под ногами, но глаз не отвел.

- На этот раз прощаю, - наконец бросил Советник, - но следующая твоя ошибка будет последней.

Зигур раздражено смял конверт, оставшийся от письма Амандиля.

- И слугу в Храм. Немедленно! - Советник вышел.

Хаубэт перевел дух. Он распорядился насчет слуги и достал свою летопись. Начальник канцелярии давно уже вел две летописи - одну, официальную, он отдавал Зигуру, вторую, личный дневник, прятал в тайнике своего стола. Сейчас он достал ее, чтобы записать все происшедшее как можно подробнее.

К столице мерной рысью приближались два породистых скакуна. Один белый, как снег, был молод и норовист, второй, чалый, стар и покладист. Человека, сидящего на белом скакуне, знала, почитай, вся Анадунэ - то был сам Лорд Амандиль, или, как его называли вне семьи, Лорд Арбазан. Всадника на чалом по праву можно было назвать самым высоким человеком в Анадунэ, ибо выше него ростом был только Зигур. То был Лорд Элэндиль, Нимрузир. Эти замечательные люди приближались к столице не таясь, оживленно беседуя. Но вот на дороге показались ворота - еще одно нововведение Зигура последних лет. Амандиль вздохнул. Раньше въезд в столицу не охранялся, никаких ворот не было, просто дорога из земляной переходила в мостовую улиц Арминалэта. Ворота были распахнуты, но рядом с ними стояли два стражника. Они внимательно оглядывали проезжающих, задерживая и обыскивая подозрительных, на их взгляд, особ. Увидав опальных Лордов, оба стражника машинально вытянулись по стойке смирно, как на параде. Старший из них взмахом руки приказал Лордам остановиться. Лицо его показалось Амандилю смутно знакомым, как будто бы он уже видел его раньше. Лорд нахмурился, припоминая, но так и не вспомнил, где он видел стражника. Зато он с удовольствием отметил, что в стражниках не чувствуется той раболепной угодливости или черной ненависти, какую, к сожалению, можно было теперь заметить во многих людях. "Может, наш план и сработает", - подумал Амандиль.

- Прошу прощения, мои Лорды, но вам никак невозможно въехать в столицу. Именем Короля наложен запрет...

- Именем Короля? - насмешливо переспросил Элэндиль. - Клянусь морской волной, странные дела ныне творят именем Короля.

- Мы едем в столицу по очень важному делу, офицер. Я знаю, что значит приказ именем Короля. - Амандиль сделал чуть заметную паузу перед словом "Король". - Однако Советник Зигур сам назначил нам встречу, и мы спешим.

- Советник Зигур? - недоуменно переспросил стражник.

- Вот именно. Вы можете послать к нему самому за надлежащими объяснениями.

- Гм, Советник Зигур... Раз он сам вас позвал... Пожалуй, не стоит страже отвлекать Советника от важных государственных дел. Что ж, государи мои, не смею долее вас задерживать.

Амандиль свистнул и сжал поводья своего коня. То заржал, взвился на дыбы, заставив стражников попятиться. Затем конь пустился полным галопом, конь Элэндиля, хоть и был не так горяч, не отставал. Вскоре лишь едва заметное облако пыли напоминало о недавнеем присутствие андунийских Лордов. Амандиль и Элэндиль въехали в запретную для них столицу.

- Надо доложить куда следует, - задумчиво проговорил старший стражник, не трогаясь с места. В глазах его светилось восхищение.

Проезжая по знакомым улицам, Амандиль с печалью отмечал, как они изменились. Вот ограды, которых раньше не было, вот железные двери, а вот кто-то построил какую-то сложную конструкцию на месте своего зеленого садика. Конструкция скрипела и шипела, напоминая чудище древних эпох.

- Все так гладко получилось, отец. Я, честно говоря, и не надеялся вообще на осуществление нашей затеи, - посмеиваясь, говорил Элэндиль, - но ты оказался прав. Зигур сеет страх даже в рядах своих почитателей, и этот страх помог нам сейчас.

- Раньше бы такого не случилось, - Амандиль покачал головой, - стражники не очень-то рвались выполнить приказ Зигура. Но все же сделано полдела, осталась вторая половина.

Элендиль сразу стал серьезным. Лорды ехали быстрой рысью, а край солнца уже заходил за горизонт.

- Как ты думаешь, отец, смог ли наш человек передать письмо Королю? - наконец нарушил молчание Элендиль.

- Не знаю, сынок. Но очень на это надеюсь. И пусть Валар сберегут его. Понимаешь, сынок, - продолжил Амандиль, и в голосе его прорезались горькие нотки, - я рискнул его жизнью, может, зря. Но у меня не было другого выхода...

- Я понимаю. Отец, сейчас такое время, что нельзя знать, подвергается ли человек большей опасности, сидя у себя дома или действуя на благо остальных, - Элэндиль наклонил голову, - змея нынче может заползти в каждый дом.

Благородные Лорды въехали на одну из многочисленных площадей Арминалэта. В фонтане посреди площади в лучах заходящего солнца искрилась серебряная рыба. Рядом с фонтаном собралась небольшая толпа. Лорды придержали своих коней. На площади дрались два человека. Они махали кулаками, выкрикивая в лицо друг друга оскорбления и угрозы. Толпа с интересом смотрела на них, никто не делал даже попытки разнять дерущихся.

Амандиль хотел было сойти с коня, но Элэндиль удержал отца.

- У нас слишком мало времени, - сказал он вполголоса.

Амандиль кивнул. Губы его побелели и сжались в тонкую линию. Лорды осторожно объехали толпу и продолжили свой путь.

Недалеко от ограды Королевского парка они спешились и оставили коней у придорожного дерева, огромного, развесистого дуба. Амандиль погладил шершавую, изрезанную временем кору, прошептал еле слышно:

- Ну хоть тебя еще не срубили...

Затем Лорды тихо, скрываясь в вечерних тенях, подобрались к самым воротам парка. Как они и ожидали, у ворот стоял часовой. Элэндиль кивнул отцу и спокойным, уверенным шагом направился к воротам. Часовой заступил ему дорогу.

- Прошу прощения, благородный Лорд, сегодня вход в парк воспрещен. Именем Короля.

- Новое дело! - заметил Элэндиль удивленно, - а я-то мечтал сегодня побродить в его тенистых уголках, послушать флейты ветра в кронах... Ну что ж, значит, придется веселиться за оградой.

Не успел стражник и охнуть, как Элэндиль быстро поставил прямо перед ним черное колесо. Мелькнул огонек, и колесо ожило, закрутилось, посылая в воздух десятки разноцветных огней. Огни распускались в вышине невиданными цветами, а колесо снова и снова неутомимо посылало в полет яркие, праздничные видения. Стражник, задрав голову, изумленно смотрел на фейерверк и не заметил, что от стены дома отделилась тень. Тень слилась со множеством беснующихся, извивающихся теней фейерверка, потом отделилась от них и тихо, как и полагается тени, проскользнула в Королевский парк.

Государь Ар-Фаразон подошел к одному из гротов в глубине парка. Здесь особенно буйно разрослась трава, и старые ивы скрывали грот под своими стелющимися ветвями. Грот не был отделан ни золотом, ни серебром, ни самоцветами. Он был прост, только раковины украшали его своды.

- Амандиль! Ты здесь?

Из грота гибким движением вынырнула тень. Лорд Амандиль склонился в поклоне перед Королем.

- Оставь эти формальности! - Ар-Фаразон шагнул вперед и крепко сжал плечи Амандиля. - Я рад, что ты пришел.

- Я тоже рад нашей встрече, - с чувством ответил Амандиль. Они рассматривали друг друга так, как могут рассматривать лишь старые друзья.

- Да ты совсем поседел, - заметил Ар-Фаразон Лорду.

- Со временем не молодеешь, - ответил Амандиль. - А помнишь нашу пещерку в Андустаре?

- Еще бы! Она очень похожа на этот грот, не правда ли? Я сразу решил, что искать тебя нужно именно здесь. Интересно, лежит ли там еще наш "клад"?

- Думаю, что лежит. Что же там было? Я, помниться, положил туда две горсти серебра, серебряную фибулу в виде чайки и пряжку от пояса.

- А я горсть золота, золотой подсвечник и маленький золотой меч. Помнишь, как мы подшучивали над старым садовником?

- Да, как-то раз он посадил луковицы тюльпанов, а ты взял да ночью выкопал их, посадив на их место лилии. Вот уж садовник удивился!

- Нет, ты путаешь. Это вовсе не я был, а ты! Ты подменил цветы!

- Нет, ты!

Друзья рассмеялись.

- Но я пришел говорить с тобой об ином, - заметил посерьезневший Амандиль. - Замечаешь ли ты, насколько изменился Остров после того, как Зигур стал Советником?

- Стали строится новые дороги, новые машины, появились железные корабли, наше оружие стало гораздо лучше... По-моему, жизнь стала лучше, стало больше порядка. - Король небрежно пожал плечами.

- Но заметил ли ты, что люди стали злобиться? На входах в дома появились железные двери с запорами, сады обнесены оградами. Сегодня я видел, как два человека дрались прямо посереди улицы, и никто их не останавливал, напротив, толпа жадно глядела на их ссору, да еще и подбадривала криками. А сколько стало смертоубийств, краж? Ранее, если человек богател, соседи и родственники радовались за него; ныне же только завидуют и ропщут: "Отчего ему одному пришла удача, разве мы достойны меньшего?"

- Полно, Амандиль! Сейчас ты замечаешь такие вещи, которые не замечал, когда был помоложе. Старость увеличивает и искажает как изображения предметов, так и суть происходящего. Эка невидаль - молодые люди подрались! Во времена нашей молодости было то же.

- Но ведь преступлений стало больше? - настырно допытывался Амандиль.

- Не намного, - неохотно сказал Ар-Фаразон, - Понимаешь, люди устали ждать, они сердятся на несправедливость судьбы, что дает много одним, и пустые надежды - другим.

- Люди запуганы. И со страхом взирают они на Храм, и с еще большим страхом - на дым, который поднимается над ним.

- В этом нет ничего такого, Амандиль. Наш бог - бог сильных духом людей. Он заставляет трепетать перед собой, но и в награду дает великие дары, - при этих словах Короля Амандиль весь подобрался, как перед сражением.

- Сильные не заставляют трепетать перед собой, мой Государь. Сильному достаточно своей силы. Трепет и поклонение нужно только слабым.

- Чушь, - раздраженно ответил Ар-Фаразон, - явление силы вызывает трепет и страх. Если нечего показывать, то ничего и нет, не так ли?

- Не так. Мы никогда не говорили с тобой о Валар и о Едином, но теперь...

- Я вижу, мой друг, ты все придерживаешься старых предрассудков. Ну что хорошего сделали тебе Валар или этот сказочный Илуватар? Все это россказни эльфов, - в голосе государя чувствовалось раздражение.

- Но Валар дали нам этот остров, и наше долголетие, и знания...

- Долголетие! Остров! Да они просто бросили нам его, как бросают кость собаке! - Ар-Фаразон нетерпеливо сделал несколько шагов к гроту. - Они боятся нас, боятся того, что мы придем и потребуем большего. Вот и подсунули нам и Остров, и долголетие, и все остальное. Но они забыли об истинном боге, о том, кто дарует свободу и бессмертие почитающим его.

- И ради этого бога и днем и ночью стоит дым над Храмом, и день и ночь люди ввергаются в его пламя?

- Это лишь преступники и рабы, мой друг. - Король беспечно махнул рукой, - Отравители, убийцы, лихоимцы, бунтовщики...

- Но как это вдруг в Анадунэ развелось столько бунтарей и мятежников?

- И в этом виноват отчасти ты, мой друг, - Государь нахмурился и покачал головой. - Поверь, не без скорби я осуждаю их на смерть. Ибо многие из них не сделали ничего такого, что вредило бы Королю и государству. Но их речи и их мысли опасны, они - как уголек, выпавший из камина: тлеют незаметно, чтобы потом разгореться пожаром. Я тушу пожар, пока он не начался, Амандиль. Это мой долг перед всем Анадунэ.

- Долг? О Государь, ты наказываешь людей только за мысли? Послушай, что ты такое говоришь! Это речи Зигура, не Короля!

- Ну перестань же обвинять во всем Зигура. Я понимаю, трудно поверить в раскаянье того, кто еще недавно был нашим Врагом. И трудно видеть, как на место старой дружбы приходит новая. - снисходительно заметил Ар-Фаразон.

- Ты думаешь, я ревную? - удивленно спросил Амандиль, заглядывая в лицо Королю и надеясь увидеть там улыбку. Но Ар-Фаразон был серьезен, а глаза светились сочувствием.

- Чем, кроме ревности, да старых предрассудков, можно объяснить твое поведение, друг мой?

- Есть истина сердца, мой Король. И сердце говорит мне, что Зигур не то, чем он кажется.

- Сердце, Амандиль, вещь ненадежная, - со вздохом покачал головой Государь. - Сегодня, например, один человек тебе не по нраву. Но завтра, когда он совершит подвиг на войне или благородный поступок, разве твое сердце не склонится на его сторону? Судят только по делам, мой друг. А все дела Зигура до сего дня - весьма хороши. Человек - не игрушка в руках Валар, не жалкое существо, презираемое бессмертными эльдар. О, нет! Человеку отдан этот мир, и человек лишь достоин решать дела мира.

- Этому учит Зигур в своем Храме? - печально спросил Амандиль.

- И этому, и многому другому. С его помощью мы строим корабли, такие корабли! Теперь они из железа и могут плавать против ветра. А некоторые из них могут плавать по Вайе. Более не зависим мы от прихотей Манвэ или Улмо, а плывем, куда захотим, и не нет нам в том никаких препятствий. И иные машины он делает, и обучит нас строить их, если сами того возжелаем. Когда мы вернемся из Великого Похода... Тогда, друг мой, не будет нужды в слугах и рабах, а всю домашнюю, скучную и тягостную работу будут выполнять машины. Машины будут убирать урожай, машины будут ткать полотно... - глаза Короля ярко горели от возбуждения, он, казалось, воочию зрел тот совершенный мир машин, о котором говорил другу.

Амандиль вспомнил чадящее чудовище в одном из садов Арминалэта, и передернул плечами.

- Все, что делаем мы руками, хранит их тепло. Вещи и всякая иная работа оживают, стоит к ним прикоснуться руками, - тихо промолвил Лорд.

Это все мелочи, - отмахнулся Государь, - были бы вещи в порядке, была бы сделана работа - и неважно, как и кем. Но теперь главное - добыть бессмертие. Мы нарушим их глупый Запрет, и хотел бы я посмотреть на того, кто бросит вызов армии Анадунэ и ее Королю! Да, мой друг, тебе я открываю истинную цель Великого Похода - отнять у Валар свое право на бессмертие. Валар утаивают от нас этот дар бога нашего, ибо страшатся того, что, обладая этим даром, мы превзойдем и эльдар, и их самих.

Лорд Амандиль с ужасом смотрел на Короля, но тот, упоенный своей мечтой, смотрел куда-то в небо.

- Одумайтесь, Ваше Величество! Нарушить Запрет - значит, объявить Валар войну! - Лорд с трудом справился со своим сорвавшимся голосом и продолжил более спокойно. - Никаких сил не хватит смертным, чтобы выйти против Стихий...

- Глупости! - жестко отрезал Ар-Фаразон. - Мощь нашей армии ныне превосходит мощь армии Валар. Зигур видел Войну Гнева и ему есть, с чем сравнивать.

- Зигур губит Анадунэ, и погубит окончательно, если соблазнит нас нарушить Запрет, - в голосе Амандиля теперь звучало неподдельное отчаянье. - Почему ты думаешь, что Валар боятся нас, а не берегут от нас Истину, которая может быть для нас губительной?

- К чему запреты, если им нечего боятся? Мы не дети более, и уж чего-чего, а Истина нас убить не сможет. Она подарит нам вечную жизнь, вот так, - и Ар-Фаразон разрубил рукой воздух так, словно держал в ней меч.

- Аман - земля благих бессмертных. Кто знает, что станет там со смертным человеком? То земля не для людей. У нас же есть достаточно земли, чтобы жить и давать жизнь нашим потомкам. Не бессмертие обретем, дерзнув бросить вызов Стихиям и могуществам, но гибель и позор.

- Так говорят Валар и эльфы, их прислужники. Так говорите вы, Верные, что слепо им доверяете. Наш бог говорит иное, - Король сделал значительную паузу. - Послушай, друг. Нам ни к чему споры накануне такого важного дела. Я дарую тебе и твоей семье прощение. Все ваши заблуждения забыты мною. Оставь же свои предрассудки и взгляни на мир широко открытыми глазами. Я предлагаю тебе быть моим главным Флотоводцем, моей правой рукой в Великом Походе. Что скажешь на это, друг мой?

- Нет! Никогда! - Амандиль отшатнулся, как будто бы ему дали пощечину, боль и недоумение звучали в голосе. - Никогда Амандиль Андунийский не пойдет против Стихий мира! И никто не принудит меня поступить столь кощунственно и безумно.

- Значит, ты отвергаешь мой дар? - медленно произнес Король. Казалось, ответ Амандиля состарил его лет на десять.

- Да. Простите, Государь, но я никак не могу отправиться в Великий Поход, - твердо ответил Лорд.

- Так, может, ты отвергаешь и мое прощение? - в голосе Государя почувствовалась угроза.

- Прощение нужно виноватым. Ни я, ни моя семья ни в чем не провинилась перед вами, Государь.

- А я уж было подумал... - Ар-Фаразон на миг прикрыл глаза, а когда открыл их, голос его зазвучал с новой силой. - Так значит, правда то, что сеете вы семена раздора и бунта?

- Нет, это не правда. И тот, кто говорит так, наговаривает на нас, Ваше Величество. Честью своей клянусь, что ни словом, ни делом не виновны мы перед Королем и государством. Но умоляю Ваше Величество отказаться от безумной этой затеи, от Похода...

- Довольно! Я выслушал тебя, Лорд Арбазан.

И Ар-Фаразон пошел прочь, не оглядываясь, прямой строгой походкой. Амандиль смотрел ему вслед с безграничным сожалением.

Лорд спокойно прошел мимо оторопевшего стражника.

- Благородный господин, как вы вошли в парк? - только и успел крикнуть часовой, но вопрос его остался без ответа.

Элэндиль ждал у дуба. Он молча посмотрел на Амандиля. Лорд лишь покачал печально головой. Опять зарядил дождь, и Лорды, закутавшись в плащи, отправились обратно, в Ромэнну.

Господин Советник смотрел прямо на склонившегося перед ним человека в черных одеждах.

- Ты не будешь участвовать в Великом Походе, Дулгухор. Нынче же собирайся в путь. В течение семи дней ты должен отплыть из Анадунэ в Средиземье. Вот карта, здесь отмечено место, куда ты должен прибыть. Возьмешь с собой тех людей, каких пожелаешь нужным. На месте установишь власть над дикими народами юга Моим именем.

- Как прикажете, Повелитель.

- И еще... Возьми с собой дочь. Я провижу, что это - твое единственное семя, и мне бы не хотелось, чтобы твой род прервался. Выдай ее замуж там, в Средиземье.

- Как прикажете, Повелитель.

Зигур взмахнул рукой, и человек в черном направился к выходу. У порога он обернулся. Господин Советник сидел на своем высоком троне и улыбался, и в улыбке той сияло торжество победителя.


Источник текста: Дом Изгнанников


Текст размещен с разрешения автора.



Lg телевизор. Лучшие телевизоры lg-online.club.