Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Двойняшки Блэк

Арагорн


Его звали Арагорн. Он говорил, что это пре-тен-ци-озно, но, клянусь Ристанией, он был достоин этого имени. Мы с Фридо не могли бы относиться к Арагорну лучше, даже если бы он действительно был королем-следопытом, властителем Гондора.

Мы познакомились с ним два года назад, когда он с семьей переехал в наш дом. Мы - это я, Лея Ристанийская, и Фридо-хоббит, тогда еще - Аня и Денис. Были мы тогда еще несмышленыши - мне было десять, а Денис и вовсе на пол года моложе.

Когда приехал новый сосед, мы, конечно, стояли и глазели. Шофер грузовика высунулся из кабины и окликнул высокого парня, ехавшего в кузове:

- Арагорн!

- Да, Аскольд?

- Ничего не потеряли?

- Ничего. Хотя трясся твой драндулет как несмазанный олифант.

Из кабины вышел Аскольд и еще один парень, они начали вытаскивать вещи из кузова. Мы подскочили, предложили помощь.

- Благодарю, - Арагорн слегка поклонился нам.

Мы понесли наверх книги, чуть не пища от любопытства. Книги были разные - от скучных учебников (Арагорн заканчивал заочно политех) до сборников стихов Новеллы Матвеевой (а это уже Арвен увлекалась). Но больше всего было фантастики и фэнтези. Новенькие, блестящие, и старые, зачитанные, с монстрами и героями на обложках, они сразу привлекли наше внимание. Последнюю, небольшую, стопку книг Арагорн отнес сам. На всех корешках было "Толкиен".

А в другой руке Арагорн нес что-то длинное, завернутое в ткань. На площадке перед дверью он остановился, заметив наши заинтригованные переглядывания, развернул ткань, и нашим восхищенным взорам предстал меч. Это был деревянный меч, полуторник, то есть немного длиннее меня, с широкой гардой и резным эфесом. Это я потом узнала такие слова - гарда, эфес, - а тогда просто стояла, открыв рот.

- Это так, игрушка, - сказал Арагорн, пряча меч. - Я вам потом покажу настоящий.

Он нам сразу поверил, наверно, потому, что мы дети.

Когда мы закончили переносить вещи, Денис попросил:

- Дадите что-нибудь почитать?

- Конечно, - Арагорн развязал свою драгоценную стопку книг, подал нам верхнюю. - Толкинуйтесь на здоровье.

И мы толкинулись… За "Хоббитом" последовал "Властелин колец", и мы вдруг поняли, что не можем жить без Средиземья. Не один вечер мы провели, впиваясь в страницы, и голову кружил запах ристанийских полей, фангорнских чащоб, и - жизни! Жизни, которая казалась такой реальной, несмотря на то, что "реалом" Арагорн и его друзья как раз называли обычную скучную жизнь.

Конечно, мы толкинулись не только на книгах. Квартира Арагорна была частью того мира. Почти все место в ней занимали книги, на стене висела большая карта Средиземья с непонятными пометками, а на ковре висел меч, два кинжала и лук. Из лука стреляла Арвен.

Арвен собственной клички не любила и часто просила называть ее Любой, но не из-за того, что ей не нравилась прекрасная дочь Элронда, просто ее имя она выбирала не сама, а так получилось, когда она вышла замуж за Арагорна. В всем остальном она была полностью нашей: носила хайратник, стреляла из лука и шила игрушечным солдатикам Бори эльфийскую одежду.

Боря, которому было тогда год, Борей был только по паспорту. На самом деле он задумывался как Боромир, пояснил Арагорн. Но пока его так не называли - такое имя надо еще заслужить.

Часто к Арагорну приходили друзья, и тогда из квартиры доносились звуки гитары и песни. Хорошие песни.

Мы с Денисом стояли под дверью и слушали, как Элед и Лютик поют на два голоса "Убегает дорога задумчиво в даль", и тут дверь открылась. Мы отпрыгнули.

- А что вы тут стоите? - спросил Арагорн. - Заходите.

Мы вошли. Везде, где только можно, сидели люди. Впрочем, не все они, как потом выяснилось, были именно людьми, большая часть тех, кто сидел на полу, оказались эльфами, были в гостях у Арагорна и Хоббиты, и гномы, и даже один Назгул-сапковист, которого постепенно и тайно от него осветляли. Назгул подвинулся, освобождая нам место на подоконнике, Ори помог нам туда сесть.

- Ну, давайте знакомиться, - Арагорн улыбнулся. - Позвольте представить моих соседей…

- Лея и Фридо, - сказала я быстро. Псевдонимы мы себе придумали накануне, после долгих усилий.

- Восьмой, - чуть поклонился Назгул.

- Барин, Мория.

- Эрмир, Ристания.

- Я тоже из Ристании, - вставила я.

- А я из Пригорья, - добавил Фридо.

- Земляк! - крикнул полный парень с ручки кресла. - А я Шерстопят!

Мы перезнакомились со всеми, сразу позабыв половину имен. Потом мы сидели на подоконнике, болтая ногами, ели клубнику и пытались подпевать те песни, которые успели запомнить в результате подслушивания под дверью.

В конце вечера речь зашла о хишке, или, как называли ее почти все, игрушке. Мы с Фридо впервые столкнулись с таким явлением, и слушали особенно внимательно. Назгул, извинившись, ушел (он был очень деликатный и через год все-таки просветлел). Арагорн разом посерьезнел, развернул рабочую карту - не тот постер, что висел на стене, а рабочий план, на который были нанесены "реальные" объекты (водокачка, пруд, реденький лес), названные по-нашему.

- Скорее всего, они попробуют прорвать нашу оборону в районе Изена. Аскольд, вы все приготовили для переправы?

- Да, плоты сделали.

- Спрячем их на пляже.

- Я могу сторожить плоты хоть всю ночь, - предложил Дир. Он был, как мы поняли, в компании новеньким, и очень старался.

- Возможно, это нам понадобится. Арвен, стрел у твоей бригады хватит?

- Конечно.

- Будете прикрывать нас. Форсируем Изен в самом узком месте под прикрытием лучников, потом - все по плану. То есть по обстановке. Вопросы есть?

- Нам можно с вами? - спросила я, уже зная ответ. Арагорн, конечно, не такой, как обычные взрослые, но в этом вопросе он был вполне предсказуем.

- Пока нет.

- А покажите нам настоящий меч? - спросил осмелевший Фридо.

- Во-первых, давай-ка на "ты", у нас, арнорцев, так принято. А во-вторых… почему нет?

Арагорн достал из-за дивана футляр, открыл его бережно, как скрипач, и показал нам меч. Это был действительно настоящий клинок, без украшений, без лишних деталей. Суровое боевое оружие, серого строгого цвета.

- Андрил, - представил нам меч Арагорн, с любовью поглаживая лезвие.

- Ты им тоже дерешься?

- Нет, - Арагорн взял меч из футляра, осторожно, чтоб никого не задеть, повертел им в воздухе. - Он хоть и не заточенный, но тяжелый, и из твердого сплава. Таким убить можно. В реале.

- А зачем тебе тупой меч, которым ты не дерешься? - спросил Дир.

- Во-первых, не тупой, а не заточенный. Во-вторых - это же Андрил!

- Понял.


Мы с Фридо в хишке не участвовали, но нам разрешили посмотреть. Это было… ну, как будто мы правда в Средиземье. Как будто сказка, в которую нет пути, пожалела нас и пришла к нам сама. Как мы кричали, когда наши пошли на приступ! А когда Арагорн дрался с Ангмарцем! А когда менестреля Лютика стукнули три раза, и он упал на траву, мы с Фридо ахнули, и наши сердца замерли. Правда, Лютик тут же перекатился на живот, чтобы лучше видеть, что происходит в мире живых.

Такая жизнь продолжалась два года. Летом - хишки, в остальное время года - тренировки, шумные сборища у Арагорна, песни, настольные игры, в которых прорабатывались игровые ситуации, изготовление оружия… Надо ли говорить, что нам с Фридо смертельно захотелось иметь собственное оружие.

- Я могу сделать мечи, - сказал Арагорн, когда мы по-соседски обратились к нему. - Только нужен материал. Старые лыжи подойдут.

Лыжи у меня где-то были, только вот вопрос - где? Мы обшарили гараж и почти весь сарай, хотели даже купить новые лыжи, но наши родители бы этого не одобрили.

Они, кстати, и Арагорна не одобряли. Фридо мне рассказывал, его родители считали Арагорна и его компанию сумасшедшими, буйными, маньяками. Я, конечно, понимаю, что вид человека в хайратнике и кольчуге с полуторным мечом не совсем обычен, но… Когда моя мама назвала Арагорна психом, я дома целый скандал устроила.

Да, пытались вызывать милицию (не потому ли Арагорн постоянно прятал Андрил?), пытались в стенки стучать, пытались не пускать к Арагорну нас, детей. Но толкиенисты Арагорна не делали ничего противозаконного, на склоки цивилов (это те, кто не с нами, и наши враги) не обращали внимания, а мы с Фридо все равно пробивались туда, куда нас тянуло, как Назгулов на Кольцо.

Нам открыли дверь в новый мир. Это был мир, в котором не существовало ничего неисправимого, где добро все равно побеждало зло, где правили честь и отвага… Этот мир был не только в книгах. Он был в нас, во мне, в Фридо, в Аскольде, Лютике, Шерстопяте, и во всех остальных, он был в Арагорне. Это был мир, в котором мы жили, и потому он был живой. Убить этот мир можно было только вместе с нами.


- Зайдите ко мне сегодня, - сказал Арагорн, глядя куда-то в сторону. - Будут все наши.

- Что-то случилось?

- Я уезжаю, - Арагорн посмотрел на наши вытянувшиеся лица и прибавил, стараясь придать своему голосу заговорщический тон: - На войну.

На войну! Я сначала не поверила. Подумала, опять игрушка. Или шутка. Или… Ну, все что угодно, не верила я, пока не увидела, что из дома выходит Арвен. Она несла Борю на руках, и лицо у нее было каменное. Арагорн вышел следом, он стоял на крыльце и смотрел, как она уходит. А потом повернулся, увидел меня и повторил:

- Заходите ко мне сегодня.

Я вдруг подумала, раз Арагорн уезжает, ему же мечи ни к чему. Подарил бы он их нам с Фридо! Ему, как мужчине, стальной (через год-два он даже сможет его поднять), ну а мне деревянный. Все равно же уезжает…

Часам к трем собралась вся обычная компания. Аскольд привез на своем грузовичке несколько ящиков спиртного, мне это не понравилось, Арагорну, похоже, тоже, но он ничего не сказал. Без Арвен ему трудновато будет накрыть на стол, подумала я, и позвонила в его дверь.

- Проходи, - сказал он. - Только я не ждал так рано, у меня тут небольшой бардак.

- Знаю, - сказала я взрослым голосом. - Женские руки нужны?

Арагорн поднял брови, скорее обрадованный, чем удивленный.

- Холодильник в вашем распоряжении, миледи.

Моих женских рук не очень хватило на стол на тридцать человек, но пришли Итил-Иле, Элед и Тари, так что мы справились. В комнате было теснее, чем обычно, потому что Арагорн разложил стол, стоявший обычно в свернутом виде в углу, и одолжил у соседей стулья. Вся компания чинно расселась за столом, мы с Фридо сели у выхода, как раз напротив Арагорна.

- Ну, выпьем за Профессора, - сказал Арагорн, вставая.

- И за то, чтобы ты вернулся, - добавил Аскольд.

Чокнулись. Выпили. Мы с Фридо осушили бокалы с лимонадом и вопросительно посмотрели на Арагорна. Он понял наш взгляд.

- Ну что, так и будем сидеть, как на тризне? Может, повеселимся напоследок?

- Вот только не надо "напоследок", - сказал Пригорянин. - Давайте так, как будто ничего не случилось. Что мы грустные, как люди?

- Гитару подай, - деловито попросил Лютик.

Арагорн с готовностью метнул ему через весь стол гитару. Лютик отодвинул тарелку с бутербродами, сел на стол и запел что-то веселое, собственного сочинения, что называлось "Бред пьяного и очень довольного жизнью хоббита".

Это был вечер веселых песен. Гитара летала над столом, Аскольд подливал всем водки, уверяя, что это здравур, к великому возмущению Итил-Иле, Арагорн взахлеб травил байки, которые ему рассказал один гном из Питера, и постепенно все влились в общее веселье. Только один раз, когда Халдир спросил, где Арвен, повисла неловкая тишина.

- Уехала к теще, - ответил Арагорн. - Вы же знаете, она не любит пьянок.

- Это не пьянка, это наздравуривание, - почти из-под стола возразил Аскольд.

Кстати, Арагорн не пил. И, как мне кажется, веселился больше для вида. Но этого либо никто не замечал, либо все делали вид, что не замечают.

- Ты, главное, не давай себя остричь! - толковал Арагорну Лютик, тряся собственными пшеничными кудрями. - Скажи, что ты рок-певец, и тебе без волос нельзя.

- А если все же остригут, шевелюру сохрани и перешли мне, - совершенно серьезно сказал Эрмир. - Я ее на шлем повешу.

- Обязательно.

- А ты в разведку, или как? Ты, если что, скажи - ты Следопыт!

- Куда пошлют.

- А вы знаете новый способ посылания? Пошел ты за Грань!

- Не смешно.

- А если "пошел ты за Грань и без Мелькора не возвращайся"?

- Арагорн, подари фенечку! - попросил Шерстопят в конце вечера.

- Без проблем, - Арагорн достал из серванта коробку. - Здесь все мои фенечки, с десяти лет собирал, с тех пор, как толкинулся. Народы, в очередь!

Фенечки достались всем. Арагорн раздавал их направо и налево, а мы с Фридо оказались в конце, и, когда очередь дошла до нас, коробка опустела.

- С царской руки, - сказал Арагорн, расстегивая одну из фенечек на своем запястье. - Миледи, прошу.

Осталось две фенечки, одна с надписью "Арагорн", другая с золотыми лориэнскими листиками.

- Наверно, ты хочешь ту, что с именем, - улыбнулся Арагорн Фридо. - Но, прости, думаю, пусть лучше она будет на мне. На всякий случай, как опознавательный знак.

Он одел Фридо фенечку с листьями, а мне вдруг ясно, до боли ясно представилась картина: изуродованный труп, а на руке - браслет с надписью "Арагорн".

Это было - в реале.

И я заревела. Я вообще редко плачу, но ведь даже роханские девы плачут иногда. Правда, наверно, не так. Я разревелась, как ребенок.

- Ты что? - Арагорн, кажется, отлично понимал, из-за чего я плачу. В отличие от остальной компании, он был трезвый. Фридо тоже был трезвый, но он был глупый, и понять меня не мог. А Арагорн смотрел мне в лицо, и в его глазах была мудрость, и усталость… И то же самое видение, что было у меня только что. - Не плачь. Я вернусь, Андрилом клянусь. К тому же я же еще даже не завтра уезжаю, а послезавтра. Еще целый день буду здесь. Хэй, воин, слушать приказ короля! Выше нос!

Потом он обернулся к Кагыру, бывшему Восьмому. Кагыр, кажется, тоже был трезвый, во всяком случае, смотрел с пониманием.

- Ты присмотри тут за моими детьми, ладно?

Кагыр кивнул. И подал мне свой носовой платок. Я спряталась в него, и тут услышала голос Фридо:

- Подари нам мечи, а?

Я вспомнила, как сквозь туман, что в начале тоже думала об этом. Какая же я была дура!

- У меня возникала такая мысль, - кивнул Арагорн. - Из моих друзей только вы пока без мечей. Но, понимаешь, Фридо, деревянный я лучше Борьке оставлю. На всякий случай. Вроде как на память, - он чуть смутился. - Ну, романтично чтобы было… А металлический я возьму с собой.

- Ну, ты совсем толкинулся! - не осуждающе, а скорее с уважением сказал кто-то из гномов.

- А что? Я его наточу.

- Правильно! Задай этим оркам! - крикнул Аскольд.

- Там не орки будут, - нахмурился Арагорн.

- Тогда зачем меч?

- Это же Андрил, - сказал Арагорн, как будто это все объясняло. - Без него нельзя.

Гости расходились. Иле, Элед и Тари быстро вымыли посуду, Кагыр погрузил Аскольда в его же грузовик и сел за руль. Махнул нам с Фридо рукой - к своим обязанностям он относился очень ответственно. Фридо разглядывал фенечку, Арагорн разносил по соседям стулья. Я поняла, что мне хочется забиться куда-нибудь и поплакать.

- Не забудь - я завтра целый день дома! - крикнул мне вслед Арагорн. - Найдешь лыжи - еще успею сделать мечи. Правда, без гарды, но не в гарде же фишка.

- Может, поищем лыжи? - тоскливо спросил у меня Фридо.

- Спокойной ночи, - отрезала я.

Но домой я не пошла. Я еще сидела на лавочке, невидимая в наступившей темноте. Я видела, как на небе зажглись звезды (когда-то давно наши, после долгих споров, выяснили, какая из них Элберет), видела, как к дому подошла Арвен. Арагорн смотрел в окно, выбежал ей навстречу. Они обнялись, и вошли в дом. Арвен сутулилась, наверно, плакала.

Пошла плакать и я. Я забилась в наш сарай, в самый дальний угол, и плакала там, как самый реальный ребенок, столкнувшийся с самой реальной проблемой, которую не решить никакой магией. Так, наверно, плакал Кристофер Толкиен, когда умер его отец…

Потом я подняла голову и увидела прямо перед собой лыжи. Лыжи, которые мы так мечтали превратить в клинки. Я смотрела на них, и в глазах моих весь мир становился серым.

- Я не хочу никаких мечей, - сказала я.

Я ненавижу войну.



Текст размещен с разрешения авторов