Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Берутиэль.

Записки безумной ведьмы.

Мне за тобою в вечность не уйти,
Не обойти судьбы распоряженье -
Не у тебя просить благославенья
И не тебя за истину простить.

         Путей земных сверкающая сеть
         Вовеки не подпустит нас к друг другу.
         Не на твою я опираюсь руку,
         Устав прощать, прощаться и терпеть.

В лихом бою щитом твоим не быть,
Не за тебя вкусить предсмертной жажды
И от клинка заветного однажды
Другой тебя сумеет заслонить.

         Труба Последней Битвы отгремит,
         Столетья скорбью допьяна наполнив,
         Не мне тебя оплакивать и помнить
         И мир, тебя утративший, лечить.

Я сердце не в твою ладонь вложу
В день, выбором священным осиянный.
Незваным ученичеством не стану
Смущать тебя. И не тебе скажу

         "Веди меня..." - слова святой мечты,
         Не ты, услышав их, глаза опустишь,
         Не ты ответишь с непонятной грустью
         И за руку возьмешь меня не ты.

И, если тяжело, к твоим дверям
Не я приду, безудержно поверив.
Другие лица и другие двери
Я открываю медленно как храм.
Мне за тебя не плакать, не гореть -
Судьбе моей, видать, нельзя иначе.

         Не будет даже нищенской подачки -
         Мне с именем твоим не умереть.
                  (Мистарден)

Отрывок первый.

               Беспредельная сладость свободы -
               Отринуть свободу...
               Лишь во властном объятии
               Солнцем пронизанных рук
               Ты пройдешь
               За хрустальные своды...
                            С. Калугин.

Берутиэль... Забавное имя. Не знаю, что в нем такого забавного, а все равно смеяться хочется. Мое имя, так сказать. А и вправду - мое ли? Да кто ж его знает... Я не помню, как меня звали раньше, в других жизнях. Как меня по-настоящему звали. Все помню - а это забыла. Обидно.

Бледное лицо, темные волосы, коротко подстриженные после болезни, черная прозрачная вуаль на голове, черное платье, стянутое наборным поясом из стальных пластин, массивное стальное же ожерелье. Я в зеркале. А еще - кошки. Десять. Девять черных - и одна белая. Мои верные слуги и друзья. Больше у меня никого нет.

Король Тараннон? Благоверный мой? Да не смешите. Тупая скотина. Наемник на троне. Все бы ему переодетому бродить по самым грязным притонам, пить дешевое вино и развлекаться с дешевыми шлюхами. Не то что жить с таким - и смотреть-то стыдно. Сама виновата - сама женила на себе это самодовольное ничтожество, ибо хотела власти над жалким Гондором. Какой же мелочной и суетной я тогда была.

А однажды ночью мне приснился сон... Я не помню точно, что там было. Помню - черный замок и владыка в черных одеждах с бледным лицом. Мелькор, конечно. Моргот. Черный Враг. И мои чувства - чувство темного страха и благоговения перед СИЛОЙ. И я поняла, что навеки принадлежу ЕМУ, каким бы ОН ни был - ибо от начала века длится так. От Предначальной Эпохи. Проснулась среди ночи и как продолжение сна увидела девять пар мерцающих зеленых огоньков в изножье кровати. Кошки. От страха я закричала и потеряла сознание.

Болела две недели. И в бреду вспомнила, поняла, приняла бесповоротно...

И пришла в себя уже совсем иной.

Тогда и началась моя тайная жизнь. Я больше не могла оставаться во дворце - переселилась за город. Обставила все по своему вкусу - так, чтобы каждая деталь располагала к беседе с НИМ сквозь время и пространство.

Ибо я верю - ОН есть. ОН слышит. ОН придет и отомстит. Жестоко отомстит. Так жестоко, что испугается и сам Гортхаур Жестокий. Ибо если Валар милостивы и добры и не делают жестокостей сверх меры - то Мелькор не таков. Далеко не таков. Ибо ОН - человек, с живой и горячей кровью. ОН не похож на эти безжизненно улыбающиеся маски. Это им предстоит узнать, но как скоро - не ведаю...

Каждый месяц в безлунную ночь умирает человек. Не просто умирает - но истекает кровью с горлом, перегрызенным белой кошкой с огненно- красными глазами. Кровь - жертва. Сила, которая позволит Мелькору вернуться. И до самого утра курятся в моих полупустых, темных покоях дурманящие благовония, пенится в чаше горькое и густое черно-алое вино, и зеркала отражают безумную пляску жрицы Зла - пляску без музыки, лишь под пронзительный звон железных браслетов и ожерелий. И только девять черных кошек видят, как я совершаю обряд. Я знаю, что они радуются вместе со мной - ведь мы приближаем час возвращения нашего Владыки.

Отрывок второй.

        За ключицу держитесь -
        Безудержный пляс
        Не глядите в замочные скважину глаз
        Там, под крышкою черепа, - пыль и сушеные мухи...
                                 С. Калугин.

И я однажды дождалась этого свидания. Все было как прежде: горький дурман благовоний, бешеный стук железных каблуков по голому полу, безумный перезвон браслетов, брызги черно-алого вина и мерцающие желто-зеленые огни кошачьих глаз. Волна черного экстаза, затопляющая душу, отчаянная мольба, с кровью рвущаяся из горла:

- Приди, Повелитель!

Мертвенно-желтый круг, внезапно появившийся в центре комнаты. Странная бледно-мертвенная фигура в середине круга. Это ОН!

- Владыка...

Мучительно вглядываюсь в это лицо, прежде прекрасное грозной и страшной красотой, памятное из давних бредовых видений... безнадежно, безответно любимое.

Но что это? Желтый, безобразный череп. Пустые скважины глаз. Кожа висит клочьями - кажется, все язвы и пороки мира нашли себе место на этом теле прокаженного. Тяжкий, мучительный смрад.

Отпрядываю в ужасе. Это не ОН! ОН был велик и страшен, прекрасен и грозен - но не этот полусгнивший труп бродяги, дошедшего до крайней степени падения. Великая Тьма!..

Гнусное старческое хихиканье, скрипучий голос, схожий с треском костей:

- Не узнала... Морниэль?

Имя! МОЕ имя. Истинное имя - Морниэль! "Дочь Тьмы" - имя, которое я так и не вспомнила ни во сне, ни в бреду... И я поверила. И мне стало все равно, во ЧТО превратился Владыка. И постигла я тогда, что мерзость вечно идет следом за злом, безобразное всегда есть продолжение ужасного, что одно без другого немыслимо и что поклоняясь одному, нельзя пугаться другого.

Шаг вперед на дрожащих от страха ногах - и вопль мучительной радости, стынущий на губах:

- Владыка! Верю! Прими!

То же самое, уже не пугающее гнусное хихиканье, гаснущий мертвенно- желтый круг и тающий безобразный облик... Вскоре все исчезло, лишь я продолжала в судорогах кататься по полу, обдирая руки и в кровь искусанными губами повторяя: "Владыка!"

С тех пор началась моя третья жизнь. Не было больше пугающих кровавых обрядов, дурманных благовоний и плясок Тьмы. Не было больше черных одежд и железных украшений - это было уже не нужно. Я научилась постигать красоту безобразного.

И одежда моя стала - грязными лохмотьями, комнаты - свалкой, скопищем хлама и гнили, издающим невыносимый смрад. Но я наслаждалась этим смрадом. О, как бы я желала, чтобы все отбросы мира скопились у меня! Но нет... все они вместе взятые были недолстаточно грязны, чтобы насытить мое воспаленное желание, ничтожны в сравнении с тем видением, которое было мне даровано.

Текст размещен с разрешения автора.