Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Helige Ande

Большой Ширский Трахт

Рука в черной перчатке, указательный палец которой выглядел подозрительно бесплотным, осторожно разгладила порядком смятую карту.

- Ну и что вы с ней делали? – осведомился строгий голос.

- Да вот мы это.., - орк сконфужено умолк.

- В следующий раз заворачивайте селедку не в рабочий материал.

Черные тени обступили орка с трех сторон.

- Мы не селедку… мы колбасу…

- Воняет селедкой, - просвистела одна из теней, нависая над несчастным.

- Мамой клянусь!

- Оставьте его, - рука в перчатке изобразила милостивый жест, - Пусть идет. Идет… идет… эт-то что такое?!

Орк, уже доползший было на полусогнутых до выхода, замер и обернулся, придав лицу страдальческое выражение.

Пустая полость указательного пальца, поскребя по бумаге, яростно ткнулась в центр. От удара перчатка смялась и помещение по очереди огласили: стук костяшек о дубовую поверхность стола и краткий вопль «ай!».

- Повелитель? – тени склонились в ожидании.

- Кхамул, поди сюда, ты самый зрячий. Что здесь написано?

Названный приблизился и взглянул на указанную надпись:

- Хм!

- Что «хм»?

Полупрозрачная рука Кхамула сделала знак другой тени подойти ближе.

- Хм!

- Я вам сейчас покажу «хм»! Что там написано?!

- Ну… э.., - Кхамул переминался с ноги на ногу, - Повелитель, ты же этого не любишь.

- Я не люблю, когда вы начинаете тянуть кота за хвост.

- Дайте, я прочитаю! – орк, обрадованный возможностью загладить свою вину за заворачивание колбасы в рабочий материал, кинулся обратно к столу, расталкивая бесплотных призраков, - Подвинься, Повелитель! Тут написано «большой ширский тр…

Рука Кхамула легла на рот орка, недвусмысленно предлагая ему умолкнуть.

Бледные щеки Повелителя окрасились в тот же цвет, что и его Око.

- Переписать! – заорал он во всю мощь своей далеко не слабой глотки, - Сколько раз говорил, никакой нецензурщины восточнее Мораннона! Неужели нельзя было правильно списать название?!

- Но.., - орк безуспешно попытался выкрутиться из рук Кхамула.

- И зачем я вас только кормлю?! С таким же успехом я бы мог послать на разведку канарейку! Или сходить сам!!!

- Но там.., - орка опять прервали.

- Повелитель Саурон, вам вредно так сильно волноваться, - напевно зашипела Аданафель, снимая капюшон, - Мы сейчас все перепишем. Садитесь, сейчас все уладим.

Призрачиха ласково погладила Властелина Мордора по сгорбленной спине.

Увидев, что хозяин притих, Кхамул облегченно вздохнул и временно ослабил хватку. Орк получил возможность вырваться, которой немедля воспользовался:

- Там так на указателе написано! Мы все правильно списали! Сами удивились, но там так и написано!

- А… а.., - четырехпалая рука потянулась вперед.

- Валерьянку, быстро, - скомандовала ближайшему к двери Назгулу Аданафель.

- Не верю! Врешь, гнида! – Саурон вскочил с кресла так неудачно, что перевернул его, тут же попытался это исправить, но в состоянии сильного аффекта не рассчитал силы и развеял кресло по ветру.

- Валерьянку!

- Эру мне в печенку, если вру! – не унимался орк, - Что б мне Варда всю жизнь снилась!

- Я тебе сам приснюсь! Врешь! Не могли там такое написать! Собственными руками язык вырву! Вре-о-ошь!

- Не вру!

- Ведь сам же проверю! Морготовыми крыльями клянусь!

- Валеррьянку-у-у-у-у-у!!!


Девятеро Назгулов с мечами наголо плотным кольцом окружали своего Повелителя. Ближе всех к нему коня пустила Аданафель, то и дело любовно поглядывавшая на большую бутыль настойки валерианы, торчащую из седельной сумки.

Саурон был не в духе. Рассвет опять случился слишком яркий, седло оказалось неудобным, ушибленная культя все еще ныла. Впрочем, это он мог бы пережить, останься дома, в уютном Барад-Дуре, но Властелин Мордора принадлежал к той категории майяр, которые, если их как следует разозлить, обязательно исполняли свои клятвы, особенно если разозлили до клятвы крыльями Моргота. Никто доподлинно не знал, были ли у Моргота крылья, но все были уверены, если Саурон ими поклялся – клятву сдержит.

- Вон он! – король Ангмарский властным жестом указал вперед.

Саурон напряг Око в заданном направлении. И на этот раз побагровел до кончиков ушей.

На новеньком, крепко вколоченном дорожном указателе, помимо прочих названий, чуть кривоватыми рунами значилось:

«Большой Ширский Трахт».

Аданафель потянулась за бутылью.

Саурон соскочил с лошади и, напрочь позабыв обо всякой осторожности, средь ясного ширского утра бегом кинулся к столбу. Остановившись в паре дюймов от оного, он еще раз всмотрелся в надпись. Руны остались без изменения, даже, казалось, стали четче.

- Они издеваются надо мной? – жалобно простонал Властелин Мордора, оборачиваясь к кольценосцам.

- Ну что вы, как можно! – в один голос отозвались кольценосцы.

- Они меня в Мандос загонят! – тем же тоном произнес майя, ковыляя обратно к лошади.

Кхамул, повинуясь приливу жалости к Повелителю, пришпорил коня и с налета снес придорожный столб мечом чуть не у самого основания.

2.

Непредвиденно трезвый, а потому злой Олорин вышел из норы Бэггинсов, потирая затекшую на хоббитской кровати спину.

- Завтракать! – донесся голос Бильбо, - Гендальф, длинная сволочь! Ты опять сломал спинку кровати!

Маг нахмурился, щелкнул пальцами.

- Вот, сразу бы так, - резюмировал голос хоббита.

- Слышал новость? – уже за завтраком спросил Бильбо, - Вчера кто-то твой столб своротил. Аккуратно так срезали. Не иначе, как Назгули.

- Какой столб? – поднял правую бровь маг.

- Ну тот, что ты в прошлом месяце на тракте поставил.

- Да? – Олорин сосредоточенно поскреб в затылке, - Не помню. Перекурить бы надо, тогда, может, вспомню.

- Я тебе трубочку свеженьким забью, - физиономия старого хоббита расплылась в доброжелательной улыбке.

- Хороший у вас табачок. Таких дивных травок даже в садах Лориэна не растет.

Щеки Бильбо зарделись от избытка скромности и гордости.

- Может, ты новый столбик то поставишь, а, Гендальф?

- Поставлю. От чего ж не поставить. Вот покурю, и три столбика поставлю.

3.

Лорд Моргул, известный так же под именем короля Ангмарского, почтительно протянул Саурону бумаги:

- Все, как ты приказывал. Анализ Гондорского экспорта, списки мигрировавших за две недели эльфов, схема изменения засад Теодена, карта Шира…

Услышав последнее, Саурон быстро извлек самый нижний сверток, расстелил его по столу поверх других бумаг и, придав лицу выражение сосредоточенного удовлетворения, воззрился на карту.

Поза Ангмарца менялась синхронно со всей гаммой чувств, мелькавших на лице Повелителя. Когда бледные губы раскрылись и с них сорвалось утробное:

- Ангидрид вашу марганец!

Лорд Моргул рухнул грудью на стол, пытаясь проследить взгляд Саурона.

В том же месте, что в прошлый раз, в самом центре карты, аккуратным орочьим почерком было старательно выведено «Большой Ширский Трахт».

- Нет, вы сговорились меня в Мандос загнать.., - Саурон шмыгнул носом.

- Повелитель! Я сам все выясню! – Ангмарец кинулся на колени перед Сауроном и взял его руки в свои, - Я лично этим займусь!

После осыпания культи поцелуями и многократных заверений в преданности Назгулов, Саурон немного успокоился, и его Око перестало нервно подергиваться.

Лорд Моргул спешился около указателя, уставился на надпись в глубокой задумчивости. Буква «х» не собиралась никуда исчезать. Напротив, теперь ее, как и все остальные буквы названия, обрамляли премилые виньетки, светящиеся в темноте слабоватым голубым огоньком.

- Какая безграмотность! – с сожалением в голосе произнес Король-Призрак.

И простеньким заклинанием спалил столб.


- Нет, это уже всякие границы переходит! – Бильбо Бэггинс от возмущения швырнул свое любимое колечко об стол, - Второй столб за полтора месяца! Гендальф, сделай что-нибудь, эти Назгули достали!

Маг выпустил несколько клубов сизого дыма:

- Тут, друг Бильбо, подумать надо. Такие дела просто так не делаются. У Назгулов есть цель, когда я ее узнаю, я приму меры. А пока скажи-ка племяннику, чтобы доски принес, новый указатель сделать надо. Нельзя совсем без указателя, этак мы в слуги Мордора угодим, если им противодействовать не будем.

4.

Ангмарец самолично проверил новую карту Шира. Орки - картографы были трижды допрошены с пристрастием, но продолжали стоять на своем – на новом указателе, обитом листами стали и защищенным заклятием Магии Света, написано слово «трахт».

Аданафель затерла на карте «х» и вписала «к». Было глупо рассчитывать на то, что Саурон не заметит подделку.

- Они объявили нам психологическую войну, - заявил Властелин Мордора.

Назгулы переглянулись.

- Мало того, что этот Сумкинс… Торбинс…

- Бэггинс, - подсказала Аданафель.

- Бэггинс. Мало того, что этот Бэггинс не желает по-хорошему возвращать мое личное имущество, эти проклятые хоббиты еще и издеваются над нами. Кхамул, возьми двоих, отправляйся в Изенгард и заставь этого отбеленного предателя Курумо немедля начать печатать учебник грамматики достаточным для Шира тиражом! Аданафель. Валерьянку.

Уже в третий раз Лорд Моргул смотрел на дорожный указатель. Сердце призрака сжалось при мысли о тех муках, которые вынужден терпеть его Властелин по вине безграмотного автора надписи. Саурон всегда с трепетом относился к грамотности населения Средиземья. Здоровье Черного Майи было безнадежно подорвано именно в борьбе за просвещение. За поголовное восьмилетнее обучение нуменорцев Властелин Мордора поплатился собственный пальцем с любимым кольцом и годами развоплощения. Еще одного подобного конфликта Саурон мог и не вынести.

Поразмыслив некоторое время, Король-Призрак извлек из кармана баночку с краской, кисть, сбросил плащ и, со свойственным Назгулам тщанием, принялся исправлять «х» на «к».

На обратном пути Первый Назгул бросил случайный взгляд на вывеску придорожной харчевни. Когда-то там было написано «у рябинки», но буква «р» отпала еще лет пять назад.

- О, Властелин! – взвыл кольценосец, - Прости меня, Властелин, я ничего не могу с этим поделать! Вся сила, что ты дал мне – ничто по сравнению со свинством, неопрятностью, безграмотностью этих людей! О, Властелин, мой несчастный Властелин, в дурной час ты стал на путь науки и просвещения!

Впереди замаячили силуэты мордорских гор. Назгул припомнил, как при отъезде видел трех орков в аккуратных фартучках и косынках, подкрашивавших ворота Минас-Моргула и обновлявших фосфорисцирющие надписи на них. Бальзам пролился на душевную рану старого кольценосца, может быть, еще не все так безнадежно, как кажется на первый взгляд.


- Больше так продолжаться не может, Фродо. С Сауроном и его притязаниями надо кончать, мы и так слишком долго делали вид, что его нет. Но он вернулся и набирает силы, много ужасных знамений, виденных мной, тому доказательство. Саурона надо изгнать раз и навсегда. Иначе мир погрузиться в вечный мрак под его черной дланью.

- Это ужасно, Гендальф!

- Ты должен уничтожить его Кольцо, то, что хранилось у Бильбо. Ну, то, с непонятными надписями. Их все равно никто не может прочитать, а Саурон расстроится от его потери и развоплотится. Возьми Кольцо и отнеси его в Мордор. Либо ты сможешь бросить его в жерло горы Ородруин… либо… отдашь Саурону, может, он тогда от нас отстанет.

- Аданафель… Валерьянку…

 

Helige Ande, 2002.


Текст размещен с разрешения автора.



Недорого купить цветы оптом из Голландии и Эквадора.