Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Двойняшки Блэк

Возвращение Боромира


      Когда я прочитала "Властелин Колец" мне, честно говоря, не было особенно жаль Боромира. Но в фильме его убивали так долго и так жестоко, что я не выдержала и Вернула его.

              Тень отступит, и, назло всем пророчествам,
              Вместе с тенью отступит могильный плен.
              Эльфище

- Зачем тебе это нужно?

- Я прошу тебя…

- Он смертный, он все равно умрет. Валары дали ему время для жизни. Он ее истратил. Он заслужил свое. Ему больше нет места здесь.

Эльфийка вздохнула. Она отвела взгляд от чистого спокойного лица воина.

- Теперь он свободен, - сказал эльф, - Земные дела не трогают его более.

- Ты уйдешь за море, а я останусь здесь вечной хранительницей памяти о былом величии эльфов. Возможно, мы никогда больше не увидимся. Оставь мне надежду на будущую встречу.

- Вернув человека? Какой в этом смысл? Ты вечна, если тебя не убьют. И, возможно, такие же люди как он.

- Песок в моих часах только начал сыпаться, - ответила эльфийка, - Я слишком молода даже для человека. И, верно, потому подвержена излишним эмоциям.

- Привязанность к человеку? - он прошагал поближе к неподвижному телу. - Идет война, Эвала, ты просишь возвращения одного. Он достиг предела своих возможностей. Он выполнил свой долг и заплатил за все. Он прошел путь, что был ему предначертан.

- Что изменится, если он воспрянет из царства теней?

- А если он не хочет возвращаться?

- Спроси его…

…Задолго до того дня Эвала сидела у дерева в лесу, рассматривая лепестки цветов и любуясь движением желтых листьев, гонимых легким ветром. Она напевала песню, такую тихую, что слова сливались в ней, и смысл становился непонятен.

В тот день она встретилась с человеком. Он шел прямо, гордо подняв подбородок и ведя за собой лошадь - прекрасного гнедого жеребца. Его дорожный плащ и сапоги запылились, рука сжимала меч в ножнах. У человека были серые глаза, горевшие стальными пламенем и спутанные черные волосы. Он шел без страха или беспокойства, хотя, похоже, бродил не первый день в поисках цели.

Эвала аккуратно поднялась и бесшумно, как могут только эльфы, подобралась к нему поближе. Ей было всего шестнадцать лет, сама наивность, несмотря на сущность авари. Ее поразила резкая почти агрессивная красота мужчины.

"С таким лицом ты проживешь бурную, но короткую жизнь", - подумала она.

Конечно, она не могла предугадать все перипетии судьбы воина, бредущего по лесу. Этот дар дается мудрым, а мудрость постигается со временем. Она же для эльфов была еще, по сути, ребенком.

- Куда ты идешь? - рискнула спросить она.

Человек быстро оглянулся.

- Куда? Куда ты идешь?

- Кто здесь?

Он не выхватил меч и не испугался, но насторожился и по-ястребиному вгляделся в окружавшие его деревья.

- Кто ты? - отозвалась Эвала.

- Выходи, чтобы я мог тебя увидеть, - сказал воин.

- Куда ты идешь?

Мелодия ее голоса звенела и переливалась в трепетавшем чистом воздухе. Он подумал и вскоре понял, что имеет дело с эльфом. Кто мог еще так говорить и двигаться. Поэтому решил прекратить попытки обнаружить ее. Разве смертному это под силу?

- Мой путь лежит ко дворцу Элронда Мудрого, - сказал воин.

- Ты идешь не туда, - ответила она.

- Правда? А ты знаешь, где он живет?

Эвала рассмеялась.

- Кто же этого не знает!

- Люди. Я, например.

- Вы слишком далеко ушли от нас, смертные. Вам безразличны эльфы.

Мужчина приподнял брови и небрежно оперся о ствол дерева.

- С этим можно поспорить, - сказал он.

- С эльфами не спорят, у них просят совета.

- Тогда я прошу совета - как найти Элронда?

- Ищи. Твоя судьба приведет тебя к нему.

Человек рассмеялся.

- Правду говорят, не спрашивай совета у эльфа и ветра.

Эвала на мгновение высунулась из листвы, чтобы сказать:

- И не правильно говорят. Все советы эльфов приводят к цели…

Тут она заметила, что покинула свое укрытие и поспешно скрылась. Воин стоял, пораженный белизной ее кожи, глубиной ее голубых глаз, а больше всего - светом, что озарял ее изнутри. То был не пламень, но яркое солнце, дарившее миру рассвет.

- Кто ты? - спросил он.

Эльфийка, не ожидавшая и пораженная столь явным восхищением ее красоты, молчала. Она много раз потом говорила себе, что должна была уйти. Негоже так вести себя. Но ей было всего шестнадцать лет, и он первым признал ее красоту. Это покорило ее, льстило ей, грело душу. И она ответила:

- Я - Эвала. Авари. Я помогу тебе…

Она бежала впереди, пригибая ветви, чтобы он знал, куда идти. Порой ее платье мелькало сквозь листву, и человек видел край, трепетавший на ветру. Порой ее золотые волосы взлетали, озаряя лес своим сиянием, но увидеть эльфийку всю он так и не смог.

Когда она довела его до Имладриса, он остановился и, поискав ее глазами (и не найдя), сказал:

- Спасибо тебе, Эвала, эльф-авари.

Она рассмеялась.

- Так как же зовут тебя, благодарящий?

Он оглянулся на смех и ответил:

- Я - Боромир, сын Дэнетора…

…Она повторяла это имя и твердила себе, что сглупила. Зачем он это сделала? Зачем помогла? Сказала имя. Зачем спросила, как зовут его? Она - авари. Что сказали бы братья о ее неожиданном знакомстве.

…- Люди не ровня эльфам, - будто услышала Эвала голос Норио - старшего брата, - они не выше и не ниже нас. Они - другие. Всю свою жизнь они ходят на границе света и тьмы. Они способны перешагнуть грань, сразу этого не заметив.

- И способны вернуться?

- Редко. Но изначально они нейтральны. Их надо убедить в переходе на какую-нибудь сторону. И слишком просто и обыкновенно это сделать…

Эвала остановилась, глядя на свое отражение в прозрачной речной глади. Что же такого в ней, что удивление и восторг захватили его, как только он увидел ее. Первое признание ее красоты запало ей в душу. Прекрасное окружало ее и было в ней. На миг Эвала засомневалась, стоит ли гордиться человеческим мнением, но тут же вспомнила, что люди не столь восприимчивы к прекрасному, порой не замечают его в спешке, делах или лени, что это действительно важно.

Она легла на траву у реки и посмотрела в небо. Пушистые белые облака меняли форму, принимая причудливые очертания, становясь лошадями и замками. Красивый длинный меч материализовался в небе, разрезав белое поле с маленькой фигуркой человека на нем. Она приподнялась, чтоб лучше разглядеть его, но в воздухе уже медленно плыли стрелы. Они разорвали поле и облако вместе с мечом расплылось.

Эвала снова легла…

…- Ты?! - поразился эльф.

- Ты слышал?

- Что?

- Дэнетор лишился старшего сына.

- Боромир мертв? Откуда ты знаешь?

- Могучий Андуин принес его тело ко мне. Как будто река знает, что я была помощником в его поиске своей кончины.

- Такова его судьба…

…Мелькали деревья, дороги и лесные тропы. И птицы, обеспокоенные грозой, двигавшейся по миру, испуганно щебетали. А Андуин молча и ласково покачивал ладью с неподвижным витязем.

- Зачем?..

- Спроси его…

- Всего один человек… Что он значит для тебя?

Эвала задумалась. А в самом деле? Вслед за ним придет другой. Он один из миллионов смертных. Что ей до него. Ей - бессмертной эльфийке.

- Он заслужил наказание. Его путь завершен.

- Будущее изменчиво, - возразила эльфийка, - Я могла не заговорить с ним, не помочь найти дорогу. И что было бы тогда? Он опоздал бы на Совет. Вместо него пошел другой, - наконец она поняла, что ее гложет, - Я указала ему путь к смерти. На мне лежит вина.

Глорфиндел медленно поднял на нее глаза.

- Я спрошу.

Эльфийка сидела по деревом, глядя на меняющийся окружающий мир живых, соприкоснувшийся с миром теней. Бесплотные призраки, пока не допущенные в зал, кружились, величаво и скорбно взирая на нее, закрытой туманной дымкой.

Как во сне она наблюдала за Глорфинделом, что соединил два мира и смотрел теперь сквозь пустоту, ища гондорского витязя.

Проходили секунды, минуты, а он все не являлся. Но вот, отчаявшись ждать, Эвала увидела полупрозрачную фигуру, медленно плывущую к ним.

Глорфиндел остановил его движением руки.

- Ты Боромир, сын Дэнетора? Погибший от стрел орков на берегу Андуина?

Призрак медленно осмотрел эльфа и еще медленней наклонил голову.

- Желаешь ли ты вернуться в мир живых?

Ничто не изменилось в призраке. Эвала смотрела, не отрываясь. Боромир шевельнулся.

- Я был наказан. Я преступил черту. Я заплатил. Но нет прощения, покуда Саурон не повержен. Я не могу вернуться.

- А когда Саурон будет уничтожен? - вмешалась эльфийка.

- Если будет возможно, я… хотел бы.

- Я помню нашу первую встречу, - сказал воин.

- И я.

- А теперь что?

- Каждый пойдет своей дорогой. И пусть удача улыбнется нам.

- Она непостоянна. А мы еще встретимся?

Эвала пожала плечами, тихонько вздохнув, как лист прошелестел.

- Будущее изменчиво.

Эльфийка встала и проводила взглядом Боромира, сына Дэнетора, который шел к своему новому пути.

Был новый день…


Текст размещен с разрешения автора.