Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Калипсо

Лорд мой ...


- Лорд мой, Карнистиро...

- Ты больной, Аэлинг... Нельзя так, понимаешь?...

Братья сидели на берегу речушки Мордиум, в тени высоких лип. Старший, Нарадэль, чинил легкий, почти игрушечный лук. Аэлинг сидел, поставив подбородок на колени, и смотрел прямо перед собой взглядом настолько жутким и отсутствующим, что Нарадэлю становилось страшно.

- Ты же совсем не знаешь его... не видел даже никогда...

- Видел!

- Ну, один раз... Издалека. Он тебе даже не лорд. Отец давал присягу Амбарто!

- А я не знаю! Сколько можно! Когда ты от меня отстанешь?! - Аэлинг вскочил и побежал к дому.

- Ты же не такой! Что ты строишь из себя вспыльчивого наглеца?! Думаешь, что похож на него? Дурак, ты волосы еще выкрась! - Нарадэль кричал в надрыв... Лук полетел на землю и раскололся на две части. В завершение всего, юный Нолдо пнул его в реку.


Аэлинг тем временем добежал до грушевого сада, посреди которого стоял светлый летний домик четы мирных садоводов. Старший сын хозяев сада служил в личной дружине лорда Майтимо, а дочь вышла замуж за Нолдо из свиты лорда Турукано и переехала в Нэвраст. Вот уже много лет от нее не было вести...

В доме подрастали младшие сыновья. Впрочем Нарадэль с недавнего времени себя таковым не считал. После того, как старший дружинник лорда Амбарто (двоюродный брат матери Нарадэля) позволил ему участвовать в охоте лорда, Нарадэль стал очень заносчивым (во всяком случае по отношению к младшему брату).

Аэлинг влетел в свою комнату, громко хлопнув дверью, и бросился на кровать, с трудом сдерживая слезы. Было обидно... Как этот Нарадэль (да кто он вообще такой?) может так вот просто рассуждать о лорде Карнистиро? Да он о нем вообще ничего не знает... Не понимает его... "Вспыльчивый наглец" Ха! Это ж надо было... Мальчик поднял с пола недоделанный портрет Карантира и стал пристально его разглядывать, чтобы хоть как-то отвлечься от терзающего его раздражения на брата. "Нехорошо на него злиться... Брат все-таки. Карнистиро очень любит братьев, и они его...Да и я люблю! Только Арандиля, старшего... Он у Майтимо сражается... Как он хорош, Арандиль...А этот-то... Хотя, что с него возьмешь."


Аэлинг любил рисовать. Посреди комнаты стоял мольберт, а на полу валялись кисти и стопки для разведения красок. На подоконнике сушились травы и коренья, необходимые для получения различных тонов.

Деревянные стены комнаты были расписаны потрясающим горным пейзажем: Аэлинг слышал, что лорд Карантир любит горы. Мальчик видел по настоящему высокие горы только один раз, но тем не менее нарисовал очень красиво. На столе лежали граненые камни, медные подвески - упражнения Аэлинга в ювелирном искусстве. Мальчик хотел поступить в ученичество к ювелиру (в крепости близнецов мастеров было всего лишь семеро) но рисовать получалось намного лучше, да и родители особого доверия к ювелирному делу не испытывали. Доводы младшего сына, гласящие, что все лорды феаноринги (а особенно Карнистиро) преуспели в кузнечном мастерстве, почему-то не имели успеха, так что Аэлингу затею с ювелиром пришлось оставить. Зато он рисовал Карнистиро - на поле боя, в кузнице, с Наугрим...

- Почему ты так, Лин... Мама и Папа беспокоятся... Нельзя все время думать о... о нем. - Нарадэль тихо вошел в комнату брата и присел на кровать, - хочешь, я попрошу Мориона, чтобы нас вместе взяли на охоту Амбарто...

- Что Амбарто? Амбарто-то здесь, можно пойти в город и посмотреть на него... Можно даже поговорить, если...А, что уж там...

- Но он велик...

- Они все велики! Они настолько выше, чем мы....Ты и представить себе не можешь, насколько... Благородные... Феанаро... Над ними проклятие - как это тяжело. Тебе не понять!

- А тебе что, понять?! - вспылил Нарадэль, - начитался макалауровских песенок и теперь думаешь, что самый умный, да?

- Да как ты смеешь так говорить! "Песенок"!!! Он же твой лорд и великий менестрель, тебе до него... Да, я умный! Я хотя бы читаю книги, не то, что некоторые...

- Не надо думать, что кто-то лучше чем ты или я, только потому, что он знатного рода или старше!

- Неужели? А как же "Я твой старший брат", "слушайся ста..."

- Это другое! - сердито оборвал Нарадэль брата.

- А я знаю почему ты так не любишь Карнистиро...

- А что мне его любить? Кто он мне? Думает, небось, что самый лучший, а сам-то...

- Да, он самый лучший! Во всяком случае получше чем ты! Откуда ты знаешь, что он думает? Эта Лалвэн...

- Заткнись!

В прошлом году у Нарадэля случилась влюбленность с троюродной сестрой Лалвэн. В то же время он увлекся поэзией и даже пробовал что-то петь, но после того, как узнал, что возлюбленная дева обручилась с дружинником из отряда Карантира, забросил лютню и решил заняться фехтованием, дабы по примеру старшего брата уйти в крепость Майтимо. "В этой глуши и не повоюешь как следует, а сражаться с Врагом - мой долг, как и долг любого Нолдо" - заявил однажды Нарадэль родителям, поглядывая на Аэлинга, ибо тот к военному делу не проявлял ни малейшего интереса.


- Ну и хорошо, что она тебя бросила! Она тоже любит Карнистиро, вот и вышла замуж за настоящего воина!

- Ах ты, маленький засранец! - с этими словами Нарадэль набросился на брата и стал его душить.

- Пусти, ничтожество! - хрипел Аэлинг, пиная Нарадэля коленкой в живот.

- Дети! Идите пить молоко! - послышался голос родительницы из сада.

- Тебе повезло, - прошипел Нарадэль и, гордо подняв голову, вышел из комнаты.

- Дурак! - крикнул Аэлинг и побежал следом.


В саду ребят ждали свежее молоко и печенье. Столик был накрыт красивой белой скатертью, пахло черемухой, и слышно было мерное журчание ручейка.

- Вы что, снова подрались? - спросила родительница, разглядывая мятую рубашку своего младшего сына.

- Скажи ему, чтобы не оскорблял Карнистиро! - обиженно потребовал тот.

- Карнистиро не слышал!

- Вот и жаль, что не слышал! Он бы тебе врезал!

- Ладно, хватит, ребята, успокойтесь. Отец сегодня в городе был...

- И что?! - хором спросили братья.

- Там вовсю готовятся к празднику начала лета.

- А что к нему готовиться-то? Праздник как праздник, ничего особенного, - ворчливо заметил Аэлинг, треская печешки.

- Ты что, не знаешь? А я думала, почему это ты молчишь...

- А что? Что такое? - встревожился Аэлинг, глядя на то, как хитро улыбаются мама и брат.

- Сказать ему? - спросила родительница у Нарадэля.

- Нет, пусть помучается, - ответил тот, с удовольствием чувствуя на себе взгляд брата, полный презрения, любопытства и нетерпения.

- Ну что? - умоляюще протянул Аэлинг.

- Ладно, малыш, - рассмеялась мама, - на праздник приедут братья наших близнецов.

- Все?!!

- Кроме Тьелкормо, он в Хитлуме.

- Ура!!! - Аэлинг вскочил из-за стола и стал плясать, - Карнистиро, лорд мой! Мам, а можно мне попроситься к нему в дружину! Ну, пожалуйста...

- Успеешь еще, малыш... - вздохнула родительница, вспоминая, как за несколько месяцев до рождения младшего, ее старший сын точно так же просился в армию Майтимо.

- А папа разрешит?

- Ну куда же он денется...

- Ура!

Аэлинг чувствовал себя счастливым.



Текст размещен с разрешения автора.