Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Dark Lord

Хроники Нуменора: Враг моего врага

Юго-запад Среднеземья. Приморье. Холм на лесной опушке. Полночь.
Орк сидел на древнем кургане. Спиной он опирался на покосившийся могильный камень. Кто лежал здесь под толщей земли – орку было неведомо. Века стерли надписи на камне, скруглили некогда острые грани.
Ночь была чудная. Ветер доносил ароматы ночных цветов, в траве трещали невидимые цикады. Над головой орка горели чистые звезды.
Старики в стойбищах рассказывали, что давным-давно, еще до начала времен, не было ни солнца ни луны – одна бесконечная ночь. И Великий Отец правил темным миром. Но враги его завидовали его силе и власти и пошли на него войной. Была большая битва и враги победили. Но когда приказали они побежденным сложить оружие, то сонмища духов, служивших Великому Отцу, отказались и метнули в небо свои копья. И с тех пор через отверстия, пробитые ими в небесном шатре, льется на землю мягкий теплый свет…
Тихое звяканье потревожило звуки ночи. Орк скосил глаза. На курган поднимался карлик, на загнутых носках его сапожек качались крошечные серебряные бубенчики. "Ну и вырядился же ты, уродец," – подумал про себя орк. Пальцы его сами собой легли на лежавший на коленях ятаган.
– Чччиво сидишь, Гхаш. Вставай-давай, ходи за мной. Шибко ходи, давай-давай! – карла суетливо жестикулировал.
"Не был бы ты мне нужен, давно бы из тебя суп сварил, петух говорящий," – подумал Гхаш, тяжело поднимаясь.
– Ты не беги быстро, назад оглядывайся, – хмуро буркнул орк карлику, когда они спускались с кургана, – а то ищи тебя в этих потемках.
– Не боись, Гхаш-маш, моя не теряйся, моя умный! Всех умней! – Карла запустил руки в траву, нагреб две пригоршни светлячков и посадил их на свой дурацкий колпак. Маленькое озерцо света замаячило, запрыгало перед глазами Гхаша. – Давай-шагай, об корень цепляйся, шишку набивай, клыки ломай, мозги вышибай!
Гхаш с нарастающей злостью ломился за нагловатым уродцем, уже не думая о том, как и куда ставить ноги. Под орочьими сапогами оглушительно трещал сухой валежник, в рожу лезли липкие паутины, за шиворот сыпалась старая хвоя…
– Ну вот и смерть твоя настала, гаденыш! – зашипел Гхаш и сгреб карлу за шиворот. – Мы уже здесь проходили. Кого обмануть хотел, петух ряженый?!!!
Карла противно заверещал.
– Оставь его! – сильный голос заставил орка вздрогнуть. От ствола сосны отделилась высокая черная тень. Орк оглянулся. С четырех сторон на расстоянии полуфарсанга его окружали черные силуэты. По пропорциям – скорее люди, чем орки или эльфы. Гхаш швырнул хнычущего карлика в ближайший куст, выхватил ятаган и засапожный нож. Живым они его не возьмут.
– Ну ты, как тебя, Хаш! Не делай резких движений! – Черный предостерегающе поднял руку. Запястье засветилось синим. – Нам твоя жизнь не нужна. Мы хотим договориться.
– Кто ты? – зарычал Гхаш, оглядываясь и перехватывая нож лезвием назад.
Черная тень издала смешок.
– А не все ли тебе равно, орк? Лишь бы заплатили за работу. Хотя… Зови меня Человек из-за моря. Устроит?
– Допустим. Что вы хотите от меня?
– Деловое предложение. Но не будем же мы перекрикиваться на весь лес. Подойди ближе, не бойся. Если бы я хотел тебя убить, то давно бы сделал это. – Снова тихий смешок. – Вы прошли мимо меня ровно три раза. И убери ятаган, раздери тебя Мелькор.
– Нет. Ты и твои люди снимут все оружие, пояса, браслеты и кольца, а также цепи с медальонами и сложат все это в одну кучу. Затем пусть встанут рядом с тобой и держат руки на виду. Или разговора не будет.
Повисла пауза.
– Хорошо, орк. Мы снимем оружие и защиту. Но не надейся убить нас или ограбить. Если будет нужно, – в голосе явно звякнул металл, – мы справимся с тобой и без оружия…

Из записок кхандского купца :
"О нравах и образе жизни орков следует сказать особо.
Начать, пожалуй, следует со слов, сказанных об орках достопочтенным визирем господином нашим Аль-Хамулом (да возблагодарит его Единый и восприветствует!), вот они : "хитрые до подлости и грубые до жестокости".
Следует отметить, что в великолепном изречении господина нашего Аль-Хамула (да возблагодарит его Единый и восприветствует!) прозорливо не упоминается широко распространенное мнение о "злобности" орков. Торгуя с ними длительное время, хочу сказать, что нельзя говорить о злобности существа, коему по сути своей незнакомы доброта и любовь.
Мелькор Восставший, коего орки называют Великим Отцом, создавая народ орков, преследовал, как видится мне, совершенно определенные цели. Орк может спать на голой земле, жрать кору и молодые побеги, переносить лишения, от которых возвопит любое другое живое существо. Орк чрезвычайно вынослив, раны свои, если они неглубоки, зализывает языком, как собака, обходясь без всякой медицинской помощи. В бою же или в драке орки нередко заходятся так, что себя не помнят. Все это делает их хорошими, упорными воинами.
На этом, пожалуй, и заканчиваются все положительные качества орочьего народа.
Так доблестью у них считается воровство, причем не гнушаются воровать у своего соседа. Украв, отпираются до последнего, призывая в свидетели всех родственников, живых и мертвых, и самого Великого Отца. Неудивительно, что живут при этом в страшной нищете. Достопочтенному купцу следует внимательно следить за палаткой с товарами и ни в коем случае не нанимать орков для их охраны, даже будучи они предложены самим вождем.
Женщины орков неопрятные, вечно окружены кучей голодных детишек. Скандальные и хамоватые. Дерутся с мужьями с остервенением, до крови. В бою не уступают мужчинам.
Литература, или то, что мы называем литературой, у орков никак не представлена по причине отсутствия письменности. Зато сильно развита поэзия. Все накопленные орками знания передаются исключительно в стихотворной, песенной форме.
Из наиболее сильных поэтических произведений можно назвать "Гимн орков", начинающийся словами "Нам не от богов известно…" Считается, что его придумал для орков сам Мелькор сразу после того как изобрел Черное Наречие. Все остальные песни орков похожи одна на другую, пересыпаны обильно бранью и сквернословием и каждый куплет заканчивается неизменным "растакой-то сукин сын!" К примеру :
"Раз пошел я на охоту,
Растакой-то сукин сын!
Из кустов заметил эльфку,
Растакой-то сукин сын!"…далее понятно.
Отношение к оружию у них фанатичное. Орчата все бегают с ножами. Лук они не любят, зато запросто сшибают камнем суслика или ворону. Пришельцев не боятся, клянчат, хнычут и воруют прямо из карманов. Лучший способ общения с ними достопочтенного кхандца, будучи попавшим в орочье стойбище, это пинки, брань и затрещины. Других способов увещевания они не понимают.
Из-за голода, болезней и постоянных драк к совершеннолетию доживает в лучшем случае один из трех.
Достигнув совершеннолетия поступают в обязательное воинское обучение. Их обучают ведению боя тройкой, девяткой и в общем строю. Обучение новобранцев ведется крайне жестоко. Оправдать его может только гнусное воспитание самих новоприбывающих. Обучение проводят "гурры", что на орочий переводится как "звери". В их обязанности входит жестокостью и насилием научить молодых орков беспрекословно подчиняться командирам и неукоснительно выполнять их команды. Гурры имеют полную власть над жизнью и смертью новобранцев. Так песня, описывающая проступки, за которые полагается смертная казнь, содержит сорок четыре куплета. Разучивают ее с гуррами и поют каждое утро хором вместо молитвы. При себе гурры носят кривые сабли и кожаные бичи длиной не менее пяти сансанов. Эти бичи с одного удара вырывают у молодого орка кусок шкуры вместе с мясом. Хлещут бичами гурры чрезвычайно ловко, безошибочно доставая любого балбеса в общем строю.
После начальной подготовки молодых бойцов делят по способностям и наклонностям в пращники, лучники, легкую, тяжелую пехоту и т.д., где обучение продолжается с прежней суровостью. Неудивительно, что в итоге получаются воины, чья жестокость, безрассудность и склонность к бессмысленному разрушению является притчей во языцех у всех просвещенных народов.
К оружию у орков отношение, как было сказано, фанатичное. Тем более, что управляться с ним умеют практически все. В кочевом шатре семьи орка, хуме, обязательно висит на почетном месте сабля, щит или доспехи, все в полной исправности. Ценится оружие из Кханда, Умбара или гномьей работы. Как большую диковинку покажут вам нуменорский кинжал или арбалет. Есть оружие и собственной ковки, но, обычно, плохого качества.
Разводят орки овец и свиней, живут также зачастую охотой и воровством. Некоторые племена приручили больших волков, на которых ездят без седел, ухватившись за ошейник. Лошадей не любят и, кажется, немного побаиваются.
Старики у орков не окружены тем заслуженным почетом и уважением, которым они пользуются в просвещенном Кхандском халифате. Несмотря на то, что вождь всегда имеет при себе совет старейшин, нередко в быту можно услышать брань и увидеть невнимание по отношению к старому отцу или матери. Со смертью же старика, отношение к нему меняется. На поминках принято напиваться брагой, пьяно лить слезы и кататься по земле, изображая переживания и великую скорбь. Также принято вспоминать его подвиги, по большей части вымышленные : какой усопший был могучий воин и как выходил один на десяток эльфов.
К строительству орки, в основном, мало приспособлены, разве что на подсобных работах. Саурон, властелин Мордора, строя знаменитый Барад-Дур, набирал горных троллей и орков, живущих на востоке Мордора. Эти орки живут оседло, держатся особняком и относятся к кочевым оркам с плохо скрываемым презрением. Вход в их поселения закрыт для иноземцев, но за лигу от их поселений несет такой черной магией, что, насколько я смог разглядеть, там не растет трава и птицы облетают их стороной. По слухам, дошедшим до меня, эти орки – потомки особой породы, тех самых Каменщиков, которые строили крепости самому Мелькору Восставшему. Каким образом Саурону удалось спасти их из пламени Войны Богов и Демонов и переселить к себе в Мордор, мне выяснить так и не удалось. Что вызвало справедливый гнев достопочтенного визиря, господина нашего Аль-Хамула (да возблагодарит его Единый и восприветствует!)…"

Юго-запад Среднеземья. Леса приморья. Через несколько месяцев.

... Глаза орка хорошо видели сквозь полуночную тьму дубравы. На поляне, на невысоком кургане в полной неподвижности стояли три темные фигуры. Гхашу вдруг захотелось показать перед пришельцами свое умение незаметно подкрадываться. Отцепив ятаган, он беззвучно заскользил в высокой траве. Но продвинувшись на три фарсанга он вдруг уперся в невидимую преграду. Фигуры на кургане резко развернулись в его сторону, бесшумно взлетели темные плащи. Гхаш вскочил и поднял вверх обе руки.
– Это, я, Гхаш. Я пришел. Пропустите меня.
Стоявший ближе других отвел руку назад и щелкнул пальцами. Стоявший слева повел рукой. Невидимая стена исчезла. Орк подошел ближе.
– Я выполнил договор, Человек из-за моря. Погрузка пленников на твой корабль уже закончена.
– Я знаю. Я принес тебе плату, Гхаш. Золото в слитках и жемчуг.
– Я... Я хочу изменить условия...
Высокий черноволосый нуменорец удивленно поднял бровь.
– А ты не опоздал ли, варвар?!!!
– Погоди, вождь. Мы теряем слишком много бойцов в этих вылазках. Нам нечего противопоставить боевой магии эльфов. Мне нужно: нуменорское оружие, доспехи, мороки, магические ловушки, эликсиры, яды, ...
Орк, загибая пальцы, остановился перевести дух. Нуменорец потер подбородок.
– Ты требуешь невозможного, орк. Мы не можем открыто вооружать извечных врагов эльфов. Это приведет к войне Нуменора с эльфийскими княжествами... Но я подумаю, враг моего врага...

... Через двадцать дней из одной из крепостей Нуменора на побережье вышел обоз с оружием. Не доходя сорока лиг до юго-восточного форпоста обоз подвергся нападению и был разграблен. Высланный в помощь отряд егерей нашел только остывшие трупы, обобранные до последней нитки.
Следопыт отряда Фарнор, сняв отпечатки аур с окружающих деревьев и луж крови, определил, что нападение совершено бандой орков.
Вскоре наместником района был подписан указ : усилить охрану обозов, воинам под страхом развоплощения запрещено снимать доспехи и сигнальные амулеты...

Граница владений Нуменора на севере Среднеземья.
Холодный дождь, льющий и льющий из ночной тьмы, расквасил землю до состояния скользкой грязи.
Гхаш, слизнул капли дождя, стекающие на губы. Вода была солоноватой на вкус.
Гхаш обернулся. За ним мелкой трусцой, след в след, подтягивались его урук-хаи. Собирались вокруг своего вожака. У всех на плечах – тяжелая ноша. Все насквозь мокрые, все тяжело дышат, все устали страшно, но молчат. Только скалят клыки и таращат белки глаз.
Сильные воины. Гхаш тщательно подбирал их в кочевьях. Перед набегом он две недели кормил их до отвала мясом – роскошь, невиданная среди орков, среди вечно полуголодного существования. Но скоро и они не выдержат, всему есть предел.
Позади смерть, Гхаш чувствует это всей шкурой. Погоня приближается. В плен их брать не будут, и хорошо, если удастся умереть быстро.
Молния осветила недалекий черный лес. Граница. За ней начинались нуменорские владения.
– Пойдем туда. – Гхаш махнул рукой к лесу.
Углук молча показал на торчащий перед лесом высокий шест. Во вспышках молний на нем еще можно было различить остатки кольчуги и шлема.
Могучий Арра со своими головорезами как-то раз решил попытать счастья на нуменорской стороне. Но не прошло и полудня, как их загнали в узкую лощину и, не вступая в открытый бой, перебили стрелами. А труп вожака орочей банды, Арры, нумы надели на шест, где он и висел теперь для острастки.
Гхаш закрыл глаза, вспоминая карту. Вдоль границ нуменорских владений тянулась прерывистая красная линия. Больше всего разрывов было на юге, но туда им никак не успеть. На сотню лиг в обе стороны от места, где стояли орки, линия была сплошной.
– Я знаю, как пройти незаметно. Но идите за мной след в след или нумы узнают о нас и пощады не будет. Всем ясно? Ну, стрройтесь, желудки…
На подходе к лесу Гхаш потянул за шейную цепочку, вытащил черный короткий цилиндр и внимательно посмотрел на него. Орк не доверял никому, особенно людям, а особенно – их колдунам, а уж тому, кто нанял его – подавно. Но положение было безвыходное. Чтобы оставить свободными руки, Гхаш, не долго думая, сунул цилиндр в рот между клыками.
Пройдя совсем немного, цилиндр стало неумолимо разворачивать голову влево. Гхаш повернул. Потом вправо. Гхаш повернул. За ним гуськом следовали его воины.
Сложным, путанным путем вел их жезл через границу…

Северо-восток Среднеземья. Земли синдаров – лесных эльфов.
Эта погоня для воеводы Рандора была несчастной с самого начала.
Сначала три коня повредили себе ноги очень тонкой и очень острой металлической нитью, что была растянута в узкой горловине лесной дороги между двух дубов. Коней усыпили куарой, чтобы не мучились. (Куара – полумифическое ядовитое зелье лесных эльфов. Приготовленное особым образом способно убивать выборочно, например птиц или зверей определенного вида. Сведения о боевом применении куары эльфами против других рас не подтверждаются, но и не опровергаются. Известно лишь, что орки, охотники либо разведчики, уходя в эльфийские земли, берут с собой запас воды и никогда не пьют из источников. В стойбищах говорят : "В землях эльфийских вождей орк может пить лишь ту воду, что посылает небо".) Воинов, лишившихся коней, подсадили к товарищам и продолжили гонку.
Лесная дорога огибала слева ствол толстенного вяза. Когда первые эльфы подскакали к нему поближе, как из под земли, выскочили три орка. Их метательные топоры были уже занесены, но эльфы оказались быстрее. Серебряные стрелы прочертили дорожки, мерцающие в полумраке леса, и… пролетев орков насквозь, со звоном вонзились в ствол дерева.
– Морок!!! Не стрелять!
Что-то треснуло и тут же и ствол дерева, и окружающие кусты охватило ослепительное пламя. Лесной пожар в мгновение ока перекрыл преследователям дальнейший путь. Пришлось спешиться и обходить пожар стороной.
Выбрались из леса уже в сумерки. Гончие снова взяли след. И тут новая напасть – ударил дождь, да еще какой. Глинистая почва превратилась в размазню, лошади стали скользить и падать. (Лесные эльфы не подковывают своих коней. Считают, что в лесу в этом нет необходимости, а подковы "портят шаг лошади".) Пришлось их бросить и продолжить преследование бегом. Рандор закусил губу, чтобы сдержать стон : лошади были их верным шансом догнать врага. Орки могут бежать долго и быстро, но не быстрее лошади. Теперь же шансы преследователей и преследуемых почти сравнялись…

Северо-восточный округ земель Нуменора в Среднеземье. Пограничье. Через пару часов после перехода границы бандой Гхаша.
Стремительно, шурша полами маскировочных плащей, эльфы шли коридорами огромной приказной избы, "штаба" по-нуменорски. Торопившийся впереди них стражник с грохотом распахнул дубовую дверь и вытянулся в струну на пороге небольшой залы.
– Воевода Рандор Эльфийский к капитану Горну прибыл!
Капитан Горн, начальник 3-го Северо-Восточного сектора, стоял за длинным столом, заваленным бумагами. Слева и справа от Горна стояли два младших офицера в уставной стойке: ноги на ширине плеч, руки сцеплены за спиной. Пламя свечей делало более глубоким темно-зеленый бархат мундиров, играло на серебряном драконе, висевшем на толстой цепи на груди капитана.
– Здравствуй, Могучий! – Рандор, наклонясь, прошел в комнату и встал с поистине эльфийским достоинством. С пол его плаща на темно-красный ковер стекали капли ночного дождя.
Из тени дверного проема возникли два широкоплечих эльфа в зеленых кольчугах. Без единого звука, мягко, по-кошачьи, встали за плечами своего командира.
– Да осияет звезда твой путь, Пресветлый!… – Горн, с дежурной улыбкой, уже приготовился соблюсти положенный этикет, но эльф мягко, но настойчиво прервал его.
– Оставим формальности до другого раза, капитан… У нас большая беда. Орки напали на наше поселение возле Прелестного ручья. Мы идем по следу проклятых убийц…
– А мы чем можем помочь?-хмыкнул капитан.
– Следы банды ведут на вашу территорию, нам нужен проход через ваши посты…
– Нет! Это невозможно!…-Капитан зыркнул на охранников воеводы. "Это не рядовые воины. Скорее всего "росомахи" (профессиональные следопыты и тайные убийцы – прим.). Какого Моргота им делать в наших тылах?!!!"
– Мы ведем с собой псов крови, с ними мы быстро отыщем и покараем бандитов! Дайте нам проводника, если боитесь…
– Нуменор никого и ничего не боится!– отчеканил капитан. "Как же, проводника им подавай! Где гарантия, что я увижу его снова живым и здоровым?!" – На нашей территории мы разбираемся сами. И вообще… с чего вы взяли, что орки ушли на нашу территорию?
Бледное лицо Рандора покрывалось красными пятнами.
– Следы однозначно ведут к вам…
– Но это бред! Не то что орк, ни один эльф не пройдет границу незамеченным!…
Горн спохватился и прикусил язык. "Что-то здесь не так… Стражей Границы можно незаметно пройти, если подавить их ключ-жезлами уровня не ниже округа. Значит, если эльф говорит правду…"
Капитан просто физически ощутил как зашевелились волосы на его голове. "Осторожно, капитан. Это чужая тайна. Не суй голову в петлю…"
Когда Горн поднял глаза, то увидел с каким вниманием следит эльф за его лицом.
– Я понял вас, воевода Рандор. Спасибо за сведения. Мы немедленно начнем поиски и, если банда орков действительно проникла на нашу территорию, то мы выследим ее и уничтожим. Слово и дело Нуменора!.. Можете спокойно возвращаться домой.
– Почему вы упорно не хотите допустить наших воинов к поиску? Я не верю вашим словам! Орки беспрепятственно пересекли границу, потому что… потому что Нуменор укрывает их! Укрывает наших заклятых врагов!!!
– Спокойно, воевода!!! Спокойно… Месяц назад, – капитан говорил медленно, тщательно взвешивая слова, – в юго-восточном округе орки разграбили наш обоз. Погоня успешно шла по следу, пока не уперлась в речку. Вы же знаете, что орки не любят текущей воды, но на этот раз они ушли по реке… Однако же я не обвиняю вас, эльфов, что вы учите орков своим приемам засад и ухода от погони?.. Так что успокойтесь, пресветлый… Слишком много обид и подозрительности накопилось между нашими народами. Поэтому каждый будет разбираться сам. На своей территории. В одиночку. Прощайте, воевода, честь имею…
Эльф скрипнул зубами.
– Я вынужден сообщить Владыке.
– Это ваше право…
Дверь за эльфами захлопнулась. Горн кивнул офицерам – продолжайте работать, а сам подошел к окну, где в кромешной темноте продолжал лить холодный дождь.
Вспоминались слова древней эльфийской поговорки, которую его дед учил еще молодым новобранцем :
"Настигай его стрелой
В тишине лесов и священных рощ.
Поражай его копьем
На горной тропе.
Добивай его мечом
Среди вереска северных равнин.
И повсеместно губи род его.
Ибо он – враг твой. И есть у врага имя. И имя ему – Орк!"
Гром и молния разодрали монотонную дробь дождевых капель. Капитан поежился. "Моргот их всех раздери! Что творится в Империи?! Орки с ключ-жезлами второго уровня! Поднимать тревогу или нет? Где я больше головой рискую?"
Дождь заливал окно, не давая ответа. Офицеры работали с картой, изредка бросая взгляды на застывшего у окна командира...


Текст размещен с разрешения автора.

Обсуждение на форуме