Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Маргарита Тук

Поединок

              "- Надеюсь, ты не думаешь, что это настоящие слезы?"
              Л.Кэрролл " Алиса в зазеркалье"

Всадник резко осадил коня, спешился - холодный, чистый звук боевого рога разорвал мертвую тишину, эхо подхватило слова:

- Я вызываю тебя на бой, раб Валар, повелитель рабов!

Он не слишком надеялся на честный бой; глупо было бы верить в благородство Врага.

Одна створка черных ворот медленно, со скрипом приоткрылась. В образовавшуюся щель просунулась голова Моргота в железной короне и сильмариллах. Уши из-под короны были слегка оттопырены.

- Чего орешь? - шепотом спросила голова.

- Вызываю тебя на бой, раб Валар, повелитель рабов! - повторил Финголфин, слегка сбившись, и добавил от себя - Выходи. Сколько мне тут шататься ?

Моргот высунулся в щель по пояс:

- Вытащи меня отсюда! - страстно прошептал он.

- Отсюда? Ты что, застрял? - не понял Финголфин и тут же рассердился,

- Хватит мозги пудрить. Считаю до трех. Мне терять нечего.

- Ладно, сейчас сейчас, - засуетился Моргот, выволакивая из ворот огромный щит. Он попытался поднять его, но тут же уронил. - Старый стал! - деловито объяснил он Финголфину, - В старые добрые времена я на тебя бы только посмотрел, - Вала поднял обмотанный грязным пластырем палец, - Только посмотрел, - и от тебя осталась бы кучка пепла. Кстати, надеюсь, Раб Валар - это просто шутка?

- В старые добрые времена, которые ты же и прикончил...- начал было Финголфин, но Моргот зашипел и досадливо замахал на него руками. Потом Финголфин снисходительно помог Вале одеть шлем и панцирь.

- Привяжи покрепче, а то отрежешь мне ненароком голову, - сказал Моргот. И, подумав, мрачно добавил: - Знаешь, одна из самых серьезных потерь в битве - это потеря головы.

- Да, - вдруг вспомнил Финголфин, - А почему ты просил вытащить тебя? Ты что, сошел с ума? - Т-с-с, - Моргот даже подпрыгнул на месте, - Говори тихо, а то она услышит.

- Кто она?

- Ниэн Ахэ!

- Кто это?

- Тебе не понять. Она пристала ко мне еще в Валиноре. Она смотрит на меня трагическими глазами и все время чего-то от меня хочет. Вот ты помнишь, кем я был раньше? Простой Черный Враг Мира. У меня было любимое дело, положение, сам Эру называл меня своим лучшим другом. "Без тебя у меня бы ничего не вышло" - говорил он. Да-да, так он и говорил, вы этого, конечно, не слышали. А теперь, что же? Приходит она и говорит: " Ложь!" " Ложь!!!" - говорит она. - " Ты - "Возлюбивший мир", ты старший из Айнур и первый из Валар ( ну, с этим я не спорю) ты Создатель Людей, Учитель Эллери Ахэ, первый Учитель Людей! "

А? Как это тебе понравиться? И это все она говорит мне постоянно, день и ночь, и смотрит на меня так, что я ее боюсь.

- Спокойно, - сказал Финголфин, - Мы тебя не бросим. Не паникуй. Нет таких законов. Да, - спохватился он, - а что за Эллери Ахэ? Кто такие, почему не знаю?

- Это мои ученики, - без особого интереса махнул рукой Моргот, - Она их с собой натащила. А я не против, они смирные. Поют мне песни. Когда надоест я их прогоняю. Оркам они не мешают, а орки их не едят - слишком проспиртованы.

- А чему ты их учишь?

- Ничему, - сердито ответил Мелькор, - они и так все знают, а я не при чем. Когда будете брать нас штурмом, их пожалуйста не трогайте.

- Не будем, - пообещал Финголфин, - А ты бы их разогнал сам, - он усмехнулся, - Учитель. - Да, а потом она меня так разгонит, рад не буду. Знаешь какая у нее фантазия! "Ах, - говорит, непременно у вас руки должны быть искалечены, чтоб все видели, что вы не какой-нибудь валинорский бездельник, а настоящий творец..." " Хорошо, говорю, руки мне ни к чему, только вот, кто за меня ложку будет держать?" " Ах..." - говорит она и смотрит на меня. Ладно, замял кое-как разговор. А на утро, что бы ты думал, болят руки, спасу нет, хорошо у орков шаман. Заговорил. Просто от смерти спас. Так что я теперь кручусь: пластыри ношу, все роняю, плачу даже. Мне не трудно, а ей приятно. Правильно?

- Да, - сказал Финголфин, - Только может мы все -таки подеремся?

- Ладно, - оживился Мелькор, - Давай так: подеремся, а потом ты возьмешь меня в плен и увезешь? Конь у тебя далеко? Хотя ладно. Орков я заверну, если будут гнаться, а эти нас даже пешком не догонят. Соглашайся. Доброе дело сделаешь. А я тебе дам сильмарилл.

- Все, - быстро сказал Финголфин.

- Нет, - отрезал Моргот, - Три на семь не делится. Соглашайся на один, и я помогу тебе добраться до Валинора. Ты все расскажешь Валарам и попросишь за меня, а я попрошу за вас всех. Лучше приносить тапочки Ауле, чем этой особе.

- Что? - не понял Финголфин. - Я говорю, что лучше быть Черным Врагом в Валиноре, чем Возлюбившим Мир здесь. Финголфин, я его не люблю. Вот если бы я его создал! Вала мечтательно поднял глаза к небесам, но тут же подпрыгнул и завопил так, что Финголфин вздрогнул:

- Откуда орел!? Уберите!!!

Финголфин машинально помахал над головой мечом и крикнул: - Кыш!

Орел оскорбленно удалился.

- Что-то она намекала насчет орлов, - пояснил Моргот, - И моих глаз. Но тут уж дудки. Это святое. Я должен всех видеть и ее в первую очередь, чтоб знать, что она еще затевает. Слушай, может вы ее похитите?

- Ни за что! - воскликнул Финголфин и поднял меч.

- Считаю лирическое отступление оконченным.

- Мне не нужна твоя смерть - натянуто заявил Вала и покосился за спину. На гребне внешней стены, отвесно уходящей в небеса, появилась черная женская фигура.

- Мне тоже - ответил Финголфин, - Дай, пряжку застегну, горе мое. Он принялся застегивать пряжку морготовых доспехов и тихо сказал :

- Держись. Мы тебя обязательно вытащим, не мы, так валинорские дружины. Ты только не падай духом. Соблюдай, как говорится, спокойствие. А сейчас мы вот что сделаем. Начнем поединок, немного порубимся, а я потом упаду и сделаю вид, что ты меня убил. Ты меня оттащи куда-нибудь в укромное место, и я пойду к своим - расскажу о тебе.

- Ты мой самый лучший друг, - признательно сказал Моргот, - я всегда буду тебя помнить и в своих темницах выделю тебе персональную камеру. Мечи скрестились с оглушительным звоном.

- По ногам не бить, - предупредил Моргот.

На гребне стены высилась над Белериандом немая и неподвижная черная фигура.

Текст размещен с разрешения автора.