Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Эйлиан
                      БРАТ И СЕСТРА
   (Юг Эриадора, Вторая Эпоха, правление Ар-Фаразона)


                                       Назгулу



     - Стой! Кто здесь?
     - Я здесь.
     - Кто - я?
     - Обернись - увидишь.
     Он обернулся.  Прислонившись к  дереву,  у  него  за
спиной стояла  женщина, да  не просто  женщина - эльф! Он
так растерялся, что даже не сразу понял, что здесь что-то
не так.  Назгул видел  только призраки, о живых существах
ему говорили иные чувства. А это... призрак эльфа?
     - Здорово, - неожиданно для себя сказал он.
     - Мне  тоже нравится,  - она  отлепилась от дерева и
двинулась к  нему. Нет,  живые так  не ходят;  назгул еще
хорошо помнил напряженную пластику плоти.
     - Значит, ты назгул...
     - А ты, значит, эльф?
     - Бывший эльф.
     - Подожди, что-то я не понимаю...
     - Чего тут не понимать? Убили меня.
     И тут  назгул осознал, что происходит. Он, наводящий
ужас полководец  Саурона, стоит и мило беседует с эльфом,
да еще убитым кем-то из их же войск! С другой стороны, на
что еще сгодится убитый эльф? Ее же не убьешь еще раз.
     Эти мысли  отвлекли его  от главной: с каких это пор
убитые эльфы разгуливают по земле?
     Назгул уже привык быть призраком. Ему это нравилось.
Опостылевшие ощущения  канули  в  прошлое,  мир  выглядел
совсем по-другому, и он, назгул, был в этом мире вовсе не
последним; да  и необыкновенное  единство девяти  похожих
душ   доставляло   странное   удовольствие   законченному
индивидуалисту. Девять  призраков, девять  бывших  людей,
девять живых мертвецов. Только девять.
     - Ага, убили, значит. И кто же это тебя так?
     (Вот чушь-то!)
     - Какие-то люди, из Харада, по-моему, на дороге.
     - Ну  и ну. Вас тут толпами валили. Что-то я не вижу
толпы призраков убитых эльфов.
     - А они все в Мандос ушли.
     Вот тут назгул недоуменно уставился на эльфа.
     -  Они,   значит,  в  Мандос  ушли.  А  ты,  значит,
осталась. У  тебя что... - мысль, пришедшая ему в голову,
была   донельзя    нелепой,   но   сама   ситуация   явно
характеризовалась тем же словом, - одно из Колец?
     - Нет, - усмехнулась она, - этого у меня нет. Просто
после смерти  мы вольны  не идти  в Мандос,  вот я  и  не
пошла.
     Назгул открыл рот.
     - Ну  чему ты  удивляешься? Погибшие  эльфы уходят в
Мандос по своей воле. В отличие от людей.
     - А ты, значит, не захотела?
     - А что мне там делать?
     Эта  легкомысленная   фраза  окончательно  разрушила
стоявшее между ними напряжение, и они наконец поняли, что
нравятся друг другу.

     - Так как, говоришь, тебя звали?
     - Эйлиан. А тебя?
     - На нашем языке мое имя означало "Чужой".
     - Странное значение для имени. Или это прозвище?
     Он пожал плечами.
     - Не все ли равно? В конце концов, это просто имя.
     - Просто  имя? Странно. Ну хорошо, просто имя. Чужой
так Чужой.  Назгул, полководец  Саурона... А  где  сейчас
твои войска?
     - Не  знаю, - пожал он плечами. - Сейчас о них и без
меня есть  кому позаботиться. Должно быть, размещаются на
отдых... Что с тобой?
     - Ничего.  -  Она  овладела  собой.  -  Вспомнила...
Эрегион. Как вы там тоже... на отдых размещались.
     - Эрегион?  Я там  был. Правда, еще не назгулом. Это
там тебя?..
     - Ага,  -  она  постаралась,  чтобы  это  прозвучало
беззаботно.
     -  Ты,   что  ли,  была  из  этих,  как  бишь  их...
Камнеделов?
     - Пришлая. Жила у них. Супруг мой из них.
     - А где теперь твой супруг?
     - Если  ты там  был - догадайся. - Чужой смутился. -
Ни один  из Гвайт-и-Мирдайн  не уцелел.  Все полегли там,
кроме одного,  который был взят живым... Мой супруг пал в
бою на  улицах Ост-ин-Эдиль.  Не знаю,  кто его убил... -
она покосилась на назгула.
     - А как же ты уцелела?
     - Уцелела???
     - Тебя же убили где-то на дороге...
     - Ну да, в Ост-ин-Эдиль тогда меня не было.
     - Откуда же ты знаешь, как он погиб?
     -  У   нас,  Эльдар,   свои  способы  узнавать,  что
произошло с близкими.
     -  Понятно...   -  вздохнул   назгул,  осознав,  что
испытывает что-то  вроде  сочувствия.  Он  был  воином  и
прекрасно понимал,  что на войне как на войне. Эльфы были
врагами, и  он убивал  их... но убитая эльфийская женщина
не была  его врагом.  Потому что  ее нельзя было убить...
Или наоборот  - ее  нельзя было  убить, потому что она не
была его врагом?
     Он  окончательно   запутался  и   решил   переменить
разговор.
     - Ведь ты из Эльфов Света?
     - Да. И что из этого?
     - Из  проклятой компании,  значит,  -  он  попытался
ерничать. - Неплохо...
     Он ощутил,  что эльф  смотрит прямо  на него,  и ему
стало не по себе.
     - Послушай,  давай не  будем о проклятиях, - сказала
она.
     - Хорошо,  не будем... Подожди! - он поднял голову и
прислушался.  -  Меня  зовет  Старший.  Я  должен  ехать,
сегодня совет.
     - Счастливо, - сказала она.
     Он кивнул  и вскочил  на коня.  И  лишь  отъехав  на
порядочное  расстояние,   осознал,  какое   из   вежливых
прощаний она выбрала.

     Чужой был  рад вызову  Ангмарца. Он  хотел  прервать
этот  разговор  с  эльфом,  но  боялся,  что  собеседница
обидится.

                          * * *

     - Ну, и уходила бы на Запад, в Линдон или Имладрис.
     - Не так-то это просто.
     - Тебя-то что держит?
     - Я не хочу уходить отсюда.
     - Не хочешь???
     Эйлиан усмехнулась.
     - Но там же Эльфы...
     - Вот именно поэтому и не хочу.
     Назгул усмехнулся и понимающе кивнул.
     Ему тоже  не радостно  было встречаться  с Людьми из
своей страны. Слишком многое теперь стояло между ними. Он
бы и  рад вести  себя так,  будто они ему такие же чужие,
как и все остальные. Но все равно...

     Много их  там было,  в землях,  затопленных Тьмой  -
тех, кто  потерял свои  корни, тех,  у кого ничего, кроме
настоящего,  не  осталось.  И  они  строили  в  настоящем
подобие жизни,  более  или  менее  похожее  на  настоящую
жизнь.
     Назгул Чужой прозябал в этом забытом краю по приказу
Ангмарца, хранившего  остатки Барад-Дура. Может, Ангмарец
еще кое-что  там хранил,  но Чужой,  если об этом и знал,
предпочитал   помалкивать.   Саурона   увезли   с   собой
напыщенные  нуменорцы,   вообразившие,  что   им  удалось
пленить  Черного  Майа.  В  Барад-Дуре  по  этому  поводу
похихикали и  разошлись по делам -  долго веселиться было
некогда.  Наместником  Саурона  в  его  отсутствие  стал,
разумеется,  Ангмарец,   который  лучше  всех  знал  волю
Саурона.      Распоряжения      Ангмарца      выполнялись
беспрекословно, а  что по  этому  поводу  думали  другие,
Ангмарца не волновало. Вот он и отослал Назгулов в разные
районы на границах завоеванных земель - удерживать.
     Чужому достались  края к юго-западу от Мглистых гор,
южнее Эрегиона.  Здесь было  спокойно -  войска эльфов не
могли пробиться  на юг  Эриадора, потому  что в  Эрегионе
стоял  гарнизон   Третьего.  Людей  здесь  было  мало,  и
подчинить  их   ничего  не   стоило.  Работа   скучная  и
малопочетная.
     То ли  дело -  Третий в  Эрегионе или  Кхамул в Дол-
Гулдуре!
     Встреча с  призраком эльфийской  женщины  неожиданно
оказалась   приятным   развлечением.   Они   подружились.
Разговоры их  были невеселы,  но из того, что у них было,
более всего  похожи  на  жизнь.  И  им  это  нравилось  -
насколько им еще что-то могло нравиться.

                          * * *

     - Значит, ты видишь.
     - Да. А ты разве - нет?
     - Не так. Я вижу призраки, духов, неживое. Я не вижу
живую плоть.  Правда, чую  ее так,  как никогда  не  чуял
раньше. А ты ведь видишь живых?
     - Не так, как раньше. Вижу, словно они вдали.
     - Ну, так они и есть вдали. Ходят по земле, как...

                          * * *

     - Мы  с тобой очень похожи, - заметила Эйлиан. Чужой
удивился. Она объяснила:
     - Оба всю жизнь бегаем за чем-то высшим.
     Чужой согласился.
     - И оказываемся в луже, - добавила Эйлиан.
     Чужой опять согласился.

                          * * *

     - Значит, скоро уедешь?
     - Да.  Наконец-то в  Мордоре есть  что делать!  Там,
конечно, несладко,  но зато  больше не придется торчать в
этой дыре.
     Эйлиан  улыбнулась.   Слова  Назгула  означали,  что
Саурон вернулся в Мордор.
     - Я рада за тебя.
     - Я за себя тоже рад.
     - Нуменор пал?
     - А куда он денется.
     - Удачи, брат.
     Назгул покосился на нее, но ничего не сказал.

     Чужого ожидал  высокий пост  в Мордоре, благоволение
Саурона и долгая нежизнь в Средиземье. Эйлиан же ждала ее
дорога. И столетия спустя, в Валиноре, лишь самым близким
говорила она:
     -  У  меня  два  брата.  Один  -  родной,  другой  -
названый...