Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Эланор

Мама Саурона

              - Как по твоему у Саурона мама была?
              - Вроде нет.
              - А если-бы была?
              - Если-бы такая как моя и твоя то я знаю что было-бы!

Черный Властелин сидел на троне и размышлял. Только что попытался переговорить с Саруманом и был неприятно удивлен когда палантир вместо благообразного мага показал ему какую-то странную рожу. Властелин с неудовольствием вспомнил, что поддался страху вскрикнув "Ты кто такой?!" и, только получив ответ, сообразил,что так и выглядят с некоторых пор интересующиее его хоббиты.

Сейчас Саурон думал о союзе с харадримами, и о том как именно стоит выполнить условия на которых он его заключил. Беспокоило Гортхауэра и долгое молчание гондорских и роханских шпионов а так же отсутствие вестей о Кольце. Он думал о войсках, которые стягивал в Мордор, и строил планы атак и штурмов.

Он вспоминал прошлое, и размышлял о будущем.

Он чувствовал себя довольно-таки одиноким: один, полный грозного величия, достойный повелитель этого мира ... Один, ибо кто разделит с ним тяжкое бремя власти? Саурон уже очень давно никому не верил, и никого не хотел видеть рядом с собой, он был горд тем, что он есть.

Уединение Гортхауэра нарушил один из лакеев-орков, робко поскребшись в дверь.

- Входи, входи...Ну что еще? - спросил Властелин.

- Там... Великий и Непобедимый.. - лакей не осмеливался взглянуть Повелителю в глаза: значит принес плохие вести.

- Что? Армия Светлых готовится выступать?

- Н..нет...

- Назгулов спешили вновь?!

- Н...неттт...

- Вода в наших колодцах отравлена?!

- Н..нет.... Повелитель... там.. приехала ваша матушка....

- Что?!!

- Она ожидает пока я доло... - но орк не договорил . В зал, сметя лакея ворвалась та, которую Саурон не позволил-бы себе забыть даже став Властелином Вселенной, и Гортхауэр мгновенно оказался у нее в обьятиях.

- Сыночек!!!

- Мама... - прохрипел полузадушенный Черный Властелин . -Что ты.. здесь делаешь...?

- Приехала повидать тебя, маленький мой, а как-же! - мать наконец-то выпустила его и оглядела со всех сторон - Как ты вырос, Сошик!

- Мама, не зови меня Сошиком...

- Ой - она пребольно схватила его за ухо - Это что?! Ты когда уши последний раз чистил?!

- Я это...

- А ногти! Покажи руки! Фу! Совсем не моешься?! Смотри сколько грязи под ногтями, можно огород разводить! А за ушами! Немедленно в ванну! Распустился тут без меня!

- Мама, но я же Черный Властелин...

- Так это значит что можно не мытся веками?!

- Какими веками, вот только вчера...

- Слышать ничего не хочу! А твоя черная мантия! В каком она виде! Надо постирать и заштопать! Так, марш в вануую, и пусть один из тех девяти полупрозрачных парней которые там во дворе околачиваются, потрет тебе спину, а я займусь стиркой!

- Но мама, это же назгулы...

- Ничего, я ему фартук дам.

...Час спустя Саурон в желтом, в розовый цветочек халатике сидел на мягком диване и пил чай с вареньем домашнего изготовления, которое его мама привезла с собой. Первый назгул в кружевном передничке подметал тронный зал, остальные мыли окна и выметали пыль.

- И вытряхните ковры! - приказы поступали ежеминутно - да подальше от замка. Например над этим Гондором, а то Сошику вредно дышать пылью!

Назгулы покорно выполняли все распоряжения, и тихо ругались, пролетая над Минас-Тиритом.

"Следующий день начался с утра, подобного коричневой пыли, и сердца людей, приободрившиеся немного в связи с возвращением Фарамира, снова опустились. В этот день крылатые тени не были видны, но время от времени высоко над городом раздавался слабый крик, и многие слышавшие его останавливались, пораженные ужасом; менее стойкие дрожали и плакали."

Через два дня Первый назгул не выдержал .

- Повелитель, сколько можно?! Мы день и ночь трудимся, выметая пыль из замка!! Вековую пыль, в которой таятся могущественнейшие силы! И ее наши птицы должны, взмахами крыльев отгонять к Гондору!! Сколько это будет продолжатся?!

- Моя мать так желает. - Саурон был неприступен и грозен. Под его взглядом Первый Назгул сьежился, но все-же осмелился продолжать.

- Она велела завесить окна занавесками в горошек...

- Так завесьте! - Прямой, несгибаемый будто скала Темный Властелин указал подбородком на дверь - Уходи. У меня важные дела.

Первый назгул вышел. Саурон покосился на часы,и вытащил градусник из под мышки. Тот показывал 36.7. Пререпуганный Гортхауэр принялся трясти его "Надо срочно сбить температуру, а то ведь заставит лечь в постель и я пропущу собственную победу!"

А из окон Барад-Дура вылетело облако черной пыли и,подгоняемое, крылатыми конями назгулов понеслось к Минас-Тириту.

"Набросив на себя одежду, Мерри выглянул наружу. Мир был темным. Сам воздух казался коричневым, все вещи были черными или серыми, лишь на далеком западе, куда протягивал свои медные пальцы велкий мрак, видны были еще проблески света. Над головой повисла тяжелая крыша, мрачная и бесформенная."

* * *

...День и час пробили. Две армии Светлая и Темная, сошлись чтобы разрешить спор.

- Ты все понял? - в сотый раз пересперашивал Саурон своего доверенного слугу.

- Да, Повелитель.

- Понял как вести с Гэндальфом разговор, и что не должно достигнуть чужих ушей?

- Да, Повелитель.

- Ох, не нужна мне даже победа. только бы это дельце выгорело... - пробормотал Саурон, когда слуга ушел.

- Сошик, супчик готов! - донеслось до него.

- Иду, мама, иду!...

..."Впереди на черной лошади возвышалась высокая зловещая фигура; лошадь была огромна и отвратительна, Морда ее напоминала пугающую маску в виде черепа, а не живую голову, а в глазницах и в ноздрях пылало пламя. Всадник был одет в черное, и у него был высокий черный шлем. Но это был не Дух Кольца, а живой человек. Это был лейтенант башни Барад-Дура, и имя его осталось неизвестным, и он сам забыл его и говорил о себе: "я - голос Саурона". Говорили, что это предатель, происходивший из расы черных нуменореан; они поселились в среднеземелье в годы господства Саурона и преклонялись перед ним, очарованные его злыми знаниями. И он поступил на службу Башни Тьмы, когда она восстала вновь, и благодаря своей ловкости заслужил расположение своего повелителя; и он овладел волшебством и хорошо узнал характер Саурона; и он был более жесток, чем любой орк. Именно он выехал из ворот и с ним был небольшой отряд солдат в черной одежде и единственное знамя, черное, но с горящим изображением красного злого глаза. Он остановился в нескольких шагах от капитанов запада, осмотрел их сверху до низу и рассмеялся."

Голос Саурона сделал Гэндальфу знак подойти, и когда маг приблизился, прошептал.

- Слушай, Гэндальф, мой хозяин велел передать дословно вот что "Оставьте себе Кольцо, забирайте себе хоть все Средиземье, я обещаю вернуть вам вашего дружка, увести войска, только если вы уговорите мою маму отправится с вами в далекое далекое путешествие - желательно навсегда!"

- Его мать! - в голове мага пронесся вихрь воспоминаний " Гэнфик, помой руки!" "Гэнфик, и куда твои родители смотрят - у тебя дырка на рубашке и штанишки в песке!" "Гэнфик, раз уж пришел к Сошику заниматся так занимайся, и нечего в солдатики играть!" - О Эру! Она здесь?!

- Здесь, уже много времени и она ... -лицо посла вдруг сделалось несчастным - Гэндальф, умоляю забери ее! Я все что хочешь сделаю! Она нам переднички выдала! И метелочки! И постоянно требует чтобы мы лучше кушали и не выли после десяти вечера! Гэндальф, ты великий, могущественный, забери ее!!!

Маг подумал. Он хорошо помнил мать Саурона, помнил и то, на что она способна. Ему было искренне жаль Гортхауэра и всех этих несчастных, но маг представил себе что будет с его друзьями если он согласится и содрогнулся.

- Мне жаль, -сказал - но я ничем не могу помочь...

- О Мелькор, неужели нам придется это терпеть!...

- Теперь уже недолго осталось - утешил его жалостливый Гэндальф -либо мы победим и все ваши проблемы решатся разом, либо вы - и тогда у Саурона я думаю будет достаточно власти чтобы...

- Нет.. - простонал посланец - ее не остановит ничто и никто... Ну ты хоть не говори никому, ладно?

- Не скажу - успокоил маг, отходя к своим. Стоявшие рядом видели гнев на его лице, и он казался старым и сморщенным, согнутым и потерпевшим поражение. И они решили, что он примет условия.

"- Вот что мы примем! - неожиданно сказал Гэндальф. Он откинул свой плащ, и белый свет сверкнул, как меч в темном месте...

Прежде, чем посол смог отвечать, Гэндальф отобрал у него вещи: кольчугу, плащ и меч.

- Мы примем это в память о нашем друге! А что касается условий, мы отвергаем их полностью. Уходите, ибо ваше посольство окончено и смерть близка к вам. Мы пришли сюда не для того, чтобы обмениваться словами с проклятым предателем Сауроном, а тем более с одним из его рабов. Убирайся!"

"Бедняга" - подумал он - "Но что я могу поделать? Против своих ведь не пойду. Остается только позаботится о его чести, сохранив ужасную тайну..."


Текст размещен с разрешения автора.