Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Эланор

Брат мой


          Я знаю, я очеловечиваю Валар… Наверное, этого делать нельзя, но у меня просто нет иных примеров, - эльфов я знала очень мало, а мы, хоббиты, все же гораздо ближе к людям по духу своему.

          Так что, в этом рассказе я без сомнения очеловечиваю Валар. Но, надеюсь, вы мне это простите.

          Мне ведь так хотелось понять…

          Автор.


1


              "Манве и Мелькор были братьями в замыслах Илюватара. А из тех Аинур, кто пришел в Мир в его начале, самый могущественный был Мелькор.

              Но Манве Илюватару дороже. Он лучше других понимает его замыслы. Манве было предопределено стать первым среди всех королей, повелителем Арды и правителем всех, кто живет там."

              "Сильмариллион"


- Быть тебе королем, Манвэ! Тебе - королем, а мне - твоим братом. - Мелькор рассмеялся, немного вымученно, но властитель Арды не заметил этого.

- Если уж мы об этом, - меня изумило подобное решение. Ты старше, и гораздо могущественней меня. Я ожидал, что править - тебе, но в Замысле, видно, было предначертано иное.

- Да. В Замысле. - старший огляделся окрест. - Мне по душе твои чертоги. Будто из застывшего ветра сотворены.

- А разве не прекрасны ветра! -воскликнул младший, - Свободные, сильные, не знающие преград!… Они похожи на тебя, Мелько. Знаешь, я сотворил бы птиц, равных ветрам, птиц сильных и зорких, высоко парящих, и ничто в Арде не укрылось бы от их взоров.

Старший усмехнулся:

- Они бы видели все?

- Да, все.

- И доносили бы тебе?

Слово и тон резанули слух.

- Доносили? Зачем ты так? Король должен знать, что происходит в его землях.

- Верно. А для этого необходимо следить за всем и всеми, не так ли?

- Так, но лишь для того, чтоб в нужный момент суметь прийти на помощь.

- А ты уверен, Манвэ Сулимо, что справишься один?

Ясные синие глаза недоуменно посмотрели в странные звездные.

- Но я ведь не один. Со мною моя супруга, и прочие Валар, Аинур и Майар… Наконец - со мною ты, Мелько.

- О да. С тобою и подле тебя. Хорошо, что ты об этом не забываешь.


2

              "И когда Арда была еще юна и полна пламени, Мелькор пожелал владеть ею и сказал другим Валар: "Она будет моим королевством, и я объявляю ее своей!"

              ....И Манве сказал Мелькору: "Несправедливо, если этот мир станет твоей собственностью, ибо многие трудились здесь не менее, чем ты". И Мелькор ....отправился в другие области, и делал там, что хотел. Однако желание завладеть Ардой не оставило его сердце."

              "Сильмариллион"


- Он ушел. Вот так просто ушел. Не понимаю...

- Он меняется, особенно в последнее время. - Варда коснулась руки супруга. - Но он вернется.

- Ты так считаешь?

- Уверенна. Мелькор - один из нас, как и мы он вплетал свою тему в общую Музыку...

- Да, но Диссонанс...

- Он слишком нетерпелив и слишком порывист. Побродит по миру, и успокоится. Вот увидишь.

- По миру… да. - Манвэ провел рукой по лбу.


"Арда прекрасна, не так ли Мелько? Мы хорошо потрудились!"

"Да, прекрасна. Но еще так юна, и, когда пробудятся Дети Илюватара, Перворожденные и Те, что Придут Следом, они тоже будут очень-очень юны. Им понадобятся учителя. Им понадобятся помощники, и вожди, те, что поведут их за собой!"


Манвэ улыбнулся. "Ты говоришь так, будто считаешь себя самым подходящим для подобных дел существом!"


"Так оно и есть."

"Что?" - показалось - ослышался. Но Мелькор повторил.

"Так оно и есть. Ты король Амана, Манвэ, но Арде нужен некто, постоянно пребывающий в ней! Она будет моим королевством, и я объявляю ее своей!"


Остальные не поверили вначале. Решили - шутит. Вот только Мелькор был серьезен. Серьезен как никогда.


"А как же мы?" - вопросил Ульмо.

Мелькор усмехнулся.

"Оставь себе воды, ты, Ауле, недра земные, ты, Йаванна, все, что цветет и растет, да и вы, остальные, можете не боятся за то, что доверено вам. Но Детьми Илюватара займусь я. Я сам направлю их жизни, по наиболее удобному пути!"


Его глаза сверкали, в речах звенели отзвуки далекой грозы. И тогда они поняли: давно, очень давно вынашивал Мелькор эти замыслы, и сейчас, объявляя о них во всеуслышание, готов не только к возможному сопротивлению, но и к тому, чтобы отразить его.

Смятение охватило их, всех, кроме одного.

И вновь синеглазый смотрел в лицо звездноокого.

"Несправедливо, если этот мир станет твоей собственностью, ибо многие трудились здесь не менее, чем ты."

Слова прозвучали спокойно, негромко, однако полны были уверенности и силы, и Мелькор не стал возражать, ибо не один стоял против него Манвэ, но остальные тринадцать были за ним.

"Воля твоя, Король Мира." ох, как же нехорошо это было сказано.

И бросил коротко " Я ухожу."

А Манвэ почудилось в тот миг - оборвалась связующая братьев невидимая золотая струна...


- Он вернется - повторила Варда - Он просто слишком...

Манвэ лишь вздохнул. В том - то и дело - в Мелько всего и всегда было "слишком"...


3

              "Тогда Мелькор начал строительство огромной крепости, уходящей далеко под землю, под мрачные горы, в местности, где лучи Иллуина были холодными и тусклыми. Эту пустыню назвали Утумно."

              "Сильмариллион"


Крепость сливалась со скалами, подземные залы, комнаты и переходы казались впечатанными в недра земли властной, тяжелой рукой. Мощью веяло от его нового жилища, мощью и силой, столь милой душе его.

Он мрачно улыбался, глядя на плоды своего труда. Камень и камень, черный, серый, - иного и не надо. Здесь, под горами, им не отыскать его - уж он позаботился!

Пускай же взволнуются теперь, пускай тревожатся, пусть ожидают его со всех четырех сторон света...


"Ты чванился своими птицами, Манвэ Сулимо, - но даже они не смогут отыскать меня здесь, здесь, куда нет доступа твоим ветрам!


Король Мира... ты недолго пробудешь им! Ты верно сказал тогда - я старше, я и могущественней!

Власть достанется мне, братец, и для пробудившихся Сотворенных, и для рожденных ими я буду единственным повелителем и Учителем.

Властелином Мира буду я."


"Смотри, Мелько! Смотри, как воплощается Песня!"


Сколько восторга в голосе... Неподдельного, искреннего восторга, счастья от осознания не столько собственного могущества, сколько от чуда Воплощения, превращения Ничто в Нечто...


"Ну и ну! Да тебе бы властителем Арды быть, малыш!"


И смеются оба, но не потому, что смешно, а просто, как же можно не смеяться, когда радость, кажется, разлита в воздухе, ее так легко вдохнуть, едва ли не коснутся рукой...


Как они были юны тогда...


Да. Юны и глупы.

"Только он, кажется, так и остался глупцом. Я же - отнюдь."


Потребовалось усилие воли, чтобы прогнать от себя никому более не нужные воспоминания.

Что за нелепость - грезить о прошлом! Да на это просто жалко тратить время, когда впереди еще столько дел.


4

              "…В хаосе и мраке Мелькор ускользнул, хотя страх преследовал его, потому что над ревущими морями он слышал голос Манве, подобный могучему урагану, и земля дрожала под ногами Тулкаса. Но прежде, чем Тулкас смог догнать его, Мелькор добрался до Утумно и укрылся там. И Валар не удалось в этот раз победить его, потому что большая часть их силы понадобилась, чтобы справиться с хаосом на земле и спасти из руин все, что еще было можно."

              "Сильмариллион"


- Я еще доберусь до него!

- Тише, тише Астальдо… Спокойней. Не сейчас. Ныне время восстанавливать, а не разрушать, день решающей битвы с врагом настанет гораздо позже.


"С врагом" -от этих слов заныло внутри. Но Ауле не заметил.


Манвэ Сулимо помнил, как преследовали они Мелькора, как мчался Тулкас -разъяренный, неистовый, как сам он летел быстрей любого урагана, и от эха собственного голоса до сих пор звенело в ушах…


Но они не смогли догнать старшего Валу. Не получилось. Не успели.

И Король Мира клял себя за тихий отголосок радости, шевелящийся на дне души.


Может быть, брат одумается? Опомнится? Может быть…


Но что он сотворил с Ардой! Изломал, разворотил, изувечил! Никогда уже не будут прежними ни воды ни земли, даже воздух кажется опоганенным…

Они потратили почти все силы на спасение того, что еще можно было спасти.

И сейчас вновь журчали реки и распускались цветы, но ведь мир все равно изменился, -изменился необратимо.


Как и правитель его.


И от этого, равно как и от невозможности исправить случившееся, становилось по-настоящему жутко.


* * *


- Но, возможно… если мы…

- Нет, Гортхауэр! Оставь это! И меня оставь!

Майа вышел. Его повелитель и наставник не смотрел ему вслед. Повел плечами, плотнее закутываясь в черный плащ.

Он поймал себя на том, что до сих пор не до конца оправился от нахлынувшего во время погони страха.

Однако… Все могло бы закончится гораздо хуже.


Счастье, что успел добраться до крепости. Надежно укрыта она, и здесь им не достать его.


Но как ужасен Манвэ в гневе. До сих пор Мелькор и предположить не мог, что младшенький, избранник Илюватара, способен на подобное…

Астальдо - да. Воитель, как же, всегда на страже Замысла… Он понятен, опасен, верно, но понятен. А Сулимо…


Губы Валы искривились в усмешке.

- Не ожидал я от тебя такого, братец. Не ожидал.

5

              "Валар повлекли Мелькора в Валинор, скованного по рукам и ногам, с завязанными глазами. И так он был доставлен в Круг Судьбы. Там он пал ниц у ног Манве и просил простить его, но получил отказ и был заключен в темницу в крепости Мандоса."

              "Сильмариллион"


Ярость, бешеная ярость душила его, руки тряслись в цепях, он сжал кулаки проклиная невозможность вцепится в чье нибудь горло…

"Да исчезните вы все с лица Арды! Чтобы и следа вашего не осталось в этом мире!!"


Он не видел пути. Ну и пусть. Он и так знал, куда ведут его.

Все никак не мог избавиться от стоящей перед внутренним взором картины боя. "Будь ты проклят, Астальдо! Если бы мне дали еще одну возможность…еще только одну… я одолел бы тебя!"


Внезапно остановились, и поставили его прямо. Сняли повязку с глаз, но в этом не было нужды, - Мелькор и без того понял, куда привели его.


Круг Судеб.

И Четырнадцать, замкнувших Круг.

Четырнадцать, считающих, что имеют право судить его!

А прямо перед ним… на троне, что выделяется среди остальных…


Движением скованных рук он отбросил прядь волос со лба и вновь -в который уже раз, - встретился глазами с тем, кого ненавидел гораздо сильнее прочих.


* * *


- Ты должен будешь вынести ему окончательный приговор.

- Я? Но… да… и все же…


Тишина. И нельзя винить за тишину. В конце концов, ведь они сами изначально не желали постоянной опеки.


… Выдержка и спокойствие… это далось трудно. Враг, исказивший Арду, и, как стало известно уже, многих, едва успевших познать радость бытия, эльфов, сотворивший из них существ, о которых нельзя было помыслить без содрогания, враг, замысливший уничтожить все и вся, что только есть светлого и прекрасного, враг, посягнувший на Замысел, враг...


Жестом распорядился, - снимите с него повязку. Сам - величествен и полон достоинства как никогда.

Варда подле на троне.

Это хорошо. Так легче.


И остальные… Он полностью открыт их взглядам.

Круг Судеб.

Чьих судеб?…

Четырнадцать, составляющих круг.

Валар.

"Я. Я тоже Вала. Более того -я властитель…."

И - пятнадцатый.

Враг.


Вот он, немного неловко, откинул лезущую в глаза прядь волос. Вот поднял взор…

И Манвэ Сулимо едва не дрогнул, пораженный глубиною ненависти его.


* * *


"А он ведь испугался…" Эта мысль доставила удовольствие. Но на очень короткое время.


Посреди зеленой долины вдруг взорвался фонтан огня - и вот уже молодые кустики корчатся в потоках лавы, ноздри наполнились резким запахом серы…

"Мелько, ну зачем ты так?!" - в голосе - едва ли не слезы…


"Их четырнадцать - я один.

Их - четырнадцать.

А ведь было пятнадцать, до недавнего времени…

Четырнадцать.

Я мало что могу против них.

Они - сильнее. Несомненно. Открытый протест сейчас - глупо.

Тем более перед Манвэ Сулимо…

Отчего он так смотрит на меня?

Отчего я не желаю, чтобы он отводил взгляд?"


Посреди зеленой долины вдруг взорвался фонтан огня - и вот уже молодые кустики корчатся в потоках лавы, ноздри наполнились резким запахом серы…

"Мелько, ну зачем ты так?!" - в голосе - едва ли не слезы… Манвэ глядит недоуменно и обиженно, и шутка, еще миг назад веселая, вдруг перестает казаться Мелькору столь забавной.

"Ну. Я не хотел"

"Неправда! Ты не смог бы сотворить вулкан, если бы не желал этого!"

Становится совсем неловко. В конце-то концов, - полянка действительно была ничего…

"Ладно. Не обижайся, братишка. Прости. Прости, я больше не буду. Давай переделаем эту поляну вместе."

"Давай" Ну надо же, какой он… Только что неподдельно огорчался - и уже улыбается.

Хорошо. Хорошо внутри.


"Прощение? Да, пожалуй… Пусть соизволит милостиво подарить мне свое прощение. Это нужнее всего мне сейчас"


Долгое перечисление его проступков… Мелькор пропустил это мимо своего внимания. Но вот умолкли все, и лишь один голос зазвучал вновь, пронзая тишину:

- Теперь ведомо тебе, как велика твоя вина. Есть ли у тебя, что сказать нам, Мелькор?


И тогда старший Вала опустился на колени.

- Я… Мне очень тяжело из-за всего, что я успел сотворить… - он старался, чтобы голос и тон звучали подобающе, - поверьте, я не думал, что причиню Арде так много зла. Я желал не этого! Я всего лишь пытался отыскать ин… - нет, этого слова произносить нельзя! - наилучший путь для исполнения Замысла, - усмехнулся внутренне, увидав, как пламя полыхнуло в глазах Тулкаса, - но, видимо, я ошибался… Все время ошибался. Я раскаиваюсь, и молю о прощении вас, Сотворенных вместе со мной…

- Лжец! -ну конечно, Астальдо. Вскочил, однако вновь занял свое место, повинуясь жесту Манвэ.

"Неплохо… неплохо, Король Мира… Должен признать, даже хорошо."


- Я не лгу вам! Я лишь прошу снисхождения… Манвэ Сулимо, Владыка Арды… Манвэ, брат мой, прости меня!


* * *

"Брат мой."

"Брат"


И стало вдруг почти радостно, и легко, невыразимо легко.

"Брат, братишка, Мелько, он ошибался, он просто ошибался…"


Но шумно вздохнула земля: "Нет. Ложь".


Эльфы у Куивинэн… Набеги Черного Всадника…

Орлы действительно удались. Все видят.


"Где же ты?! Олориэль! Олориэль! Где ты?! Олориэль! Откликнись!"

Эльф бежит по берегу, растрепавшиеся волосы, влажные бороздки слез на щеках…

"Oloriel, melde…"

Плач, горький, безнадежный…. Никогда не знал ранее Манвэ Сулимо, что чужой плач может причинять такую боль.


Так ведь ранее никто в Арде и не плакал.


"Олориэль…"

"Ее похитил Черный Всадник…"


Рыдания, судорожные, стискивающие горло…


И такой ведь был не один.


Черные Всадники! Сам Мелькор или его прислужники! Этот…майа… из за него Ауле до сих пор глаза отводит…


А ведь Мелькор придавал своим Черным Всадникам обличье Оромэ!…


И такое он называет ошибкой?!


Мелькор лжет - даже не мысль. Просто осознание истины.

Как же мгновенно вознесение на пылающий костер боли….


Когда Манвэ заговорил вновь, слова его звучали ударами меча:

- Ты не только отступник, но и лжец, и не получишь ты прощения.

Вот мой приговор тебе, Мелькор: три эпохи проведешь ты в темнице Чертогов Мандоса, и никто - ни Вала, ни Майа, ни Перворожденный, ни Пришедший Следом, ни кто-либо иной не заговорят с тобой и не увидят тебя. Будешь ты отлучен от мира, который намеревался разрушить, а по прошествии назначенного мною срока, вновь предстанешь ты перед нами, и снова будет даровано тебе право говорить, - тогда и решится твоя участь!


Мелькор не сказал в ответ ничего. Лишь поднялся с колен и спокойно дал увести себя.


Манвэ наклонил голову, - благодарение Илюватару, плоть, в которую облеклись Валар, не позволяет им так просто проникать в сознание друг друга, а длинные волосы, - он надеялся, - скроют от остальных его лицо.



6

              "Наконец, как обещал Манве, Мелькор вновь предстал перед тронами Валар. И он увидел их величие и блаженство, и зависть вошла в его сердце. Он взглянул на детей Илюватара, сидевших у ног Могучих, и ненависть переполнила его: он заметил богатство драгоценных камней и возжелал их. Но он скрыл свои мысли и отложил мщение"

              "Сильмариллион"


Пустота.

Тишина.

Пустота сплетается с тишиной, холодно, безвидно, - будто внутри огромного скользкого клубка змей…

Он не вынес бы этого, если б не знал, что этому настанет конец.

Он не вынес бы этого, если бы не ненависть.

Он не вынес бы этого, если бы не главный его враг.


- Не торопись праздновать победу, Король Мира! Все еще только начинается!


…Срок исполнился.

Двери распахнулись.


…Плоть, или не плоть, но больно глазам от зелени травы, синевы неба…


"А, Валмар!… О, он воистину великолепен! И эльфы, эльфы… Ни тени страха, скуки или боли на этих прекрасных лицах! Как красивы их одежды, и камни, что носят столь многие, сверкают, переливаются всеми цветами…

Счастливые, беззаботные эльфы!

Кто позвал их сюда? Или сами напросились под крылышко к Могучим?

Да нет, уж верно, братец позаботился о том, чтоб Дети Илюватара были около, под непрестанной опекой и заботой…"


* * *


На этот раз не Круг Судеб, куда не допускался никто из Сотворенных или Рожденных, никто кроме Четырнадцати…

Нет.

На этот раз - у врат Валмара.

Ведь, каким бы ни было решение, которое предстоит им вынести, лучше, если Мелькора в лицо будут знать все.


"Однако, он изменился…. Идет медленно, плечи опущены…"

Острая жалость кольнула "Такой покорный…"


Мелькора подвели -и он, не ожидая ни слов ни вопросов, простерся перед Манвэ ниц.

- Говори, Мелькор. У тебя есть на это право.

И донеслось едва слышное:

- Прости меня…


Поднялась Ниенна, в глазах ее стояли слезы.

- Манвэ Сулимо! Или не видишь ты, что раскаяние терзает Мелькора?! Или, по-твоему, три эпохи в темницах Мандоса недостаточная кара для него? Разве не замечаешь ты, как больно ему, как страдает он от одиночества? Неужели ты отвернешься от брата нашего?!


"Брат.

Но ведь я никогда не причинял ему зла… Первым… Никогда…"


- Манвэ… - Мелькор не поднял головы - Манвэ, там так…пусто… холодно, и темно, совсем темно… Прости меня… Прошу тебя, пожалуйста…. Прости… Я хотел бы искупить свою вину, хотел бы залечить раны, которые нанес я Арде, и силу свою и умения употреблять отныне лишь на благо живущих в Амане…

Позволь мне это, Манвэ, умоляю, позволь!


И воскликнула Ниенна: - Будь милосерден, Король Мира!

Но Намо молчал, и остальные не промолвили ни слова.

Эльфы же, находившиеся около, недоуменно взирали на происходящее, и многие, особенно юные, с жалостью глядели на Мелькора: они не вспоминали сейчас рассказов о Черном Всаднике, что появлялся у Куивинэн, а слова недавнего узника Мандоса о пустоте и холоде темниц, убедили почти всех Детей Илюватара, что кара, понесенная старшим Валой, была более чем достаточной для него.


И сейчас все взоры обратились к Манвэ, стоявшему в тяжких раздумьях.


"Ему и впрямь было тяжело, я же вижу…

Несчастный Мелько, он привык к свободе, всегда носился, где только пожелает, - и вот вынужден был столько времени провести в заточении.

Он любит пламя недр земных - а в темницах лишь холод да тьма.


Но - не ожесточили ли его эти три эпохи еще больше? Может быть, я был не прав тогда… Может, следовало сразу…

Но и теперь не поздно еще дать ему возможность вновь стать одним из нас.

И тогда… тогда мы опять будем творить вместе!…"


- Встань, Мелькор, - сказал Владыка Амана, - Ты прощен и свободен. Однако, пока будешь жить ты среди нас, не уходя далеко, дабы могли мы убедится, что правдивы слова твои, и что воистину не желаешь ты более наносить вред Арде.


Мелькор поднялся.

- Благодарю тебя, Манвэ Сулимо. Ты не пожалеешь о своем решении.


И, поглядев на Короля Мира, беззвучно, одними губами прошептал "У тебя просто не останется на это времени, братишка."


7

              "В то время прекрасными казались все слова и дела Мелькора, и как Валар, так и Эльдар пользовались его помощью и советами, если нуждались в этом. Поэтому спустя некоторое время ему разрешили свободно передвигаться по стране. И Манве казалось, что зло в Мелькоре излечено. Потому, что сам Манве был свободен от зла и не мог постичь его. И он знал, что вначале, в Мыслях Илюватара, Мелькор был равен Манве. И Манве не видел глубин сердца Мелькора и не понимал, что вся любовь ушла оттуда навсегда"

              "Сильмариллион"


- Да нет же, Кармион! Струн надо касаться нежно, бережно, так, как если бы ты ласкал возлюбленную…

- Но у меня нет возлюбленной, Мелькор… - юный нолдо покраснел до корней волос.

- Всему свое время, - усмехнулся Вала, - возлюбленная у тебя обязательно появится, и представь, какой позор будет, если ты до этого не сумеешь как следует выучиться играть на лютне. Попробуй еще раз. Я поставлю тебе руку… Вот так…


Потерзав еще немного ни в чем не повинный инструмент эльф вдруг вспомнил о некоем неотложном деле, поблагодарил, попрощался и ушел, пообещав непременно возвратится в самое ближайшее время…ну, как только освободится, обязательно!


Мелькор провел пару раз рукой по струнам лютни, и отложил ее.

Манвэ вышел из-за колонны.


- Ну, как твой ученик?

- Кармион… не ученик он мне, просто раз услыхал, как я играю, и попросил помочь.

- И получается?

- Ты же сам слышал. Следишь за мной? - Мелькор произнес это без улыбки но и, что порадовало его брата, без раздражения.

- Отнюдь. Я всего лишь… был рядом.

- Ты предпочитаешь быть рядом так, чтобы я об этом не знал? Или не можешь выносить моего общества?

- Это не так! - слова, сорвавшиеся с губ, были полны искренней болью, и Мелькор понял это.

- Не обращай внимания, братишка. Я пошутил.

- Злые шутки, Мелько. И довольно жестокие. Я всегда был… очень привязан к тебе.

- Я знаю, Манвэ. Поверь, я тоже. Не было дня, чтобы я не вспоминал тебя.

Манвэ кивнул.

"Нет, не прав Астальдо. Мелько действительно переменился, - ныне он исцелен от зла. Я же вижу, как относятся к нему не только Аинур и Майар, но и эльфы… Он теперь совсем такой, как в первые дни, - весел, терпелив, и речи его мудры и поступки…

Единый ведь не зря сотворил нас братьями, - только Мелько старший, а я младший, однако мы одинаково дороги Илюватару. Самим Замыслом нам предопределено жить в дружбе!"


* * *


"А здесь ведь и правда так легко и безмятежно живется. Совсем как в дни Музыки… Эльфы столь доверчивы, - просто приятно общаться с ними.

И Манвэ рядом, смущенный собственной радостью, - как же, любимый брат около…

Аман засасывает -как те болота, что я сотворил в Мире.

Засасывает… да.

Кого угодно, только не меня.

Мой час еще наступит, и он близок."


* * *


- Мелько, собственно, я собирался сообщить тебе кое-что.

Старший брат Короля Мира склонился в шутливом поклоне.

- И что же, мой Повелитель?

- Перестань! Можешь ты хоть на миг стать серьезным?

- Я весь внимание….

- Ты выдержал испытание, Мелько. Отныне можешь перемещаться по Аману, как и когда тебе будет угодно.


Мгновение тишины.


- Благодарю тебя, Манвэ Сулимо, - звездноокий улыбнулся.

Звездноокий… Властитель Арды поежился, - показалось, налетел резкий порыв ветра.

Никогда еще Манвэ Сулимо не видал столь холодных звезд.


8

              "И в это время появились вестники из Форменоса. Ороме и Тулкас сразу же вскочили с мест, но они еще не успели броситься в погоню, как пришли посланцы из Эльдамара и сообщили, что Мелькор бежал через Калакириа, и Эльфы видели с хребта Туны, как он мчался в гневе, подобно грозовому облаку."

              "Сильмариллион"


Нолдор вбежали в зал, будто преследуемые смерчем. Нолдор из дружины короля Финвэ, -это было понятно по их одеждам.

- Великие…

- Мелькор!

- Бежал!


Известие ошеломило всех, но Манвэ еще пытался осознать услышанное, когда Тулкас и Оромэ хором взвились с мест, готовые мчатся хоть на край Мира…


- Великие!… - двое ворвавшихся эльдар были совсем юны, и тоже задыхались от быстрого бега.

- Что еще?! -хором рявкнули Тулкас и Оромэ.

- Великие! Мелькор бежал!…

- Через Калакириа!…

- Он был подобен грозовой туче, он был ужасен!…

- Он направился на север, тэлери видели его тень!…


Потом… Погибшие Древа, Финвэ…. Смерть…впервые смерть пришла в Аман.

Сильмариллы, Феанаро, неистовый пламенный Феанаро, уходят, нолдор собираются уйти, скажи же…


Он не помнил.

Он попросту не помнил, что и как происходило.


- Мы достанем его! Даже на краю мира мы доберемся до Моргота!


"Кто это говорит? Тулкас? Оромэ? Ульмо? Феанаро?…

Или я сам?…"


Он не помнил.

Очень долго он не помнил.


Потом ясность разума вернулась вновь.

А с нею пришла тишина.


"Брат мой…

Брат мой предал нас.

Предал Замысел.

Предал меня."


9

              "…Моргота Валар выбросили через двери Ночи за стены Мира, в незнающую времени пустоту, и навечно поставили стражу на стенах. И Эарендил так же следил с неба за теми стенами."

              "Сильмариллион"


Победа…

Так вот она какая, эта победа…


Арда… Белерианд…

Его больше нет.


А сколько… сколько их таких, которых нет.

Арда, будто открытая рана, земля стонет, в реках вода течет наполовину с кровью…


И итог всего этого….


"Выбросить Моргота за стены Мира, и да охраняются вечно врата Ночи, дабы не смог он возвратится, и вновь посягнуть на свободу Мира этого и живущих в нем!"


Король Мира.

Король.

"Я -Король. И обязан заботится о безопасности вверенного мне королевства."


Это победа, Манвэ Сулимо, это победа, Властитель Арды…

Отчего же не радуешься ты тому, что повержен Враг?…


Музыка… тепло. Разноцветное, ароматное…

Музыка…волны…убаюкивают, уносят…


Открыл глаза -и встретил чей то лучистый взгляд.

Улыбнулся, - ответная улыбка…

- Здравствуй!

- Здравствуй!

- Манвэ!

- Мелько!

- Ты мой брат!

- И ты мой брат!…


* * *


Пустота.

Теперь уже навеки.

На веки веков пустота…


Потерпел поражение… Ничего… Ничего, там Гортхауэр…

Он многому успел научиться, он справится.

"Я знаю, он сумеет отомстить, сумеет. Я знаю."


Еще не все потерянно для тебя, отступник, еще остались в Арде верные тебе, они сумеют отплатить твоим врагам, твоему самому главному врагу…


Ты будешь отомщен первым и вернейшим учеником твоим, Моргот, Черный Вала. Он не забудет тебя, он пойдет по твоему пути, и превзойдет тебя в жестокости и ненависти к Свету и Королю Света…


Ты знаешь это, Моргот. Ты знаешь это.

Отчего же не радуешься ты будущей мести?…

Отчего не предвкушаешь ее?…


Музыка… мягкие лапки… щекочут, подталкивают…

Музыка… у нее есть цвет…

Музыка - тысячи тысяч цветов сливаются в один…

Открыл глаза - и встретил ясный взор синих глаз.

Улыбнулся, - ответная улыбка…

- Здравствуй!

- Здравствуй!

- Мелько!

- Манвэ! Ты мой брат!

- И ты мой брат!…

- Ты старший…

- А ты младший…

Музыка… улыбка…


А какого же цвета улыбка?…

Я… знал?…


* * *


Мы так похожи с ним и так непохожи…

Я скажу ему свое имя…

- Манвэ! Ты мой брат!

- И ты мой брат!…

- Ты старший…

- А ты младший…

Музыка… улыбка…


А чем пахнет улыбка?…

Я… знал?…


* * *


"Манвэ Сулимо.

Король Мира.

Враг мой.

Победивший, ликующий враг!…


Брат мой…"


* * *


"Моргот.

Черный Вала.

Враг мира.

Враг мой.

Поверженный враг.


Брат мой…"


* * *


"Мелькор. Моргот. Враг Мира.

Брат мой..."


* * *


"Манвэ Сулимо. Король Мира.

Брат мой…"


* * *


Как же здесь холодно… без тебя…



Текст размещен с разрешения автора.



Что такое лечебная физкультура mpilates.ru.