Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Энтриэль, эльф-бухгалтер

Финродов должно быть много

              "Запомни, сынок. Один адвокат с портфелем заработает больше, чем десяток громил с бейсбольными битами"

              Дон Корлеоне


Иван Николаевич Тиньков, главный бухгалтер (и как это водится в России - еще и юрист, аудитор и коммерческий директор) и соучредитель ЗАО "Химмаш-НПО" любил повторять расхожую фразочку о том, что настоящему бухгалтеру нужно иметь хорошую память и каменную задницу, а все остальное несущественно. Несмотря на спорность данного тезиса, наличия у Ивана Николаевича ослиного упрямства и умения извлекать из этого упрямства максимум выгоды никто из партнеров ЗАО, налоговых инспекторов, проверяльщиков из СЭС, пожарной охраны, пенсионного, медицинского и прочих фондов отрицать не стал бы. В итоге к Ивану Николаевичем прицепилась ехидно-уважительная кличка "Статуй" (и тот, кто знает каким прозвищем был осчастливлен коммерческий директор ЗАО "Химмаш-НПО", не может не согласиться, что кличка эта была скорее уважительной, чем ехидной).

Впрочем, даже стальные нервы Статуя порой давали сбой и тогда все, кто имел несчастье находиться поблизости старались не попадаться ему на глаза. Наряду с арендодателями, поставщиками и покупателями, старательно пытающимися урвать лишнюю сотню тысяч за счет ЗАО, грабителями из налоговой, санитарной и пожарной инспекций, ленивыми сотрудниками и глючащими компьютерами, в число поводов для нервных расстройств Ивана Николаевича входила и Танечка, единственная и любимая дочка, в иных кругах известная как Элтаниэль из Гондолина.

В годы детства Ивана Николаевича толкиенистов не было, а то, что о них печатали в газетах... Иван Николаевич по роду деятельности был вынужден работать с многочисленными российскими законами и удивить его обычной нелогичностью или даже противоречиями было бы нелегко, но газетные рассказы о толкиенистах были полны чистого беспримесного маразма античных историй о путешествиях в страну псоглавцев и оптимистического высасывания подробностей из пальца. Если бы загадочная тоталитарная секта ортодоксальных католиков, приносящих кровавые жертвы духу Толкиена, устраивающих ритуальные поединки на деревянных мечах с последующим самоубийством проигравшего, привязывающая недостаточно последовательных членов к ржавой кровати и пичкающая их героином, устраивающая шабаши в подмосковных лесах и на заброшенных кладбищах, существовала в действительности - российские психологи, психиатры, социологи, этнографы и религиоведы были бы обеспечены темами для диссертаций на несколько десятилетий вперед...

Как уже говорилось выше, Ивану Николаевичу, было свойственно упрямство и не ограничившись газетами, он обратился к сайтам Интернета, ничего не понял, запутавшись в сотнях незнакомых слов и, наконец, обратился к первоисточнику, причем по извечной бухгалтерской дотошности начал с начала, то бишь - с "Сильмариллиона". История Музыки Айнур напомнила Ивану Николевичу сюжеты пухлого трехтомника "Легенды и мифы народов мира", пролистанного в детстве. Тщательная инвентаризация Валар в "Валаквенте" вызвала желание отложить книгу, но преодолев себя Иван Николаевич продолжил чтение.

Постепенно повествование захватило его - Феанор был удивительно похож на Петра Альбертовича из "Рудек-Ойл", потерявшего почти сто семьдесят миллионов в бесплодных попытках вернуть патентную библиотеку НИИНефтехим. И, кстати, закончили они одинаково, - Петр Альбертович едва не погиб во время пожара на рудековском складе ГСМ и не выдержав напряжения вскоре после этого спился. Кстати, в поджоге склада без доказательств, но не без оснований подозревали новых владельцев патентов. А уж Тингол... Это же вылитый Степанов с Сорочинского НПЗ, тоже думает что раз у себя он царь и бог, то на остальных он может плевать с высокой башни. Как-нибудь этот Тингол плохо закончит, нахамив не тому кому надо... А вот танечкин кумир - Финрод, оставил Ивана Николаевича равнодушным. Молодой правдоискатель, не знающий жизни, лет восемь назад таких было двенадцать на дюжину, да и сейчас еще встречаются... Сколько же он ошибок наворотил. Был бы я на его месте...

Так с книгой в руках Иван Николаевич и задремал...


* * *

Холодно. Привычный Нарготронд стал опасным, из-за любого поворота могли появиться дружинники феанорингов и крохотный отряд Финрода шел осторожно, стараясь избежать любых звуков - так они раньше перемещались лишь во владениях Врага. И когда из незаметного отнорка, ведущего к старым мастерским, послышались шаги, меч оказался в руках Финрода раньше, чем он осознал некоторую неуловимую странность, узнаваемость в звуке шагов. Время застыло, мгновения стали длинными-длинными и тут из полумрака пещер выступила знакомая фигура. Очень знакомая... Фигура Финрода, государя Нарготронда.

- День добрый, - начал со странного приветствия новопришедший Финрод.

- Aya, - кивнул Финрод из отряда и в упор бросил - ты кто?

Прием, бесценный при допросе орков или разговоре с упрямцами-гномами здесь оказался бесполезным. Еще бы! Если верить слухам, даже легендарному Лисицыну, замминистра экономики, в узких кругах известному своим тяжким нравом, не удалось вывести Статуя из равновесия.

- Финрод, - хмыкнул вновь пришедший, - и я Финрод, и ты Финрод. Прямо таки как в чукотском народном театре.

- Не понял...

- Это - самое несущественное из того, что ты не понял. Ты о венчурном управлении что-нибудь слышал? Ну кто-же выводит все средства из старого проекта, начиная новый?! Ни гарантий, не софинансирования... Хоть бы этих... вменяемых сыновей Феанора пригласил бы... Ладно, - оборвал свой непонятный монолог непонятный Финрод, - короче. Тебе Нарготронд бросать нельзя. Мало того, что сыновья Феанора бучу поднимут, так и из братца твоего управленец еще хуже чем из тебя. Поэтому ты отправляешься назад, берешь венец и наконец начинаешь заниматься делом. Король ты или не король? А с Сауроном я и сам разберусь. Понятно?

- Понятно, - кивнул ошарашенный Финрод.

- Тогда удачи!. Пошли, - новый Финрод кивнул Берену и нарготрондцам и не оглядываясь зашагал дальше.


* * *

Саурон сидел в Тол-ин-Гаурхоте, ждал Финрода и скучал. В сотнях и тысячах отражений Средиземья его многочисленные отражения встречались в песенном поединке с Финродом и, надо сказать, поединки эти были донельзя однообразными. Сперва Саурон с Финродом обменивались песенными оскорблениями и рассуждениями о Тьме и Свете, потом Финрод начинал петь о Валиноре, доходил до Альквалонде - и здесь то Саурон его и ловил. И не столь уж важно, кто был демиургом этого отражения, английский профессор или владивостокский глюколов - схватка была донельзя скучной и предсказуемой. То ли дело схватка с Бешеным Балрогом в отражении Тевильдо-серого или разгром валинорского воинства в странном безымянном daydream-е...

Итак, Саурон ждал, поплевывая со стены и рассылая во все стороны варгов с заданиями. Все равно скотина Хуан их задавит, а так хоть какая польза будет...


* * *

Финрод был обыкновенный, такой же, как и в других отражениях. Ради такого можно было и не придумывать чего-то нового.

- Златоволосый, ты держишься слишком гордо! - начал Саурон.

- Погодите-ка, - деловито оборвал его Финрод, - а почему вы называете меня золотоволосым? У меня на голове капюшон. Кроме того, мои волосы после нескольких недель пути слишком грязны, чтобы можно было разобрать их свет.

- Майа я или не майа? - вывернулся Саурон, с облегчением понимая, что сегодняшний поединок обещает быть гораздо интереснее ожидаемого.

- Ай, оставьте ваши одесские штучки, - отмахнулся необычный Финрод, - Признавайтесь честно - вы намеренно фальсифицировали факты или воспользовались инсайдерской информацией?

Разговор обещал быть интересным, но в нем было слишком много незнакомых слов и Саурон, задумавшись и не заметил, как продолжил петь привычный текст.

- ...Финрод, король Нолдор, - Саурон торопливо прервал песню, но было уже поздно.

- На каком основании вы идентифицируете меня с Финродом и присваиваете последнему титул короля Нолдор? - с опасной мягкостью в голосе осведомился Финрод, - Во-первых, Верховным королем Нолдор в соответствии с Мелет-Адертадским соглашением двадцатого года первой Эпохи является Финголфин. Во-вторых, нет оснований утверждать, что город Нарготронд и прилегающие территории имеют статус королевства. В-третьих, население Нарготронда и прилегающих территория помимо Нолдор включает Синдар, Атани, Гномов и малые этнические группы. В-четвертых...

Саурон почуствовал, как витиеватое плетение слов, ссылок на параграфы и статьи законов, прецеденты, соглашения, устные договоренности, открытые оферты, приоритетные права эксплуатации, цессирование, ограниченную переуступку прав и обязанностей, права наследования и сроки исковой давности по гражданским искам, оплетает его словно паутина Унголиант. Сравнение пришло не зря - в Песне Силы Финрода не было ни следа Света или Тьмы, в ней была какая-то третья сила, странная и непонятная...

- Таким образом, вашей прямой обязанностью является оказать помощь вышеозначенному Берену в достижении указанных целей. В противном случае, все права на интеллектуальную собственность Ауле, вложенную в вас переходят в паевое владение сыновей Феанора либо в собственность юридического лица, находящегося в паевом владении сыновей Феанора по выбору последних. Ваше движимое и недвижимое имущество подлежит аресту вплоть до вынесения приговора по указанным выше искам и регрессным искам к ним, если таковые будет предъявлены, для гарантирования ущерба, нанесенного третьим лицам вашим отказом...

Удивленный возглас Берена прервал речь Финрода. Темная фигура Саурона медленно оседала на каменный пол...


* * *

...Мелькор задумчиво сидел на полу тронного зала, загибая и разгибая пальцы.

- Сильмариллы они унесли. Корону они унесли. Гронд они унесли. Трон они тоже унесли. Трех балрогов, две роты орков и всех эльфийских пленников они увели. И я им еще должен. Не понимаю... Еще раз. Сильмариллы они унесли. Корону они унесли...

- Сто сорок семь, - обречено прошептала забившаяся в угол Тхурингветиль.


* * *

- Так ты уверен, что тебе не нужна помощь в общении с Тинголом и сыновьями Феанора? - поинтересовался второй Финрод.

- Нет, спасибо, - улыбнулся Берен, - Ты и так сделал для меня слишком много.

- Ну ладно, - хмыкнул второй Финрод, - ты, как я вижу, и так со своими проблемами разобрался, - он кивнул первому Финроду, - тогда мне пора. Удачи вам!

Загадочный гость медленно растворился в воздухе. Если бы не железная корона с Сильмариллами, черный трон Моргота и Гронд, аккуратно сложенные в углу и низкое басовитое гудение пламени Балрогов, доносившееся из-за окна, можно было бы решить, что он попросту приснился...


* * *

Питер Джексон неторопливо раскрыл папку с материалами по новому проекту и погрузился в чтение. "...Как показала практика работы над проектом "Властелин Колец", неудовольствие поклонников оригинального творчества Толкиена не оказывает заметного негативного воздействия на финансовые результаты проекта. В связи с этим, целесообразно вместо оригинального названия Толкиена "Сильмариллион" использовать более четкое и привлекающее внимание зрителей "Битва за Сильмариллы".

Во избежание путаницы предлагается упростить фабулу произведения. Прежде всего, из нее необходимо исключить из нее события, предшествующие появлению эльфов в Валиноре. Поскольку избыточное число эльфийских принцев может усложнить восприятие фильма зрчителем, целесообразно исключить из него большую часть сыновей Феанора (Карантир, Келегорм, Амрод, Амрас), а также Финарфина, Фингона, Тургона, Аэгнора и Ородрета. Финве и Феанора целесообразно объединить в один образ - отца Маэдроса, Маглора, Куруфина, Финголфина, Финрода и Галадриэль, создателя Сильмариллов. В финале фильма должно выясниться, что он выжил в битве с Балрогами. Приведенные им в час заключительной битвы фильма войска переломят ход боя и позволят армии эльфов одержать победу.

Кроме того, учитывая сформированный проектом "Властелин Колец" культурный фон, представляется целесообразным в качестве величайшего злодея и главного противника героев использовать Саурона, а Моргота превратить в одного из слуг Саурона. Из этих же соображений может быть оправдана замена Тингола и Мелиан на уже знакомых зрителю Келеборна и Галадриэль. Во избежание повторения конфликтов с организациями феминисток целесообразно увеличить значимость ролей Лучиэнь и Тхурингветиль...".


Саурон сидел на черном троне в тронном зале Ангбанда и тщетно пытался понять что он здесь делает, почему у него на голове корона с Сильмариллами и с чего бы это Тхурингветиль напялила на себя такое странное и неудобное одеяние... Он еще не знал, что его ждет в близком будущем...


Текст размещен с разрешения автора.