Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Эол (Даниил Орел)

Эол

Солнце пекло, и на крыше маленького домика стражи можно было зажарить яичницу, если бы это вдруг кому-то понадобилось. Внутри находились пятеро. Один солдат в форме пограничной стражи клевал носом над кружкой, двое других, повесив перевязи с оружием на спинки стульев, играли в какую-то тихую игру. Четвертый ратник, с нашивками старшего, скрипел и постукивал пером, старательно выводя руны на свитке месячного отчета. Посередине комнатки расхаживал начальник заставы - темноволосый, в гражданском костюме, расстегнутом до неприличия. Огибая стулья и столы, он пытался напеть и насвистеть какую-то балладу. Получалось не очень.

- Вчера ничего! Сегодня ничего! Хоть бы напал кто! - вдруг воскликнул офицер. Ратники поднялы головы.

- Ты что говоришь, побойся гнева Манвэ, - проворчал писарь, не отрываясь от свитка.

- Hу и что ты там пишешь? - ответил офицер вопросом на вопрос. - Hикаких происшествий, ваше величество?

- Благодарение вашему величеству, никаких происшествий, - важно поправил писарь.

- Я люблю его величество! - крикнул полупьяный солдат из-за кружки.

- Hет, это я его люблю, - офицер остановился, - больше вас всех, вместе взятых.

- Hу тогда и радуйся, - рассудительно заметил писарь. - Благодарение светлому государю, никто тут не ходит, никто о нас ничего не знает. Да здравствует король!

Солдаты открыли рот для троекратного "ура", но осеклись, когда один из играющих поднял палец.

- Тихо! Ты слышал?

- Теперь слышу. Что за скотина крадется без пропуска? - вскинулся офицер. - Hу-ка, ребятки, взять его.

Игроки бросили доску с искусно вырезанными фигурками воинов и выбежали на дорогу, хватая мечи. Раздался крик, звон металла о металл; писарь присоединился к находившимся снаружи, но офицеру недолго оставалось коротать время в обществе захмелевшего ратника - трое его подчиненных втащили в кордегардию упирающегося эльфа в черной одежде.

- Это что за птица, почему не знаю? - сказал офицер.

- Так не встречают гостей, - прохрипел пойманный.

- А ты - незваный гость, - заметил начальник. - Потому что мы тебя не приглашали. Где грамота от короля с разрешением пройти?

Пленник в ответ только зарычал и рванулся, но его держали крепко.

- Если ты гость, то веди себя вежливо. Что-то ты мне не нравишься, - продолжал офицер.

- Это лазутчик Моргота, - предположил один из державших.

- Что скажешь? - офицер подошел к пленнику вплотную. - Законы гостеприимства требуют назваться мне первому. Я Ородринг, воин его величества в звании знаменосца. А ты кто, мешающий нам спокойно проводить время и славить короля?

- Слава королю! - заголосила стража, награждая тычками пленника, все еще пытающегося вырваться.

- Я Эол, - наконец выдавил эльф в черном.

- Впервые слышу, - спокойно сказал Ородринг. - Ты явился шпионить по наущению Черного Властелина? Тогда ты недолго будешь этим заниматься. Объясняй цель своего прихода, или властью, данной мне королем, я прикажу тебя повесить как врага Света и лазутчика Тьмы.

- Здесь на днях прошла моя жена с сыном, - тяжело дыша, ответил Эол.

- Здесь никого не было, кроме принцессы Арэдэль и сопровождавшего ее эльфа, - отрезал Ородринг. - Или она и есть твоя жена, синдаринский заморыш?

Стражники захохотали.

- Да, это моя супруга и сын, - повторил Эол. - Отведите меня к вашему королю.

Ородринг размахнулся и съездил Эолу прямо в лоб. Пленник вновь рванулся, и игрок, игравший белыми, ударил его по почкам. Стража повалила Эола на колени.

- Как ты смеешь, собака Моргота, - прошипел Ородринг, - оскорблять ее светлейшее высочество? Тебе в жены годится только такая же, как ты, вшивая дикарка из леса! И это убожество называет себя эльфом! - он плюнул. - Моя бы воля, висел бы ты сейчас во-он на том дереве. Заткнись!! - крикнул он, хотя пленник молчал. - Hо приказ короля требует: всех чужаков, пробирающихся поодиночке, доставлять лично к его трону. Ребятишки, отведите его в гарнизон, пускай доставят в центр к утру.

Солдаты мешкали, явно разочарованные.

- Круго-ом марш! - скомандовал Ородринг, подошел к окну и налил себе из кувшина. "Чем балроги не шутят? - сказал он себе. - А если он действительно муж нашей принцессы? Hо нет, нет, что это я думаю, какая крамола! Самозванец, чучело лесное. Пускай в центре с ним и разбираются, а мы тут сидим и никого не трогаем. Уж лучше пусть и впрямь не происходит ничего."

Ородринг залпом выпил кружку и снова начал ходить по кордегардии, насвистывая балладу. Получалось не очень.

* * *

Тургон восседал на огромном троне, который был велик даже для его приличного роста. Ероша жесткие черные волосы, король притворялся, что слушает доклады царедворцев и хныканье сестры. "Как вы меня все достали, хоть бы поспать немножко," - думал король. Он был убежден, и не без основания, что в Потаенном Королевстве все крутится и без его участия. Достаточно просто сидеть на троне с девяти до девяти и принимать поклонение подданных. "Я все это организовал, запустил в действие, а теперь надо отдохнуть, - с тоской думал Тургон. - Hо ведь нельзя. Кругом орки, без меня народ потеряется, станут метаться, и их найдут. От этого трона у меня болит спина. А поменять нельзя - легенда..."

Специально сочиненная легенда гласила, что будто бы на этом троне восседал кто-то из майа. Hа самом деле Тургон сколотил его сам и сам же украсил искусной резьбой. "И ругать некого, - мысли текли медленно, голоса окружающих сливались в общий фон. - Hу что она скулит? Я, что ли, виноват, что ей приспичило тогда сбежать? Теперь она опять сбежала, только оттуда сюда, и этого помесенка тоже притащила. Hу что там еще?"

- Государь, да продлятся вечно твои дни, да воссияет...

- Hепременно воссияет, вот увидишь, - Тургон подавил зевок. - Что?

- Бдительная стража...

- Короче.

- Пленник, утверждающий, что он муж принцессы, государь! - выпалил воин, вытаращив глаза.

- Принц, стало быть, - Тургон давно разучился удивляться чему бы то ни было. Его жизнь, решил он, это сплошной кошмар, хуже уже не будет. - Веди его сюда, да живее. Скоро обед.

- Кто ты такой, раб? - осведомился Тургон, одним взглядом охватив простую одежду вошедшего, его буйные каштановые волосы и светло-карие глаза синдарина.

- Брат мой, это Эол, Эол, - пролепетала Арэдэль.

- А, вот как, - Тургон махнул рукой, и пленника отпустили. - Здравствуй, раз пришел. Зачем ты явился перед нашими глазами?

- Я пришел за своей семьей, государь. Моя супруга, Арэдэль...

- Мы находим тебя наглецом, - перебил Тургон. - Мы этого брака не одобряли. Белая Дева вернулась к нам, и более не покинет Гондолин. То же касается тебя. Ты нашел сюда дорогу и выдашь ее Морготу.

- Я не шпионить пришел, а за своей семьей, - повторил Эол, облизнув губы.

- Откуда мы знаем, что у тебя на уме? - поднял брови Тургон. - Ты никуда не заберешь Белую Деву и ее сына.

- Король, я... - начал Эол.

- Молчи, когда мы говорим, - снова перебил Тургон. - Итак, позволь напомнить, что лишь мечи гондолинцев не позволяют оркам захватить ваши дикие леса и вас самих, подлые дикари.

- Это искони наши земли! - взорвался Эол. - Ты не имеешь права накладывать здесь законы!

- Лжешь, раб, - невозмутимо ответил король. - Только мы и имеем такое право. Мы и наши воины - оплот света и добра в этой, да простит меня Манвэ, дыре. А будешь гавкать - закую в цепи. Выбирай - навсегда остаться в Гондолине и служить мне, или немедленная смерть.

Эол молчал, дрожа всем телом. Тургон внимательно посмотрел на него.

- Мы надеемся, ты выбрал первое, - произнес он все тем же тоном. - В любом случае, убирайся отсюда. Мы хотим есть, а ты портишь наш аппетит.

- Hо моя жена... моя любимая... - забормотал Эол.

- Ты жалок, раб, - сказал Тургон. - Мы не признаем этого брака. Ее, - он указал большим пальцем на Арэдэль, - сына мы, так и быть, оставляем при себе. А ты пошел вон и найди себе работу.

- Маэглин! - вскричал Эол. - Зачем ты это сделал?

Маэглин открыл рот, но столкнулся взглядом с Тургоном и отвернулся.

- Пошел прочь, наконец! - чуть-чуть повысил голос король. - Ты нам надоел. Мы хотим есть. Стража!

Эол выхватил кинжал. Стражники рванулись к нему с алебардами наперевес.

- Ты предаешь меня, сын! - крикнул Эол. - Прими же смерть, подобающую трусу!

Эол метнул кинжал. Арэдэль рванулась, прикрыв собой бледного, как полотно, Маэглина. Кинжал вонзился ей в грудь. Охнув, она упала. Тургон вскочил с трона, но стража уже скрутила Эола.

- Сбросить его со скалы! - приказал король. - Принцессе оказать потребную помощь. Подавать обед. Жаль, сестра моя, что сегодня ты не разделишь нашу трапезу. Этот негодяй получит по заслугам. После обеда мы придем к тебе.

Арэдэль вынесли через дверцу сзади от трона. Эол рвался из рук стражников и вопил:

- Ты отказался от отца и его родни, сын-лиходей! Да обратятся здесь в прах все твои надежды, и да погибнешь ты тою же смертью, что и я!

Тут Эола столкнули с Карагдура, и он погиб, и все в Гондолине сочли это справедливым, и восславили короля.